Независимость Риги

Конец Сильвестра.

Преемник Менгдена, Иоганн Вольтгус фон Герзе (Iohann Wolthuss von Herse), сумел избежать столкновения с архиепископом, не требуя пока присяги со стороны рижан. Он хотел перенести свою столицу из Риги в Феллин и старался очистить окрестные орденские владения от недостойных начальников. Нисколько не стесняясь обычаем, он сосредоточивал конфискованные земли в своих руках. При этом он оценивал число и значение своих сторонников слишком высоко, а число и силу противников слишком низко. Казалось, что он стремится к секуляризации, а потому составился против него настоящий заговор. После управления, длившегося немногим более одного года с половиной, противники его напали на него в сентябре 1471 года в Гельмете и заключили его в Вендене, где он был убит в следующее лето (или немного позднее). Это преступное дело, однако, не спасло, а погубило орден.

Его преемником орден избрал бывшего до тех пор ландмаршалом Бернта фон дер Борха (Bernl von der Borch), который был скрытым врагом Вольтгуса (утверждён великим магистром в декабре 1471 г.). Нововведения Вольтгуса были отменены. Жизнь ордена приняла старые формы. Когда великий магистр потребовал отчета о произведённом перевороте, то ордену удалось легко изобразить свои действия в благоприятном для себя освещении. Низложение Вольтгуса выставлялось как спасение ордена и всей страны: утверждали, что Вольтгус хотел легкомысленно начать войну с Москвой и тем навлечь большие бедствия на страну. Великий магистр не находил повода этому не верить. Свобода действий орденского магистра, уже прежде стеснённая внутренним и внешним советами, была теперь ещё более ограничена, что впоследствии оказалось крупной ошибкой.

В отношении к дерптскому епископству магистр занял угрожающее положение; дело дошло, как кажется, до кровавых столкновений (1474). Из-за господства над городом Ригой новый магистр вступил в борьбу с архиепископом Сильвестром; чтобы склонить город на свою сторону, он возбуждал Малую гильдию против городского совета, но в результате окончательно испортил свои отношения к рижанам. Сильвестр пользовался в борьбе с орденом духовным оружием: отлучением и интердиктом. Когда же эти средства оказались малодейственными, он искал помощи за пределами Ливонии.

В Швеции в то время управлял твёрдой рукой наместник Стен Стюре, после того как Карл Кнутссон три раза неудачно провозглашал себя королем и три раза должен был отказаться от королевского достоинства. Сильвестр завязал со Стюре сношения, предпочитая видеть во главе Риги иностранцев, чем ненавистный орден. Но Борх предупредил его. Он захватил почти все замки во владениях архиепископа, притом без серьезного сопротивления, и в Кокенгузене взял в плен даже самого престарелого архиепископа. Между тем шведы высадили в Ливонии лишь незначительные отряды, несмотря на обширные приготовления. Один из этих отрядов магистр разбил при Залисе. Архиепископ был освобожден из плена, но умер вскоре после того 12 июля 1479 г.

Так как старый рижский капитул уже не существовал, члены его или бежали, или находились в плену у ордена, то был составлен новый капитул, отчасти из духовных членов ордена, и он, по указанию магистра, избрал в архиепископы племянника (или двоюродного брата) его ревельского епископа Симона фон дер Борха. Это избрание раздражило жителей Риги до крайности и побудило их к дальнейшему сопротивлению. Вместе с тем и папа от себя назначил нового архиепископа Рижского, Стефана Грубее (родом из Лейпцига, в то время епископа города Трои в нижней Италии), признал его единственным повелителем Риги и возобновил отлучение над орденом. Новый архиепископ, однако, медлил прибыть в свое владение.

В это время испортились также отношения ордена с Новгородом и Псковом, действовавшим тогда уже по указаниям из Москвы. В 1480 году магистр Борх в союзе с дерптским епископом предпринял два похода на Псков, которые были неудачны. В феврале 1481 года во время долго длившейся метели русские вторглись неожиданно в Ливонию. Магистр не был подготовлен к защите, страна никем не охранялась. Город Феллин был сожжён русскими, важный же феллинский замок не был взят лишь потому, что русские военачальники согласились вступить в переговоры. Русские, впрочем, так же быстро отступили, как и явились. В сентябре 1481 г. было заключено с Новгородом и Псковом перемирие на десять лет.

Гердт фон Маллинкродт, прежний ландмаршал, вернулся в 1472 году в Ливонию, получил полное прощение от ордена и служил ему с того времени более десяти лет в должности гольдингенского командора. Ему удалось убедить императора Фридриха III наделить магистра регалиями, притом не только для орденских, но и для архиепископских владений с включением г. Рига, точно со смерти Сильвестра перестало существовать и архиепископство. Нужно полагать, что в отношении к последнему надел регалиями произошёл от недоразумения или непростительного высокомерия Борха.

