Междоусобие

 

Город Рига за это время постепенно развивался, и торговые его обороты принимали всё большие размеры. По морскому пути туда доставлялись преимущественно товары из Западной Европы, которые отправлялись далее на восток или вверх по Двине или по сухому пути. Особенно зимой при санном пути поддерживалось частое сообщение с Новгородом на санях. Также с Литвой старались поддерживать торговые сношения, но они часто прерывались вследствие непрерывных войн.

Ещё не существовали правила, ограничивавшие свободу торговли и регулировавшие конкуренцию; возможность получать сырые продукты и продавать изделия была почти беспредельна. Немцы давали и русским и литовским купцам в долг, что свидетельствует о доверии, с которым купцы относились друг к другу. Из долговой книги г. Рига, которая, начиная с 1282 г., сохранилась и представляет собой ценный источник, мы черпаем сведения об этих делах, позволяющие делать заключения и о более древнем времени. Торговля Ревеля и Дерпта пользовалась другими путями, имела дело с другими покупателями (Дерпт торговал преимущественно с Псковом) и не мешала торговле г. Рига.

О развитии городского права и управления мы ниже сделаем некоторые указания. Положение фогта, первоначально назначавшегося епископом, несколько раз менялось; архиепископы сохранили лишь право утверждать фогта, предложенного городом, но скоро они потеряли и это право. Мало внимания обращали долго на грамоту, которую король Рудольф Габсбургский дал в 1274 г. ордену и силу которой был передан ордену светский суд в Риге. Этот успех вполне соответствовал общему стремлению ордена к подчинению своей власти первого торгового города всего края.

Политические представления того времени были ещё мало развиты и не препятствовали присоединению города Риги к союзу северогерманских городов (около 1282 г.). Немного позднее вступили в союз и Дерпт и Ревель (этот союз стал называться ганзейским лишь во второй половине XIV столетия). До XVI столетия называли эти города в таком порядке: Рига, Дерпт и Ревель, и обозначали таким способом как порядок, в котором они возникли, так и порядок, в котором они приступили к ганзейскому союзу. И другие лифляндские города, как, например, Кокенгузен, Рооп, Вольмар (но не Нарва), были членами ганзейского союза.

Доходы ордена составлялись преимущественно из сельскохозяйственных продуктов. Для того чтобы получить наличные деньги, он должен был продавать эти продукты, и ещё Вильгельм Моденский нарочно признал право ордена на ведение торговли. Но вследствие этого он был соперником городов. А это соперничество усиливало вражду, существовавшую и от других причин и обнаружившуюся первоначально в мелких столкновениях, а затем в страшной междоусобной войне.

В 1296 г. архиепископ Иоанн III поехал во Фландрию, чтобы там вылечить перелом ноги. Управление архиепископством он поручил орденскому вице-магистру Брунону, а управление городом, по обычаю, фогту и совету. Город хотел построить дамбу для защиты от ледохода и для этой цели соорудил мост через Ригебах вблизи от орденского замка, чтобы доставлять к месту постройки строительный материал.

Орденский командор счёл мост опасным для замка и велел разрушить часть его. Когда город потребовал возмещения убытков, он ответил угрозами. Настроение было с обеих сторон воинственное. В это время, 20-го июля 1296 г., произошёл большой пожар, от которого в одну ночь погибла большая часть Риги. Когда архиепископ возвратился, ему удалось, путём долгих переговоров, примирить город и орден, причём последний признал право города на постройку моста через Ригебах. Но вследствие продолжавшихся попыток ордена расширить свою власть и свои права гнев жителей Риги снова закипел и вызвал ещё осенью того же года новые насилия. Граждане сожгли конюшни ордена, разорили имения его в окрестностях города, а 30 сентября напали на замок и, взяв его, предали командора и несколько рыцарей позорной смерти от руки палача.

Ненавистный замок вместе с церковью был разрушен до основания.

Этот успех побудил всех противников ордена соединиться, и архиепископ, считавший себя теперь настоящим хозяином положения, сумел составить большую коалицию из всех епископов (кроме курляндского) с городом Ригой. Он обратился и к датскому королю, предлагая ему за помощь Семигалию, Герцике, Нальзен (область близ Билькомира), и король обещал выслать войско против ордена. Несмотря на большую опасность, ордену удалось справиться с каждым из своих врагов отдельно и расстроить союз. Сначала он победил архиепископа, заняв его главные замки (Трейден, Кокенгузен), взял его самого в плен и заключил его в Феллине. Затем он напал на эзельского епископа, взял его замки и, искусно пользуясь раздорами в капитуле, назначил в Гапсале своего командора и конвент. Епископ Дерптский вышел из союза; помощь, обещанная датчанами, не явилась. Рига была отрезана от моря и должна была предвидеть печальный конец. В этой опасности Рига заключила союз с литовцами, самым страшным врагом и немцев, и христиан.

