Была ли Латвия оккупирована

Прибалтика: а была ли оккупация?

К сожалению, в последнее время всё чаще проявляется тенденция трактовки некоторых вопросов в стиле, который иначе, как «политической шизофренией», назвать очень сложно. Это в полной мере относится и к вопросу «оккупации» прибалтийских республик.

Для начала следует обратиться к конкретным историческим документам и прочитать фрагмент Ништадтского мирного договора, подписанного Россией и Швецией в 1721 году, в котором шведский король «за себя и своих потомков и наследников свейского престола и королевство Свейское Его Царскому Величеству и Его потомкам и наследникам Российского государства в совершенное и непрекословное вечное владение и собственность в сей войне, чрез Его Царского Величества оружие от короны свейской завоеванные провинции: Лифляндию, Эстляндию, Ингерманландию и часть Карелии с дистриктом Выборгского лена, который ниже сего в артикуле разграничения означен, и описан с городами и крепостями: Ригою, Дюнаминдом, Пернавою, Ревелем, Дерптом, Нарвою, Выборгом, Кексгольмом, и всеми прочими к помянутым провинциям надлежащими городами, крепостями, гавенями, местами, дистриктами, берегами с островами: Эзель, Даго и Меном и всеми другими от Курляндской границы по Лифляндским, Эстляндским и Ингерманландским берегам и на стороне оста от Ревеля в фарвате и Выборгу на стороне зюйда и оста лежащими островами со всеми так на сих островах, как в вышепомянутых провинциях, городах и местах обретающимися жителями и поселениями». И за все эти земли и «обретающихся на них жителей» Россия уплатила Швеции 2 миллиона полновесных ефимков (талеров), хотя, после победы, могла их забрать и совершенно бесплатно.

Понасенков СКАНДАЛ // Латвия требует 185 млрд за советскую оккупацию

Из этого исторического документа вполне логично следует, во-первых, что эти земли, то есть территория нынешних Латвии и Эстонии, по настоящее время являются собственностью России и никак не могли быть «оккупированы» ни Российской Империей, ни СССР. Если бы эти земли были у Швеции просто отвоёваны и забраны, тогда ещё, хотя бы теоретически, можно было говорить о возвращении некой «исторической справедливости в результате многолетней борьбы за независимость».

В данном конкретном случае, поскольку эти земли были приобретены Россией у законного на то время владельца и в полном соответствии с договором, который до настоящего времени никем не оспорен, речь может идти не столько о «независимости» и «оккупации» Латвии и Эстонии, сколько об их незаконном присвоении чужой собственности. Вполне возможно, что именно по этой причине и поднимается исключительно пропагандистская шумиха с «оккупацией», согласно известной притче о том, кто громче всех кричит: «Держи вора»!

Во-вторых, в 1721 году, то есть в то время, когда государственность большинства нынешних европейских государств была уже определена или, хотя бы, как-то обозначена, предки нынешних «культурных европейцев» были просто полудикими безграмотными, даже без своей письменности, племенами, которые никто в Европе не воспринимал, как сторону международного договора, а только как некое приложение к земле, на которой они «обретали». И согласно международному праву того времени, эти племена рассматривались не более, чем объект купли-продажи вдобавок к земле в числе остальной флоры и фауны. Таким образом, совершенно очевидно, что цивилизовались эти племена, получили свою письменность и вырастили «политическую элиту» только в Российской империи, а затем в Советском Союзе, поскольку до этого у них вообще ничего своего не было, и даже та земля, на которой они «обретали», и то им не принадлежала.

БЫЛА ЛИ ОККУПАЦИЯ ЛАТВИИ? | КРИМИНАЛЬНАЯ ЛАТВИЯ

Возможно, это звучит крайне неполиткорректно по отношению к нынешним коренным жителям Латвии и Эстонии, но от исторической правды никуда не деться. Если у кого-то возникнут сомнения в достоверности приведённой цитаты или стандартные обвинения в «советской фальсификации истории», он может заглянуть в том VI Полного собрания законов Российской Империи издания 1830 года.

Впервые Эстония смогла говорить о «независимости» только после подписания мирного договора с РСФСР 02 февраля 1920 года, а Латвия после подписания аналогичного договора 11 августа того же года.

То есть, первую «независимость», хотя и весьма сомнительную с точки зрения международного права, и Латвия, и Эстония получили именно от Советской России. Не лучше и ситуация с Литвой, и, хотя впервые слово «Литва» было упомянуто в т.н.

