Что будет с латвией в будущем

Будущее Латвии — мертвая страна, мертвый язык

Латвия находится за гранью вымирания. Балтия пустеет, превращается в демографические пустыни с территорией без населения. Процесс умирания этих стран уже не остановить. Об этом говорят эксперты из самих балтийских республик, которых трудно заподозрить в работе на «русскую пропаганду». Латвия проводит политику депопуляции, эмиграции и обнищания.

Часть территории Литвы всё больше напоминает пустыню Сахару, считает старший научный сотрудник Литовского центра социальных исследований Видмантас Даугирдас.

«По темпу сокращения численности населения мы лидируем в ЕС и являемся одними из лидеров в мире. Причины, кажется, ясны: сильная эмиграция, низкая рождаемость, старение общества, — говорит Даугирдас. — Нам знаком термин “демографический взрыв”, но как назвать процесс, когда число жителей сокращается на 2% в год?»

В авторском материале публицист Александр Носович замечает, что ведущие эксперты называют происходящее в Литве демографической депрессией и утверждает, что вымирание малонаселенных территорий — это уже необратимое явление. При этом малонаселенными являются 45% территории Литвы. По словам Даугирдаса, в стране есть староства, где за год не рождается ни одного младенца, а умирает при этом 3–4% жителей.

Эксклюзив: Литва может потерять государственность. Актуальное интервью

«Думаю, что малонаселенные территории — показатель того, что нас ждет. Появятся демографические пустыни. Через 15–20 лет все сельские территории будут малонаселенными», — считает сотрудник Литовского центра социальных исследований.

В то же время сокращается количество жителей и в городах. Все они в большей или меньшей степени сталкиваются с сокращением населения. В Клайпеде эта тенденция менее заметна, в Каунасе более заметна, в Вильнюсе почти незаметна, но «точек роста» нет нигде. Города неуклонно сокращаются в размерах. «У нас 22 мэрии, которые можно назвать малонаселенными, а в 2011 году их было семь», — говорит Видмантас Даугирдас.

Печальный вывод эксперта: «Эмиграция забрала большую часть потенциала репродуктивных жителей, и демографическая яма станет еще глубже».

Заместитель председателя Центробанка Литвы Раймондас Куодис недавно заявил, что при сохранении нынешних демографических тенденций в Литве скоро останется два с половиной города, а затем исчезнут и они. В Литве существует две экономики: столичная и остальная, считает экономист. Удельный вес вильнюсской экономики приближается к 50% от общестрановой. Вильнюсские зарплаты на треть выше, чем в среднем по Литве.

В Литве скоро останется только три города: Вильнюс, Каунас и отчасти Клайпеда. Жизнь в стране будет пульсировать только по оси между этими тремя городами — по направлению от белорусской границы к Балтийскому морю. Все территории, лежащие вне этой оси, превратятся в пустоши и богадельню.

С карты Литвы уже исчезли сотни хуторов, теперь с нее исчезают и города. Статус города ранее потеряли Юодупе, Тируляй и Кулаутава, завтра возникнут сомнения в этом статусе у Мариямполя и Паневежиса, послезавтра — у Шяуляя, а там демографическая катастрофа дойдет и до Клайпеды с Каунасом.

Россия заявила: у нее «развязаны руки» из-за «блокады Калининграда» Литвой | Радио Донбасс.Реалии

О катастрофической ситуации с демографией в своей стране говорят и эксперты из Латвии. Профессор Латвийского университета Леон Тайванс, например, считает, что латыши как этнос обречены на вымирание. «То, что вымирание латышей происходит, — это ясно, об этом говорят демографы, и мне кажется, что никаких возможностей изменить эту ситуацию нет. Через 40 лет эта страна, может, и будет называться по-прежнему, но здесь будет совершенно иная этническая ситуация», — говорит Тайванс.

По подсчетам латвийского демографа Илмара Межса, к 2050–2060 годам число иммигрантов в Латвии сравняется с числом местных жителей, а затем и превысит его. Это при условии, что иммигранты будут приезжать в Латвию без всякого государственного стимулирования: этническая структура всё равно будет меняться естественным путем. Латвия перестанет быть латышской — все латыши вымрут, а латышский станет мертвым языком.

