Что же было под городом Ригой

История песни об Иерусалиме — Под небом голубым есть город золотой

многие, впервые услышав эти слова, проникновенно спетые Борисом Гребенщиковым под волшебную мелодию группы «Аквариум», испытали необыкновенное чувство: вот оно, родное, сокровенное, когда с души слетает шелуха и начинает учащенно биться сердце.

С давних пор мы с друзьями поем эту песню в особые моменты наших встреч, она стала больше чем песней: знаком узнавания для многих родственных душ.

Даже сам БГ, исполнив его первый раз в 1984 году на концерте в Харьковском университете, сказал, что не знает, кто написал эту песню.

Существовало множество версий, но постепенно с музыкой определились: это старинная канцона некоего Франческо да Милано, дошедшая к нам из эпохи Возрождения.

С автором стихов оказалось сложнее: называли самого БГ, Алексея Хвостенко, известного в среде питерского «андеграунда» 70–80-х годов прошлого века рок-барда, даже Елену Камбурову.

И вот несколько лет назад в результате почти детективного расследования, проведенного Зеевом Гейзелем, известным в Израиле публицистом, переводчиком, бардом, открылась поистине удивительная и красивая история!

РИЖСКИЕ БУРЖУИ/РИГА/ЛАТВИЯ

Итак, начало 70-х. Фирма «Мелодия» выпустила пластинку «Лютневая музыка XVI–XVII веков», теперь уже легендарную, которая произвела настоящий фурор. Она открыла неведомый советскому человеку красивейший и загадочный мир старинных мелодий и образов.

Пьесы с этой пластинки стали музыкальным фоном множества радио- и телепередач и даже фильмов. И первым номером на ней была «Канцона», ставшая прообразом «Города золотого».

О ее авторе, Франческо да Милано (1497–1543), в аннотации было сказано, что он один из выдающихся лютнистов, прозванный современниками-флорентийцами «божественным» и разделивший этот неофициальный титул с «божественным» Микеланджело.

Он служил лютнистом у Медичи, а позднее у папы Павла III, создал множество канцон, фантазий и ричеркаров.

Но почему-то нашей «Канцоны» не нашлось в подробном папском каталоге произведений «божественного» Франческо, а специалисты считают музыку на пластинке не лютневой, а гитарной, а саму пластинку вообще профанацией!

Он исполнитель всех произведений на лютне, хотя в записи участвовали флейта, орган, валторна, даже меццо-сопрано… Увлекательное расследование установило, что сам же Вавилов и сочинил все композиции! Кроме одной.

Вдохновившись эпохой Возрождения и ее музыкой, он решил освоить старинную лютню, точнее, лютневую гитару собственного изготовления и где-то в 1968 году сочинил чудесные композиции в духе эпохи.

Сначала Вавилов начал играть их на своих концертах, предваряя исполнение звучными ренессансными именами. Публика, в том числе искушенная, была в восторге. И тогда он осмелился издать пластинку!

Названия композиций («Канцона», «Ричеркар» и так далее) и уважаемые авторы (Ф. да Милано, Н. Нигрино, В. Галилеи и другие) были для правдоподобия приписаны к сочиненным композициям произвольно, по собственным ассоциациям.

Рига. Туристы увлекаются коллекционированием люков. На люках — история города

Видимо, только так он надеялся донести свои произведения до широкой аудитории и этим привлечь интерес к старинной музыке да и к самой эпохе Возрождения. Это подтвердила дочь Владимира Вавилова Тамара:

«Отец был уверен, что сочинения безвестного самоучки с банальной фамилией „Вавилов“ никогда не издадут.

За 35 лет (даже больше), что прошло с тех пор, пластинка много раз переиздавалась и мгновенно расходилась, передаваясь по цепочке друзей, и до сих пор продолжает переиздаваться, теперь на CD.

Композиции под именами псевдоавторов вошли в хрестоматии, учебные пособия, самоучители. Скольких авторов они напрямую или косвенно вдохновили на новые произведения! А Франческо да Милано и Никколо Нигрино со товарищи неожиданно вновь стали знаменитыми, но уже в России.

Интересно, что чувствовал композитор, когда «пластинка с его музыкой появилась чуть ли не в каждой интеллигентной семье в СССР»?

И как жаль, что он чуть-чуть не успел услышать ту самую песню, которая благодаря Гребенщикову, телевидению, фирме «Мелодия» и культовому фильму «Асса» (1987) полюбилась миллионам.

