Как называется разведка латвии

СГБ: зачем русская разведка подбиралась к местам забора питьевой воды в Латгалии

Рига, 18 мар — Sputnik. Служба государственной безопасности Латвии (СГБ) подготовила публичный отчет о результатах своей деятельности в прошлом году. Документ на 50 страницах доступен на сайте организации.

Так, «самую большую угрозу безопасности Латвии в сфере контрразведки в 2019 году продолжали создавать Россия и спецслужбы враждебных Латвии стран». Из этой фразы можно понять, что Россия не является враждебной Латвии, но это вряд ли, что становится понятно из дальнейшего изучения документа. Как бы то ни было, спецслужбы враждебных Латвии стран в отчетном периоде интересовались потенциалом социального протеста в Латвии, делами самоуправлений (вероятно, речь идет о недовольстве навязываемой им региональной реформе) и размещенными в Латвии силами НАТО.

Подсматривали и подслушивали

Далее утверждается, что все-таки наивысшую угрозу в сфере контрразведки продолжала создавать Россия, которая в основном вела разведку против Латвии с территории своего государства и других стран СНГ. Тут, конечно, также возникают вопросы. Получается, что российские разведчики в основном подсматривали и подслушивали за Латвией со своей территории. Какое коварство. Понятно, что запретить им это нельзя.

Американская разведка на Украине — Военная тайна с Игорем Прокопенко (10.09.2022) [Full HD 1080p]

Против Латвии и ее жителей активно и дружно действовали все спецслужбы соседнего государства — ФСБ, ГРУ, Служба внешней разведки. По-прежнему латвийским контрразведчикам не давали спать спокойно русские хакеры и специалисты по киберразведке.

Упоминается в отчете и интерес Китая к латвийской спецслужбе. Однако он ограничивается, в основном, лоббированием интересов КНР.

У границ неспокойно

Отдельное место в докладе уделено приграничному сотрудничеству Латвии и России. Оказывается, власти приграничных с РФ территорий Латвии часто поступают наивно, продолжая налаживать взаимовыгодное приграничное сотрудничество. Это представляет собой существенную опасность.

Одним из инструментов, которые российские спецслужбы могут использовать для удобства своей разведдеятельности, являются так называемые проекты приграничного «сотрудничества» с субъектами РФ. Здесь речь идет как о двусторонних программах, так и, что особенно цинично, о проектах, которые софинансируют фонды ЕС. В большинстве своем такие проекты относятся к сфере культуры, спорта и туризма. Латвийские регионы объясняют свой интерес к ним возможностью привлечения финансирования к созданию и поддержанию инфраструктуры.

Несмотря на это, СГБ ежегодно идентифицирует такие проекты, связанные с рисками. Это становится возможным из-за того, что местные власти не совсем понимают риски, идущие со стороны России и других стран СНГ, а в отдельных случаях и не хотят их понимать. Что дает спецслужбам враждебных стран вести видеонаблюдение за латвийской территорией и собирать сведения о ее жителях, собирать информацию об объектах критически важной инфраструктуры, системах и технологиях безопасности.

Арестович: Как Латвии подготовиться к нападению России

Наблюдение за природными красотами

В прошлом году, докладывает СГБ, служба раскрыла три таких случая. В первом речь шла о совместном с администрацией Псковской области проекте видеомониторинга природных ресурсов с привлечением софинансирования фондов ЕС.

Для его воплощения на территории латвийского самоуправления необходима была установка видеокамер российского производства в окрестностях одного из озер. А отснятый материал должен был храниться на территории РФ. После вмешательства СГБ проект был свернут.

Во втором случае латвийское самоуправление затеяло проект благоустройства среды, совместный с несколькими территориальными администрациями России. В его рамках планировалось создание мест отдыха на природе и установка систем видеонаблюдения.

Как пить дать шпионы

В третьем случае под прицелом СГБ оказался проект латвийско-российского приграничного сотрудничества Pure Water for Programme Regions, в котором участвовало несколько самоуправлений Латгалии, а основным партнером со стороны России выступал псковский «Горводоканал». Непонятно, является ли это предприятие структурой ГРУ, но звучит угрожающе.

Между прочим, «Горводоканал» намеревался на месте изучить места забора воды в Латгалии и ознакомиться с местными предприятиями по доставке воды, которые, как известно, являются важными объектами государственной безопасности. Они в том числе доставляют и питьевую воду. Благодаря бдительности СГБ и эта опасность была предотвращена.

Источник

Служба госбезопасности Латвии

Служба государственной безопасности Латвии (латыш. Valsts drošības dienests ) — одна из трёх латвийских спецслужб, наравне с Бюро по защите Конституции и Службой военной разведки и безопасности под патронажем Министерства внутренних дел, занимающаяся контрразведывательной деятельностью и обеспечением внутренней безопасности [1]. Согласно описанию этой структуры, она получает информацию из различных источников, анализирует ее и информирует высших должностных лиц государства об обнаруженных рисках для национальной безопасности, а также ведёт работу по их нейтрализации.