Угроза исчезновения своего этноса нависла и над литовцами. Надежды на то, что литовцы и в эмиграции будут оставаться литовцами — это обман и самообман. Об этом говорят опять же литовские эксперты. «Как показывают исследования, третье поколение эмигрантов уже не знает литовского языка.

От полумиллиона литовских эмигрантов конца XIX — начала прошлого века сегодня не осталось никаких следов. В конце Второй мировой войны, летом и осенью 1944 года, вместе с отступающей немецкой армией на Запад ушли около 60 тыс. литовцев. Сначала они несколько лет жили в Западной Европе, а потом все уехали в США, Канаду, Австралию. И кто вернулся? Единицы», — считает, например, сотрудник Вильнюсского педагогического университета Людас Труска.

В том, что делать для того, чтобы остановить демографический коллапс, у балтийских экспертов тоже нет противоречий. Проводить активную социальную политику, вкладываться в социальную защиту населения, помогать молодым семьям, заводящим детей, финансово поддерживать и поощрять многодетные семьи, создавать хорошо оплачиваемые рабочие места в своей стране, чтобы людям не приходилось из нее уезжать.

Но правящий класс Балтии ничего этого не делает. Правительства Латвии, Литвы и Эстонии осознанно проводят политику стимулирования депопуляции, эмиграции и обнищания населения.

«Самый главный враг латвийской демографии — это, кажется, Министерство финансов. Оно блокирует любые улучшения в сфере демографической политики», — говорит Илмар Межс из Латвии.

Балтийские эксперты подчеркивали и подчеркивают: страны Балтии убивают их собственные политики, врагов государства Латвии и Литве надо искать не в Кремле, а в собственных Сеймах, правительственных зданиях и президентских резиденциях.

Со времен Андрюса Кубилюса в Литве и Валдиса Домбровскиса в Латвии в Балтии ничего не изменилось. Уже второе литовское правительство приходит к власти с обещанием социальных реформ, но перехода к социальной модели в Литве по-прежнему не предвидится. Правительство Латвии всё так же закрывает больницы, школы и вузы, обещает народу «непопулярные меры» в социальной политике и повышает налоги.

Источник

Стать эмиратами или «вымиратами»: какое будущее ждет Латвию?

Если срочно не внести изменения в закон о натурализации, уже через 40 лет латышей в Латвии можно будет встретить только в Этнографическом музее, считает депутат Верховного Совета ЛССР Роландс Репша.

Латыши сегодня составляют 62% от 1,9 млн жителей Латвии, пишет на страницах Latvijas Avīze депутат Верховного Совета ЛССР Роландс Репша. Однако если низкая рождаемость и стремительная миграция сохранятся, латыши могут стать меньшинством в своей стране около 2060 года, считает он.

Если на месте уехавших латышей появятся иностранцы, которые рассматривают Латвию как ворота в другие страны ЕС и получают для этого латвийский паспорт, то оставшиеся латыши утратят большинство в парламенте, а с ним – политический контрольный пакет в своей стране. В этой связи Репша предлагает прекратить натурализацию.

Привлекать работников из-за рубежа можно, не угрожая при этом существованию латвийского государства и нации, считает Репша. В пример он приводит Объединенные Арабские Эмираты, где местные 1,4 миллиона граждан составляют 15% населения, остальные – гостевые работники, в основном из Азии.

Как сокращается население Латвии

За почти 30 лет с момента обретения независимости Латвия потеряла значительную часть своего населения. Демографы называют разные цифры, но все они неутешительны. Республика, в которой в начале 1990-х насчитывалось 2,5 миллиона жителей, к 2019 году подошла с показателем 1,9 миллиона. Причем только за последние десять лет из страны уехали, по разным данным, от 250 тысяч до 400 тысяч человек – в основном трудоспособного возраста, напоминает публицист Виктор Петровский.

Согласно прогнозам ООН, численность населения Латвии продолжит сокращаться так, что к 2050 году уменьшится на 28%.

«К 2050 году численность жителей Латвии составит всего 1,479 млн человек. К 2100 году – 1,114 миллиона. Причины резкого сокращения населения многих стран Восточной и Центральной Европы – эмиграция и низкая рождаемость», – такой прогноз изложен в докладе ООН.

Сотни тысяч молодых людей покинули Латвию в поисках лучшей жизни сразу после вступления Латвии в ЕС.