Владимир Вавилов умер в Ленинграде в 47 лет в марте 1973-го. В эти самые дни в Москве, а вскоре и в Питере впервые зазвучали под звуки гитары слова: «Над небом голубым…» Но все по порядку.

Наш следующий герой — 36-летний Анри Волохонский, химик по образованию, но поэт-философ по призванию, «человек поистине возрожденческого идеала».

Шуточные пьесы и басни, проза и длинные многофигурные поэмы, ирония и метафизика, венки сонетов и философские трактаты, толкование Апокалипсиса и квазипереводы Катулла, Джойса, книги «Зоhар»…

И при этом «самиздат» и единственное стихотворение в журнале «Аврора» — типичная судьба поэта «бронзового века».

А между тем вот уже месяц Анри не дает покоя пластинка «Лютневая музыка XVI–XVII веков», оставленная кем-то из друзей, а мелодия «Канцоны» и вовсе постоянно звучит в голове.

Почему-то в памяти стали всплывать знакомые места из Экклезиаста: Небесный Град Иерусалим, его невиданные звери, символические библейские персонажи: орел, телец и лев.

Ноги сами привели поэта в мастерскую к его другу Акселю, где он за 15 минут «наиправдивейшего диктанта свыше» написал стихотворение, начинавшееся со слов Писания: «Над небом голубым…», и назвал его просто — «Рай».

Бориса Гребенщикова эта Песня глубоко «зацепила» и через восемь лет он стал пятым её исполнителем, уже в известной всем редакции. Она получила название «Город», и у нее изменилось первое слово: «Под небом голубым…». Многие утверждают, что это Борис плохо расслышал или запомнил, сколько лет-то прошло!

Однако сам БГ считает это принципиальным, ибо, говорит он в одном из интервью, «Царство Божие находится внутри нас, и поэтому помещать Небесный Иерусалим на небо… бессмысленно». Более сотни раз «Город» звучал на концертах «Аквариума» в десятках городов, в 1986 году песня вошла в альбом «Десять стрел».

В 1987 году она прозвучала на всю страну в культовом фильме Сергея Соловьева «Асса», правда, без имен создателей песни в титрах, поэтому с тех пор автором повсеместно считался БГ. «Город» стал своего рода гимном целого поколения.

Анри Волохонский: «Я ему исключительно благодарен. Он сделал эту песню столь популярной. Ведь Гребенщиков исполнил эту песню тогда, когда и моего имени нельзя было называть, да еще и в фильме, и в столь популярном фильме! Рассказы о том, что я будто бы подавал на него в суд — чушь».

Немного грустно, что за столько лет никто даже не упомянул: «авторы песни А. Волохонский и В. Вавилов», зато далеко не каждому посчастливилось написать произведение, которое знает и любит вся страна. Тем более что обоих роднит желание: «главное, чтобы услышали».

Уже 40 лет живет в мире удивительная Песня, и поет ее уже совсем новое поколение. Уверен, что и следующее запоет. Потому что столько замечательных людей вложили в нее самое лучшее, что у них есть.

И потому что всегда была и будет у людей, что бы ни происходило за окном, потребность в свете, чистоте, любви, в звездном небе над головой.

Источник

Минобороны Латвии: Советские войска Ригу не освобождали, немцы ушли сами!

Иллюстрация: press.lv.

К 75-й годовщине освобождения Риги Минобороны Латвии разместило в YouTube видеоролик, из которого следует, что немцы оставили столицу Латвии без боя.

«13 октября Советская армия зашла в пустую Ригу. Боев на улицах города не было. Одна насильственная оккупация сменила другую», — утверждается в ролике латвийского министерства.

«Минобороны Латвии (глава которого Пабрикс недавно прославился заявлением „легионеры СС — наши герои“) изготовило видеоролик, в котором утверждается, что никакого освобождения Риги не было, немцы якобы ушли сами. „13 октября Советская армия зашла в пустую Ригу. Боев на улицах города не было“.

Однако на сайте Минобороны РФ опубликованы документы об освобождении Риги, в том числе журнал боевых действий войск 3-го Прибалтийского фронта за октябрь 1944 г. И что же вы думали? Были бои, были убитые солдаты противника, была уничтоженная техника. Совсем короткие ноги оказались у лжи латвийского Минобороны. С документами об освобождении Риги можно ознакомиться на сайте riga75.mil.ru», — отмечает историк Александр Дюков.

Латвийский историк и краевед Влад Богов пишет по этому поводу: «Свежая версия истории Латвии от министерства обороны ЛР. Согласно новым данным, СССР вовсе не освобождал Ригу — это миф. После эвакуации в городе началось уничтожение стратегически важных объектов.

