Как в Латвии без русских

«Исчо» вместо «еще»: почему деградирует русское меньшинство в Латвии

Лидеры русского сообщества в Латвии пытаются решить проблему сохранения своей национальной идентичности.

Жительница Латвии, журналистка Данута Дембовская оставила в своем блоге пост, который вызвал полемику не только в латвийской русскоязычной среде, но и в самой России. О проблеме, которую она подняла, говорится уже давно: русская молодежь в Прибалтике либо напрочь забывает о своих корнях и интегрируется в местное общество, либо маргинализируется, создавая своеобразные гетто. И то, и другое не устраивает автора:

«Я очень давно хотела написать неполиткорректное, но мне казалось, что оно слишком неполиткорректно. Но, если очень хочется, то надо — даже неполиткорректное. Так вот.

Я неоднократно отмечала, что в Латвии слово «маргинализация» в отношении русскоязычного меньшинства — не модно. Не говорим мы так о себе, стыдимся. В Эстонии — говорят, у нас — нет.

Жопа есть, а слова — нет.

Русские школы в Латвии без русского языка — за и против

Но каждый раз, когда я читаю короткие объявления здесь, в ленте (а ля продам ботинки или ищу, кто ремонтирует квартиры в литовском проекте), я испытываю испанский стыд. Ни одного объявления без грубейшей грамматической ошибки. Но зато мы первые в космос полетели и всех перепобедим.

Можно, конечно, сетовать на сворачивание образования на русском языке. И это будет правдой — политику никто не отменял. Но книжки-то вам кто запрещает читать?! Правительство?

Русскоязычное комьюнити пообносилось и опростилось. В 90-е инженеры встали за рыночные прилавки, утратив уважаемую профессию, а заодно и социальный статус.

Их дети уехали за границу — у них уже был выбор.

Уезжали и уезжают активные, способные на смелый шаг, молодые, талантливые — неважно, работающие головой или руками. Те, кто скорее бы стали лидерами мнений, чем те, кто остались.

Так мы становились хуже. Пассионарность (было такое модное слово как раз в 90-е) против конформизма.

Русскоязычное сообщество понесло не только количественные, но и качественные — пусть это звучит грубо и неполиткорректно! — потери. Если комьюнити перестает воспроизводить лидеров мнений в различных сферах, воспроизводить свою элиту, в том числе, интеллектуальную, то даже будучи большим по численности, оно маргинализируется. Собственно, одиозный Линдерман и прошел путь от несомненного интеллектуала до маргинального лидера. Настораживает то, что ему на смену приходят персонажи а ля фельдшер Марина. С ней точно не поговоришь о Пастернаке.

Переход школ нацменьшинств на латышский язык обучения — это уже про то, что успеха можно добиться, лишь «став латышом». Здесь в этническое вплетено социальное: на самом деле способных русскоязычных детей ждут в престижных латышских гимназиях. Социальные лифты со скрипом, но работают, пропуск в элиту получить можно.

Но это бессмертное:

— Абраша, где все на четверочку, ты должен на пятерочку.

Латвия: самая русская страна Прибалтики | «Медуза», «марши СС» и рижские шпроты

Это вот психология нацменьшинства: ты должен быть лучше всех, «искупая» происхождение. Одна беда для Латвии как государства — они станут настолько «лучше», что будут конкурентоспособны уже в мировом масштабе, и тоже уедут.

Но те, кто не станут «лучше», не выберутся из социального гетто районной девятилетки для русских. Это часть политики, конечно: зачем их учить — кто-то же должен быть обслугой. Утешаться она будет российским интернетом, раз уж телевизор выключили. Если говорить о молодежи — то своими фантазиями об исторической родине, на которой часто никогда не бывала.

По этой же причине — для усугубления маргинализации — нужно не просто отключить российские каналы (их как раз можно было оставить — «Окна», «Дом-2» только способствуют), а еще и не создать взамен местные медийные площадки. Наличие медиа на языке нацменьшинства — это признание статуса за меньшинством, это возможность для меньшинства растить своих лидеров мнений. Это возможность заявлять свою повестку дня.

А мы продолжаем становиться хуже, слабее, маргинализируемся.

Внешние обстоятельства, политика, геополитика — это все понятно.

Но есть те, «кто на пятерочку», а есть те, кто пишет «исчо» вместо «еще». Понятие «мы» как сообщества все более размыто внутренними социальными различиями.

Вопросы будущего, собственно, следующие:

— Можно ли «стать латышом», если приходилось «искупать»?

— Как объяснить, что «исчо» — это не только стыдно, но и социальный статус?

Это вот про нас. А остальное от лукавого, то есть, от геополитики…»

Среди множества откликов на эту публикацию, стоит особо выделить ответ писателя Димитрия Савина, тоже живущего в Латвии:

«Должен признать, что текст, в котором Данута Дембовская жалуются о люмпенизации русских в Латвии любопытный. Как по мне, многое подмечено верно: и про отток самых лучших и успешных, и про новое поколение ЛОМов — коллективного «фельдшера Марину».

В общем, хороший текст, за кадром которого осталось совсем немного — то есть самое главное. Почему так случилось? Ведь далеко не всякое этническое меньшинство идет путем распада и деградации.