«При вступлении в ЕС уехали порядка 425 тысяч человек, за то же время примерно 85 тысяч возвратились. Чистые потери порядка 340 тысяч. Если брать официально, то там будет поменьше», – отметил профессор Латвийского университета Михаил Хазан.

Источник

Слуцкий назвал обыкновенным фашизмом табличку в Риге о «местах для русскоязычных»

Леонид Слуцкий - РИА Новости, 1920, 18.09.2022

МОСКВА, 18 сен — РИА Новости. Лидер ЛДПР и глава думского комитета по международным делам Леонид Слуцкий прокомментировал появившуюся в соцсетях фотографию якобы объявления из автобуса Риги про отдельные места для русскоязычных пассажиров, назвав ее «обыкновенным фашизмом».

«По сети гуляет фотография таблички с «объявлением» из автобуса Риги про отдельные места для русскоязычных граждан «на задней площадке» салона. Фейк или не фейк — стали выяснять даже депутаты латвийского сейма. Желаю им докопаться до истины со всеми вытекающими правовыми последствиями. Можно сейчас много умных слов сказать про сегрегацию и отсутствие настоящей демократии с такими подходами в целом… Есть и более доходчивые устоявшиеся выражения: «обыкновенный фашизм», например», — написал Слуцкий в своем Telegram-канале.

Рига - РИА Новости, 1920, 18.09.2022

Лидер ЛДПР также подчеркнул, что в августе президент Латвии Эгилс Левитс призывал «разобраться и изолировать от общества» тех, кто «не поддерживает проводимую в стране политику пещерной русофобии».

Источник

Латвия вымрет латышской: без денег, вакцин и транзита

Пафосная речь президента Латвии Эгилса Левитса, в которой тот обещал превратить Латвию в одну из самых современных стран ЕС на основе латышского национализма, наделала шума как в самой республике, так и за рубежом. Пустопорожний пафос Левитса сумел удивить многих, потому что глава государства вещал о грядущих успехах «латышской Латвии» на фоне сплошных провалов и поражений.

«На мой взгляд, в 2030 году мы могли бы стать одной из самых современных европейских стран, и не потому, что мы бы приняли все инновации, а потому, что приняли бы только самые важные и смогли бы различить, что по-настоящему значимо, а что — нет. Также это будет латышское государство, потому что элементы латышскости — язык и культура — отличают нас от других стран», — разливался Эгилс Левитс на дискуссии о парламентской демократии в Сейме Латвии.

Среди общих с автором статьи знакомых будущий глава латвийского государства всегда пользовался репутацией человека, деликатно выражаясь, не очень умного. Поэтому, когда в кулуарах латвийского Сейма договаривались выбрать Эгилса Левитса на пост президента, многие, кто его знал, хватались за голову от предчувствия того, что он будет нести на новой высокой должности.

Вообще-то до настоящего времени это предчувствие особенно не оправдывалось. Большого ума Левитс в Рижском замке, конечно, не показал, но и «латышской Далей Грибаускайте» себя не зарекомендовал. Обычная по прибалтийским мерам унылая русофобия. Дежурные призывы к введению санкций против России. Магические заклинания про «латышскую Латвию».

Нынешняя речь, судя по произведенному ею резонансу, наконец компенсировала возлагавшиеся на Левитса ожидания.

На фоне сплошных провалов и поражений, при тотально обвалившемся рейтинге доверия к латвийским властям прочить Латвии будущее одной из самых успешных стран Европы, да еще и видеть залогом успеха латышский национализм, который убил потенциал Латвии еще в 1991 году, — для этого надо быть во всех отношениях альтернативно одаренным человеком.

Неудивительно, что президент Левитс подобным выступлением впечатлил не только сограждан, но и наблюдателей за рубежом. «В русском языке есть хлесткий термин — словоблудие. Это именно оно и есть. «Элемент латышскости отличает нас от других стран». Что это, как не примитивная тавтология?

Элемент словацкости отличает Словакию, а элемент румынскости — Румынию, — отреагировал на речь Левитса российский сенатор Алексей Пушков. — В общем, выспренное пустословие, но лицемерное, прикрывающее дискриминацию сотен тысяч людей. Как можно говорить об инклюзивности, если в Латвии есть институт неграждан? Какие тут инклюзивность и европейскость?

Это, к сведению президента Латвии, элемент средневековости, если называть вещи своими именами. А к 2030 году Латвия как была, так и будет глубокой европровинцией, да еще без российского транзита. То есть провинцией в квадрате».