Руководство немецкой армии приняло решение отдать Ригу без сопротивления. „13 октября советская армия зашла в пустую Ригу. Боев на улицах города не было. Одна насильственная оккупация сменила другую“. Это, конечно же, пропагандистский угарный бред, а теперь несколько слов, как было на самом деле. Немецкое командование хорошо готовилось к обороне столицы Латвии.

Всего были оборудованы 4 защитных рубежа: первый находился возле Валги, второй под Цесисом, следующий у Сигулды и последний — вокруг Риги. Защитные рубежи состояли из двух оборонительных полос на удалении от города 1−3 км с многочисленными линиями траншей и укреплений».

Ко всему прочему, по словам историка, на танковых направлениях были установлены многочисленные противотанковые заграждения. «Оборонные сооружения Риги достигали глубины до 40 км, и практически все позиции удерживались пехотными и танковыми дивизиями с большим количеством артиллерии. Для проведения столь масштабных работ уже в середине лета 1944 г. под страхом смерти горожан стали насильно сгонять на строительство оборонных рубежей вокруг города. Соответствующий приказ о всеобщей трудовой мобилизации был подписан Фридрихом Еккельном 17-го июля 1944 г. Позднее, 25-го июля 1944 г., вышло еще одно распоряжение генерал-директора Оскара Данкерса о том, что 50% рабочих от числа занятых на производственных предприятиях в возрасте от 16 до 55 лет обязаны принять участие „в мероприятиях по линии вооруженных сил и для нужд войсковых частей“. Лица, не выполнившие это указание, подвергались уголовному наказанию», — пишет Богов.

Он подчеркивает, что вместе с активной подготовкой к обороне немецкое руководство спешно старалось скрыть следы своих повсеместных злодеяний: без всякого сожаления расстреливали узников концлагерей и тюрем, все места массовых захоронений раскапывались и сжигались, уничтожались места казней и пр.

«Верховное командование еще в сентябре бежало на запад. Лояльное к немцам население спешно эвакуируется в Германию, Швецию и Данию. По данным шведской газеты Svenska Dagbladet от 23-го октября, в Швецию в общей сложности со всех трех балтийских государств и Финляндии эвакуировались около 165 000 человек.

9 октября немецкое командование спешно издает приказ о срочной теперь уже военной мобилизации населения, на следующий день газета Tēvija его публикует: „Военнообязанные 1900−1905 г. р. должны приступить к несению службы немедленно. Всем рожденным 1900−1918 г. р. 11-го октября в 12 часов явиться к рижскому замку, взяв с собой личные вещи. Их направят на строительные работы в Курземе.

От призыва освобождены: портовые рабочие, железнодорожные рабочие, электрики, водопроводчики, те, кому предписывается 10-го октября в 20 часов выехать в Германию. В случае неисполнения приказа виновные будут сурово наказаны по законам военного времени“. Приказ подписан Еккельном. Немногим ранее, 29-го сентября, Еккельн объявил о всеобщей и незамедлительной эвакуации в Германию гражданского населения, тех, кто откажется, необходимо признать врагом народа и поступать с ним соответственно», — напоминает Влад Богов.

Он добавляет, что командующий группой армий «Север» генерал-полковник Шернер 9 октября докладывал вышестоящему командованию о невозможности удержать фронт в районе города Риги и просил разрешения незамедлительно отступить на тукумский оборонительный рубеж.

«Просьба была отклонена, что впоследствии привело к очередной неудаче. Однако позднее, 12-го октября, Гитлер все же разрешил армии оставить рижские позиции, но это решение оказалось уже слишком запоздалым: на новых позициях отступающая армия не продержалась даже суток и была оттеснена еще дальше на запад.

Наиболее прочно немцами была укреплена восточная часть города и Задвинье. Несмотря на то, что советские войска располагали достаточным количеством техники и сил для прорыва вражеской обороны, советским руководством было принято решение о сокращении ущерба городским сооружениям и гибели горожан.

Генерал армии Еременко, командующий 2-м Прибалтийским фронтом, поставил перед войсками задачу окружить главные силы противника и уничтожить их. В наступательной операции принимала участие 52-я гвардейская стрелковая дивизия (гсд) в составе 1-й Ударной армии.

Общая задача сводилась к разгрому противника на восточной окраине Риги с условием избежать уличных боев и овладеть городом. Непосредственно перед 52-й гсд была поставлена задача: с 12-го на 13-е октября выйти к внешним рубежам позиций и овладеть центральной частью города, а к исходу дня форсировать Даугаву и занять позиции на западном берегу. Подготовка к атаке длилась два дня.

