Как латвия вошла в состав СССР

Присоединение Прибалтики к СССР: правда и ложь

При каких обстоятельствах происходило присоединение стран Прибалтики к СССР, и как на самом деле восприняли это присоединение местные жители?

Советские историки характеризовали события 1940 года как социалистические революции и настаивали на добровольном характере вхождения прибалтийских государств в состав СССР, утверждая, что оно получило окончательное оформление летом 1940 года на основе решений высших законодательных органов этих стран, получивших на выборах самую широкую поддержку избирателей за всё время существования независимых прибалтийских государств. С подобной точкой зрения согласны и некоторые российские исследователи, которые также не квалифицируют события как оккупацию, хотя и не считают вхождение добровольным.

Большинство зарубежных историков и политологов, а также некоторые современные российские исследователи, характеризуют этот процесс как оккупацию и аннексию независимых государств Советским Союзом, осуществлённую постепенно, в результате ряда военно-дипломатических и экономических шагов и на фоне разворачивающейся в Европе Второй мировой войны. Современные политики говорят также о инкорпорации, как о более мягком варианте присоединения. По мнению экс-главы МИДа Латвии Яниса Юрканса, «В американо-балтийской хартии фигурирует именно слово инкорпорация».

Отрицающие оккупацию ученые указывают на отсутствие военных действий между СССР и странами Балтии в 1940 году. Их оппоненты возражают, что определение оккупации не обязательно подразумевает войну, например оккупацией считается захват Германией Чехословакии в 1939 году и Дании в 1940.

Прибалтийские историки подчёркивают факты нарушения демократических норм при проведении внеочередных парламентских выборов, состоявшихся в одно и то же время в 1940 году во всех трёх государствах в условиях значительного советского военного присутствия, а также тот факт, что на выборах, состоявшихся 14 и 15 июля 1940 года, был дозволен только один выдвигаемый от «Блока трудового народа» список кандидатов, а все остальные альтернативные списки были отклонены.

Прибалтийские источники считают, что результаты выборов были сфальсифицированы и они не отражали волю народа. Например, в статье, размещённой на сайте министерства иностранных дел Латвии, историк И. Фелдманис приводит информацию о том, что «В Москве советское агентство новостей ТАСС дало информацию об упомянутых результатах выборов уже за двенадцать часов до начала подсчёта голосов в Латвии». Он же приводит мнение Дитриха А. Лёбера (Dietrich André Loeber) — правоведа и одного из бывших военнослужащих диверсионно-разведывательного подразделения абвера «Бранденбург 800» в 1941—1945 — о том что аннексия Эстонии, Латвии и Литвы была фундаментально нелегальна, поскольку она базируется на интервенции и оккупации. Из этого делается вывод, что решения прибалтийских парламентов о вхождении в СССР были предопределены заранее.

п1.png

Старая Рига в СССР. Город для людей (1976) Архив Истории СССР

Вот как об этом рассказывал сам Вячеслав Молотов (цитата по книге Ф. Чуева «140 бесед с Молотовым»):

«Вопрос о Прибалтике, Западной Украине, Западной Белоруссии и Бессарабии мы решили с Риббентропом в 1939 году. Немцы неохотно шли на то, что мы присоединим к себе Латвию, Литву, Эстонию и Бессарабию. Когда через год, в ноябре 1940 года, я был в Берлине, Гитлер спросил меня: «Ну хорошо, украинцев, белорусов вы объединяете вместе, ну, ладно, молдаван, это еще можно объяснить, но как вы объясните всему миру Прибалтику?»

Я ему сказал: «Объясним».

Коммунисты и народы Прибалтийских государств высказались за присоединение к Советскому Союзу. Их буржуазные лидеры приехали в Москву для переговоров, но подписать присоединение к СССР отказывались. Что нам было делать? Я вам должен сказать по секрету, что я выполнял очень твердый курс. Министр иностранных дел Латвии приехал к нам в 1939 году, я ему сказал: «Обратно вы уж не вернетесь, пока не подпишете присоединение к нам».

