Как латвию присоединили к СССР

11. Присоединение прибалтийских государств к Советскому Союзу

Вопрос о безопасности западных границ СССР оставался весьма актуальным. К его решению советский режим двинулся в соответствии с освоенным им стилем силовых акций. Очередной всплеск экспансии был усилен тем обстоятельством, что переход режима Виши на сторону тоталитарных держав снимал вопрос о франко-британской угрозе Советскому Союзу с севера, наличие которой было, как отмечалось выше, одной из причин быстрого окончания Сталиным войны с Финляндией.

В середине июня 1940 г. в СССР началась пропагандистская кампания в связи со случаями нападения литовского населения на советских военнослужащих в Литве. Как утверждала советская сторона, это свидетельствовало о неспособности литовского правительства справляться со своими обязанностями. Одновременно советское правительство стало упорно ссылаться на то, что политическое партнерство трех прибалтийских стран (на основании подписанного ими в 1934 г. договора сроком на 10 лет) и военное сотрудничество Латвии с Эстонией (по договору 1923 г.) носят антисоветский характер.

Суд Времени 7 — Присоединение Прибалтики к СССР

15 и 16 июня 1940 г. СССР предъявил правительствам Литвы, Латвии и Эстонии требования относительно размещения на их территории дополнительных контингентов советских войск. Эти требования были приняты. 17 октября все три страны были оккупированы.

При поддержке советских войск местные коммунистические группы свергли законную власть и сформировали собственные «народные» правительства. Члены свергнутых правительств, а вслед за ними тысячи граждан стали нелегально покидать свои страны, пытаясь выехать на запад через литовскую границу с Германией. В Германию тайно уходили и целые части литовской армии, сдававшиеся немцам.

В июле, в условиях оккупации, в Литве, Латвии и Эстонии были проведены выборы, по итогам которых были созданы новые, прокоммунистические представительные органы, провозгласившие установление в прибалтийских странах советской власти. В августе 1940 г. решением Верховного Совета СССР Литва, Латвия и Эстония были «приняты» в состав СССР. Акции Советского Союза в Прибалтике были лояльно встречены в Берлине. Однако демократические страны — США и Великобритания — не признали их законности.

12. Вопрос о возвращении Бессарабии и передаче Северной Буковины Советскому Союзу

Сразу же по завершении аннексии Прибалтики советское руководство запросило мнение Берлина относительно своего намерения предъявить Румынии требование передать СССР Бессарабию и Буковину. Бессарабия входила в состав Российской империи с 1812 г. Она была занята румынскими войсками на завершающем этапе Первой мировой войны в 1918 г., хотя Румыния была союзницей России.

Большевистское правительство по условиям Ясского мира в марте 1918 г., за несколько дней до подписания Брестского мира, добилось от Румынии обязательства вывести войска из Бессарабии. Но после заключения Брестского мира Румыния отказалась выполнять условия Ясского мира (см. гл. 4).

В 1920 г. Великобритания, Франция, Италия и Япония, с одной стороны, и Румыния, с другой, подписали Парижский протокол, в котором аннексия Бессарабии Румынией признавалась. Но Япония не ратифицировала Парижский протокол, а поэтому в силу он не вступил. Москва никогда не признавала включения Бессарабии в Румынию. Эти обстоятельства были использованы дипломатией Сталина в 1940 г. для аргументации требования о возвращении Бессарабии.

Буковина, однако, не была ни российской, ни советской территорией. Она оставалась до 1918 г. частью Австро-Венгерской монархии и в 1919 г. по Сен-Жерменскому договору была передана Румынии.

Германское руководство было серьезно озабочено советскими требованиями. За месяцы, прошедшие после подписания секретного протокола, в котором Берлин признал Бессарабию сферой интересов Москвы, в среде германского руководства произошла переоценка важности экономических связей рейха с Румынией. Румынские нефтяные поставки приобрели решающее значение для обеспечения потребностей германской армии. Германия была встревожена возможностью нарушения этих поставок в случае советско-румынского конфликта. По той же причине для Берлина в принципе было неприемлемо развитие румынской ситуации по прибалтийскому сценарию — установление в Румынии преобладающего советского влияния с сопутствующей ему высокой вероятностью коммунистического путча и всеми вытекающими последствиями.

