Правовые отношения в Прибалтике

Страна, с судьбой которой мы знакомимся, была немецкой колонией и зависела от тех главных сил, которые в средние века вели беспрерывную борьбу между собою: от императора и папы. Первый, в это время уже потерявший большую долю прежнего своего могущества, лишь изредка давал чувствовать своё влияние. Но уже епископ Альберт был ленником императора и получил регалии от него; нам известны также сношения дерптского и эзельского епископов с империей, и орден испрашивал от императора утверждения важных привилегий. Папство же пыталось в Лифляндии осуществить новую и великую идею, и смысл древней истории Лифляндии остается совершенно неясным, если мы не принимаем во внимание влияние папства и западноевропейских церковных порядков.

Орден следует рассматривать как духовное государство, а духовные государства не могли не зависеть от церкви. Естественно, что мы наблюдаем зависимость колонии от метрополии и в общекультурном отношении. Развитие правовых отношений, политического устройства, как территориальных, так и городских государств, движение в областях литературы и художества происходили в том же направлении и на тех же основаниях, как и в Германии. При этом в большинстве случаев образцы брались из северной Германии, ближе лежавшей, из которой приехали и основатели колонии. Но не рабски перенимались учреждения Германии; насаждая германские порядки в колонии, колонисты умели приноравливать их к местным потребностям.

Рига получила уже рано автономию, т.е. относительно городского устройства независимость от епископа, которому была обязана своим существованием. В 1226 г. город имел уже совет, членов которого жители избирали, а также другие основные права и свободы (суд, управление, право распоряжаться землёю, назначать налоги, объявлять войну).

Первоначально рижане придерживались готландского права, но уже в XIII столетии оно было вытеснено гамбургским правом (гамбургский статут от 1270 г.). Из него образовалось в течение времени рижское право, которое было принято и в других городах Лифляндии: в Дерпте, Гапсале, Феллине, а также впоследствии в городах Курляндии - Гольдинген, Виндава, Пильтен, Газенпот. (О древнейшем устройстве этих городов мы не имеем сведений). В сомнительных случаях мелкие лифляндские города обращались к Риге.

Ревель, имевший сначала тоже готландско-рижское право, принял окончательно любекское право, которое король Эрих IV ввёл в Ревеле в 1245 г., и орденский магистр Госвин фон Герике вновь подтвердил в 1348 г. любекское право из Ревеля и, если Ревель не находил удовлетворительного решения, в Любеке. Верховный суд «Oberhof», находившийся до XIV столетия в Висби а затем в Любеке, остался до конца XVII столетия высшей судебной инстанцией для всех городов с любекским правом, и приговоры его были безусловно обязательны.

Дополнения к городскому праву, т.е. собрания постановлений городских советов, назывались «Вursрrаkе» (Burgersprache, Civiloqium). Они время от времени прочитывались перед ратушей для всеобщего сведения и, конечно, на немецком языке (рижская «Bursprake» от 1376 г. написана на немецком языке). Эти собрания знакомят нас с развитием городских прав в средние века; в них содержатся изменения и прибавления, вытекавшие из потребностей места и времени. Каждая «Bursprake» была действительна лишь в том городе, где она была составлена. Вследствие сего мы находим в Риге, Дерпте, Ревеле, Старом и Новом Пернове, Виндаве, Феллине дополнения, хотя и возникшие при весьма сходных условиях, но во многом значительно друг от друга отличающиеся.

Писцами при городских советах состояли в первое время исключительно духовные лица, которые предпочитали писать на языке церковном, т.е. латинском. На этом языке писались до XIV столетия все городские книги, представляющие важные источники для истории городов. Сюда относятся долговые, счетоводные, земельные, ипотечные и другие книги, в которых городская жизнь со всеми своими проявлениями находила отражение. В этих книгах мы находим богатый материал не только для истории права, но и для истории культуры вообще. Они сообщают нам в высшей степени ценные сведения для истории отдельных мест и личностей, расширения территории городов, состава населения, строительного и монетного дела.

Мы уже сделали некоторые указания на развитие товарищеских (корпоративных) учреждений в крае. Уставы гильдий и цехов (это название вошло позднее в употребление), так называемые «Шраген» (первоначально свёртки, позднее листы и книги), составлялись и записывались параллельно с городским правом и теперь служат важным источником для истории торговли и промышленности, главных устоев городской жизни. Составление этих уставов происходило не без участия совета, который утверждал их и позднейшие добавления к ним и следил за их применением. Даже столь своеобразное товарищество, каким являются «черные головы» (Schwarze Haupter), бывшие все иностранцами и, следовательно, не находившиеся под властью городского управления, которое лежало в руках совета и Великой и Малой гильдий, сносилось при составлении своего устава с городским советом. Рижские уставы (шраген) изданы В. Штидой И К. Меттигом (1896 г.), историю рижской гильдии Св. Иоанна (Малой гильдии) составил Фр.Брунстерман (1902 г.).

Своеобразная попытка, в виде так называемого «Фемгерихта» (тайного суда), составить во времена полного упадка государственных судебных учреждений нечто вроде частного суда, возникшая в Вестфалии, «на красной земле», оказала некоторое влияние даже в прибалтийском крае.

В Эстляндии было записано ленное право. Здесь жили почти только вассалы немецкого происхождения, и король Эрих VI Менвед в 1315 г. утвердил для них так называемое вальдемаро-эриховское ленное право, распространившееся с разными изменениями и на другие части края «древнейшее рыцарское право». Под влиянием «саксонского зерцала», свода, составленного в Магдебурге в промежуток времени от 1215 до 1235 г. неким Эйке фон Ренгов первоначально для частных нужд и получившего скоро общеофициальное значение, было составлено викэзельское, так называемое «среднее рыцарское право».

Древнейшая сохранившаяся земельная книга (Liber census Daniae, составленная скоро после 1240 г.) тоже относится к Эстляндии. Так называемые Wakenbucher, т.е. книги, в которых определялись повинности крестьян перед помещиком, сохранились из средних веков только в небольших отрывках, которые однако вместе с кое-где встречающимися известиями доказывают, что такие книги и, следовательно, такие определения существовали сравнительно рано. Кроме книг для той же цели существовали бирки (и даже ещё до половины XIX столетия).

Римское право ещё не проникло сюда; в области права господствовали древнегерманские воззрения, в числе их и то, что обвиняемого должен судить суд, составленный из крестьян. Мотивировать приговор должен был председатель суда (каковым мог быть и крестьянин), а произносить приговор - особый назначенный член суда (Urteilsmann).

 

Продолжение...