Что будет с латвией в будущем

Что будет с латвией в будущем

Латвийская торгово-промышленная палата провела конференцию под названием «Латвия-2070», где эксперты из разных областей представили футурологический взгляд на. 18.11.2021, Sputnik Латвия

Рига, 18 ноя — Sputnik, Андрей Солопенко. В рамках конференции Латвийской торгово-промышленной палаты (ЛТПП) «Латвия 2070» также было представлено социологическое исследование, которое показало, что представление о будущем Латвии со стороны ученых и населения в одном очень важном аспекте заметно отличается.Мечты о будущемОткрыл конференцию президент ЛТПП Айгарс Ростовскис, отметивший, что цель данного мероприятия – дать сигнал как политикам, так и обществу в целом, что стране необходима стратегия развития, а ее отсутствие отрицательно влияет не только на предпринимательскую деятельность, но и на каждого жителя страны.

Как подчеркнул Ростовскис, латвийских предпринимателей очень заботит будущее Латвии, потому что стабильность и возможность успешного сотрудничества бизнеса с государственным управлением является значимым фактором для развития предпринимательства, что в конечном счете способствует повышению благосостояния всего латвийского общества.В то же время одной из главных проблем в Латвии он видит бюрократию, или культуру запретов, поэтому девиз конференции, по словам Ростовскиса, звучал следующим образом: «Запрещено запрещать!», отметив, что главной угрозой можем быть только мы сами. Видение Латвии в 2070 году родилось в ходе открытых и местами провокационных дискуссий в двух рабочих группах – академической, которой руководил предприниматель и член совета ЛТТП инвестиционный банкир Гиртс Рунгайнис, и предпринимательской, работавшей под началом профессора Латвийского университета Марциса Аузиньша.При этом такое оригинальное взаимодействие, когда предприниматель руководил группой ученых, а профессор – группой предпринимателей, не случайно и было направлено на то, чтобы все эксперты могли выйти из своего «информационного пузыря» и попытаться посмотреть на ситуацию широким взглядом.

Россия заявила: у нее «развязаны руки» из-за «блокады Калининграда» Литвой | Радио Донбасс.Реалии

На вопрос о том, почему же конечным сроком был выбран именно 2070 год, ведь он очень далеко, Ростовскис отметил, что это было сделано специально, чтобы эксперты могли абстрагироваться от каких-то сиюминутных личных интересов и действительно помечтать о том, какой мы хотим видеть Латвию через 50 лет.Ценности, образование и латышская жизненная мудростьГоворя же о выводах экспертов, Гиртс Рунгайнис указал, что если вкратце обобщить то, к чему пришла руководимая им группа ученых, то в нескольких словах их можно назвать так: ценности, образование и латышская жизненная мудрость.»Ценности – это то, что помогает обществу развиваться, жить и является таким внутренним хребтом. Образование – это то, что дает нам возможность быть мудрыми.

Это слово «мудрость» в том числе и о мудрой Латвии, как умно развиваться и принимать решения сегодня, чтобы прийти к процветающей, лучшей и гармоничной Латвии. Ну и конечно, как это сделать в том формате, в каком мы есть – как национальное государство», – подчеркнул он.Таким образом эксперты явно стремились указать, что и через 50 лет латвийское общество должно основываться на сильной национальной идентичности, которая при этом уходит корнями в многообразную культуру и латышский язык.

Лучше знать. Латвия. 26.02.2022

Кроме того, они считают, что именно национальное государство, латышский язык и благосостояние – это ценности, которые помогают формировать латвийское образование и культуру.Также в документе о видении Латвии в 2070 году было четко указано, что сильное национальное самосознание и амбиции являются вопросом национальной безопасности.При этом, что интересно, эксперты также видят Латвию принадлежащей северным странам, и хотят, чтобы латвийское общество было открыто, ориентировано на сотрудничество и солидарность, не боялось ошибаться, направлено на толерантность к индивидуальным свободам и знало несколько языков.Особая же роль отведена образованию, где главная задача – научить учиться, критически оценивать информацию, принимать решения на основе фактов, понимать причинно-следственные связи, быть смелым и творческим. Также они считают важным точное мышление и надеются, что профессия учителя будет престижной.Кроме того, эксперты считают, что экспорт с использованием ресурсов Латвии – это цель и средство народного хозяйства для создания и сохранения национальных ценностей.