Особенное раздражение Гитлера вызвало требование о Буковине. Буковина не была упомянута в секретных советско-германских договоренностях. Сталин требовал ее «сверх» обещанного, явно выходя тем самым за рамки предварительных договоренностей с Германией.

Это не укрепляло доверие к нему со стороны нацистских руководителей и усиливало напряженность в советско-германских отношениях. Травмирующим для нацистов вопросом были немецкие меньшинства на требуемых Советским Союзом территориях: только в Бесcарабии к 1940 г. проживало около 100 тыс. этнических немцев. В ходе дипломатических контактов в конце июня возражения германской стороны были учтены Москвой. СССР решил ограничить свои требования к Румынии Бессарабией и только северной частью Буковины с преобладающим украинским населением. Пожелание Берлина относительно желательности возвращения Румынии в обмен на передачу Бессарабии румынского золотого запаса, который был передан России на хранение в годы Первой мировой войны и реквизирован советским правительством в связи с оккупацией румынскими войсками Бессарабии, было Советским Союзом отклонено.

26 июня 1940 г. советское правительство предъявило Румынии свои требования в форме ультиматума. На следующий день они были поддержаны Германией. Румынское правительство уступило, и к 30 июня Северная Буковина и Бессарабия были заняты советскими войсками.

К этому времени на левобережье Днестра (современная Приднестровская Республика) в составе Советской Украины уже существовала небольшое автономное образование — Молдавская АССР, — в которой преобладало смешанное молдавское, украинское и русское население. На базе ее слияния с Бессарабией в августе 1940 г. была создана Молдавская ССР. Северная Буковина была включена в состав Украины. При этом границы единой Молдавской ССР были проведены таким образом, что к Украинской ССР отошли южные прибрежные районы исторической Бессарабии (гирло Дуная). Новая республика не получила выхода к морю.

Аннексия Прибалтики и Северной Буковины, а также возвращение Бессарабии завершили цепь территориальных приобретений Сталина на первом этапе мировой войны. Объективно они вывели СССР на положение единственной европейской державы, сопоставимой с Германией по совокупности своих военно-политических возможностей. Это понимали во всех столицах.

Как и то, что взаимные сомнения и неудовлетворенность Москвы и Берлина возросли. Непонимание возникало еще в ходе раздела Польши, оно стало заметнее во время финской войны. Берлин раздражали устремления СССР в Юго-Восточной Европе и нарушения Москвой советско-германских договоренностей по секретному протоколу к Пакту о ненападении (август 1939 г.), а затем и фактический отказ Москвы (в июле 1940 г.) передать Германии полосу литовской территории вдоль юго-западной границы Литвы с Германией, как это было предусмотрено секретным дополнительным протоколом к Договору о дружбе и границах (сентябрь 1939 г.) еще до поглощения Литвы Советским Союзом.

Со своей стороны Сталин ревниво следил за действиями Германии и Италии по расширению сотрудничества на многосторонней основе между двумя этими державами и малыми странами Восточной Европы — Венгрией, Словакией, Румынией и Болгарией. Все это давало основания предполагать возможность эрозии советско-германского блока. Его сохранение ставило под угрозу интересы широкого круга государств от Великобритании до Японии. Тем активнее заинтересованные державы искали слабые места в альянсе между Москвой и Берлином.

Источник

Пустите в ваш Союз: кто хотел присоединиться к СССР и почему у них не вышло

Пустите в ваш Союз: кто хотел присоединиться к СССР и почему у них не вышло

В конце февраля 1941 года лидеру Синьцзяна Шэн Шицаю в очередной раз было отказано в его просьбе присоединить регион к СССР. Изначально Советский Союз декларировал, что любая социалистическая страна по своему желанию сможет присоединиться к нему. И такие желания у некоторых политических лидеров порой возникали.

Во многих источниках можно встретить утверждения, что Болгария стремилась войти в состав СССР. Однако многолетний лидер страны Тодор Живков категорически отрицал, что когда-либо имел подобные намерения и обращался к Москве. Зато другие случаи ходатайств о присоединении к СССР достоверно подтверждены. Евгений Антонюк вспоминает, кто и когда хотел присоединиться к Советскому Союзу и почему у них не вышло.

Монголия

Монгольская народная республика не только стала первой после РСФСР страной, перешедшей к социализму, но и имела все шансы стать первой республикой, вошедшей в ее состав. Еще до формального создания СССР в Монголии существовали влиятельные политические лидеры, настаивавшие на включении республики в состав РСФСР.