Около Троицы, 25 мая 1298 г., многочисленные отряды подошли, совершенно разбили при Нейермюлене рыцарей, а затем рассеялись по всей стране до Каркуса, убивая и похищая людей, разоряя и позоря церкви, сжигая и опустошая поля и селения. Иначе литовцы не умели вести войны. Когда литовцы возвращались, орденский магистр Брунон выступил ещё раз против них и рижского ополчения при реке Трейденской (Лифляндской) Аа (1 июня), но был опять совершенно разбит и сам погиб.

Но между тем подоспела сильная помощь из Пруссии, которая нанесла 4 недели спустя (29 июня) при Нейермюлене рижанам и их неестественным союзникам полное поражение. Множество рижских граждан погибло, литовцы бежали.

На съезде представителей городов в Любеке, где были также представители ордена, заключили перемирие до 6 декабря 1299 г. В этом нельзя не видеть крупного успеха лишь недавно возникшего городского союза, если принять во внимание, до какой степени разгорелись страсти с обеих сторон. Таким образом орден был до известной степени обеспечен, когда магистр Готфрид зимой с 1298 г. на 1299 г. предпринял поход на Псков.

За это нападение отомстил князь Довмонт. В феврале 1299 г. Готфрид повторил нападение и сжёг предместья Пскова. Но 5 марта Довмонт нанёс чувствительное поражение ордену на реке Великой.

Курия также заинтересовалась лифляндским междоусобием. Папа Бонифаций VIII приказал ордену освободить архиепископа Иоанна, который затем уехал в Италию и там вскоре (1300 г.) умер. Преемник его Изарнус родом из южной Франции соблюдал перемирие, но уже в 1302 г. был сделан архиепископом Лундским. После него хотели пригласить на рижскую кафедру скандинава Иоанна Гранта, но так как он не принял приглашения, то кафедра некоторое время оставалась незанятой. Перемирие было продлено; орден пока избегал новой войны, но Рига не отказывалась от союза с литовцами, и орден, считая возобновление междоусобия неизбежным, готовился к новой борьбе, заключив тесный оборонительный и наступательный союз с дерптским и эзельским епископами и с эстляндскими вассалами (почти исключительно немцами).

В 1263 г. аббат и конвент монастыря Дюнамюнде обязались, без ведома города Риги, не продавать никакой части своей территории; тем не менее, аббат Либерт решился продать монастырь. Город Рига, надеясь получить монастырь по более низкой цене, пока медлил; этим воспользовался орденский магистр Готфрид и купил в мае 1305 г. монастырь с принадлежавшей ему землёй за 4000 марок серебра по «кёльнскому» весу. В июле 1305 г. орден занял Дюнамюнде и учредил там командорство. После этого он был в состоянии во всякое время закрыть вход в Двину и отрезал Ригу от моря. Монахи же переселились в Падис в Гаррии (упоминается уже в 1250 г. как имение Дюнамюндского монастыря), следуя установившемуся обычаю цистерцианцев, которые уходили из мест, не отвечавших их потребностям. Из песчаной бедной местности они и в данном случае перешли в живописную, окружённую плодородной почвой лесистую долину.

Новый архиепископ Фридрих (родом из Моравии, называется обыкновенным чехом) достиг того, что орден и город заключили договор. Но этот договор был непрочен.

Когда начались столкновения, орден опять должен был покинуть город, и литовцы опять были призваны на помощь. 2 июля 1307 г. произошла битва под самой Ригой, за ней следовали другие битвы, и литовцы заняли близ Риги целое укрепление. Всё это случилось вследствие того, что орден завладел Дюнамюнде. В это время архиепископ переселился в Авиньон, где папы жили с 1309 г. Он управлял оттуда своим архиепископством, приехал в Лифляндию только ещё один раз в 1325 г. и умер там в 1341 г. Его преемники жили тоже в Авиньоне; таким образом, непосредственное управление рижским архиепископством находилось в течение нескольких десятилетий в руках соборного капитула, получавшего лишь общие указания от архиепископов, живших в Авиньоне.

Победу одержала не церковь. Если бы она победила, то колония едва ли удержала бы свою независимость.