Еще они придерживаются мнения, что в будущем экономика трансформируется от перераспределения ресурсов в созидательную, а государство обеспечит услуги предпринимателям. Говоря же о госсекторе, они предполагают, что он станет ориентирован на цель, а не на процесс, тогда как включение общества в процесс принятия решений будет проходить, по существу, а не формально, и сами принятые решения должны быть ясно объяснены жителям.Мнение обществаТем самым заметно, что эксперты представили сценарий в своем роде идеального будущего, которое, конечно, может быть при определенных обстоятельствах, но на данный момент выглядит слишком утопично, на что в том числе указали и результаты опроса населения о том, какой может быть Латвия в 2070 году.

Согласно опросу Центра SKDS, лишь 32% жителей страны считают, что население Латвии будет жить лучше, чем сейчас. 30% респондентов придерживаются противоположного мнения, 20% думают, что жизнь останется такой же, как и сейчас, а 18% респондентов не смогли ответить на этот вопрос.Как подчеркнул директор Центра SKDS Арнис Кактиньш, хорошо заметно, что чем человек старше, тем больше вероятность, что он не смотрит оптимистично в будущее.

Также видны отличия между латышскоговорящими и русскоязычными жителями.»Латышскоговорящие настроены более оптимистично, чем русскоязычные. Однако и здесь, если мы посмотрим на латышскоговорящих респондентов, то только 37%, немногим больше, чем каждый третий, глядит в будущее с оптимизмом, и ему кажется, что здесь будет прогресс», – указал социолог, дав понять, что и в этой группе явно виден скепсис.В свою очередь, отмечая, какие проблемы больше всего могли бы волновать население в 2070 году, Кактиньш указывает, что это демография, то есть низкая рождаемость, сокращение и старение жителей.

Эта тема актуальна для 47% населения, тогда как лишь 21% опрошенных беспокоятся о миграции, а 20% волнуются о перемене климата. При этом, по его словам, вопрос климата тесно связан с возрастом респондентов, чем человек моложе, чем он больше волнуется за климат, а старшее поколение сильнее беспокоит миграция. «Но как бы ни было, демография у нас с наивысшим процентом во всех группах», – отметил он самую важную проблему.В то же время в видении будущего Латвии в 2070 году со стороны предпринимателей и ученых ничего не было сказано по поводу демографии, хотя сокращение населения страны является неоспоримым фактом. Конечно, полное отсутствие населения через 50 лет Латвии не грозит, однако, составляя прогнозы, экспертам следовало бы все же задуматься на эту тему. Ведь демографический потенциал также является важным для развития государства, на что недвусмысленно указало население страны, в надежде на лучшее будущее.

Источник

Надежда только на теплую зиму: чем грозит Латвии мировой энергетический кризис

Разразившийся мировой энергетический кризис в ближайшей перспективе может привести к распаду Евросоюза, так как его руководство работает исключительно в интересах своего же бюрократического аппарата. Какие последствия это будет иметь для стран Прибалтики? Как жители Латвии переживут зиму в условиях постоянно дорожающих энергоносителей? Вызовет ли это социальный взрыв в стране? На эти и другие вопросы ответила латвийский экономист Евгения ЗАЙЦЕВА.

— Госпожа Зайцева, насколько выражены в Латвии антироссийские, антирусские настроения на фоне проходящей сейчас специальной военной операции РФ на Украине?

— На нижнем уровне общения между гражданами разных национальностей таких настроений незаметно. Люди стараются не говорить между собой о войне и политике. Каждый человек имеет право на свое мнение и свое собственное отношение к этому вопросу. Бывает, что внутри одной семьи или одного коллектива люди думают по-разному, поэтому для сохранения личного спокойствия между собой об этом не говорят. Обсуждение вопросов конфликта на Украине и угрозы со стороны России — это все больше предмет обсуждения для политиков, журналистов и представителей властей.

Население Латвии, в том числе и латыши, уже устало от темы Украины, особенно когда идешь по городу и видишь желто-голубой флаг Украины вместо нашего родного — темно-красного, бордового с белой полосой.