В 1919 году в Монголии, которая формально еще являлась частью раздробленного Китая, возникло несколько революционных организаций, которые быстро наладили контакты с недавно пришедшими к власти в России большевиками. Вскоре группы объединились, так возникла Монгольская народная партия. Лидеры движения (монгольская семерка) летом 1920 года отправились в Москву с просьбой посодействовать восстановлению независимости Монголии от Китая. Поддержка по линии Коминтерна была получена, и вскоре недавние подпольщики оказались во главе страны. А Монголия стала первой социалистической республикой после РСФСР.

Правда, возникла проблема. Большинство других мировых государств не спешили признавать монгольскую независимость от Китая. Сами китайцы в тот период были заняты внутренними политическими дрязгами. Тем, кто в конце концов побеждал в них, предстояло объединить раздробленную после революции страну.

В первое время Монголия могла чувствовать себя в безопасности, но в дальнейшем любой китайский лидер оспорил бы ее независимость. Тогда и возникла идея попросить о вхождении Монголии в состав РСФСР. Тем более что большевики декларировали: двери государства рабочих и крестьян открыты для всех желающих присоединиться республик.

С идеей присоединения Монголии выступил Элбек-Доржи Ринчино. Он родился в Российской империи и был этническим бурятом. Еще в начале нулевых годов ХХ века Ринчино примкнул к большевикам под влиянием ссыльных активистов. После революции в России он стоял у истоков бурятской автономии и некоторое время командовал местной красной гвардией.

Бюст Ринчино в селе Хилгана Баргузинского района Бурятии

Ринчино считался специалистом по Монголии. Еще в дореволюционные времена он бывал там в экспедиции, после революции приезжал уже с дипломатической миссией. Неудивительно, что именно его назначили курировать монгольско-тибетское направление в Коминтерне. Именно он принимал т.н. монгольскую семерку в 1920 году и был посредником в их переговорах. Вскоре он был отправлен в Монголию направлять революцию по социалистическому пути.

Ринчино был одним из авторов конституции страны и возглавил Реввоенсовет МНР, то есть по сути стал руководителем армии. Именно тогда он и выдвинул идею присоединения Монголии к РСФСР. Согласно замыслу Ринчино, Монголию и Бурятию надлежало объединить в одну республику, которая войдет в состав РСФСР с правом самостоятельности в определенных вопросах. Это должно было надежно предохранять Монголию от Китая.

Однако глобальным замыслам Ринчино не суждено было сбыться. Руководители большевиков были категорически против этой идеи, не желая дипломатических осложнений как с Китаем, так и с другими странами. Идея Ринчино была отклонена, а вскоре и он сам лишился всех постов и вынужден был покинуть Монголию, проиграв борьбу за власть. До конца 30-х он работал преподавателем в Коммунистическом университете трудящихся Востока, а затем был расстрелян по обвинению в шпионаже в пользу Японии и создании панмонгольской антисовесткой организации.

Монголия так и не вошла в состав СССР, хотя ее политика практически полностью повторяла советскую, а внутреннее устройство страны было скопировано с советской модели.

Синьцзян

Синьцзян был еще одним полунезависимым государственным образованием, возникшим после революции 1912 года в Китае. Формально он продолжал входить в состав этой страны, но де-факто, как и ряд других окраин, обладал практически полной самостоятельностью. В начале 30-х годов власть в Синьцзяне захватил Шэн Шицай. Он не был коммунистом, в молодости он учился в Японии, а после возвращения в Китай был офицером в армии Гоминьдана, которую возглавлял Чан Кайши. Однако он проявил завидный политический расчет и решил самостоятельно переориентироваться на СССР.

Шэн Шицай

Синьцзян граничил с СССР и к тому же располагал значительным количеством полезных ископаемых, а также обладал выгодным стратегическим положением. При определенных обстоятельствах он вообще мог стать ключевым регионом Китая, в который через советскую границу поступал бы импорт.

Поэтому Шицай установил контакт с советским руководством, попытавшись убедить их в том, что он правоверный коммунист. В Москве ему, конечно, не поверили, но приграничный регион действительно заинтересовал советских лидеров, и вскоре с ним были установлены весьма тесные отношения. Настолько тесные, что в скором времени значительную часть руководящих постов в регионе заняли приехавшие из СССР китайские коммунисты и советники.

