Делают ли в латвии шпроты

Шпрот, да не тот. Почему исчезли легендарные бренды Прибалтики

Шпроты Рижское золото

МОСКВА, 19 янв — РИА Новости, Владимир Веретенников. Во времена СССР прибалтийские товары славились на всю страну. Шпроты, рижский бальзам, шоколадки Laima, косметика Dzintars, радиоприемники «ВЭФ» очень ценились непритязательными советскими гражданами. РИА Новости разбиралось, как сейчас обстоит дело с некогда знаменитыми торговыми марками.

Рыбка копченая

Шпроты и сегодня — едва ли не главный экспортный товар республик Прибалтики. По классической технологии кильку или салаку коптят на ольховых опилках. Гурманы жалуются, что нынче вкус у рижских шпрот уже не тот. Связано это с директивами Евросоюза: в Брюсселе посчитали, что оригинальные шпроты были чрезмерно копчеными.

К счастью, Европа все же сжалилась над производителями шпрот. В 2010 году на заседании экспертной группы в Брюсселе решили не распространять требования по уровню бензапирена в копченой рыбе на этот продукт. В 2014-м структуры ЕС еще раз подтвердили, что прибалты могут и далее коптить рыбу традиционными методами. Велели лишь немного изменить рецептуру.

«20 лет врозь»: как делают латвийские шпроты и рижскую косметику

Москва же запретила импорт шпрот еще в 2006 году. Введенные тогда Россией нормы оказались в пять раз строже европейских. Запрет действовал два года. Затем российские власти утвердили европейские нормативы по бензапирену в рыбных консервах.

Когда в 2014-м началась санкционная война, шпроты и другие рыбные консервы не попали под эмбарго. Для прибалтов это послабление было важным источником дохода.

Источник

«Рижские шпроты» становятся историческим раритетом

В городе Лиепая в Латвии закрылся последний рыбоперерабатывающий завод

Можно с облегчением вздохнуть, экология в Латвии одержала очередную стратегическую победу. В конце уходящей недели в латвийском городе Лиепая закрылся последний рыбоперерабатывающий завод, выпускавший знаменитые «Рижские шпроты». А ведь старался держаться до последнего. В отличие от всяких там промышленных гигантов, построенных во времена СССР.

Можно помянуть завод «Радиотехника» (легендарные приемники ВЭФ и «Спидола»), Рижскую автобусную фабрику (ныне некогда популярные РАФы заменили «Газели» и прочие микроавтобусы российских сборки и производства), Рижский вагоностроительный завод и, конечно же, главный в СССР производитель вкуснейшей сгущенки Молочно-консервный комбинат в Резекне, чья продукция в Советском Союзе была большим дефицитом, поскольку, по большей части, шла на экспорт.

Теперь вот и шпротам кирдык пришел. Ничего, у нас уже давно производят эти рыбные консервы в Калининграде. Если в первые годы качество продукции было не совсем, то сейчас уже ничем не хуже, а то и получше будет. Так что мы никакого урона не понесли. А латыши?

Стоит ли везти шпроты на подарок из Латвии? Какие шпроты вкуснее: РИГА VS КИЕВ. Дегустация вслепую.

Что латыши. Латыши теперь в Евросоюзе и НАТО. Ну, и там по хозяйству местным помогают в Польше, Германии, Великобритании.

— Тему Лиепайского завода я закрыл первого сентября, теперь там всем будут заправлять администраторы неплатежеспособности Trasta komercbanka. В Латвии никому ничего не нужно. По сути, теперь это брошенная земля, а самого завода больше нет.

На территории только охрана, да и та приезжает из Риги, — рассказал журналистам Sputnik Латвия теперь уже бывший владелец Лиепайского рыбоконсервного завода Игорь Крупник. Он с семьей перебрался в Израиль, где намеревается со временем запустить рыбоконсервное производство. И не стоит удивляться, если в Риге вдруг появятся шпроты из Израиля. Калининградские ведь продаются же. И ничего — покупают.

Зато у местного населения в Латвии есть повод гордиться, как они окорот дают русскоязычным. Давеча не какой-нибудь активист общества почитателей «Лесных братьев», а целый вице-президент Латвийского общества врачей, анестезиолог-реаниматолог Робертс Фурманис похвастался случаем, когда он отказался помочь посетителю больницы только потому, что тот говорил по-русски. Вы ему только про клятву Гиппократа не напоминайте, похоже, на латышский язык ее еще не перевели. Зато он «до костей латыш», и у него даже «есть майка с такой надписью».

Что же касается рыбоконсервного завода в Лиепае, который был открыт еще аж в 1892 году, он сумел пережить две мировые войны, революции в России, перестройку и демократизацию, но период второй независимости Латвии привел его к неизбежному летальному исходу. Причем, еще весной власти Латвии обещали помочь владельцу завода сохранить предприятие, но, как оказалось, обманули. Где теперь работать бывшим сотрудникам предприятия, непонятно. Но это, впрочем, и не наше дело.

Главное – не изменять русофобии и отказываться от проклятого наследия и общего исторического прошлого с Россией. Чтобы иметь повод для гордости и пышаться, как сейчас на Украине. В Юрмале уже допышались. Некогда популярный за счет российских туристов курорт, в котором негде яблоку было упасть, неотвратимо хиреет год от года, а финны, литовцы и эстонцы, приезжающие сюда на отдых, не могут заместить россиян ни финансово, ни количественно.

Есть еще Рижский порт, который пока еще работает. Но и там объемы по перевалке грузов за январь-август нынешнего года упали на 26%. У России собственные мощности появились на Балтике, которые развиваются к тому же, и зачем нам кормить чужих дяденек, да еще проводящих антироссийскую политику, если это все у нас есть.