В компетенции Службы госбезопасности—мероприятия по контрразведке и защите государственной тайны, защита конституционного строя и экономических интересов, охрана высших должностных лиц страны [2].

Имеет право на досудебное расследование, открытие уголовных дел и уголовное расследование, а также задержание лиц.

Поднадзорна министру внутренних дел, в проведении оперативной деятельности и досудебного расследования Генеральной прокуратуре, в работе в области госбезопасности — комиссии по национальной безопасности Сейма.

Источник

Латвийский плацдарм

«Прибалтийские государства были самыми ярыми антибольшевистскими странами в Европе. Все они грубыми методами создавали общества и правительства, главным принципом которых была враждебность. к России. » — писал Уинстон Черчиль.

На территории Латвии вели активную работу английская, немецкая, французская, американская, шведская, японская и польская разведки. Основной задачей их деятельности являлся сбор сведений о Советской России и СССР, для чего они использовали как информацию, получаемую из латышских спецслужб по официальным каналам, так и от завербованных ими отдельных представителей латвийских разведывательных и контрразведывательных органов.

ЧИСТО АНГЛИЙСКАЯ РАБОТА

Пожалуй, наиболее активно против нашей страны с территории Латвии действовали спецслужбы Великобритании. В 1920-1930-х гг. к ним относились «Сикрет Интелледженс Сервис» (СИС), «Индиен Сикрет Сервис» (ИСС), разведывательные отделы при различных министерствах, а также Скотланд-Ярд. В структуре СИС был создан специальный русский отдел. Наиболее активной его резидентурой стала рижская.

Причем в операциях на советском направлении участвовали не только кадровые разведчики, но и аккредитованные в Латвии дипломаты. По данным закордонных источников Иностранного отдела (ИНО) ОГПУ, активно занимались разведывательной деятельностью сам британский посол Эфиксон, Никельсон, второй секретарь посольства, его сотрудник Жорж Вильям Берри.

Центр английской разведки в Латвии находился под прикрытием паспортного бюро дипломатического представительства Великобритании в Риге и Латвийского акционерного банка.

С британской разведкой были тесно связаны многие высокопоставленные местные чиновники, придерживающиеся англофильской ориентации: начальник штаба латвийской армии генерал Розенштейн, начальник информационного отдела штаба армии полковник Кикулис, начальник политической полиции Фридрихсон, начальник агентурного отдела политической полиции Штиглиц и многие другие.

В Латвии также существовала широко разветвленная резидентура английской разведки под руководством Романа Судакова, бывшего полковника белой армии. Он 17 лет — с 1922 по

1939 г. — занимал официальную должность в уже упоминавшемся паспортном бюро. В 1939-1940 гг. его труды на ниве шпионажа проходили под «крышей» фирмы «Роман Судаков», представлявшей в Прибалтике интересы нескольких крупных иностранных компаний. Причем экс-белогвардеец имел представителей своей фирмы в Каунасе и Таллине, сам часто выезжал для встреч с резидентом английской разведки в Эстонии, сотрудником консульства Великобритании в Таллине Гиффи.

Информацию о Советском Союзе английские разведчики получали в основном от своих коллег из латвийского генштаба и политической полиции, услуги которых хорошо оплачивались.

«ВСЕ ФЛАГИ В ГОСТИ К НАМ. «

В 1920 г. в Риге был создан центр американской разведки, сразу же начавший вести активную работу против Советской России. В обществе Красного Креста, Администрации американской помощи голодающим (АРА) и других организациях в Латвии работали кадровые офицеры-разведчики. Американцы открывали пункты помощи, клубы, миссии, союзы в небольших латвийских городках на границе с Россией. Это было сделано для облегчения сбора сведений о РСФСР, вербовки агентуры из числа местных жителей, поддерживающих родственные и деловые связи с советской стороной.

Одним из резидентов американской разведки в Латвии, занимавшимся шпионажем против СССР, был Майес Сплицкий — директор отделения «Северного банка» акционерного общества «Норд-кредит». Другую резидентуру возглавлял корреспондент газеты «Чикаго Трибьюн» Дональд Дэй. В разведывательных целях использовался также существовавший в Латвии филиал молодежной организации «Имка», центр которой находился в США.

Японская разведка в основном действовала через служащих своего диппредставительства в Риге.

Наиболее значительными агентами японской разведки в Латвии были Вейсманис, активный член профашистской организации «Перконкруст», редактор газеты «Латвис» («Латыш») и Куликовская — служащая ресторанов «Янис Берзиньш» и «Альгамбра».

Активным шпионажем против Советского Союза с территории Латвии занимался и военно-морской атташе шведского посольства. Он использовал в качестве резидента доцента Рижского университета Даго Троцика, который организовал сеть агентов, проводивших разведывательную работу под прикрытием научной деятельности.