Тогда у Шицая родилась весьма радикальная идея советизировать Синьцзян. В Москве категорически с этим не согласились. Тогда он пошел еще дальше и потребовал принять регион в состав СССР на правах союзной республики, ссылаясь на то, что Советский Союз открыт для вступления.

Современная карта. Фото: laovaev.net

Возникла парадоксальная ситуация. Лидер Синьцзяна всеми силами стремился советизировать регион и открыто просил о вступлении в СССР, а Москва категорически отказывала ему в этих устремлениях. Этот парадокс объяснялся так: сам Шицай, конечно, не был коммунистом, с его стороны это был тонкий политический расчет.

Этими действиями он всеми силами демонстрировал свою лояльность СССР и добивался от Москвы взаимовыгодного сотрудничества и поддержки. Большевики же не собирались ссориться с Чан Кайши, на которого делали большую ставку. В нем видели будущего объединителя Китая, а выполнение просьбы Шицая о присоединении, конечно, сильно ухудшило бы отношения с Китаем.

В последний раз Шэн Шицай обратился к советскому руководству с просьбой о вступлении в январе 1941 года. Спустя полтора месяца ему в очередной раз было отказано. А вскоре началась война, и Шицай наглядно продемонстрировал цену своим просьбам и заверениям. После первых же неудач советской армии он начал искать контактов с Японией и поспешил избавиться от всех советников из СССР и коммунистов в администрации. После репрессий, развернутых против коммунистов, о прежних отношениях с СССР не могло быть и речи.

Поняв, что он крупно промахнулся и поставил не на ту команду, Шицай в середине войны начал готовить себе пути отступления. В 1944 году, когда исход войны был уже очевиден, Шэн Шицай покинул Синьцзян.

Маньчжурия

Гао Ган был одним из самых влиятельных революционных китайских лидеров. Правда, как политическая фигура он состоялся в северо-западном Китае, а не у себя на родине в Маньчжурии, которая находилась на северо-востоке. Однако в 1945 году, когда советские войска установили контроль над Манчжурией по итогам войны с Японией, он был назначен председателем правительства северо-восточного Китая. Кроме того, он вошел в состав ЦК и Политбюро китайской компартии.

Став руководителем одного из самых развитых китайских регионов, Гао Ган сразу же превратился в фигуру, с которой вынуждены были считаться все. Достаточно сказать, что Гао Ган совершил первый визит в советскую столицу значительно раньше, чем лидер китайской компартии Мао Цзэдун.

Во время этого визита Гао Ган выступил на заседании Политбюро в Москве с весьма необычной идеей: он предложил провозгласить Маньчжурскую советскую республику и включить ее в состав СССР.

Гао Ган (справа)

Замысел Гао Гана заключался в следующем: в тот период американцы активно поддерживали Чана Кайши и его Гоминьдан, а СССР оказывал поддержку коммунистам Мао Цзэдуна. В случае прямого вмешательства в конфликт американцев (что не только не исключалось, но и считалось весьма вероятным) возникала прямая опасность столкновения американских и советских войск в Маньчжурии с непредсказуемыми последствиями.

Зато в том случае, если бы Маньчжурия входила в состав СССР, американцы уже не решились бы на интервенцию. К тому же, помимо прочего, Гао Ган предлагал не только присоединить регион к СССР, но и увеличить численность советских войск в Маньчжурии. Как он полагал, все это не только отпугнет американцев от Китая, но и поспособствует дальнейшему укреплению коммунистической власти в Китае. А Маньчжурия станет форпостом этого влияния.

Однако предложение не поддержал лично Иосиф Сталин — он его категорически отверг. Включение Маньчжурии в состав СССР не входило в планы руководства, поскольку оно окончательно подорвало бы те отношения, которые долгие годы выстраивались сначала с Чан Кайши, а затем с Мао Цзэдуном. СССР почти четверть века выступал за единый Китай и всячески этому способствовал.

Публичное предложение столь радикального характера стало крупной политической ошибкой Гао Гана. Об этом сразу же узнали его политические конкуренты и соперники, включая и Мао Цзэдуна. Однако при жизни Сталина тот не рискнул избавиться от конкурента. Более того, на некоторое время он даже возвысил его, сделав председателем Госплана.