Из Эстонии к нам приехал военный министр, я уж забыл его фамилию, популярный был, мы ему то же сказали. На эту крайность мы должны были пойти. И выполнили, по-моему, неплохо.

Я в очень грубой форме вам это представил. Так было, но все это делалось более деликатно.

— Но ведь первый приехавший мог предупредить других, — говорю я.

— А им деваться было некуда. Надо же как-то обезопасить себя. Когда мы предъявили требования… Надо принимать меры вовремя, иначе будет поздно. Они жались туда-сюда, буржуазные правительства, конечно, не могли войти в социалистическое государство с большой охотой. А с другой стороны, международная обстановка была такова, что они должны были решать.

Находились между двумя большими государствами — фашистской Германией и советской Россией. Обстановка сложная. Поэтому они колебались, но решились. А нам нужна была Прибалтика…

С Польшей мы так не смогли поступить. Поляки непримиримо себя вели. Мы вели переговоры с англичанами и французами до разговора с немцами: если они не будут мешать нашим войскам в Чехословакии и Польше, тогда, конечно, у нас дела пойдут лучше. Они отказались, поэтому нам нужно было принимать меры хоть частичные, мы должны были отдалить германские войска.

Если бы мы не вышли навстречу немцам в 1939 году, они заняли бы всю Польшу до границы. Поэтому мы с ними договорились. Они должны были согласиться. Это их инициатива — Пакт о ненападении. Мы не могли защищать Польшу, поскольку она не хотела с нами иметь дело.

Ну и поскольку Польша не хочет, а война на носу, давайте нам хоть ту часть Польши, которая, мы считаем, безусловно принадлежит Советскому Союзу.

И Ленинград надо было защищать. Финнам мы так не ставили вопрос, как прибалтам. Мы только говорили о том, чтобы они нам часть территории возле Ленинграда отдали. От Выборга. Они очень упорно себя вели. Мне много приходилось беседовать с послом Паасикиви — потом он стал президентом. По-русски говорил кое-как, но понять можно.

У него дома была хорошая библиотека, он читал Ленина. Понимал, что без договоренности с Россией у них ничего не получится. Я чувствовал, что он хочет пойти нам навстречу, но противников было много.

— Финляндию пощадили как! Умно поступили, что не присоединили к себе. Имели бы рану постоянную. Не из самой Финляндии — эта рана давала бы повод что-то иметь против Советской власти…

Там ведь люди очень упорны, очень упорны. Там меньшинство было бы очень опасно.

А теперь понемногу, понемногу можно укрепить отношения. Демократической ее сделать не удалось, так же как и Австрию.

Хрущев отдал финнам Порккала-Удд. Мы едва ли отдали бы.

С китайцами из-за Порт-Артура портить отношения не стоило, конечно. И китайцы держались в рамках, не ставили своих пограничных территориальных вопросов. А вот Хрущев толкнул…»

Источник

Как СССР присоединил Прибалтику: воспоминания советского разведчика

Вхождение Литвы, Латвии и Эстонии в состав СССР в 1940 году стало результатом тонкой игры Москвы на противоречиях между Великобританией, Германией и Швецией, которые боролись за контроль над Прибалтикой. Ведущую роль в этой игре сыграли советские разведчики, которые завербовали ключевых прибалтийских руководителей и в итоге оставили Гитлера с носом. О том, как это было, рассказывается в воспоминаниях заместителя начальника отдела иностранной разведки ГУГБ НКВД в 1939–1940 годах, выдающегося советского разведчика Павла Судоплатова.

Павел Судоплатов

Павел Анатольевич Судоплатов — легендарная личность в истории российских спецслужб. Еще до войны он лично ликвидировал влиятельного лидера Организации украинских националистов (ОУН, запрещена в России) Евгения Коновальца.