Пока еще СМИ активно говорят об угрозе России и необходимости поддержки Украины, но скоро, после выборов в Сейм и получения новых счетов за отопление, повестка сместится к обсуждению следующих вопросов: хватит или нет Латвии газа для отопления, будет ли доступно электричество и как получить господдержку. Сегодня эти вопросы уже звучат и из уст политиков, немного пугая народ, но пока это не основная тема.

— Отражаются ли санкции, введенные в отношении России и Беларуси, на социально-экономической ситуации в Латвии?

— Во-первых, санкции введены на уровне ЕС, а не Латвии, во-вторых, они введены против России. Что касается Беларуси, то в прошлом году страны Балтии объединялись по инициативе Литвы, чтобы не покупать электричество с Белорусской АЭС.

Антироссийские ограничения, особенно в отношении запрета приобретения энергоносителей, подстегнули инфляцию. По итогам августа она в Латвии составила 12 процентов, а за год — свыше 20 процентов.

Конечно, такой рост цен, и в первую очередь на товары народного потребления, сказывается на ухудшении положения простых людей. И здесь задача руководства страны — остановить инфляцию.

Но сил одной только Латвии для этого недостаточно! Данная инфляция порождена первым кризисом теории «зеленой» экономики, который начался еще летом 2021 года. Второй причиной является внедренная по директивам Еврокомиссии система либерализации цен на энергоносители на уровне отдельных стран-членов. В-третьих, это связано с недостатком газа в ЕС, дефицит которого порожден многолетней войной с газопроводом «Северный поток».

Сейчас за счет санкций против России также расширяется список дефицитных товаров, который уже давно вышел за пределы энергоносителей.

Так что инфляцию остановить сложно даже в масштабах ЕС, а ее влияние на социально-экономические процессы будет расти, и к чему это приведет, не знает никто.

— Энергокризис, который, по многочисленным прогнозам, ожидается в Евросоюзе предстоящей зимой, сильно затронет Латвию?

— Энергокризис уже есть, а вы скорее хотите узнать, как Европа и Латвия будут жить зимой.

Вопрос в том, какая будет зима. Если очень холодная, то Европа начнет замерзать даже при старых ценах на энергоносители. В Англии, Германии (особенно в Западной), во Франции, на севере Италии, скорее всего, будут безумные проблемы из-за отсутствия централизованного отопления.

Здесь отопление обеспечивается за счет электричества, которого может не хватить, а на его потребление уже сейчас вводят обязательную экономию минимум 15 процентов.

А вот в Восточной Германии, в Польше благодаря советскому наследству оно имеется, поэтому у людей есть шанс не замерзнуть в своих домах.

С другой стороны, Польша возвращается к отоплению углем. Но польские шахты почти не работают, поэтому «российский уголь», по сообщению «Евроньюс», будут закупать в Африке и Южной Америке.

В Латвии мы имеем разные виды отопления и разные источники тепла, которые в больших городах планируется комбинировать.

— Латвии в этом отношении, можно считать, повезло?

— С нашей страной ситуация до конца не понятна. Правительство никак не может выдать четкую информацию о количестве газа, закачанного в Инчукалнское газохранилище, которое является гарантией стабильности поставок газа зимой потребителям Латвии, Литвы и Эстонии. Оппозиция и самоуправления начинают выдвигать требования ввести кризисный режим в сфере энергетики, чтобы расширить полномочия правительства в этом вопросе.

Так было в прошлом году, и это дало определенный результат, но у нас 1 октября выборы в Сейм, и правительство не хочет делать никаких резких телодвижений. Поэтому на сегодня вопрос о достаточности или недостаточности газа для латвийской зимы открыт.

Прошлая зима, когда частично уже проявился кризис энергоносителей в Европе, заставила производителей тепла найти альтернативы газу. Срочно прошли модернизации, и стало больше котлов, работающих на древесной щепе местного производства. Это повысило спрос, соответственно произошел рост цен. Многие латыши по-старому топят дровами, но и тут цена увеличилась в два раза по сравнению с 2021-м годом.

Так что зимой стоимость отопления все равно вырастет. Сейчас регулятор утверждает новые тарифы на тепло, местами они удвоятся. Уже приняты поправки в закон о компенсациях населению. Такой закон первоначально был принят перед прошлым отопительным сезоном и действовал до 30 апреля 2022 года.

