Как пишется латвия на латвийском

Отслеживание посылок «Почты Латвии»

Почта Латвии (Latvijas Pasts) – государственное акционерное общество, национальный оператор связи. В новом статусе, после возвращения суверенитета Латвии, почта функционирует с 1992 год.

Предприятие оказывает услуги населению, работает с физическими лицами и сотрудничает с юридическими лицами как государственными, так и коммерческими, в частности с интернет-магазинами.

Услуги почты Латвии не отличаются от общепринятых:

Для бизнес-решений существует индивидуальный подход, налажены определенные схемы работы в сотрудничестве. Основная миссия почты – высококачественные почтовые услуги, разработка инновационных проектов и решений, сотрудничество с международными почтовыми операторами и логистическими компаниями для улучшения качества сервиса.

Полная информация изложена на официальном сайте оператора связи “Почта Латвии”.

Всю информацию по отслеживанию любых почтовых отправлений можно мониторить с помощью многофункционального сервиса “Посылки”. Мы работаем для Вас!

Галкин заговорил на латышском во время концерта в Юрмале

Посылки — приложение для iOS и Android, с помощью которого ты можешь отследить свое почтовое отправление доставляемое Почтой Латвии.

Скачай приложение Посылки на свой iPhone или Android телефон, чтобы всегда знать где твои посылки и получать Пуш Уведомления о передвижении твоих посылок.

Источник

Значение слова «Латвия»

  • Ла́твия (латыш. Latvija), официальное название — Латви́йская Респу́блика (латыш. Latvijas Republika) — государство в Северной Европе. Население, по оценочным данным, на 1 мая 2016 года составляет 1 958 800 человек (149-е место в мире).

Территория — 64 589 км² (122-е место в мире). Латвия граничит с Эстонией на севере, Россией — на востоке, с Белоруссией — на юго-востоке и Литвой — на юге. Подразделяется на 119 административно-территориальных единиц, 110 из которых являются краями и 9 — республиканскими городами, приравненными по статусу к краям.

Столица — Рига. Государственный язык — латышский.

Унитарное государство, парламентская республика. Президент — Раймондс Вейонис (с 8 июля 2015 года), премьер-министр (официальное наименование должности — президент министров Латвии) — Марис Кучинскис (с 11 февраля 2016 года).

Экономика ориентирована на логистику, банковское обслуживание, туризм, пищевую промышленность. Объём ВВП по паритету покупательной способности за 2015 год составил 49,081 миллиарда долларов США (24 712 долларов США на душу населения). Денежная единица — евро.

Ла́твия

1. государство в Европе ◆ Но главное ― положение русских в Латвии, не позволяющее этой стране быть принятой в Совет Европы. Николай Леонов, Наталия Геворкян, «Кому мешают русские шпионы» // «Коммерсантъ-Власть», 1998 г. (цитата из НКРЯ)

Делаем Карту слов лучше вместе

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

О ЛАТЫШСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКЕ В ЛАТВИИ! | КРИМИНАЛЬНАЯ ЛАТВИЯ

Спасибо! Я стал чуточку лучше понимать мир эмоций.

Вопрос: имеющий — это что-то нейтральное, положительное или отрицательное?

Источник

Как переводили русские фамилии в Латвии на латышский язык. Исторический экскурс

Митинг в защиту прав русскоязычных в Риге, 2005 год

В начале апреля житель латвийской Лиепаи Сергей Антонов, явившись в местный ЗАГС за свидетельством о рождении для своего новорожденного сына, был неприятно удивлен тем, что чиновники отказались записать младенца под именем, которое выбрали родители. Чета Антоновых решила назвать сына Мироном, однако в ЗАГСе им отказали, мотивировав отказ нормами действующего латвийского законодательства. В соответствии с ним ребенок может быть назван только «Миронс», что созвучно слову «миронис» (в переводе с латышского — «покойник»).
Работники ЗАГСа сослались, в частности, на то, что транслитерация русского имени (Miron Antonov) противоречит положениям закона «Об акте регистрации», а также закону «О государственном языке». Хотя конкретные нормы закона, которые были бы нарушены, согласись чиновники записать ребенка, как того пожелали родители, в ЗАГСе назвать затруднились. Противоречит — и все тут.

На тот момент, когда Сергей Антонов вступил в противостояние с ЗАГСом, его ребенку уже исполнилось два с половиной месяца, однако официально младенец до сих пор не существует. Отец, отказывающийся записать сына «покойником», сокрушается: «Я, если честно, совсем не понимаю, в чем проблема. Места для написания хватает, на латышском языке написание остается, при таких обстоятельствах вывод напрашивается сам за себя: значит, дело не в латышском языке и даже не в правописании». По словам Сергея Антонова, упорство сотрудников ЗАГСа привело к тому, что, оставшись без персонального кода ребенка, семья оказалась лишенной детского пособия по рождению, пособия по уходу за ребенком и бесплатной медицинской помощи.

«Я не знаю, что теперь делать с обязательными прививками от дифтерии, столбняка, коклюша и полиомиелита. Очередь в детский сад для нас закрыта. Нам обещали в суде, что дело будет рассмотрено в приоритетном порядке, но это лишь слова», — цитирует Антонова издание TVNET. Оно же отмечает, что сейчас о существовании ребенка свидетельствует лишь лист бумаги формата А5, выданный в больнице при его рождении.

В итоге Сергей Антонов решил судиться с властями за право назвать сына так, как хотят родители. 20 мая стало известно, что административный суд Лиепаи принял его заявление. Ответчиком будет выступать лиепайское отделение ЗАГСа.