Во время Великой Отечественной войны гениально осуществил несколько диверсий против Третьего рейха и его союзников, навсегда войдя в историю мировой разведки. Однако мало кто знает, что в 1939–1940 годах Павел Судоплатов принимал участие в решении судеб Прибалтийских государств-лимитрофов. Об этом он поведал в своей последней книге воспоминаний «Победа в тайной войне. 1941–1945 годы».

Прибалтийское пространство в предвоенный период представляло собой плацдарм, на котором происходили ожесточенные столкновения разведслужб разных стран, в первую очередь — Англии, Германии и Советского Союза.

Карлис Ульманис, диктатор Латвии, вступавший в регулярные контакты с органами советской разведки

Карлис Ульманис, диктатор Латвии, вступавший в регулярные контакты с органами советской разведки

Еще с 1918 года во время гражданской войны английские эмиссары усиленно опекали латышского агронома Карлиса Ульманиса, обеспечив ему важнейшую государственную должность главы правительства. Не желали они ослаблять хватку и в 1930-е годы. Британская разведка оказывала поддержку Ульманису в статусе авторитарного лидера республики.

В свою очередь, гитлеровская Германия, системно наращивавшая вооружение и готовившаяся к масштабной военной экспансии, постепенно пыталась овладеть контролем над прибалтийскими элитами.

Наконец, Советский Союз был вынужден реагировать на тревожные симптомы у своих западных границ.

Позже, в разгар германской агрессии против Польши, СССР подписал с Латвией пакт о взаимопомощи. В результате на территории Латвии был размещен ограниченный военный контингент и развернута военная база. Немцы благосклонно отнеслись к этому, поскольку намеревались подробно изучить сильные и слабые места Красной армии, чьи подразделения были размещены в Прибалтике.

Подписание договора о ненападении между СССР и Германией

Подписание договора о ненападении между СССР и Германией

Подписание договора о ненападении между Латвией и Германией. Июнь 1939 года

Подписание договора о ненападении между Латвией и Германией. Июнь 1939 года

Подписание пакта о взаимопомощи между СССР и Латвией. Октябрь 1939 года

Подписание пакта о взаимопомощи между СССР и Латвией. Октябрь 1939 года

Отметим, что Рига и Таллин в те годы были буквально наводнены немецкими резидентами. Вильгельм Канарис и Ганс Пикенброк, высшие руководители гитлеровских спецслужб, регулярно наведывались в Прибалтику. Впрочем, обо всех телодвижениях немецкой разведки, как пишет Судоплатов, советская сторона была прекрасно осведомлена.

И вот в октябре 1939 года Вячеслав Молотов, глава советской дипломатии, созвал экстренное закрытое совещание у себя в кабинете. Речь на нем шла о «защите стратегических интересов» в Прибалтике. Вячеслав Михайлович заявил, что германские власти никогда не потерпят кардинальных социальных преобразований, которые бы привели к вхождению этих стран в состав Советского Союза.

Тогда Молотов признал, что лучший способ защитить СССР в Прибалтике — это «помочь рабочему движению свергнуть марионеточные режимы».

Вскоре шведская и берлинская резидентуры донесли в Кремль, что гитлеровцы намерены отправить в Ригу и Таллин свои экономические делегации с целью заключения с местными правительствами более прочных и долгосрочных соглашений. Судоплатов отмечает, что телеграммы с этим предупреждением пришли одновременно от посла и резидента, что заставило обратить особое внимание на этот сигнал.

Следующее совещание по прибалтийской проблематике созвал Лаврентий Павлович Берия, тщательно ознакомившийся с телеграммами.

Глава НКВД предложил сыграть на внутренних противоречиях между ведущими игроками на балтийском поле — Англией, Германией и Швецией — для усиления военно-политических позиций Советского Союза в регионе.