Готовясь к уличным боям и формируя передовые отряды, перед наступлением был сформирован отряд разведчиков, переодетых в немецкую форму. Их задача сводилась к корректировке движения главных сил и направлению их по улицам города», — отмечает Богов. Он добавляет, что 13 октября советские войска заняли правобережную часть Риги, а 15 октября, форсировав Даугаву, овладели городом полностью.

Напомним, что сходную позицию отстаивают и в Эстонии — там тоже доказывают, что якобы советские войска Таллин не освобождали, поскольку немецких войск в нём уже не было.

Источник

Что же было под городом ригой

Если у вас не работает один из способов авторизации, сконвертируйте свой аккаунт по ссылке

Гарнизон Риги

Поскольку дело на северном фланге идёт к осаде Риги, пора бы перечислить тех, кому предстояло оборонять её.

Общее командование войсками осуществлял исполняющий дела рижского военного губернатора генерал-лейтенант Иван Николаевич (Магнус Густав) фон Эссен 1-й (ему же подчинялось главное управление гражданской частью в Лифляндской, Курляндской и Эстляндской губерниях)

Военным комендантом города являлся генерал-майор Иван Федорович (Иоганн Георг Фридрих) фон Эмме 1-й

Полевыми войсками командовали командир 33-й пехотной дивизии генерал-майор Иван Александрович Вельяминов 1-й. Его сменил возвратившийся из отставки генерал-лейтенант Федор Федорович (Фридрих) Левиз оф Менар.

Начальник штаба подполковник Тидеман

Подчинённые генерал-лейтенанту Эссену 1-му войска:

30-я резервная пехотная дивизия

бРигада
6 запасных батальонов полков 4-й пехотной дивизии

бРигада (подполковник Тульского пехотного полка Бек)
6 запасных батальонов полков 14-й пехотной дивизии

бРигада (майор Могилёвского пехотного полка Афросимов)
6 запасных батальонов полков 5-й пехотной дивизии

бРигада
6 запасных батальонов полков 17-й пехотной дивизии

Подгощинское рекрутское депо
6 запасных батальонов полков 25-й пехотной дивизии

Старорусское рекрутское депо
6 запасных батальонов полков 25-й пехотной дивизии

Холмское рекрутское депо
6 запасных батальонов полков 5-й пехотной дивизии

Резервные батальоны Торопецкого рекрутского бюро из состава 40-й резервной пехотной дивизии находились в составе Смоленского резервного корпуса.

Перечисленные выше части входили в состав 1-го Резервного корпуса. Но не все из них находились у Риги.

Так же гарнизону был придан Сводный кавалерийский полк из запасных эскадронов Рижского, Митавского, Курляндского и Лифляндского драгунских полков и несколько казачьих полков.

Инженерные части были представлены 1-го пионерного полка минёрной ротой генерал-майора Христиана Фёдоровича Шванебаха и пионерная ротой капитана Петра Савича Фирсова

Так же в Динамюндской крепости имелся гарнизонный батальон

Оценки численности войск, реально находящихся под рукой военного губернатора Риги колеблются от 18 до 33 батальонов (в первом случае, вероятно, не учтен отряд генерал-лейтенанта Левиза, выдвинутый к Митаве) и от 12 до 19,2 тысяч человек. По большей части – слабо обученных рекрутов. И даже боле оптимистичное из чисел было недостаточным для надёжной обороны столь обширной крепости.

В Рижской крепости имелось 585 орудий разных калибров, в том числе 305 — в Главной крепости, 167 — в Цитадели, 113 — в Задвинских укреплениях. На вооружении крепости Динамюнде находилось 135 орудий. Однако, боеспособными из них являлось около половины.

Укрепления рижской крепости в основной массе были возведены в XVII-XVIII в.в. Однако накануне войны проводились работы по их усилению, однако далеко не все запланированные укрепления были построены.

Так же гарнизон располагал 6 канонерскими лодкам и несколькими транспортами под началом лейтенанта Янковского. Для обеспечения связи между частями крепости, расположенными на разных берегах реки и на острове Динамюнде, этого было явно недостаточно. На Западную Двину из Свеаборга и Кронштадта намечалось перебросить флотилию канонерских лодок Балтийского флота (67 канонерских лодок и транспортов) вице-адмирала Николая Ивановича Шешукова, но она прибыла только 19 июля. Так что все наличные канонерки отправились вверх по течению для предотвращения переправы неприятеля через реку. А два транспорта были превращены в плавучие батареи.