В ноябре 1481 г. ливонский орден в полном составе в Вендене изготовил грамоту, в которой он изъявил императору свою покорность в качестве владетеля рижского архиепископства. Месяц спустя рижане ответили на это нападением на орденский замок, из которого была открыта пушечная пальба по городу. В июле 1482 г. происходило совещание в Риге, не приведшее к благоприятному решению. Рига продолжала вооружаться и овладела Дюнамюнде. После этого нельзя было и думать о примирении тем менее, что архиепископ Стефан, тайно пробравшийся через Литву и Курляндию и наконец в конце июля 1483 г. приехавший в Ригу, где в одном саду перед городом ему принесли присягу, стал поддерживать воинственное настроение жителей.

Магистр Борх оказался между двух огней. Приобретение им регалий послужило ему во вред. Рим преследовал орден за это, но и великий магистр, никогда не просивший и не получавший регалий от императора, был возмущён высокомерием ливонского магистра. В ноябре 1483 г. орден принудил магистра Бернта фон дер Борха к отречению. Таким образом, и Борх, подобно своему предшественнику, поплатился за попытку отступить от традиций ордена. Его преемником был избран сначала со званием наместника Иоганн Фрейтаг фом Лорингхофе. (Johann Freitag vom Loringhofe).

Ещё в декабре 1483 г. умер архиепископ Стефан. Но раздражённые рижане уже приступили к правильной осаде орденского замка в Риге и не хотели и слышать о мире. Городское ополчение, пополненное наёмниками, предпринимало набеги на земли ордена до Митавы и до Туккума. 22 марта 1484 г. горожане нанесли ордену чувствительное поражение между озером Штинт и часовней св. Николая: четыре начальника пали, пятеро попали в плен, и в мае истощённый орденский отряд покинул замок, который затем был разрушен. В борьбе с Ригой орден не мог направить все свои силы на этого противника, так как опасность со стороны русских заставляла отделять часть военных сил для охраны восточной границы.

В Риге пытались произвести выборы нового архиепископа, но переговоры об этом затягивались. Назначенного папой и поддерживаемого орденом архиепископа Михаила Гильдебранда, уроженца города Ревеля, рижане не признали, когда он приехал осенью 1484 г. из Рима. К этому времени город заключил союз со Швецией, т.е. с государственным советом, во главе которого стоял Стен Стюре. Но войско, присланное из Швеции, вместо того чтобы вступить в борьбу, начало в марте 1486 г. в Блюментале (Юнгфернгоф на Двине) переговоры о мире между архиепископом и городом.

Мир, в котором участвовал и орден, был непрочен. Уже в 1489 г. возобновилась война. Сначала орден терпел неудачи, но в начале 1491 г. рижане потерпели при Нейермюлене полное поражение, после чего они согласились на мир. 30 марта 1491 г. был заключён договор в Вольмаре (так наз. Wolmarer Afsproke): город Рига должен был вознаградить орден за все убытки, ему причинённые, и между прочим вновь выстроить орденские замки в Риге и Дюнамюнде. А в 1492 г. был восстановлен Кирхгольский договор: бургомистр Иоганн Шёнинг (Iohann Schoning), избранный эрцфогтом, признал господами города как архиепископа, так и магистра, и принес обоим от имени города присягу.

Город был совершенно истощён. Торговля и промышленность за эти годы сильно пострадали. Для покрытия части военных расходов нужно было прибегать к займам; так из Данцига были получены крупные ссуды, уплата которых причиняла городу большие затруднения в течение долгого времени. Пришлось возвысить налоги, отчего опять-таки страдали городские жители.

Лишь медленно город поправлялся. В 1494 г. замок в Дюнамюнде был закончен, постройка же рижского замка доведена была до конца лишь в 1515 г., после того как страна пережила новые потрясения.

Со времени усиления России при Иване III Васильевиче (1462-1505 г г.) , который свергнул монгольское иго, росла опасность для Ливонии с восточной стороны. В 1487 г. ганзейский союз заключил с великокняжеским наместником в Новгороде торговый договор на 20 лет. Договор же, заключенный Ливонией с Новгородом, имел силу лишь до 1491 г. Хотя с обеих сторон желали его возобновить, лишь в марте 1493 г. после долгих совещаний удалось заключить новый договор с Новгородом и Псковом, опять на 10 лет. Ещё раньше, летом 1492 г., на правом берегу реки Наровы близ города Нарвы русскими был сооружён, под руководством итальянского архитектора, крепкий замок, названный в честь великого князя Ивангородом. Жители города Нарвы, который не входил в состав ганзейского союза, хотя туда ездили ганзейские купцы, давно вели оживлённую торговлю с русскими, своими соседями, не очень придерживаясь при этом ганзейских правил. В русском же поселении, быстро развившемся около крепкого Ивангорода, возникала теперь торговля уже совершенно беспорядочная. Для устранения всё более усиливавшейся контрабанды (Ranefart) ганзейский съезд в Бремене (май-июнь 1494 г.) решил отправить посольство в Москву.

 

Продолжение...