Кведлинбургской летописи ещё в 1009 году, в современный период она также получила свою независимость по мирному договору с РСФСР от 12 июля того же 1920 года. Но затем, в 1939 году после раздела Польши, согласно пакту Молотова-Риббентропа, Литва «прирастила» свою территорию Виленским (Вильнюсским) краем, который ей по инициативе Сталина передал СССР.

Затем в 1940 году (уже будучи в составе СССР) Литва получила часть территории Беларуси, в том числе курорт Друскининкай, в 1941 году Литва также получила Вылковысский район, причём за него СССР уплатил Германии $7,5 млн. золотом. А после войны Литве был передан ещё и порт Клайпеда (Мемель) с окрестностями. Причём эту территорию согласно решению Потсдамской конференции 1945 года получила не Литва, а СССР. В составе Литвы эта территория впервые была упомянута только в 1948 году. Так что, если Литва вышла из СССР с заявлением об отказе от всех прав и обязанностей в составе Советского Союза, то, согласно международному праву, речь может идти только о возврате ею полученных во время пребывания в СССР территорий, но никак о какой-то «оккупации», в результате которой территория Литвы увеличилась почти вдвое!

Ещё одним примером «политической шизофрении» может служить объявление Европарламентом 23 августа, то есть день подписания пакта Молотова-Риббентропа «Общеевропейским днём памяти жертв сталинизма и нацизма»(!). Парадоксальнее всего, что инициировала эту резолюцию член парламента Литвы В. Алекнайте-Абрамикене, которая, видимо, «не знает» или «запамятовала», что Литва получила Вильнюс с окрестностями (город Вильно и Виленский край) именно от СССР и как раз вследствие практической реализации того самого пакта Молотова-Риббентропа, который она «принципиально» осуждает. При этом именно Алекнайте-Абрамикене внесла поправки в Уголовный кодекс Литвы, которые предусматривают «наказание за публичное одобрение агрессии нацистской Германии или Советского Союза против Литвы, совершенным этими оккупационными режимами, преступлениям геноцида и др.».

В таком случае, весьма интересно, как она оценивает факт передачи Советским Союзом Литве её нынешней столицы с окрестностями и других территорий? Как факт «агрессии» или «преступление геноцида»?

Было бы логично, чтобы следующим шагом этой «принципиальной защитницы исторической правды» стало инициирование законопроекта о возврате Литвой «незаконно переданных» ей СССР вышеуказанных территорий обратно, поскольку в противном случае «гневное осуждение» пакта Молотова-Риббентропа с её стороны и других литовских депутатов, поддержавших эту резолюцию, выглядит как примитивная моральная и политическая проституция. Однако на деле каждый год 23 августа в Литве дружно отмечают «Общеевропейский день памяти жертв сталинизма и нацизма», гневно клеймя позором пакт Молотова-Риб-бентропа, а затем 10 октября столь же дружно отмечают присоединение к Литовской республике Вильно и Виленского края, произошедшее вследствие реализации. того же пакта! Если же учесть, что в этот день был подписан сроком на 15 лет «Договор о передаче Литовской республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой», в соответствии с которым в Литве был размещён 20-тысячный контингент советских войск, то тогда вообще непонятно, что празднуют в Литве — то ли присоединение Вильно и Виленского края, то ли ввод советских войск, то есть, начало той самой «оккупации»?

Что же касается позиции российского руководства по данному вопросу, то она, как и в случае признания ответственности за расстрел польских офицеров в Катыни, может оказаться весьма далека от исторической правды. Во всяком случае, на это указывает назначение сопредседателем совместной российско-латвийской комиссии историков со стороны РФ академика РАН, директора ИВИ РАН Александра Чубарьяна, которого многие считают сторонником признания факта «оккупации» прибалтийских стран Советским Союзом.

Источник

Была ли латвия оккупирована

Заходное фото для супертэга с Линдерманом - Sputnik Латвия, 1920, 02.06.2021

Публицист и общественник Владимир Линдерман в беседе с журналистом Sputnik Михаилом Губиным говорит о самых актуальных политических событиях Латвии.

О сносе советских памятников в Латвии, о том, возможно ли этому противостоять, а также о русофобских высказываниях, которые в стране зазвучали прямо из Сейма. 01.06.2022, Sputnik Латвия

Рига, 1 июн — Sputnik. Сейм Латвии в первом чтении поддержал законопроект, который обязывает снести все советские памятники, включая памятник Осовбодителям, до 15 ноября 2022 года.Но с разъяснением уже выступил парламентский секретарь от министерства культуры Ритварс Янсонс, который сказал, что самоуправления могут сносить эти объекты на своих территориях не дожидаясь принятия закона.

