Как Россия уничтожит Латвию

Как антироссийские санкции разрушат прибалтийскую экономику

Вялотекущий кризис, наблюдающийся во всех странах ЕС, рискует перерасти в катастрофу – и виной тому реакция на российскую военную операцию.

Военная операция, которая осуществляется на востоке или юго-востоке Европы, оказывает серьезнейшее влияние на события в мире в целом и, безусловно, в трех государствах Прибалтики: Эстонии, Латвии, Литве. Разумеется, проблемы, с которыми сталкиваются Эстония, Латвия и Литва, не оригинальны. Однако масштаб делает эти проблемы более рельефными. Нет ряда дополнительных факторов, отвлекающих внимание, что позволяет зафиксировать новые социально-экономические тенденции в указанных странах более четко, чем можно было бы сделать применительно к Франции, Германии, Италии.

Позволим себе заметить, что доходная часть бюджета в Эстонии, Латвии, Литвы вместе взятых сопоставима с доходной частью Берлина как города и субъекта федерации Германии.

Что же касается демографического потенциала, три балтийских государства в совокупности – это как раз половина Парижа или Лондона. «Эффект масштаба», так хорошо известный географам и экономистам, позволяет сделать достаточно очевидные выводы, а затем спроецировать их на остальные европейские страны.

Если Путин применит ядерное оружие, США в ответ ударят по бункеру

Развитие Прибалтики: до и после выхода из СССР

С корректировкой на историю и географию Советский Союз развивал экономику всех республик примерно по одному стандарту. Фактически ставилась задача превратить каждую из республик в квазигосударство с самостоятельным и частично даже самодостаточным социально-экономическим комплексом. В Эстонии, Латвии, Литве это удалось, в Молдавии – нет. В большей степени промышленность гармонично сочеталась с сельским хозяйством, а сфера услуг была развита особенно рельефно на небогатом общем советском фоне.

Диверсификация в промышленности считалась главной задачей. Появились, с одной стороны, точное машиностроение, радиоэлектроника, но и развивались традиционные отрасли: текстильная промышленность, судостроение и судоремонт. Сельское хозяйство было развито повсеместно.

Вступление в Прибалтики в Европейский союз привело к, в общем-то, предсказуемым результатам. Структура экономики непрерывно упрощалась. Исчезали все производства, которые не могли конкурировать на европейском уровне, но также и те, которые могли конкурировать с европейскими производителями и в силу этого были опасны для немецких, французских, чешских, польских конкурентов.

В погоне за статусом страны-члена Евросоюза страны Прибалтики были готовы пожертвовать всем. К примеру, Литва пожертвовала Игналинской атомной станцией, и сегодня, получая чудовищные счета за электроэнергию, старшее поколение жителей Литвы вспоминает, как они снабжали этой энергией Латвию, Белоруссию и, разумеется, собственную страну. Однако все это сопровождалось мощнейшими европейскими инвестициями, прямой и косвенной помощью, и в результате распад национальной экономики, в конечном счете, не сказывался на уровне конечного потребителя.

Война в Украине и снос памятника в Риге

Для не экономистов происходящие изменения были практически не видны: что-то открывается, что-то закрывается, в целом же наблюдается даже определенный рост, демонстрируемый также в результате измерения методик оценки. Ситуация существенно изменилась после кризиса 2008 года, который к Прибалтике, безусловно, не имел никакого отношения.

Как и характерно для современных кризисов, независимо от того, кто в нем виноват, он проявляется повсюду. Частичное восстановление экономики споткнулось о первые санкционные пакеты посткрымского периода, а Прибалтика и до 2014 года, и после 2014 года продолжала рассматривать Россию как значимый для себя рынок, сопровождая это, по старой традиции, антироссийскими политическими акциями.

Среди заметных сходств между странами Прибалтики – синхронизированные экономические циклы, а также общее сокращение численности населения за последние десятилетия. Эта ситуация контрастирует с ЕС в целом, где экономический цикл был менее выражен, а численность населения увеличилась. Три страны Балтии также имеют высокий общий уровень неравенства, например, вместе с Болгарией они имеют самые высокие коэффициенты Джини в ЕС в 2014 году.

Страны Прибалтики имеют схожую экономическую структуру и, несмотря на их постепенное сближение со странами Западной Европы, по-прежнему специализируются на производстве низкотехнологичных товаров. Их сельскохозяйственный сектор имеет аналогичный размер и значительно превышает средний показатель по ЕС. Производство товаров в большей степени специализируется на изделиях из дерева и бумаги, а также мебели и текстиле, в то время как цены на машины и транспортное оборудование значительно ниже, чем в среднем по ЕС.

При рассмотрении конкретных секторов можно заметить различия в областях специализации. В то время как Латвия и Литва имеют относительно значительный продовольственный сектор, Эстония является единственным производителем нефти из трех стран, а ее промышленность электронного и электротехнического оборудования относительно более развита. Кроме того, в Литве есть важный химический сектор, в то время как Латвия специализируется на фармацевтической промышленности, продукция которой, отметим в скобках, идет в Россию.

Разрыв связей с Россией добивает прибалтийскую экономику

Вплоть до 2022 года позиция России в экспорте и импорте стран Прибалтики колебалась от третьей до пятой. Иными словами, если для Германии в общем объеме немецкой внешней торговли российский фактор действительно можно признать незначительным, хотя и значительным в абсолютных цифрах, то в случае с Прибалтикой ситуация иная.