Теперь его действие продлено и часть расходов на отопление будет компенсирована государством. Это хорошо, но проблемы не решает, так как растут цены на все, а не только на отопление.

Уже сегодня понятно, что долги населения за отопление, жилье и электроэнергию к концу отопительного сезона станут намного больше. Количество малоимущих и нуждающихся вырастет, станет больше посетителей мест раздачи бесплатных обедов.

Но народ Латвии достаточно терпелив, и, скорее всего, «социального бунта» не будет.

— Не спровоцируют ли эти экономические проблемы рост межнациональной напряженности в стране?

— Нет. Тяжело будет всем вне независимости от национальности. Легче станет тем, кто работает на «хлебном месте» и находится при хорошей должности с достаточно большим окладом, да и то лишь в том случае, если они не имеют кредитных и лизинговых платежей.

Знаете, межнациональной напряженности на бытовом уровне среди людей у нас нет и не было даже в первые годы независимости, когда «резали по живому» и делили людей на граждан и неграждан в том числе внутри одной семьи.

Вот политики у нас постоянно обсуждают «русский вопрос», голословно утверждая, что «русские не хотят и не могут выучить латышский язык». Но это политики, им же надо о чем-то говорить со своим электоратом, ведь серьезно обсуждать не очень удачную ситуацию в экономике страны им не с руки.

К сожалению, 32 года независимости и 18 лет в Евросоюзе не позволили Латвии создать цветущую экономику. Причин тому много, одна из них — отталкивание от руководства страной русских. Евросоюзу мы, согласно «белой книге ЕС», принятой в 1993 году, были нужны как рынок сбыта европейских товаров и источник квалифицированной рабочей силы. Тогда, в 1993 году, в Брюсселе было принято решение расшириться на восток за счет стран Центральной и Восточной Европы, чтобы создать рынок, равный по размерам рынку США.

Евросоюз за эти годы из мобильного экономического объединения 10 стран превратился в дряхлеющего, политически неуправляемого монстра, где правит бал бюрократический аппарат Еврокомиссии, решающий главную для себя задачу — сохранить свои рабочие места. Если провести беспристрастный анализ эффективности этих директив и регул для экономики ЕС в целом и его отдельных членов, то позитива там будет маловато, а местами прозвучат и просто абсурдные требования для таких стран, как Латвия.

Все, что Латвия получила от Евросоюза, это деньги, а с ними и сверхзабюрократизированную систему управления: численность госаппарата растет и приближается к 150 тысячам человек, чего не было даже в СССР.

А в первой республике Карл Ульманис, в распоряжении которого не было интернета, компьютеров и современных средств связи, управлял страной только с помощью 16 тысяч работников, да и народа в Латвии было больше, чем сегодня.

— Вы нарисовали прямо-таки картину позднего Советского Союза, только с «брюссельским обкомом» вместо московского.

— Так и есть. Только в СССР мы были «западной вывеской», а теперь — маленькой дальней провинцией. Где у местного правительства было больше самостоятельности в принятии решений — здесь и сейчас или там и тогда, — сказать трудно, ведь сегодня почти каждый «чих» надо согласовывать с Брюсселем, с бюрократическим аппаратом ЕС.

— Для Советского Союза это закончилось развалом страны. Получается, неизбежен и развал ЕС?

— Развал Советского Союза — это очень сложный процесс, который произошел по множеству разных причин. Немалую роль сыграл и партийно-государственный аппарат, стремившийся закрепить свои привилегии в следующих поколениях. Нельзя сбрасывать со счетов и целенаправленные действия Михаила Горбачева, который по подсказке Александра Яковлева сдавал одну политическую позицию в мире за другой, и роль Бориса Ельцина, рвавшегося к власти, и «помощь друзей», которые в одночасье организовали вооруженные конфликты по всему южному периметру границы страны, и так далее.

В СССР было много проблем, особенно с разного рода дефицитами. Плановая экономика хороша тогда, когда информация поступает вовремя и решения по ней принимаются вовремя.