Случай с Мироном-«покойником» (кстати, лиц по имени «Миронс» в Латвии насчитывается более 60 человек) — далеко не первый из подобного рода скандалов, связанных с настойчивым желанием латвийских властей «латышизировать» чужеродные имена и фамилии. Истории про Шишкиных, которые, как того захотели в Риге, превратились в Сискинсов (Siskins), и Пышкиных, ставших Пискинсами (Piskins), уже давно муссируются, причем и далеко за пределами республики. В середине 2000-х латвийские СМИ рассказали историю о некоей Галине Шишкиной, которая с 1998 года вела войну с местными чиновниками за право сохранить свою фамилию.

В общем-то, предложенный властями способ транслитерации (Šiškina — Шишкина) обладательницу фамилии устраивал, однако в специальной строчке в паспорте, которую считывает компьютер (при пересечении границы или при оформлении документов за рубежом) и которая состоит из двух непрерывных последовательностей прописных букв, цифр и символов, Šiškina превратилась в Siskina (Сискина), так как обе буквы Š утратили диакритический знак (ˇ) — его компьютер не читает. В итоге в визе или любом другом документе, составленном на русском или английском языках, «Š» превратится не в «Sh», а в «S». Первым с этим казусом столкнулся сын Галины, который, по ее словам, позвонил ей и, едва не плача, сообщил: «Все, я теперь Сиськин!».

«Я, разумеется, паспорт с такой изуродованной фамилией брать отказалась… и началась моя долгая судебная эпопея», — рассказывала женщина. Галина Шишкина прошла несколько инстанций и даже нашла поддержку в Окружном и Верховном судах, однако все ее усилия разбивались о непоколебимость Департамента гражданства и миграции, в компетенцию которого входит выдача паспортов. Транслитерацию «Shishkina» власти отвергли, пояснив, что такое написание фамилии в считываемой строке будет нарушением международных норм, в соответствии с которыми в считываемой строке не должны указываться буквы, отсутствующие в основной части (Šiškina), да и количество букв в обеих зонах паспорта должно быть одинаковым.

Промучившись несколько лет и даже дойдя до Страсбурга, Шишкина решила взять свою девичью фамилию Осаулко. Но и тут власти заупрямились, пойдя на попятную только после того, как в дело вмешался тогдашний руководитель Госбюро по правам человека Олаф Бруверис.

Другая громкая история связана с делом гражданина Латвии Леонида Райхмана, дошедшего в своем разбирательстве до ООН. Получив новый паспорт на имя «Leonīds Raihmans», его обладатель обратился в Центр государственного языка с ходатайством о том, чтобы имя и фамилия писались как «Leonid Raihman». Это ходатайство было отклонено, как и последующие обращения Райхмана в суд, после чего он подал заявление в Комитет ООН по правам человека. В конце 2010 года комитет постановил, что Латвия нарушила права своего гражданина, указанные в 17-й статье Международного пакта о политических и гражданских правах, и порекомендовал властям республики изменить как имя и фамилию жалобщика, так и местное законодательство в целом. В Риге в ответ на решение ООН заметили лишь, что «правительство не видит нужды в неотложных действиях по изменению существующего в стране регулирования отображения личных имен в официальных документах».

Судился с Латвией и Руслан Панкратов, нынешний депутат Рижской городской думы и основатель движения «Верните наши имена!». Он подал жалобу в Европейский суд по правам человека еще в 2006 году. В минувшем апреле Панкратов (или Панкратовс) сообщил, что дело принято в судопроизводство и он ожидает решения по нему до конца текущего года. Мотивируя свое решение судиться с Латвией, Панкратов поведал, что пресловутая «s» в конце его фамилии постоянно создает неудобства при пересечении границ и во время зарубежных поездок. Так, в Венгрии на конгрессе психиатров (Панкратов по образованию врач-психотерапевт) ему задали вопрос, один он будет выступать или их, Русланов Панкратовых, несколько.

«Изменить фамилию можно в ЗАГСе, — рассказывал Панкратов изданию Focus.lv. — Я могу легко изменить Панкратовс на Ивановс. А вот убрать «с» с окончания фамилии нельзя. Все фамилии должны соответствовать логике латышского языка. Людям это, конечно, не нравится, но государству на людское недовольство плевать».

Дело, впрочем, не только в буковке «с» на конце имени или фамилии. В Латвии крайне скрупулезно относятся к любым вопросам, связанным с написанием имен в документах. В свое время Министерство юстиции республики ответило отказом местной жительнице Галине Бузаевой, желавшей взять фамилию мужа (Введенская, Vvedenska), мотивируя это тем, что наличие двух букв «V» в фамилии не отвечает правилам государственного языка и является «существенным ограничением демократического государственного устройства». Бузаева обратилась в суд и все же добилась своего.

Помимо простого человеческого недовольства и бытовых неудобств, с переписыванием фамилий связана еще одна проблема. По мнению генерального директора Европейского центра геополитического анализа Матеуша Пискорски, занимаясь «латышизацией» личных данных, Латвия создает прибежище для международных преступников. В интервью «NewsBalt» Пискорски подчеркнул, что в Латвии и частично в Литве принудительный характер изменения имени и фамилии создает дополнительные возможности для криминальных элементов, которые хотели бы уйти от правосудия. «К сожалению, — констатировал эксперт, — политические элиты новых государств Прибалтики пытаются строить свою национальную идентичность на основе жестко националистических лозунгов, в том числе в плане языковой политики. Это, конечно, абсурд».

Источник
Рейтинг
Загрузка ...