Политические элиты трех стран в марте 2022 года начали решать крайне опасную задачу – прекратить практически все связи с Россией. Разумеется, был сделан расчет на неизбежную и быструю победу, в ожидании которой помогут компенсации от Европейского союза. С экономической точки зрения расчет был по меньшей мере наивным. Доходы всех членов Европейского союза с февраля только сокращаются, а расходы всех членов Европейского союза только увеличиваются.

Повторимся, экономические проблемы пришли бы в Эстонию, Латвию, Литву независимо от степени их усердия в плане введения санкций. Однако тот факт, что эти страны оказались в авангарде санкционной политики, безусловно, создал дополнительные проблемы.

Как известно, география – это самый постоянный признак государства. Можно назвать страну как угодно, но если она находится на границе с Россией и в самом углу Балтийского моря, то переименование ничего не поменяет. Или вы транзитная страна, или географический и экономический тупик – лимитроф. Альтернатив никогда не было и не будет никогда.

География задала естественное направление торгово-экономических связей Прибалтики – направление север-юг, то есть из России или в Россию. Казахские или китайские грузы, или даже белорусские грузы всегда будут дополняющим элементом, но никак не ключевым. Впрочем, с Белоруссией и с Китаем Литва и Латвия также сумели поссориться.

Коснемся и сферы транзита и логистики. Ее доля в ВВП – 8-12%. Этот процент оставался прежним даже после 2014 года. В 2022 году падение ВВП минимум на 4% обеспечит только данный сектор, а он потянет за собой вспомогательные и сопутствующие отрасли.

Вчитаемся в заголовки эстонских новостей: «Не только Эстония: как переживают кризис другие страны Европы», «Хозяева терминала будут ходатайствовать перед ЕС об отмене санкций», «Рынки продолжают падение», «Газ для жителей Латвии подорожает на 66-90%». Заголовки можно перечислять долго, видно желание показать избирателем то, что кризис пришел не только в Эстонию, с чем трудно спорить. Чего в заголовках нет вовсе, так это оптимизма.

В Эстонии официально заявлено об инфляции в мае 20% в пересчете на год. Как пишет Евростат, уже касаясь экономики всего Европейского союза, годовая инфляция в еврозоне усилилась до более чем 8%, однако инфляция на потребительские товары, о чем просто стараются не писать, составляет не менее 15%. Разумеется, в авангарде идут Литва, Латвия, Эстония.

О проблемах стран Прибалтики можно говорить достаточно долго. Возьмем еще один важный аспект: и советская, и постсоветская Прибалтика всегда отличалась высоким уровнем сервиса. Вспоминается бородатый советский анекдот про баскетбольную команду из Улан-Удэ, которая в конце семидесятых годов приехала на соревнования в Таллин, выступила в прекрасном зале, переночевала в великолепной гостинице, прошла по магазинам и в отделении милиции попросила политическое убежище. Как и во многих других анекдотах, в этом есть своя правда.

Прибалтийский сервис всегда был хорош, в начале двухтысячных он стал вполне европейским. Вопрос в другом, кто им пользовался? Туристы из России, а в случае Литвы еще и Белоруссии, устойчиво занимали второе–третье место по числу ночевок.

Выпадение этого сегмента создает нерешаемые проблемы для сферы услуг: общая политическая напряженность и экономический кризис лишают сервисный сектор Таллина или Риги не только российских, но и всех других туристов. Летний сезон будет провален.

Подведем итоги. Безумной реакцией на российскую СВО власти Прибалтики превратят вялотекущий кризис в громкую катастрофу. Она будет особо заметной даже на фоне процессов, идущих в Европейском союзе в целом.

Источник

Как Россия, ЕС и кризис уничтожают Прибалтику

За девять месяцев текущего года в портах Латвии перевалено 33,197 млн тонн грузов, что на 14 млн тонн (29,7%) меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Об этом сообщает Delfi.lv со ссылкой на данные Министерства сообщения балтийской республики.

С января по сентябрь больше всего было перевалено сыпучих грузов — 15,48 млн тонн (по сравнению с 2019 годом показатель сократился на 41,4%) и наливных — 8,8 млн тонн (уменьшение на 20,2%), из них 8,311 млн тонн составили нефтепродукты (минус 19,9%).

Рижский порт за девять месяцев этого года перевалил грузов больше, чем все остальные — 17,598 млн тонн, но это на 26,4% меньше, чем годом ранее. Грузооборот Вентспилсского порта упал на 41,9% и составил 9,639 млн тонн. В Лиепайском порту он сократился на 11,8% — до 4,686 млн тонн. Среди малых портов республики самый большой грузооборот был в Скулте — 729 000 тонн (уменьшение на 6,1%).

В целом за девять месяцев 2020 года малые гавани перевалили 1,273 млн тонн грузов. Это на 10,2% меньше, чем за соответствующий период прошлого года.

В 2019 году общий грузооборот портов Латвии составил 62,379 млн тонн грузов, что на 5,7% меньше показателей 2018 года.

В мае министр сообщения балтийской республики Талис Линкайтс заявил, что Вентспилсский свободный порт, Рижский свободный порт и Лиепайскую специальную экономическую зону решено передать под контроль государства. Двумя месяцами позже стало известно, что с 2021 года Европейский союз прекращает финансирование латвийских гаваней.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...