И ответ сейчас уже очевиден. У русских людей на латвийской земле было — и есть — два пути: либо сохранить себя в качестве русской этнокультурной общины внутри единой политической нации — народа Латвии, либо противопоставить себя латышам, опершись о кремлевскую стену. «За нами Путин и Сталинград».

Массовую поддержку, в силу ряда очень разных причин, получил именно второй тренд. Не сомневаюсь, что определенная часть тех, кто оный тренд в свое время активно накачивал, делала это с «благими намерениями». Мол, да, будем московской пятой колонной. Но за это нам РФ щедрой мерой всего отсыплет: и культурной жизни подвезет, и образования, ну и «поможет материально».

Да вот только фокус заключался в том, что никакие «русские интересы» Кремль отстаивать не собирался. А для неосоветского реваншизма никакой культурной жизни и прочего нацменьшинственного саморазвития не требуется. Как не требуются и более-менее мозговитые лидеры мнений.

Ибо такие лидеры нет-нет, да и заимеют непредусмотренное генеральной линией мнение, и начнут с ним массово лидировать. Нет, для того, чтобы совать независимой Латвии палки в колеса, нужен как раз тот кадр, который нагоняет тоску на госпожу Дембовскую. Который окончил девятилетку, пишет «исчо» и «вообщем», знает, что дважды два — четыре, но насчет шестью шесть тридцать шесть уже не уверен, однако абсолютно уверен в том, что во всех его бедах виноват латышский «фашизьм», а Владимир Путин — молодец, политик, лидер и борец.

Москве в Латвии совсем не нужно успешное русское меньшинство — образованное, богатое и интегрированное. Москве здесь нужно агрессивное малограмотное гетто. И оно у нее есть.

Что же касается позиции латышского общества, то она вполне логична: если вы поднимаете вражеский флаг, вещаете про «оккупации не было» и прочие «заводы развалили», то обращение с вами будет подходящее. Тем более, что когда всё вроде как-то заживало, «добрая» рука умело подсаливала старые раны: то референдум выкатят, а то и Крым в 2014-м году.

Кремль кинул вас. Много раз кидал. И еще кинет обязательно.

И решение очевидно: нужно не противопоставлять себя латышам и Латвии, а вместе с латышами на благо Латвии работать. И вместе с латышами помогать Латвии отбиться от путинского неосоветского реваншизма. Сохранить свое наследие, но в рамках единой политической нации. То есть пойти тем путем, которым в подобной ситуации идет любое этническое меньшинство «здорового человека».

Не верите? Ну, каждый решает за себя. Только вот если итогом многолетней «борьбы за права русскоязычных» стала их маргинализация — по словам тех, кто этой борьбой профессионально занимался, — то, может, стоит все-таки задуматься?

К слову, госпожа Дембовская, которая силой своего мозга в свое время помогала набирать ход прокремлевским силам, несет за нынешнее положение вещей свою долю ответственности. Не юридической, конечно, но — моральной…»

Источник

На русском языке в Латвии можно будет только… молчать

Сегодняшняя Латвия превратилась в полицейское государство, где опасно проводить мероприятия в защиту прав человека.

Об этом, передает корреспондент «ПолитНавигатора», заявил посол РФ в Риге Михаил Ванин, давая оценку очередным инициативам минюста Латвии о вытеснении и ограничении использования русского языка.

Сегодняшняя Латвия превратилась в полицейское государство, где опасно проводить мероприятия в защиту прав человека.

«Русский язык в Латвии — второй по степени распространенности и употребления в коммуникации после государственного, он успешно выполнял роль языка межнационального общения.

Для трети населения страны он родной, хотя в Латвии не имеет никакого статуса. Местные власти воспринимают распространенность русского языка исключительно как наследие «советской оккупации», «трагическое» следствие «принудительной русификации» латышского народа, прямую угрозу сохранению латышского языка.

Новые ограничения, подразумевающие выдавливание русского языка из общественной и образовательной сфер, — по сути, откровенная дискриминация по этническому и языковому принципу. «Крестовый поход» правительства против русскоязычного образования не останавливают даже объективные организационные проблемы, к примеру, острая нехватка учителей латышского или крайне сжатые сроки подготовки реформы», – сказал дипломат в интервью «Известиям».

По его словам, правящие круги Латвии продолжают эксплуатировать образовательную реформу ради своих узконаправленных политических интересов, при этом демонстративно пренебрегая мнением общественности и правозащитников.

«Сегодня в Латвии приходится бороться за право быть русскими и говорить на родном языке. Все идет к тому, что на русском можно будет только молчать», – подчеркнул посол.

Он убежден, что масштабных митингов и протестных акций по этому поводу ожидать не стоит.

«Время демонстраций, с помощью которых можно было что-то изменить, в этой стране уже прошло. Сегодняшняя Латвия — это полицейское государство, где мнение, которое противоречит официальной позиции, не приветствуется, а инакомыслящие находятся под пристальным контролем местных спецслужб.

В этих условиях все больше наших сограждан и просто русских людей уезжают в РФ. Латвийская правящая элита своими действиями фактически выталкивает их из страны, относя к категории «нелояльных», – резюмировал Ванин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...