Закон приняли в первом чтении, но уже 16 июня состоится второе чтение, которое будет окончательным — чтобы было понятно, что этот законопроект в приоритете. Плюс — крайняя дата, когда памятник должен быть уже снесен, согласно этому закону, это 15 ноября, а 18 ноября в Латвии празднуют День провозглашения Латвийской Республики.Публицист Владимир Линдерман и журналист Михаил Губин обсуждают самые громкие события, произошедшие в Латвии, в еженедельном обзоре событий для Sputnik Латвия.Варварский процесс казни памятника Освободителям запущенПублицист отмечает, что закон также описывает упрощение ряда процедур, которые сопутствуют демонтажным работам.

В частности, будет объявлен конкурс на демонтаж. И в законопроекте указано, что если проигравшая фирма оспорит выигрыш конкурента в конкурсе, то процесс сноса не остановится, пока все будут выяснять. Это беспрецедентно, отмечает Линдерман, потому что обычно, пока окончательное решение не принято, процесс стоит на месте.

Еще в законопроекте указано число памятников, которые в Латвии собираются снести. И наряду с советскими памятниками в законе также упоминается нацистский режим. Выходит, что будут ли снесены и памятники, относящиеся к нему? Линдерман поясняет, что нет. Потому что запрещено только то, что относится к немецкому нацистскому режиму.

А что касается латышских легионеров СС, то их не относят к нацистам.»На что я всегда обращал внимание, так это, когда говорят, что у нас и советское и нацистское в Латвии запрещено, вроде как баланс. Но есть нюанс, запрещена только немецкая нацистская символика, немецкие нацистские памятники, немецкая нацистская форма. То есть латышский нацизм преступным не считается.

Хотя латышские легионеры это чистой воды эсесовцы, и присягали они Гитлеру. Если бы я был парламентской оппозицией, которая сидит в Сейме, я бы придрался к этому вопросу. Но как есть, так есть.

Уже давно в Латвии принято считать, что это Гитлер нацист, а латышские эсесовцы — это не нацисты», — пояснил Линдерман.Он отметил, что посмотрел порядка 30 памятников из списка и понял, что практически все эти памятники посвящены оному событию — Победе Советской армии над нацизмом. То есть это не советские памятники, прославляющие СССР или Ленина со Сталиным, это памятники антинацистского характера.

И они совершенно логично присутствуют в Латвии, потому что победа над нацизмом это безусловная заслуга советского союза. К сожалению в Латвии легальные акции протеста запрещают и те, кто против сноса памятников, лишены формы легального массового протеста.

При этом Линдерман подчеркивает, что если бы появилась такая возможность, то на улицы могли бы выйти 30 — 40, а то и 50 тысяч человек. Можно сопоставить с тем количеством людей, которые 10 мая пришли повторно возложить цветы к памятнику. И это бы могло пошатнуть настрой рядовых латышей.

Ведь сейчас они думают, что ссорятся с какой то узкой группой смутьянов, но если они увидят, что ссорятся с таким количеством людей, то их сознание может измениться. «Поэтому власти Латвии постараются максимально скрыть процесс сноса, добавить еще пару заборов вокруг памятника. Я считаю, что следовало бы РФ возбудить уголовное дело по этому вопросу.

Тем более, что видно, что намерения такие есть. То есть наша задача поставить максимум барьеров по возможности.И это было бы таким напоминанием, что наказание возможно, по крайней мере символически», — считает публицист.Почему высказывание Иесалниекса нельзя назвать уникальнымМежду тем на прошедшей неделе общественность взбудоражило еще одно событие.

Это речь депутата от Нацобъединения Яниса Иесалниекса в Сейме. “В Латвии есть две общины: латыши и оккупанты. Уже детьми между этими группами пролегала ненависть. И эта ненависть продолжается, потому что оккупанты до сих пор не убрались”, — сказал Иесалниекс. Особенно взволновались те, кто в Латвии считает себя «хорошими русскими».

Они принялись твердить, что они не оккупанты и таковыми себя не считают и потребовали даже извинений от Иесалниекса. И даже Служба безопасности Латвии проявила заинтересованность вопросом. И депутат вроде как даже извинился.

