Источники древнего периода лифляндской истории

 

Главные источники, из которых мы черпаем исторические сведения, суть исторические сочинения и грамоты. Но хроники существуют не для всех периодов истории, и даже для тех, для которых они существуют, грамоты как средство контроля и проверки имеют большое значение. Кто не обращает на них внимания, непременно впадает в заблуждение. Уже в конце XVII столетия и в XVIII столетии некоторые к Лифляндии относящиеся грамоты были напечатаны, но в сборниках более общего содержания (Kaspar von Geumern Theatridum Livonicum, Patkuls Deduktionen).

Первое более содержательное, включающее значительный период собрание лифляндских грамот составил каноник М. Догель (Godex diplomaticus. Том V. Вильна 1759), который имел доступ к польскому государственному архиву. Большая часть напечатанных им грамот находились в старом архиве Тевтонского ордена в Кенигсберге, куда был переведён также архив из Мариенбурга.

Точно также в Кенигсберге хранились грамоты из периода от 1200 г. до 1600 г., с которых около 1800 г. за счет балтийского дворянства были отчасти сняты копии, отчасти сделаны регесты и перечень которых напечатал К.Э. Напьерский в Index в 1833-1835 гг. В то время ещё не решались публиковать полный текст грамот, который не может быть заменён более или менее полными извлечениями. Только Фридрих Георг фон Бунге предпринял это смелое дело и, поддерживаемый благородными покровителями, стал собирать всякого рода сохранившиеся грамоты и публиковать их. В 1853 г. был напечатан первый том его собрания, получившего название Liv-, Est-, Kurlandisches Urkundenbuch, и до 1873 г. им же выпущены ещё пять томов. Затем собрание при содействии дворянства и городов продолжали Гильдебранд (Тома 7, 8, 9) и Шварц (Тома 10 и 11) и А. фон Бульмеринк (т.12). Ныне это издание доведено до 1471 г.

Вместе с тем было предпринято Л. Арбузовым новое собрание грамот, начиная с 1494 г. Акты, относящиеся к ганзейскому союзу и весьма важные и для Лифляндии печатаются в двух капитальных собраниях: 1) Hanserezesse до 1500 г. (изданы К. Копиманом, г. фон дер Роппом, Д. Шеффером) и 2) Hansisches Urkundenbuch (грамоты до 1500 г.), рассчитанное на 11 томов и изданное К. Гельбаумом, К. Кунце и В. Штейном.

Молодая, только что основанная колония нашла историографа в лице Генриха, немецкого священника, несправедливо называвшегося латышом. Он был только священником латышей. Так внимательно, как он, наблюдает только иностранец. Он был учеником епископа Альберта и находился в Лифляндии уже в 1208 г., служа миссионером. Он научился говорить как по-латышски, так и по-эстонски; часто он находился при начальствовавших лицах, так что был свидетелем важных событий.

Другие известия он получал от знакомых; ему был открыт доступ к архиву епископа. Он начал свой рассказ с деятельности Мейнгарда и довел его до 1227 г., стало быть не до смерти Альберта (17 января 1229 г.). Легат Вильгельм Моденский побудил его составить исторический труд. Генрих был духовным лицом и служил церкви, но его нельзя было обвинить в пристрастии. Он ведёт своё повествование просто и бесхитростно, считая по годам правления Альберта, начинавшимся весною. По меткому выражению Курта фон Шлецера, он описал героический период лифляндской истории. К сожалению, он не составил продолжения своего труда, хотя он в 1259 г. был еще в живых и жил тогда священником в Папендорфе.

Из другой среды произошёл автор старшей лифляндской рифмованной хроники (Reimchronic), издана Leo Meyer в 1876 г. Имя и положение его нам не известны, но можно предположить, что он не был духовным. Может быть, он был рыцарем или орденским слугою «Ordensdiener».

Хроника описывает в 12017 стихах события с самого начала до 1290 г., более отдалённые сильно путая, и была написана вскоре после 1290 г. Язык её - так называемый средненемецкий; поэтический талант автора довольно выдающийся. Он вводит в свой рассказ мелкие оживляющие черты, наблюдает жизнь как природы, так и простых обывателей и умеет выражаться на народном языке.

Эта черта напоминает о процветавшей одновременно поэзии странствовавших певцов (Spielmannsdichtung). Он ценит воинские доблести также у неприятеля. Начиная с 1280 г., он был свидетелем описанных им событий; данные о прежнем времени он черпал из устных, но и из письменных, ныне уже не существующих источников.

От летописей, ведённых в Риге и Дюнамюнде, мы имеем только отрывки; точно также сохранились только в отрывках списки умерших (некрологи), притом в позднем переводе. Сохранившиеся отрывки составлены для ордена в Роннебурге.

В XIV столетии нашёлся, в лице орденского капеллана Варфоломея Гунеке (Hoenecke) из Оснабрюка, писатель, составивший, по всей вероятности, на нижненемецком наречии продолжение рифмованной хроники. К сожалению, это сочинение в полном виде, изображавшее время от 1315 г. до 1348, до сих пор не отыскано и, может быть, совершенно утеряно. Мы знаем его только по отрывкам, встречающимся в других сочинениях.

Другой орденский капеллан Герман фон Вартберге написал на латинском языке хронику, идущую до 1378 г. Из иностранных сочинений мы отметим рифмованную хронику прусского рыцаря Виганда фон Марбурга, описывавшую время от 1298 г. до 1398 г., так как она касается также Лифляндии; но от неё сохранились только небольшие отрывки. В XV столетии эта хроника была переведена на латинский язык, но перевод не может заменить подлинник. О других, менее важных, сочинениях мы здесь не говорим.

О началах драматического искусства в Лифляндии мы находим указания уже в хронике Генриха. Как везде, так и здесь, первые драматические представления устраивались церковью. Так, во время великого поста 1206 г. в Риге давались представления, содержание которых было взято из писаний пророков. Зрителям давали переводчики необходимые объяснения. Когда была представлена борьба Гедеона с филистимлянами, то крестьяне, бывшие в числе зрителей, так испугались, что убежали.

О литературе туземцев ни в этот период, ни в ближайшие следовавшие за ним не может быть речи. Гердер указал на народные песни латышей. Эти песни отчасти очень старинны и передавались долго устно от одного поколения к другому. Между прочими Барон сделал богатое собрание латышских народных песен. Народную поэзию эстов изучал Яков Гурт (1907г.)

Особую ценность имеет эстонский национальный эпос Калевипоиг (= сын Калева), некоторые части которого возникли очень давно. Финляндские финны имеют подобный эпос. Первоначальный вид его однако нам неизвестен, хотя новейшие исследователи много работали над этим вопросом. То, что мы имеем, есть позднейшая переработка с разными добавлениями.

 

Продолжение...