Ещё 4 канонерских лодки были оборудована в Риге силами английской эскадры контр-адмирала Томаса Бима Мартина. Причём договорённость об этом была достигнута Мартином и Эссеном до заключения русско-английского мирного договора и без согласования со столицами. В итоге на Западной Двине появилась флотилия под командой капитана Стюарта. А для связи с английской эскадрой, ставшей на якорь в Динамюнде, на башне Домского собора в Риге был сооружён телеграф.

В целом, первоначально нацеленная на Ригу французская группировка (10-й армейский корпус) в 31 000 человек, при условии прибытия осадного артиллерийского парка из Данцига (130 орудий) имела вполне неплохие шансы овладеть городом. Однако, смещение боевых действий на восток и успешная оборона Динабургской крепости вынудили Наполеона нагрузить маршала Макдональда дополнительными задачами, в итоге дивизия Гранжана (12 400 человек) отклонилась к Якобштадту и Фридрихштадту. Находясь там она продолжала создавать угрозу Риге (возможностью переправы на правый берег), но непосредственно в боевых действиях не участвовала. Силы же Прусского вспомогательного корпуса сократились за счёт выделения отряда генерал-лейтенанта Йорка (8 000), отправленного прикрывать Мемель от возможного десанта с английской эскадры (а потеря этого порта отправляла бы осадный артиллерийский парк в долгое пешее путешествие). Так растаяло первоначального преимущество.

Источник

«Первый солдат Третьего Райха» брал Ригу в 1919 году и был в ней увековечен!

«Когда я слышу слово „культура”, моя рука тянется к пистолету». Кому только не приписывают эту замечательную фразу: Геббельсу, Гиммлеру, Гейдриху, фон Шираху. И всё мимо! На самом деле это… Не, пока лишь отмечу, что Рига оказалась-таки небеспричастна этому. И вот каким образом.

Schlageter

Шлагетер перед казнью (wikipedia.org).

26 мая 1923 года в Гольцгейме (ныне – часть Дюссельдорфа) французская оккупационная пуля трагически оборвала жизнь отставного лейтенанта Немецкой армии Альберта Лео Шлагетера. На событие откликнулась даже латвийская пресса. Шлагетера называли «торговцем», «фанатиком» и даже «террористом».

Всё поменялось в 1941–1944: «истинный патриот», «боевой товарищ генерала Балодиса», «герой», «легенда 22 мая 1919 года». А в 1942 году рижская улица Ноликтавас была названа улицей Шлагетера (Schlageterstrasse, Šlagetera iela). Но почему? Кто такой Шлагетер? И как он был связан с Ригой?

Альберт Лео Шлагетер (Albert Leo Schlageter) родился 12 августа 1894 года в Баден-Вюртемберге в католической семье. Во время Первой Мировой войны добровольцем вступил в Немецкую армию, сражался на Западном фронте в составе 6-го Баденского полка полевой артиллерии с декабря 1914 года, участвовал в битвах под Ипром, на реке Сомме, в Верденской мясорубке. Шлагетер был награждён Железными крестами 2-го и 1-го класса. Последним в апреле 1918 года за «особенно рискованный дозор».

Schlageter

Альберт Лео Шлагетер во время службы в Немецкой армии. Уже награждён Железным крестом (wikipedia.org).

Но война закончилась поражением Германии. Молодой лейтенант демобилизуется и в декабре 1918 года поступает на экономический факультет фрайбургского университета. Однако не судьба.

Это лишь формально война закончилась, но на самом деле не прекращается – с одной стороны, Антанта продолжает терзать поверженный Второй Райх, с другой стороны, большевики забыли о похабном Брест-Литовском мире, перешли в наступление и готовы вернуть России территориальные потери. И если на Западе оружие сложено, то на Востоке ещё можно сражаться!

Кроме того, в самой Германии раскаляются угли грядущей Гражданской войны. Формируются добровольческие отряды правого, реваншистского толка – пока правительство не может ничего поделать, они берут инициативу в свои руки, сражаясь как с внутренним, так и с внешним врагом.

Назывались такие отряды фрайкорами (Freikorps, буквально «добровольческий корпус», термин ещё со времён Наполеоновских войн). Одни из таких фрайкоров возглавил капитан Вальтер-Эберхард фон Медем (Walter-Eberhard von Medem, между прочим, погиб при загадочных обстоятельствах 9 мая 1945 года в Праге, похоже, дрался против «красных» до конца).