Иван Андреевич Чичаев, резидент СССР в Риге, поддерживавший связи с латышской политической элитой

Иван Андреевич Чичаев, резидент СССР в Риге, поддерживавший связи с латышской политической элитой

По замыслу Берии, такая стратегия сталкивания оппонентов лбами могла привести к свержению прибалтийских режимов, которые с 1918 года держались «на германских штыках». Он приказал вызвать резидента Москвы в Риге Ивана Андреевича Чичаева для детальных консультаций в течение трех ближайших дней.

Вспоминая настроения, царившие во время того исторического совещания, Судоплатов отмечает: «В районах, уже официально вошедших теперь в сферу наших интересов, мы начали кардинально новую политику с тем, чтобы изменить политическую систему Прибалтийских государств».

Хитрость и дальновидность советской внешней политики заключались в том, что дипломаты не раскрывали подробностей своих планов и не декларировали намерений включить Прибалтику в состав СССР. Следовательно, нацистская администрация была уверена, что Сталин ограничится только вводом войск прикрытия.

Павел Судоплатов подчеркивает, что события июня-июля 1940 года «застали немцев врасплох».

Военная машина гитлеровской Германии была увлечена экспансией на Запад, а соединения нацистской авиации, флота и сухопутных войск было чрезвычайно тяжело переориентировать за короткий срок, поэтому Гитлер не смог противодействовать планомерному укреплению СССР в Прибалтике.

Берлин отправил своим диппредставительствам в Европе телеграмму, в которой заявил, что «беспрепятственное утверждение русских войск в Латвии, Литве и Эстонии и реорганизация правительств, произведенная советским руководством с намерением обеспечить тесное сотрудничество с этими странами, касаются только России и Прибалтики».

Там же сотрудникам внешнеполитических ведомств Германии было предписано всеми силами избегать обострения германо-советских столкновений.

Сообщение было благополучно перехвачено органами советской разведки, в результате чего Москва могла чувствовать себя увереннее в проведении акций в Прибалтике, не опасаясь явной агрессии со стороны Берлина.

Парад нацистских оккупационных войск в центре Парижа

Парад нацистских оккупационных войск в центре Парижа

Эти сведения о сдержанном нейтралитете поступили не только из перехваченного предписания немецкого МИД. Информация подтверждалась и секретными донесениями источника «Юна», с которым поддерживала тесную связь вернувшаяся на оперативную работу в Германию известная советская разведчица Елизавета Зарубина.

Однако далее произошло то, что трудно было предсказать. После сорока четырех дней военной кампании пала Франция, и нацистские войска устроили победоносное шествие по Парижу. Большая часть французского политического истеблишмента и армейской элиты предпочла открытое сотрудничество с гитлеровскими оккупантами.

В условиях, когда многонаселенная страна с отлаженным военным механизмом стала легкой добычей Третьего рейха, его руководство изменило позицию по прибалтийскому вопросу и решило предотвратить риски советизации буферной зоны.

ИНО ОГПУ, руководителем которого был Судоплатов, получил эту информацию от агента под псевдонимом «Ариец» — сотрудника Министерства иностранных дел Германии, приближенного Риббентропа.

Согласно донесению разведчика «Арийца», нацисты были согласны, чтобы правительства Прибалтийских республик приняли требования советской стороны, мотивируя это тем, что включение Литвы, Латвии и Эстонии в сферу интересов СССР — «явление временное».

В итоге в середине июня 1940 года руководство СССР форсировало события, и советские войска вошли в Прибалтику: мирно, спокойно, на основе предварительных соглашений, заключенных с законными правительствами.

Янис Балодис, председатель айзсаргов, военный министр Латвии, сотрудничавший с НКВД

Янис Балодис, председатель айзсаргов, военный министр Латвии, сотрудничавший с НКВД

Судоплатов, впрочем, признает, что советская сторона «диктовала условия этих соглашений». Павел Анатольевич откровенно пишет: «…Вряд ли нам удалось бы так быстро достичь взаимопонимания, если бы все главы Прибалтийских государств — Ульманис, Сметона, Урбшис и Пятс, в особенности латышское руководство — Балодис, Мунтерс, Ульманис, — не находились с нами в доверительных секретных отношениях».