Однако уже через несколько месяцев после смерти советского лидера Гао Ган был подвергнут разгромной критике соратниками по партии и обвинен в интРигах против партии и в службе интересам империалистов и буржуазии. Через несколько месяцев Гао Ган покончил с собой, после чего посмертно был исключен из партии.

Источник

Монголия, Болгария и Китай просились в СССР, но их так и не приняли

В состав Советского союза не приняли три страны, которые очень просились

Когда-то Советский Союз считался самой большой и сильной державой в мире. Его покровительства просили более слабые и мелкие государства. Не все знают, что что в СССР принимали не все просящиеся страны. Китаю, Болгарии и Монголии отказали. Почему так произошло расскажем в материале Интересной России.

Почему Болгария не вошла в состав СССР

Идея вхождения в состав СССР принадлежала лидеру болгарских коммунистов, Тодору Живкову. Причем запрос на присоединение к СССР был не просто озвучен, а официально изложен в письменной форме. Первый президент Республики Болгария, Желю Желев, отмечал, что болгарская компартия дважды в 1963 году без широкой огласки обсуждала вопрос поэтапного вхождения своей страны в Советский Союз.

По мнению историков, для Живкова присоединение к СССР означало бы «вечную лицензию» на лидерство в Республике, что без декларирования верноподданнических чувств Москве было бы невозможно. Любопытно, но Живков рассчитывал, что и другие социалистические страны последуют его примеру.

Монголия, Болгария и Китай просились в СССР, но их так и не приняли

Однако во время визита в Москву в 1963 году Живков получил весьма неожиданный ответ от Хрущева. Советский лидер в присущей ему манере якобы произнес: «А может вы, болгары, хотите поесть свининки за наш счет?». Не услышал Живков братской поддержки и в словах Брежнева десять лет спустя. Согласно легенде, Леонид Ильич сказал: «Курица – не птица, Болгария – не заграница».

Почему Монголия не вошла в состав Советского Союза?

Еще в августе 1911 года монгольская делегация посетила Санкт-Петербург с прошением к Николаю II установить протекторат над Внешней Монголией, освободив ее от власти китайского императора. Однако эта инициатива в российских правительственных кругах поддержана не была.

Сразу после прихода в России к власти большевиков Монголия последовала примеру северного соседа и начала строительство социалистического общества. В Улан-Баторе не просто хотели присоединиться к нашей стране, они уже считали себя шестнадцатой республикой СССР. Но Москва официально признавать еще одну республику отказывалась. И на то были причины.

В тридцатые правительство СССР рассматривало Монголию как буферную зону на случай разрастания военного конфликта между Китаем и Японией. А после окончания Второй мировой войны советское руководство посчитало, что включение Монголии в состав СССР вызовет неизбежную конфронтацию с китайской компартией.

Монголия надеялась на пополнение рядов советских республик вплоть до начала девяностых, когда выяснилось, что СССР ждет неминуемый крах. Тогда в Улан-Баторе решили, что идея дальнейшего построения в стране социализма нежизнеспособна.

Китай просился в состав СССР, но так и не вошел

Монголия, Болгария и Китай просились в СССР, но их так и не приняли

Мао Цзэдун всегда питал глубочайшее уважение к Иосифу Сталину. Именно благодаря поддержке последнего гоминдановское правительство было изгнано на Тайвань, а сам Мао стал лидером нации. В октябре 1949 года была провозглашена Китайская Народная Республика. Вслед за этим состоялись переговоры между главами СССР и КНР, где Мао выразил желание включить Китай в состав Советского Союза на правах союзной республики.

Советской резидентуре в Китае хорошо было известно о намерениях «Великого кормчего», о чем заблаговременно был проинформирован Иосиф Виссарионович. Руководство СССР к своему новому союзнику относилось с изрядной долей осторожности, а поэтому на запрос Мао подготовило вполне дипломатичный ответ. Сталин выразил пожелание, чтобы Китай и дальше оставался самостоятельной политической силой в регионе.

Еще несколько раз Мао Цзэдун обращался к Сталину с аналогичным предложением, но всякий раз ему отказывали. Не хотел советский вождь видеть в лице Мао конкурента. А с приходом к власти Хрущева и осуждением культа личности Сталина отношения между двумя супердержавами испортились окончательно.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...