Он собирается воевать в Прибалтике, куда его зовут остзейские немцы, понимающие отчаянность своего положения. Шлагетер бросает учёбу и присоединяется к фон Медему. Началась его борьба за Немецкий мир. Начался его путь в вечность.

Как Вы уже знаете, 22 мая 1919 года русская удаль и немецкая доблесть позволили взять Ригу всего за день. Но денёк был жарким! На самом деле, красные латышские стрелки могли свести на нет весь успех противника, если бы удержали или вообще взорвали мост через Двину – у Ландесвера не было под рукой сапёрных частей, которые бы смогли исправить положение. Напомню, что на тот момент запад и восток Риги связывал только Любекский мост, которые наспех возвели немцы в конце 1917 (по другим данным, в начале 1918) года почти на том же месте, где сейчас расположен Каменный (Октябрьский) мост.

Schlageter

«Рижские освободители у даугавских мостов, 22 мая 1919 года» (Laikmets, Nr.22, 1944, стр. 4).

Шлагетер проявил себя сорвиголовой в самый критический момент сражения. Когда немцы достигли реки, большевики попытались перейти в контратаку под прикрытием пулемётов. Но у них ничего не вышло. Командир ударного отряда фон Мантейфель-Цёге, фон Медем и Шлагетер с дюжиной храбрецов, двумя пулеметами и одним орудием прорвались по Любекскому мосту на восточный берег Западной Двины и создали там первый плацдарм, который удерживали до подхода основных сил. Бой был жестокий, едва не перешедший в рукопашную – Шлагетер метал гранаты в наседавших «красных» латышей!

А потом были горечь поражения от нашедших нового хозяина в лице Антанты эстонских и латышских сепаратистов под Цесисом, служба в Русской Западной добровольческой армии Бермондта (представляете, Шлагетер ходил с православным крестом на рукаве!), очередной бой, на сей раз неудачный, за Ригу и вынужденное отступление в Германию. Другой бы опустил руки, но не Шлагетер. Отечество в опасности, а значит, надо сражаться!

Шлагетер участвует в боях против коммунистов – Гражданская война тогда полыхала не только в России – и, по возможности, против демократов: так, в марте 1920 участвует в Капповском путче, а потом в боях против Рурской Красной Армии. Подчёркиваю: не «Русской», а именно «Рурской» (Rote Ruhrarmee). Немецкие рабочие тоже хотели достойно жить без капиталистической эксплуатации.

В мае 1921 года Шлагетер уже в Верхней Силезии – воюет против поляков. Это сейчас Варшава выражает бурное негодование по поводу Крыма. А тогда поляки сами вовсю занимались ирредентой, правдой и неправдой собирая польские земли в одно государство. По условиям Версальского мира, в Верхней Силезии должен был пройти референдум (плебисцит): оставаться в Германии или присоединяться к Польше? Несмотря на то, что поляки составляли 53% населения (а немцы 40%), большинство ясно проголосовало за Райх: 59,6% (и только 40,4% «за» Польшу).

И тогда поляки, несмотря на, а точнее, благодаря присутствию французских оккупационных войск, инспирировали «народное» восстание, начатое солдатами польской армии, замаскированными под местных жителей. С которыми, однако, несмотря на их численных перевес, немцы играючи справились менее чем за три недели, паны ничего не могли противопоставить боевому духу фрайкоров. Батарея Шлагетера сыграла важную роль в победе в удачной для немцев битве при Аннаберге. Кроме того, он организовал налёт на крепость Коссель, где французскими властями содержались арестованные немцы, которых предполагалось депортировать на Остров Дьявола во Французской Гвиане, и освободил пленников. При этом Шлагетер спасал от самосуда попадавших в немецкий плен французов.

Антанта была недовольна успехами немцев. Часть Верхней Силезнии всё же потребовали отдать Польше. А ещё через год Франция решила в очередной раз унизить Германию. Версальским договором 1919 года на Германию возлагались обязательства по уплате грабительских репараций странам-победительницам в Первой Мировой войне.

До событий в Верхней Силезии немцы старались их выплачивать – что ж, горе побеждённым. Но «политике исполнения» положил конец несправедливый раздел Верхней Силезии, несмотря на победу немцев как на плебисците, так и на поле боя.

Союзническая комиссия по репарациям зафиксировала факт отставания Германии по срокам репарационных поставок. И Франция использовала это как повод для ввода войск в Рурский бассейн, чтобы прибрать к своим рукам немецкую промышленность.