Нет, конечно, Советский Союз оставил там большое наследие. И еще года 3, а то и все 5 лет, Рижский порт поработает. Там еще Белоруссия грозится, но пока не забирает свои грузопотоки из прибалтийских портов. Но ведь после реакции на выборы со стороны Риги и Вильнюса это уже представляется неизбежным. А потом еще лет пять там оборудование в порту надо будет распиливать.

В металлолом целый кран ведь не примут. Так что лет 10 еще в Риге будет чем заняться. Правда, не всем. Ударницам сексуального фронта (в середине 90-х Рига стала столицей секс-туризма для европейцев, но сейчас это звание у Латвии отобрала Украина), например, и приемщикам черного и цветмета. И ни в коем случае не говорить ни с кем по-русски.

Все должно последовательно и завершаться в единой логике процесса.

А потом, главное, чтобы последний, кто будет уходить оттуда, не забыл выключить свет. А нам, у кого дома баночка латвийских шпрот есть еще, надо бы не есть «Рижские шпроты», а сохранить, как некий раритет, можно даже сказать, исторический артефакт. Потом будем еще внукам показывать реликвию – была, мол, такая страна, вон что делала. У меня на даче даже приемник транзисторный ВЭФ еще сохранился. А вот «Спидолы» не нашел, уж очень популярна стала после фильма «Ошибка резидента».

Этого ведь больше не будет.

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г.

И.О. ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА — НОСОВА ОЛЕСЯ ВЯЧЕСЛАВОВНА.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АО «ИД «Комсомольская правда». ИНН: 7714037217 ОГРН: 1027739295781 127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

Источник

masterok

После ликвидации «РАФ», «Радиотехники», Рижского вагоностроительного завода, молочно-консервного завода и знаменитого в советский период «Дзинтарса» шпроты оставались, наверное, единственным толковым и востребованным брендом «незалежной» Латвии. Но официальная Рига своей непродуманной политикой умудрилась прикончить и его.

Началось это уже давно, все оборудование латвийских заводов было куплено российским бизнесом, который организовал производство шпрот в России. Вот я был на одном из таких заводов и показывал вам Как делают российские шпроты

Так почему же это произошло?

Во-первых, Латвия ответила за свою последовательную русофобскую политику. Как объяснял владелец Kolumbija Ltd, производившей «Рижские шпроты», российские контрсанкции отобрали у последнего рыбоперерабатывающего завода в Лиепае 80% традиционного рынка сбыта. Последние годы компания пыталась выживать с оставшимися 20%.

Во-вторых, возрождению производства помешали европейские правила формирования цен на электричество. Сегодня в ЕС крайне популярна возобновляемая «зеленая» энергетика (биогаз, малые ГЭС, ветропарки и т.д.). К сожалению, себестоимость киловатта существенно дороже более традиционной генерации.

Поэтому под давлением Брюсселя с 2008 года потребителям приходится платить Компонент обязательной закупки электроэнергии (КОЗ), который включен в тариф и направляется на субсидирование ВОИ. Из-за этого цена на электричество для промышленного производство стала высокой, сделав его нерентабельным. Одной из жертв «зеленых» уже стал завод «Лиепайский металлург». Представитель предприятия прямо заявлял:

Убытки создает высокая цена на электроэнергию – 90 евро за мегаватт-час (МВт·ч). С такой ценой производство не очень рентабельно, поэтому необходимо думать о ее снижении.

Но услышан он не был, и завод закрылся, а его оборудование было распродано. Об аналогичных трудностях заявлял и владелец рыбоперерабатывающего предприятия Игорь Крупник. Помимо дорогой электроэнергии, препятствует развитию промышленности и высокая стоимость газа. Есть мнение, что это сами латвийские власти, тесно связанные с владельцами модных «зеленых» энергостанций, лоббируют КОЗ в ущерб собственным производителям. Год назад со скандалом был отстранен министр экономики Ральф Немиро, планировавший отказаться от накладного тарифа, а его советник и юрист Павел Ребенок был жестоко убит.

В-третьих, сделала свое черное дело пандемия коронавируса, которая еще сильнее снизила рентабельность бизнеса. Власти страны демонстративно пытались «помочь» Kolumbija Ltd, предоставив возмещение компании за три весенних месяца в размере 20%, но сделали это весьма своеобразно. Оказывается, на все организационно-правовые вопросы было издевательски отведено лишь два дня, потому руководство просто физически не успело воспользоваться такой «помощью».

Наконец, история знаменитого предприятия закономерно завершилась тем, что на него пришли профессиональные ликвидаторы. Изначально завод обслуживался в банке SEB, но там не проявили понимания к его финансовым трудностям, предложив досрочно закрыть кредиты. Не повезло и с новым банком Trasta komercbanka, который начал банкротиться в 2017 году. Стоит отметить, что прежний мэр Лиепаи Улдис Сескс пытался отстоять компанию перед кредиторами, однако новый владелец в лице банка Citadele решил завод продавать.

Как поясняет сам Игорь Крупник, в Латвии очень популярен «бизнес» в сфере администрирования неплатежеспособности. Этим занимаются профессиональные юристы, как правило, тесно связанные с властями. Никакое производство их не интересует, им выгодно проблемное предприятие поскорее продать, чтобы получить свои проценты от сделки.

Результат закономерный: последний производитель «Рижских шпрот» закрыт, люди остались без работы. Сам предприниматель намерен теперь переехать в Израиль. По его словам, в Латвии никому никакой бизнес сегодня не нужен, тут всем заправляют администраторы неплатежеспособности.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...