Ни один епископ, ни все епископы вместе не имели довольно силы, чтобы отразить угрожавшие со всех сторон опасности. Учреждая орден и в его лице постоянное войско, епископ Альберт давал себе точный отчёт и хорошо представлял те условия, среди которых ему и его преемникам приходилось действовать.

По поводу приобретения Дюнамюнде возникли при курии бесконечные процессы. Папский суд то отлучал орден от церкви, признавая приобретение Дюнамюнде незаконным, хотя орден получил согласие от генерального капитула в Сито, то учреждал его права на Дюнамюнде. От этих колебаний ордену угрожали серьёзные опасности, делавшие иногда даже его дальнейшее существование сомнительным.

При виде этого зрелища невольно напрашивается сравнение с делом разбогатевшего и получившего громадное влияние ордена тамплиеров, происходившим почти в то же время, с обвинениями против него с его осуждением и уничтожением. Противники Тевтонского ордена в Лифляндии возводили и на него те же преувеличенные и искажённые обвинения. Старались уличить его в ереси или богохульстве. Назначенные папой судьи приезжали в Ригу и производили здесь допросы свидетелей, для того чтобы составить суждение о возникновении и ходе спора. Обвиняемого не допрашивали; вину его считали доказанной. В 1312 г. последовал папский приговор, осудивший орден. Но орден не подчинился приговору и не выдал Дюнамюнде; да и кому же он должен был его выдать? Права архиепископа, требовавшего его для себя, были сомнительны. Тем не менее, папа Климент V отлучил орден от церкви.

Между тем, искусные прокураторы при курии старались смягчить последствия приговора и в самой Лифляндии старались примирить враждовавших, ибо все страдали от этого спора.

Избранного в 1313 г. магистра Гергарда фон Иорка встретили с доверием. Съезд разных правителей (в их числе был также Ревельский епископ), датских вассалов из Эстляндии, эзельского епископа и его вассалов, происходивший в Возеле, обратился 5 мая 1313 г. с увещаниями к ордену и к городу Риге. Орден был готов к уступкам; но на всякий случай обеспечил себя, заключив 23 апреля 1316 г. в Зегевольде союз с рижским капитулом и архиепископскими вассалами, направленный, правда, прямо против архиепископа Фридриха. Дело примирения делало успехи; город уже изъявил согласие при определённых условиях отказаться от союза с литовцами. В это время был получен приказ от папы, испортивший всё дело. В этом приказе папа Иоанн ХХII предписывал ордену отказаться от всех союзов (также от важного союза 1304 г.) с епископами и вассалами и беспрекословно выдать Дюнамюнде. Из этих предписаний одни имели основание (особенно относившееся к последнему союзу 1316 г.), другие были для ордена совершенно неприемлемыми и могут быть объяснены только неудовлетворительной осведомлённостью курии.

Борьба вновь загорелась и вновь при участии литовцев. Представители ордена были вызваны к курии, и магистр и начальники отделов поехали туда. Великий магистр Карл Триерский сумел переубедить папу, так что тот окончательно признал Дюнамюнде владением ордена (1319 г.), но архиепископ и город не пропускали случая, чтобы делать ордену затруднения, а Рига оставалась в союзе с великим князем литовским Гедимином.

В то же время ордену и во внутренней жизни пришлось пережить разные кризисы. Великий магистр Карл в 1317 г. отрёкся от своей должности, затем опять вступил в неё, но остался в Лотарингии до своей смерти в 1324 г. Управление находилось в руках наместника.

Лифляндский магистр Гергард вследствие разногласий на съезде, происходившем в июле 1322 г. в Дюнамюнде, тоже отрёкся. Великий магистр предложил в его преемники Иоанна фон Генгорста, но лифляндцы его не хотели, уличив его в незаконном присвоении орденского имущества. Они, со своей стороны, выставили кандидатом ландмаршала Иоанна Унгнаде, но великий магистр не утвердил его, а назначил одного из прусских начальников Конрада Кетельгута вице-магистром (оставался до 1324 г.). Его преемник Реймаар Гане в 1328 г. тоже сложил с себя полномочия. В более равномерное и вместе с тем успешное развитие орден опять вступил со времени магистра Эбергарда фон Монгейма.