Ввод оккупационных войск вызвал волну народного гнева. Правительство призвало население к «пассивному сопротивлению». Выплата репараций была прекращена, промышленность, управленческий аппарат и транспорт охватила всеобщая забастовка. В борьбе с оккупантами использовался даже язык: все заимствованные из французского слова заменялись немецкими (Kantine на Werksgasthaus, «столовая для персонала»; Telefon на Fernsprecher, «телефон»; Trottoir на Gehweg, «тротуар»; automatisch на selbsttätig, «автоматический»).

А фрайкоровцы и коммунисты начали «активное сопротивление»: стали устраивать акты саботажа и совершали нападения на оккупационные войска. Стоит ли удивляться, что Шлагетер перебрался в Рур, где создал группу, занимавшуюся диверсиями, в частности организовав крушения поездов на вокзале Хюгель в Эссене и на железнодорожном мосту у Калькума.

К сожалению, фронтовик не обладал навыками конспирации. В результате, Шлагетер был арестован в апреле, 7 мая был приговорён к расстрелу, утром 26 мая приговор был приведён в исполнение. Французские солдаты были поражены, с каким мужеством Шлагетер встретил смерть. По их словам, только искренне верящий в правоту своего дела мог так себя вести.

Всего за время Рурского конфликта оккупанты убили 137 человек, включая заложников (демократам можно, ага). Вечная память героям и мученикам!

Schlageter

Казнь Шлагетера (virtus-et-gloria.com).

Понятно, что Шлагетер сразу стал иконой для «правых». Но даже коммунисты отдавали должное подвижничеству Шлагетера. Карл Радек, называя Шлагетера «странником в никуда», сказал следующее:

«Судьбу этого мученика немецкого национализма нельзя замолчать, и от этого нельзя отделаться ничего не значащей фразой. Она многое что может сказать нам и всему немецкому народу. Мы не сентиментальные романтики, которые у гроба забывают о вражде, и мы не дипломаты, которые говорят: о покойнике либо хорошо, либо ничего. Шлагетер, мужественный солдат контрреволюции, заслуживает того, чтобы мы, солдаты революции, честно по-мужски воздали ему почести».

По его мнению, с которым трудно не согласиться, Шлагетер был героем. Но героем, который не понял, против кого нужно было сражаться на самом деле:

«Мы думаем, что подавляющее большинство национально мыслящих масс принадлежит не к лагерю капитала, но к лагерю труда. Мы хотим и мы будем искать путь к этим массам и этот путь найдем. Мы будем делать всё, чтобы такие люди, как Шлагетер, которые готовы идти на смерть за общее дело, были не странниками в никуда, а странниками в лучшее будущее для всего человечества, чтоб они бескорыстно проливали свою горячую кровь не ради прибылей угольных и железных баронов, но за дело великого трудового немецкого народа, который является членом семьи народов, борющихся за освобождение. Шлагетер не может больше услышать правду. Но мы уверены, что сотни Шлагетеров услышат и поймут её».

Увы, большинство всё-таки не поняли. Нацизм им оказался ближе. Сам Шлагетер, ясное дело, тоже был человеком крайне «правых» взглядов. И с Гитлером был знаком, но порвал с ним в начале 1923 года, когда тот выступил против вооружённого сопротивления оккупантам. Правда, об этом нацисты скромно умалчивали, когда создали самый настоящий культ Шлагетера.

Он был назван первым солдатом Третьего Райха (der erste Soldat des Dritten Reiches). На его примере воспитывали немецкую молодежь. Ему ставили памятники, ему посвящали песни, его именем назывались улицы, дома культуры, воинские части, даже корабль (ныне португальский парусник Sagres). К сожалению, сейчас недоступна песня «Schlageter: Treu bis zur letzten Stunde» с хорошей подборкой иллюстраций о нём и фрайкорах. Но вот просто она:

А писатель Ганс Йост (Hanns Johst, в 1914 году пошёл в армию добровольцем) написал поставленную на день рождения Гитлера (тоже фронтовика и тоже добровольца) в 1933 году пьесу «Шлагетер» с посвящением «Адольфу Гитлеру с любовью и непоколебимой верностью» (Für Adolf Hitler in liebender Verehrung und unwandelbarer Treue). В этой пьесе была сцена с диалогом между Шлагетером и Фридрихом Тиманном (Friedrich Thiemann). Конец 1918 года. Они оба студенты, Шлагетер в раздумьях, но его alter ego Тиманн однозначно решил, что учёбу надо оставить ради борьбы за Отечество, пока оно несвободно. В конце концов, конечно же, Шлагетер соглашается с доводами товарища.