На самом деле советские представители могли себе позволить договариваться с балтийскими лидерами о беспрепятственном размещении армейских подразделений и добиваться различных экономических и политических компромиссов, а Судоплатов отмечает, что некоторые «не гнушались принимать от резидентуры и доверенных лиц деньги», чему есть документальные подтверждения в архивах.

Источник

Присоединение Прибалтики к СССР: дата, исторические факты

Все чаще в новостях можно увидеть сообщения о том, как Латвия предъявляет требования России о возмещении ущерба, полученного в период «советской оккупации». Размер компенсации, по подсчетам латвийских политиков и экспертов, составляет миллиарды долларов. Такие же претензии выставляют и Эстония с Литвой.

Что это была за «оккупация»? Когда Латвия вошла в состав СССР? К каким последствиям все это привело? Когда Прибалтика вошла в состав СССР? Об этом ниже.

Период независимости прибалтийских государств

По итогам Первой мировой войны, двух революций и гражданской войны Российская империя распалась. От нее откололись ряд государственных образований, в том числе и Эстония, Латвия и Литва. В 1918 году правительства стран провозгласили независимость, а уже в 1920 году ее официально признала советская Россия, заключив с ними договоры о границе.

Освободительные войны и ряд сопутствующих событий привели к упадку национальных хозяйств, разрыву торгово-экономических связей с Россией. Благодаря именно этим контактам экономика региона развивалась, находилась в стабильном положении.

Экономику стран спасли несколько факторов:

  • англо-французская помощь;
  • расширение торговли с Германией;
  • появление новых источников доходов (например, в Эстонии такими стали добыча и экспорт сланцев).

Плюс грамотные земельная и другие реформы привели к появлению класса собственников и перераспределению доходов. Приток же иностранных инвестиций оживил промышленность и отрасли сельского хозяйства.

В политическом плане страны шли по одному пути: от демократии к авторитаризму. Изначально в республиках установилась парламентская демократия. Далее последовали государственные перевороты, приведшие к установлению авторитарных режимов.

Ситуация в Европе

Государства перед присоединением к СССР Прибалтики являлись ареной борьбы между Германией, СССР, Великобританией и Францией на протяжении 1930-х годов. Но уже к концу десятилетия соперничество шло только между первыми двумя державами.

К тому времени Третий рейх набирал политическую, военную и экономическую мощь для осуществления своих преступных замыслов. Естественно, это беспокоило Советский Союз и некоторые восточноевропейские страны (включая прибалтийские).

В 1938 году было заключено Мюнхенское соглашение, по которому часть Чехословакии с добровольного согласия Франции и Великобритании передавалась Германии. Данный факт показал, что у небольших европейских стран нет способов бороться с державами.

Мюнхенское соглашение

В СССР видели, насколько опасны заигрывания с Гитлером, это грозило новой катастрофой для Европы. Весной 1939 года Сталин предложил союзникам заключить коллективный договор о безопасности, приняв на себя обязательства защищать восточноевропейские страны, включая Прибалтику. Однако между союзниками и СССР возникли разногласия как на идеологической почве, так и сфер интересов. Понимая, что Европа и мир катятся к войне, а сама армия к этому не готова, Советский Союз вынужден был пойти на шаг, за который потом его будут причислять к зачинщикам Второй мировой войны.

Пакт о ненападении 1939 года

За год до присоединения Прибалтики Советский Союз активно сближался с Третьим рейхом. Велись переговоры между министрами иностранных дел Вячеславом Молотовым и Йоахимом Риббентропом.

23 августа был подписан Пакт о ненападении, а также составлен секретный протокол о разграничении сфер влияния в Восточной Европе. Согласно протоколу Финляндия, Эстония, Латвия и восточная Польша отходили СССР, а Литва с западом Польши — Германии.

