Кёльнская конфедерация. Немецкий двор в Новгороде

 

Датский король Вальдемар IV, отказавшийся от Эстляндии, вновь завоевал прежние датские провинции на скандинавском полуострове, между прочим - Шонен. В 1361 г. он занял Готланд и разрушил город Висби.

Вследствие сего Ганза начала с ним войну. Вначале война шла для нее несчастливо; при Гелсинсборге флот вендских городов был совершенно разбит (1362 г.), так что ганзейские города в ближайшие годы не могли возобновить войну. Но так как король, не довольствуясь этим, продолжал теснить Ганзу и затруднять торговлю её, то съезд представителей от многих ганзейских городов, происходивший в ноябре 1367 г. в Кёльне, постановил возобновить войну с ним. К этой «кёльнской конфедерации» присоединились также лифляндские города. Их депутаты, избранные из членов совета крупных городов, и эти совещания были для них хорошей дипломатической школой. Города же, высылавшие их благодаря участию в союзе, стремившемся к возвышенным целям, не отстали в общем культурном развитии.

В это время происходили съезды представителей городов также в Лифляндии. Обыкновенно предметом совещаний служили торговые вопросы. В Лифляндии никто не тормозил торговлю взиманием таможенных пошлин. Теперь лифляндские ганзейские города, согласно решению кёльнского съезда, сами наложили на себя пошлину для покрытия военных расходов. Этот налог, взимавшийся ещё часто впоследствии, но всегда только в течение определённого времени, получил название фунтовой пошлины (Рfundzоll), потому что он уплачивался с каждого фунта фламандских грошенов (весьма распространённой на Западе монеты) объявленной ценности товаров. Размер его составлял тогда немного менее 10 процентов, и он уплачивался со всех товаров привозимых и вывозимых. Пошлина взималась во всех городах, имевших отношение к ганзейскому союзу; в Нарве, никогда не принадлежавшей к союзу, она не существовала. В числе городов, где её платили, были Гольдинген и Виндава (Виндава служила гаванью для Гольдингена) и Лемзаль, который имел гавань на устье реки Залис и через эту гавань участвовал в заморской торговле. Рооп получил городовое положение от владетеля этой местности Вольдемара фон Розена.

Для ганзейского флота лифляндские города снарядили один большой и два мелких военных корабля. Война велась настойчиво и с успехом для Ганзы. В мае 1368 г. Копенгаген был взят и разорён, затем занята область Шонен. Осенью 1369 г. был заключён мир с Данией в Стральзунде. Условия его были для Дании сравнительно довольно выгодны, и тем не менее Дания не исполнила их в полном объеме. Княжеская власть усиливалась; Мекленбург и Померания вступили в родство со скандинавскими династиями. Составленная в 1397 г. в Кальмаре при королеве Маргарите, дочери Вальдемара IV, уния трёх скандинавских королевств составляла при всех своих недостатках большую для Ганзы опасность. Но в XV веке ганзейский союз, несмотря на серьезных соперников, в числе которых выступали голландцы, сохранил преобладание среди государств северной Европы, занимавшихся морской торговлей.

Торговля с востоком всегда имела важное значение для лифляндских городов. Рига забрала еще в XIV столетии в свои руки немецкую контору в Полоцке; зато с ковенской конторой она не имела сношений; этой конторой пользовался более всего Данциг. В этом отношении всё зависело от речных путей.

Главный торговый пункт на востоке был все-таки Новгород; здесь были две конторы, или двора: готский двор, процветавший ещё до открытия Лифляндии, и немецкий двор Св. Петра. Правила о времени отправления (летом и зимою), о путях (сухой и морской) в Новгород, об управлении старост, о дозволенных и недозволенных товарах, о сожитии находившихся в Новгороде немецких купцов были собраны и записаны в т.н. скра. Такие скра сохранились - от, приблизительно, 1269 г. (по счёту Гельбаума), 1296 г., от начала XIV столетия, и позднейшая - от 1514 г. Сравнивая их, мы замечаем, каким изменениям подвергалась немецко-русская торговля в течение времени. Четверо старост (из купцов из Висби, Любека, 30ста, Дортмунда) должны были первоначально иметь ключи от ящика в г. Висби, в котором хранились денежные капиталы новгородской конторы.

Постепенно руководство конторой перешло сперва к Любеку, а затем, в течение XIV и ХV столетий, к лифляндским городам. В то время Рига управляла двором, хотя как и прежде купцы из всех ганзейских городов ездили в Новгород, а купцы из городов, не принадлежавших к Ганзе, вовсе не допускались. Когда рижские купцы перестали торговать с Новгородом, Ревель и Дерпт получили главное влияние. Частые войны сильно вредили немецко-русской торговле; бывало, что торговля во время войны совершенно прекращалась и возобновлялась только после заключения мира.

Следовало бы уместным напомнить читателю о том, что южногерманские города, преимущественно Аугсбург и Нюрнберг, не имевшие, впрочем, никогда подобную ганзейскому союзу организацию, содержали в Венеции контору для восточной торговли (il Fondaco de Tedeschi), которая имела большое сходство с новгородской конторой. Отдельные северогерманские купцы, главным образом из Любека, ездили в средние века тоже в Венецию.

Торговые нравы всё более суживали свободу действий и всё более стремились ограничить конкуренцию иногородних купцов. Уже в ХV столетии распространилось правило, «что гость (приезжий купец) не должен торговать с гостем», и на лифляндские города. Гостю разрешалось товары закупать и вывозить, но не продавать другому гостю. Подобные ограничения, имевшие целью устранить по возможности внешнюю конкуренцию, встречались в то время везде. Также для кредитных отношений существовали разные правила. Получать ссуды под залог товаров, которые в данное время на месте ещё не находились, а должны были быть доставлены через некоторое время, было совершенно запрещено; тем не менее это тайно практиковалось. Размер процентов имел убывающую тенденцию: в ХIII и XIV столетиях платили от 10% до 12 %, после 1400 г. уже только от 6% до 8%.

 

Продолжение...