Столь резкая оценка от члена Совета Федерации может стать поводом для российско-латвийского дипломатического конфликта. Не исключено, что Рига за этот повод ухватится. Латвийским властям сейчас выгоднее всего перевести стрелки на «русский вопрос»: на русских Латвии, за которых заступился Пушков, и на «агрессивную Россию».

Потому что над пафосным и пустым как барабан выступлением своего президента сейчас смеются или крутят пальцем у виска не только русские Латвии, но и латыши.

Речь Левитса стала для Латвии той последней каплей, которая прорвала плотину общего недовольства латвийским политическим классом.

Счет откликам в социальных сетях на это в общем-то рядовое выступление на парламентских слушаниях идет на тысячи. Если русскоязычное население задел националистический элемент спича Левитса, то даже солидарные с ним по поводу «латышской Латвии» латыши не могут спустить главе государства высказывания об «одной из самых современных стран Европы», да еще не когда-нибудь в туманной дали, а к 2030 году. То есть, по историческим меркам, уже завтра.

По уровню политической глупости это заявление сопоставимо со знаменитым обещанием Никиты Хрущева, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме». Нельзя давать «дедлайн» светлому будущему. Райская жизнь потому и райская, что в этой реальности она недостижима.

Латвийские правители всегда обещали электорату, что после долгого и тернистого постсоветского пути Латвия станет балтийской Швейцарией. В периоды экономического роста некоторые даже верили.

Левитс же вешает населению лапшу на уши с того дна, на котором оказалась сегодня Латвия. Мало того, что снова обещает балтийскую Швейцарию, так еще и обещает ее прямо завтра. Латвия, мол, выскочит из ямы, как на пружине, и одним великолепным прыжком балтийского тигра за 10 лет войдет в лигу самых успешных и процветающих стран Европы.

Контраст с тем местом, в котором находится Латвия сегодня, создается такой, что эта высокопоставленная галиматья вызывает глухое раздражение и русских, и латышей.

«Социально-психологическое давление очень велико, не говоря уже об экономическом», — прокомментировал ситуацию в стране премьер-министр Латвии Кришьянис Кариньш в один день с пафосной речью президента о процветающей «латышской Латвии» к 2030 году. В лентах новостей латвийских СМИ их заявления идут друг за другом.

Глава правительства говорит, что с коронавирусом в Латвии беда, и света в конце туннеля не видно. Март будет очень тяжелым, отмены социальных ограничений не предвидится, вакцин катастрофически не хватает, возможен полный локдаун с запретом на выход из дома.

Министр здравоохранения Даниэль Павлютс пессимистический прогноз подтверждает: на Латвию надвигается третья волна пандемии. При том, что она еще не справилась со второй.

Настроения, царящие в латвийском обществе, нетрудно представить. А ведь есть еще экономический кризис, который обусловлен не одной пандемией.

Перед Латвией в полной рост стоит перспектива потери транзитной отрасли, которая составляет шестую часть ее экономики.

Российские грузы неотвратимо уходят. Российский уголь ушел уже весь. Следом за ним уходят белорусские нефтепродукты. Морские порты Латвии находятся в кризисе. Евросоюз отказывается помогать им как безнадежным. «Латвийская железная дорога» сдает рельсы и вагоны в металлолом.

Как на фоне всего этого может восприниматься своим народом глава государства, рассказывающей о прогрессивной процветающей Латвии к 2030 году? Как бесполезный и бессмысленный пустобрех.

Путь, которым 30 лет шла Латвия, — банкрот, и деятели, которые ее по нему вели, — политические банкроты.

В условиях глобальных катаклизмов, которые их страна переживает вместе с остальным миром, они по инерции рассказывают о приближающемся европейском успехе Латвии. И по-прежнему не могут предложить иных путей к достижению этого успеха, кроме строительства «латышской Латвии».

Народу предлагается активнее прыгать через костер на Празднике Лиго, громче петь дайны на Празднике песни, носить на себе больше латышских орнаментов и вовсе не использовать в жизни русский язык.

Она заменит латвийцам и белорусский бензин, и российский уголь, и вакцины от COVID-19, и эффективное государство, благодаря которому спустя год с начала пандемии можно ходить в кино, отправлять детей в школы и вообще выходить из дома.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...