Пакт Молотова-Риббентропа

Такой расклад был на руку Москве по причине отсутствия союзных договоренностей с Западом и необходимости отодвинуть границы далеко на запад перед войной.

1 сентября 1939 года германские войска вторглись в Польшу, что послужило началом Второй мировой войны. Союзники 3 сентября объявили войну нацистам, но активных движений не предпринимали. Советский Союз 17 сентября в соответствии с договоренностями ввел войска на Западную Украину и Западную Белоруссию, присоединив их в дальнейшем.

Вермахт в Польше

Прибалтийские страны оказались между двух огней, нацистским и коммунистическим. Несмотря на отрицание существования секретного протокола, Эстония, Латвия и Литва прекрасно осознавали, что они могут быть следующими. В странах произошел политический раскол: одни силы были за продолжение развития связей с Германией, другие — с коммунистами, а левые силы вообще продвигали идею вхождения Прибалтики в состав СССР.

Договоры о взаимной помощи

После начала войны СССР начал быстро действовать в прибалтийском регионе. К тому времени между Советами и республиками действовали два соглашения: о мире (1920) и пакты о ненападении (1932).

25 сентября секретный протокол был изменен: теперь Литва переходила в сферу интересов СССР, а центр Польши — рейху. Это объяснялось стремлением Сталина заполучить важные балтийские портовые города.

Карта 1939 года

Итак, уже в двадцатых числах сентября 1939 года председатель СНК Молотов предложил (а точнее, даже настаивал) министру торговли Эстонии заключить военный союз «для защиты интересов Советского Союза». Эстония и последующие страны с Финляндией ссылались на нейтралитет, объявленный во избежание участия в войне. Но было понятно, что от этого не убежать.

29 сентября, 5 октября и 10 октября Эстония, Латвия и Литва добровольно подписали пакты «О взаимной помощи» с СССР, предусматривающие:

  1. Гарантии безопасности для участвующих сторон.
  2. Создание военно-морских и воздушных баз советских войск на территории прибалтийских государств.
  3. Поставку льготной военной помощи Прибалтике.
  4. Отказ от участия в других военно-политических блоках.

Последнее положение впоследствии привело к присоединению к СССР Прибалтики.

Ввод советских войск

Сразу же начался ввод уже подготовленных военных контингентов. В Эстонию был введен корпус численностью 25 тыс. человек, в Латвию — тоже 25 тыс. человек, а в Литву — около 20 тыс.

Советские солдаты расположились на следующих военных базах:

  • Остров Сааремаа и прилегающие острова (Эстония).
  • Порты Вентспилс и Лиепая (Латвия).
  • Алитус и другие города (Литва).

В это же время Москва сделала по отношению к Литовской Республике своеобразный дружественный жест. Отнятые у Польши Вильнюс и Виленский край, населенные преимущественно литовцами, были включены в состав Литвы. Понятно, что это был определенный политический ход Москвы, который в будущем оказался верным.

Смена правительств и выборы в парламент

Видно, что процесс включения Прибалтийских республик в состав СССР состоял из нескольких этапов. Прибалтийские страны понимали, что они должны сделать свой исторический выбор.

Весной-летом 1940 года возник политический кризис из-за ряда обстоятельств. Кремль обвинил страны в нарушении пактов о взаимной помощи в связи с существованием Балтийской Антанты, военно-политического объединения Эстонии, Латвии и Литвы, созданного еще в 1934 году. Кроме этого, советская власть была недовольна участившимися пропажами собственных военнослужащих на базах. Согласно некоторым фактам военные были убиты литовскими правоохранительными органами. На основании этого 14 июня Сталин выдвинул правительствам следующий ультиматум: смена состава правительства, в котором будут находиться коммунистические силы, роспуск парламента и проведение досрочных выборов.

На следующий день были введены дополнительные дивизии.

В июле проведены первые социалистические преобразования, в частности национализация предприятий, снятие запрета на деятельность коммунистических партий, и организация уличных шествий в поддержку советской системы.