В дело пошли объяснения вроде витиеватых «против нормальных представителей других национальностей, которые лояльны Латвии и уважают латышей, я ничего не имею» до банальных «это был спонтанный эмоциональный ответ на предыдущие выступления других депутатов’. В оправдание Иесалниекс даже привел свою, как оказалось, далеко не чистокровную родословную — в предках у него были якобы немцы, шведы, даже француз и ирландка. «Все они ассимилировались в латышей.

Так и должно быть, если живешь в Латвии», — настаивал политик.Линдерман обращает внимание, что Иесалниекс и раньше высказывался в этом духе. Просто никто не придавал значение его русофобским речам, потому что напряженность в обществе была куда ниже.

Кроме того, Иесалниекс высказался в Сейме, что, конечно, нельзя сравнить с простым твитом.Дошло до того, что перед Нацобъединением даже встала проблема такого характера, что теперь они уже не выделяются своим национализмом, как ранее, отметил публицист, все партии слились в одно, отстающие догнали лидеров, и сегодня не отличишь национал-либерала от национал-радикала.Линдерман обращает внимание на то, что сейчас контекст в Латвии такой, что и спецслужбы, и полиция воспринимают ситуацию как военную. И с точки зрения власти, с точки зрения спецслужб, которые могли бы возбудить дело против Иесалниекса, нужно осознавать, что в их понимании он свой, а своего можно только пожурить.

К примеру, когда Эдвин Шноре сказал про «русский вшей», было заседание в Сейме, и даже кто-то из латышских депутатов, сказал, что так нельзя, то есть немножко одернули. «Так что с Иесалниксом ничего не случится, хотя это в чистом виде разжигание розни», — подчеркнул Линдерман. Латвия и УкраинаЧто касается той самой «военный ситуации».

На прошедшей неделе в Сейме Латвии выступил президент Украины Владимир Зеленский. Выступил виртуально, но от этого принес не меньше радости местному правительству. Он похвалили Латвию, противопоставил ее другим государствам, сказав, что она действительно помогает Украине, воспринимая «борьбу за ее свободу» как свою личную. «Зеленский любит раздавать оценки.

И он, и его окружение политическое окончательно отморозились и поделили все европейские страны на хорошие и плохие. И те, кто за Украину, но недостаточно делает для нее, по мнению киевских властей, плохие.

И на эмоциональном уровне Зеленский верно оценивает ситуацию, потому что у коллективного запада наметилась какая-то трещина», — отметил Линдерман.Есть факт, что в западном мире трещина действительно пошла, сказал Линдерман. И это лишь озвучил матерый политик Генри Киссинджер.

Он сформулировал простые вещи, сказав, что необходимо перемирие, переговоры, но они не могут строиться на том, что Украина вообще не признает никаких территориальных потерь. С этим надо садиться за стол переговоров, по его мнению.

Линдерман считает, что Киссинджер имел в виду Крым и Донбасс. «Власти на Украине это не устраивает, потому что они взвинтили накал до той степени, что готовы уже, на словах, дойти до Москвы. Кроме того, их подогревает администрация США, где все время обещают им что-то такое за «героизм». А на самом деле они гонят украинцев на убой.

И Латвия среди этих поджигателей войны», — подчеркивает Линдерман.Чувство юмора и свобода словаНо было на неделе и кое-что смешное. В Конституционном суде (КС) Латвии завершился процесс о призыве собирать подписи о присоединении Латвии к США.Дело было в том, что житель Латвии Максим Коптелов в 2014 году распространил петицию, где призывал Латвию присоединиться к России.

В итоге латвийский суд его осудил. И в пику этому случаю была запущена еще одна акция Дениса Бартецкого. Чтобы высмеять приговор, он опубликовал петицию с аналогичным текстом. Только там был призыв к тому, чтобы Латвия вступила в США.

У латвийского суда чувства юмора не оказалось и Бартецкого в итоге тоже осудили.»И сейчас есть такое решение КС, которое позволяет Бартецкому оспорить приговор. Но там есть момент, который важен. КС сформулировал, что свобода слова может быт ограничена, но в том случае, если ее некорректное использование ведет к угрозам для общества и государства.

То есть суд хотел сказать, что петиция Бартецкого никакой угрозы не несет, потому что там нет никаких реальных рычагов ля достижения цели. То есть любое предложение, даже такое, должно опираться на то, что это реально возможно», — пояснил публицист.В этом контексте то, что говорит Иескалниекс и ему подобные — реально противозаконно, потому что они поджигают эмоции одной части общества против другой. И это совершенно реальная угроза, с учетом того, что он депутат и пользуется авторитетом среди своих избирателей.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...