Летом 1323 года распространился слух, что великий князь литовский Гедимин намерен принять христианство. Он послал письмо папе, в котором объявил, что воюет не против христиан, а против их притеснителей, тевтонских рыцарей, что Миндовг остался бы верен христианству, если бы оскорбления и изменнические поступки рыцарей не сделали ему христианство ненавистным. В других посланиях, адресованных в Любек и другие города, к купцам и ремесленникам на остров Готланд, Гедимин приглашал переселенцев в Литву; к орденам доминиканскому и францисканскому он обратился с просьбой прислать проповедников. Под впечатлением этих известий был заключён мир в октябре 1323 г. между орденом и Литвой. Обрадованный папа Иоанн ХХII снарядил посольство к Гедимину. Велико было всеобщее удивление и разочарование, когда Гедимин объявил, что он не думает о принятии христианства. Вероятно, кто-то - во всяком случае, не сторонник ордена - совершил грандиозный подлог; менее вероятно, что Гедимин так быстро переменил свои намерения.

Когда узнали, что Гедимин остаётся язычником, орден отказался от заключённого договора и возобновил борьбу с Литвой, несмотря на то, что всё ещё над ним тяготели и отлучение, и интердикт. Уже в конце 1324 г. литовцы сделали первый набег на Лифляндию. Летом 1328 г. рижане совершили ночное нападение на Дюнамюнде и сожгли образовавшееся под стенами замка селение. Борьба велась с переменным успехом. Прусская отрасль ордена не могла прислать существенную помощь, потому что сама вела тяжёлая борьбу с Польшей и Венгрией. В эту борьбу была замешана, однако, и Литва, что заставляло её направлять свои боевые силы в ту сторону; это было, конечно, выгодно для лифляндских рыцарей.

В сентябре 1329 г. литовцы с большими силами опять вторглись в Лифляндию. Хотя орден приготовился к борьбе, снабдил замки всем нужным, собрал все свои силы, но он не мог помешать Гедимину обойти орденские укрепления и проникнуть далеко на север, опустошить и разграбить церковные округи: Каркус, Гельмет, Пайстель, Тарваст - и находившиеся в них церкви. Магистр также не мог задержать возвращавшихся литовцев и отнять у них добычу. Зато он подступил к Риге и осаждал её в течение шести месяцев, пока холод не заставил рижан сдаться.

18 марта 1330 г. совет решил, что далее он не может сопротивляться, и 20 марта Рига сдалась. На Мюльграбене (мельничный ров) совет и многие граждане Риги встретили магистра с его свитой. 23 марта Рига представила грамоту о своём подчинении власти ордена (так называемый nackender Brief), и 30 марта магистр «под городом Ригой» подписал грамоту о принятии власти. Город обязался присягать на верность магистру, уступить ордену место для постройки нового замка, отказаться от союза с Литвой и от половины судебных пошлин в пользу ордена, принять одного рыцаря (домашнего командора) в совет как полноправного члена и помогать ордену на войне (за исключением войны с архиепископом). Затем магистр торжественно вступил в город через большое выломанное отверстие в городской стене. Уже 13 июня того же года он начал строить новый замок в том месте на Двине, где он стоит и в наше время и где он господствовал над городом.

До тех пор там находилась печь для пережигания извести и благотворительное заведение, госпиталь Святого Духа. Этот госпиталь был перенесён на место прежнего орденского замка. 16 августа магистр дал городу ещё одну грамоту, в которой он перечислял взаимные обязанности и права.

Таким образом, орден достиг своей цели и подчинил себе Ригу. В 1332 г. Император Людовик Баварский утвердил эти права ордена. Казалось, что права архиепископа на Ригу, доставшуюся ему как бы в наследство от её основателя, епископа Альберта, совершенно были забыты.

Война с литовцами продолжалась ещё до 1338 г. Орден предпринял ещё целый ряд мелких внезапно производившихся нападений то здесь, то там, преимущественно в зимнее время, когда все воды были покрыты льдом. Но до крупного предприятия дело не дошло. В то же время Эбергард фон Монгейм воевал с Псковом. Он же, если и не завоевал вновь Семигалию, то, во всяком случае, начал заселять и обрабатывать её. Замки, в это время здесь построенные, защищали немцев и от литовцев.

В 1335 г. построен крепкий замок Доблен (ныне существующие живописные развалины суть, за исключением наружных стен, остатки построек из эпохи герцогов), увеличен замок Митава, в 1339 г. возобновлён замок Терветен. В 1340 г. на съезде (капитул ордена) в Мариенбурге магистр Эбергард отрёкся от своей должности, и его преемником был назначен Бурхард фон Дрейлебен, прежний митавский командор (24 июня 1340 г.).

 

Продолжение...