Уличные демонстрации

Выборы были проведены очень быстро. По их итогам в парламенты трех республик прошел только один избирательный блок — «Союз трудового народа». Официальная явка составила около 80 с лишним процентов, а более 90 процентов избирателей проголосовали за просоветскую партию.

Присоединение к СССР Прибалтики

По итогам выборов и изменений в политике коммунистические правительства направили запрос советской власти с просьбой официально принять их в состав как Эстонская ССР, Латвийская ССР и Литовская ССР. Случилось это 21 июля 1940 года.

В поддержку присоединения

С 3 по 6 августа произошло присоединение Латвии к СССР, а также оставшихся республик. Такое решение принял Верховный Совет СССР, высший законодательный орган.

Последствия

Присоединение к СССР Прибалтики сдвинуло западные границы на 200-400 км. Это был небольшой, так сказать, территориальный резерв в случае начала войны с Германией. В 1940-1941 гг. продолжился быстрыми темпами процесс советизации Прибалтики: национализация промышленности и банков, индустриализация, коллективизация сельского хозяйства, насаждение культа личности вождя. Начались репрессии против интеллигенции, крупных землевладельцев.

Для искоренения антисоветских сил и укрепления коммунистического духа произведены массовые депортации коренных народов на восток. Так, из Латвии выслали около 15 тысяч человек.

Депортация в СССР

Оценка произошедшего

В советской историографии господствовала позиция о добровольном присоединении Прибалтики к СССР в 1939-1940 годах. Аргументами служат соответствие действий советских властей международному праву, добровольное согласие на ввод войск, проведение выборов, отсутствие военных действий, что не означает оккупации.

Современники произошедшего и большинство западных ученых считают вхождение Прибалтики в состав аннексией, или захватом. Что касается выборов, то они были сфальсифицированы, в бюллетенях присутствовала только одна партия.

Современные власти Прибалтики, США, Евросоюза также говорят об оккупации. В американской трактовке используется несколько другой термин под названием инкорпорация, более мягкий вариант оккупации.

Российский МИД, несмотря на официальное признание РСФСР аннексии в 1991-м, сегодня заявляет о легитимности событий 1940 года, указывая опять-таки на добровольность.

Таким образом, путем различных военно-дипломатических и экономических акций Советский Союз закрепился у Балтийского моря, расширил границы. Несмотря на признаки противоправных действий, меры Союза были продиктованы соображениями безопасности, необходимости подготовки к войне.

Источник

Как Литва, Латвия и Эстония входили в состав СССР

13:19 25.07.2022 • Петр Журавлев, журналист-международник

21 июля 1940 года парламенты Литвы, Латвии и Эстонии провозгласили установление советской власти в своих республиках и приняли декларации о вхождении в СССР. Через две недели эти страны были приняты в состав Советского Союза. В современной Прибалтике эти события считают началом «советской оккупации», продлившейся с перерывом на немецкую, чуть более полувека.

Немного предыстории. В конце сентября — начале октября 1939 года Советский Союз заключает с тремя прибалтийскими странами договоры о взаимопомощи, на основании которых в Латвии, Литве и Эстонии появляются советские военные базы.

Ни о каком противодействии со стороны властей республик речи не шло. 31 октября 1939 года нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов заявил на сессии Верховного Совета: «Особый характер указанных пактов взаимопомощи отнюдь не означает какого-либо вмешательства Советского Союза в дела Эстонии, Латвии и Литвы, как это пытаются изобразить некоторые органы заграничной печати. Напротив, все эти пакты взаимопомощи твердо оговаривают неприкосновенность суверенитета подписавших его государств и принцип невмешательства в дела другого государства. Эти пакты исходят из взаимного уважения государственной, социальной и экономической структуры другой стороны и должны укрепить основу мирного, добрососедского сотрудничества между нашими народами».