И вот там-то и сказал Йост устами Тиманна легендарную фразу:

«Wenn ich Kultur höre… entsichere ich meinen Browning» («Когда я слышу слово „культура”… я снимаю с предохранителя свой Браунинг!»).

Сам Шлагетер тоже разошёлся на цитаты. Сейчас в интернете многие любят ставить картинки с текстом. Ничто не ново под Луной! За неимением виртуальной сети, правда, слова печатали на плакатах и клеили на стенах, заборах и тумбах. Такой чести, например, заслужили последние слова Шлагетера, сказанные им перед казнью:

«Sei was du willst, aber was du bist, habe den Mut, ganz zu sein» («Будь кем хочешь, но имей мужество быть тем, кто ты есть, целиком»).

Schlageter

«Будь кем хочешь, но имей мужество быть тем, кто ты есть, целиком», плакат, 1941 год (lib.umn.edu).

А потом нацисты, сгубив миллионы жизней, проиграли. И Шлагетер, несмотря на его пламенный антикоммунизм, попал под жернова денацификации. Героя сражений против большевиков забыли. И на родине, и в Латвии. Справедливо ли это? Да, Шлагетера прославлял Гитлер, но разве это повод предавать имя героя забвению?

Всенародно избранный фюрер ведь и вегетарианцем был, но никто же на этом основании не предаёт анафеме данное движение и его приверженцев. И с курением, кстати, Гитлер боролся, но ведь не смолить же теперь назло до рака лёгких!

Думаю, всё дело в том, что Шлагетер был искренним неподкупным патриотом. И тем он и опасен для современной демократии. От такого барыгам мира капитала не откупиться. Что, прямо скажем, нехороший пример для общества потребления. А если ещё вдруг очередной Шлагетер поверит Радеку?!

Вообще жуть.

Шлагетер воевал против русских и коммунистов. Но это враг, достойный только уважения: благородный, идейный, искренний, не ищущий личной выгоды, а отдавший Отечеству и народу всё, включая самое дорогое – свою жизнь. Можно лишь сожалеть, что у русских в 1991 году не нашлось такого же лейтенанта, который бы боролся против сепаратистов и коллаборационистов, рвавших страну на куски.

Увы, Русский мир протух ещё до своего проявления. А немцы хотя бы пытались. И не вина Шлагетера, что наследники оказались слепцами, выбрав преступную идеологию, и слабаками. Он имел мужество быть собой – целиком и до конца.

Источник

Что же было под городом ригой

FISHKINET

АНТИФИШКИ
Всё о политике в мире

  • Филиппины залиты кровью: по призыву нового президента массово убивают наркоманов и наркодилеров
  • Пранкер с голосом Путина потребовал отчета у ректора ИРНИТУ по ситуации с COVID в вузе
  • «Петербург принял ислам?»: жители города в гневе от акции азербайджанцев на Невском проспекте
  • Чешский президент публично сжег гигантские «красные труселя»: видео
  • Тысячи россиян вышли на митинг против пенсионной реформы

в 1991 году в Риге насчитывалось почти миллион жителей,на 2 000 год 700 тысяч.это в столице республики, а провинции вообще караул.
потери населения больше чем при двух мировых войнах.
вот такая демократия и независимость от разума.

у всякой империи есть рассвет и есть закат. Российская империя не исключение и ничем не примечательней последних канувших в лету Османской и Австро-Венгерской. ну или более давних.
Русским нужно выдохнуть уже и задуматься о своей личной судьбе, как этноса, а не государствообразующей нации.
Литва? Вы задумываетесь, что будет с Ичкерией, как только у власти окажется очередной Горбачев (этнический русский, кстати)?

Ну так давайте разбираться.
Предположим, Прибалтика попросилась обратно. Что мы получим? 3 заведомо дотационных региона, которые по уровню вливания средств обгонят и Дагестан, и Якутию. Инфраструктура, пенсии, переобучение МВД, восстановление заводов и фабрик, программы жилого фонда, пенсионные реформы и постановка на учёт новых льготников.

При том, если сравнивать с тем же Крымом, где всё это мы уже сделали, там хотя бы местные жители правильно принимают изменения, и от которых Россия увидит лишь благодарность. А тут что? Пройдёт пару троек десятков лет, и они опять завопят об оккупации? Как сказал один священник из одного популярного мема: «Ну нахер!»
Может я и ошибаюсь, но мнение за всё это время сложилось однозначное.

Зря Латвии дали «независимость» в 1918 году. Надо было просто очистить эти земли от немецких оккупантов.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...