Система планирования Госплана к началу 1980-х годов была забюрократизирована и слабо автоматизирована. Напомню, что в середине 1970-х годов началась автоматизация процессов управления в народном хозяйстве на всех уровнях, от министерств до простых предприятий. Для расчетов и написания программ использовались большие и малые ЭВМ, общение с которыми происходило на основе перфокарт.

Наши современники сегодня, наверное, даже не знают, что это такое — картонки с дырочками, на которых набивалась программа с использованием двоичного кода (0/1). Быстро планировать и вносить изменения в такие программы трудно. К концу 1970-х годов появились первые варианты диалогового режима, знаменитый язык Basic — это позволяло говорить с машиной уже напрямую через монитор, без пачки картонных карточек. Появились первые «персоналки», вузы стали активно готовить специалистов, в том числе и в нашем Латвийском университете.

Несмотря на дефициты и диспропорции, экономика СССР имела запас прочности еще лет на 10–15, что отмечают и западные аналитики. Я тоже в свое время занималась вопросами и пропорциями воспроизводства, и я согласна с моими западными коллегами.

Тогда, в середине 1980-х годов, экономики СССР и США балансировали практически на равных, у каждой из сторон были проблемы, которые могли перерасти в кризис. Но советскую экономику «легонько» подтолкнули, в результате восточная чаша весов упала, американская подскочила вверх, а Европа стала решать вопрос о расширении ЕС для создания политико-экономического противовеса американской экономике.

Сегодня США и западный мир охвачены кризисом, который является продолжением кризиса 2008 года в новой форме. Тут можно еще много о чем сказать и указать связки проблем. Нас пока интересует Европа — Евросоюз, который за эти годы стал очень большим, в котором кризис усиливает центробежные процессы. Чем все закончится, покажет время, в частности грядущая зима.

Источник

Стать эмиратами или «вымиратами»: какое будущее ждет Латвию?

Если срочно не внести изменения в закон о натурализации, уже через 40 лет латышей в Латвии можно будет встретить только в Этнографическом музее, считает депутат Верховного Совета ЛССР Роландс Репша.

Латыши сегодня составляют 62% от 1,9 млн жителей Латвии, пишет на страницах Latvijas Avīze депутат Верховного Совета ЛССР Роландс Репша. Однако если низкая рождаемость и стремительная миграция сохранятся, латыши могут стать меньшинством в своей стране около 2060 года, считает он.

Если на месте уехавших латышей появятся иностранцы, которые рассматривают Латвию как ворота в другие страны ЕС и получают для этого латвийский паспорт, то оставшиеся латыши утратят большинство в парламенте, а с ним – политический контрольный пакет в своей стране. В этой связи Репша предлагает прекратить натурализацию.

Привлекать работников из-за рубежа можно, не угрожая при этом существованию латвийского государства и нации, считает Репша. В пример он приводит Объединенные Арабские Эмираты, где местные 1,4 миллиона граждан составляют 15% населения, остальные – гостевые работники, в основном из Азии.

Как сокращается население Латвии

За почти 30 лет с момента обретения независимости Латвия потеряла значительную часть своего населения. Демографы называют разные цифры, но все они неутешительны. Республика, в которой в начале 1990-х насчитывалось 2,5 миллиона жителей, к 2019 году подошла с показателем 1,9 миллиона. Причем только за последние десять лет из страны уехали, по разным данным, от 250 тысяч до 400 тысяч человек – в основном трудоспособного возраста, напоминает публицист Виктор Петровский.

Согласно прогнозам ООН, численность населения Латвии продолжит сокращаться так, что к 2050 году уменьшится на 28%.

«К 2050 году численность жителей Латвии составит всего 1,479 млн человек. К 2100 году – 1,114 миллиона. Причины резкого сокращения населения многих стран Восточной и Центральной Европы – эмиграция и низкая рождаемость», – такой прогноз изложен в докладе ООН.

Сотни тысяч молодых людей покинули Латвию в поисках лучшей жизни сразу после вступления Латвии в ЕС.

«При вступлении в ЕС уехали порядка 425 тысяч человек, за то же время примерно 85 тысяч возвратились. Чистые потери порядка 340 тысяч. Если брать официально, то там будет поменьше», – отметил профессор Латвийского университета Михаил Хазан.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...