Президент Латвии Карлис Ульманис, в свою очередь, заявлял: «Недавно заключенный договор о взаимной помощи с Советским Союзом укрепляет безопасность наших и его границ». Объективные свидетельства говорят о том, что вплоть до лета 1940 года расположение военных баз на территории Латвии, Литвы и Эстонии вполне удовлетворяло Москву. Доходило до того, что командиры советских частей, размещенных в республиках, выдавали властям местных коммунистов, пытавшихся найти убежище на территории советских баз. При этом Москва имела в Прибалтике и своих идеологических единомышленников, и значительную часть населения, которое, выбирая между Германией и СССР, склонялось в пользу последнего.

Но когда было принято окончательное решение запустить механизм присоединения? Известный российский историк Александр Дюков отмечает: 23 мая 1940 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о репатриации в Литву литовского населения пограничных с Литвой районов Белоруссии. Никакого смысла подобный документ не имел бы, если бы решение о присоединении Литвы к тому времени было принято. Ссылаясь на документы Национального архива Республики Беларусь, Дюков обнаружил, что решение Политбюро в июне не только не отменено, но и принято к исполнению на местах.

А 22 июня 1940 года нарком ВМФ СССР Кузнецов направляет докладную записку Сталину, в которой обращает внимание на необходимость заключения с правительствами Латвии и Эстонии договоров аренды новых территорий в районе Таллина и Либавы. Поскольку документ для широкого круга лиц не предназначался, наркому Кузнецову не было нужды «делать вид». То есть можно с уверенностью говорить, что еще 22 июня 1940 года о присоединении Прибалтики к СССР речи не шло. Хотя в этот момент во всех трех республиках происходит смена власти и формируются просоветские народные правительства.

В эти июньские дни 1940 года на другом конце Европы терпит окончательный военный крах Франция. Надежды связать Гитлера войной на Западе тают как дым. 22 июня в Компьенском лесу французские представители подписывают перемирие с Третьим Рейхом, которое правильнее назвать капитуляцией. Согласно условиям капитуляции, 3/5 территории Франции были отданы под управление Германии.

Французские войска были разоружены, а содержать немецкие оккупационные войска должны были сами же французы. Французский флот (7 линкоров, 18 крейсеров, 48 эсминцев, 71 подводная лодка и другие суда) должен был быть разоружён под контролем Германии и Италии.

1 июля 1940 года нарком иностранных дел Вячеслав Молотов в беседе с главой МИД правительства Литвы Креве-Мицкявичюсом заявил, что принципиальное решение о присоединении прибалтийских республик к СССР принято.

Ключевое решение принималось советским руководством не из имперских амбиций, а из-за резко ухудшившейся обстановки. В условиях, когда война с Германией становилась делом самого ближайшего будущего, отдельными базами ограничиться уже не получалось — нужно было создавать полноценную систему обороны. Делать это было гораздо проще в рамках единого государства. Плюсы в глазах руководства СССР явно перевешивали минусы.

14 июля в Латвии, Литве и Эстонии прошли выборы, на которых одержали уверенную победу просоветские Союзы Трудового народа. 21-22 июля ими было провозглашено создание Латвийской ССР, Литовской ССР и Эстонской ССР. Все три республики обратились с просьбой о присоединении к Советскому Союзу.

3-6 августа 1940 года вступление новых республик в состав СССР было оформлено официально. Для сторонников левых сил, в первую очередь коммунистов, происшедшее было восстановлением справедливости, попранной интервентами в 1919 году. Документы того времени свидетельствуют: решение о присоединении опиралось на волю большинства жителей Латвии, Литвы и Эстонии.

Сегодняшняя концепция «оккупации» объясняется просто — в независимых странах Балтии власть оказалась в руках идеологических наследников тех, кто потерпел политическое банкротство в 1930-1940-х, делая выбор в пользу гитлеровской Германии.

По материалам Rambler, Topwar, «АиФ», журнала «Международная жизнь».

Источник
Рейтинг
Загрузка ...