В 1920-е гг. спецслужбы Франции создали на территории прибалтийских государств ряд разведывательных постов для шпионажа против Советской России. Под непосредственным руководством 2-го бюро французского генштаба в Латвии появляется посольская резидентура, собиравшая сведения о Советском Союзе.

ФИЛИАЛЫ НСДАП, АБВЕРА И СД

С середины 1930-х гг. значительно усилили свою работу на территории Латвии германские разведчики.

Активисты «Немецко-балтийского трудового центра», «Немецко-балтийского народного объединения», «Ордена балтийского братства» напрямую подчинялись «Великогерманскому балтийскому союзу» в Кенигсберге, во главе которого стоял ближайший соратник Гитлера Альфред Розенберг — выходец из прибалтийских немцев, бывший студент Рижского политехнического института. По отзывам современников, это общество фактически являлось прибалтийским филиалом национал-социалистической партии Германии (НСДАП).

«Великогерманский балтийский союз» занялся на территории Латвии активной подготовкой фашистских агитаторов. Для этой цели в Кенигсберге были открыты специальные курсы, активистов «Союза» возили на экскурсии в Германию «для знакомства с национал-социализмом».

31 декабря 1935 г. правительство Ульманиса приняло решение по ликвидации всех имевшихся в Латвии иностранных обществ, в том числе и немецких. Однако в стране продолжали существовать различные организации профашистского толка — «Движенцы», «Балтийское братство», «Система», — которые, несмотря на отдельные разногласия в содержании их программ, вели активную организационно-пропагандистскую и политическую работу в прямом контакте с немецкими разведывательными органами.

Наибольшей активностью отличались «Движенцы», распространившие свое влияние на большую часть немецкой молодежи, проживавшей в Латвии. Члены организации создавали нелегальные группы из 5-12 человек. Под прикрытием «пивных вечеров», «благотворительных балов» и т.п. они устраивали нелегальные сборища, а там, где позволяла обстановка, проводили военное обучение, используя для этого «общества туризма и спорта». Немецкая разведка считала организацию «Движенцев» столь же важной, как и отряды штурмовиков СА в Германии. В «обществах туризма и спорта» была введена военная дисциплина, наиболее активные их члены посылались в рейх на стажировку и по возвращении в Латвию назначались руководителями отдельных групп.

Все вышеперечисленные организации работали в тесном контакте с германским посольством в Риге, многие из работников которого являлись кадровыми разведчиками. Их деятельностью руководил германский посол Коце, ему подчинялись представитель гестапо сотрудник посольства Шенкельберг и второй секретарь посольства Ганс Крегер, ведавший делами НСДАП в Латвии.

Вдобавок гитлеровская разведка использовала для сбора информации и распространения немецкого влияния большое количество торгово-промышленных фирм, находившихся в Латвии, в том числе «Железо и сталь», «Хельмслинг и Гримм», «Родлауэр и Ко», «Вольдемар Майор» и др.

Следует отметить, что немцы располагали большим количеством источников в государственном аппарате Латвии. Так, например, в здешнем МИДе долгое время служила некая Хинце — кадровая германская разведчица, а обязанности личного курьера у министра иностранных дел Мунтерса исполнял другой немецкий агент, который неоднократно предоставлял нацистской разведке важные документы.

Иностранные разведки пользовались содействием и покровительством латвийских властей. В частности, информационный отдел генштаба латвийской армии оказывал им непосредственную помощь в сборе шпионских сведений о Советском Союзе и в переброске агентуры на территорию Советского Союза.

После ввода в 1939 г. в Латвию частей Красной Армии и создания советских военных баз в Либаве (Лиепае) и Виндаве (Вентспилс) представители западных разведорганов начали проводить широкую разведывательную работу в отношении войск РККА. Немецкие и японские разведчики лично посещали места дислокации советских гарнизонов, окрестности советских военных баз, часто разъезжали здесь на автомобилях и производили фотосъемку.

Активизировались и латвийские спецслужбы. Начальник департамента государственной безопасности Фридрихсон отдал распоряжение подчиненным систематически давать ему информацию о гарнизонах Красной Армии на территории страны, выясняя при этом их численность, вооружение, характер и количество грузов, следующих из СССР.

Постоянно осуществлялось наружное наблюдение за советскими командирами. Латвийская охранка приняла ряд мер по ограничению контактов местных жителей с советскими военнослужащими. С этой целью в поездах, на дверях купе, где ехал хотя бы один красный командир, вывешивались таблички с надписью «Резервировано». По указанию министра внутренних дел Вейденека, в поездах на линиях Либава-Рига и Виндава-Рига специально курсировали сотрудники политической полиции, которые должны были устанавливать личности сограждан, вступавших в разговоры с командирами Красной Армии, с тем, чтобы в дальнейшем привлекать первых к административной ответственности «за нарушение порядка и спокойствия».

Источник
Рейтинг
Загрузка ...