Как выглядит граница России с латвией

Спасёт ли Латвию «Великая стена»? Зачем на границе с Россией и Белоруссией строят забор?

На днях представители латвийского руководства заявили о намерениях возвести стену на границе Латвии с Белоруссией. До этого строительство стены началось на границе Латвии с Российской Федерацией. Укрепление пограничной полосы Латвия связывает с необходимостью обеспечить безопасность страны от наплыва нелегальных иммигрантов и беженцев из стран Ближнего Востока и Восточной Азии, которые якобы в массовом порядке проникают в страну именно с территории России и Белоруссии. Руководитель Государственной пограничной охраны Латвии Нормунд Гарбарс сообщил журналистам, что в бюджете Латвии уже заложены средства, которые планируется выделить на обустройство границы.

Напомним, что границы Латвии и Белоруссии, как и Латвии и России, во многом искусственны. Долгое время эти территории входили в состав единого государства — Российской империи, затем, после кратковременного существования независимой Латвии, Советского Союза. Между жителями приграничных населенных пунктов до сих пор существуют развитые социальные и экономические связи.

Шок! Как выглядят ГРАНИЦЫ разных стран мира?

У многих родственники проживают по другую сторону границы, и это не говоря уже о том, что постоянно осуществляется обмен товарами. Поскольку в Белоруссии относительно невысокие, по латвийским меркам, цены, многие жители приграничных районов Латвии приезжают в Белоруссию за покупками. В первую очередь, латвийцы заправляют в Белоруссии бензином или дизельным топливом свои автомобили, так как здесь топливо дешевле, чем в Латвии. Во-вторых, в Белоруссии покупают более дешевые сахар, хлеб, косметические товары, одежду и обувь. Получается, что ужесточение пограничного контроля на латвийско-белорусской границе лишь усложнит жизнь населению той же Латвии.

Строительство стены на границе с Россией Латвия осуществляет не за собственные средства. У бедной прибалтийской страны просто не хватило бы денег на реализацию столь масштабного проекта. На укрепление границы республики руководством Евросоюза были выделены дополнительные средства. Всего же только на российский участок латвийской границы планируется за четыре года потратить 17 миллионов евро.

Что касается границы с Белоруссией, то стену на этом участке Латвии придется оплачивать самостоятельно. Скорее всего, именно с этим обстоятельством и связана относительная неторопливость латвийских властей в вопросах подготовки к строительству.

Пока Рига лишь собирается приступить к выкупу земельных участков вдоль границы, причем эта стадия займет, по словам представителей латвийских властей, не менее 5-6 лет. Даже при самых оптимальных раскладах, строительство стены на выкупленных участках начнется не ранее, чем через год. Напомним, что граница Латвии с Белоруссией составляет 173 километра, соответственно строительство стены и организация инженерно-технических средств охраны по периметру границы также обойдутся латвийскому бюджету в очень серьезную сумму. Однако, деваться латвийскому руководству некуда — в Риге очень беспокоятся по поводу роста потоков нелегальных мигрантов и беженцев из стран «третьего мира».

Как выглядят границы между прибалтийскими странами (Литва, Латвия и Эстония)

Спасёт ли Латвию «Великая стена»? Зачем на границе с Россией и Белоруссией строят забор?

Еще в марте 2016 г. первые три километра забора высотой 2,7 м. были построены на границе Латвии и России — на участке, за который отвечает Лудзенское управление пограничной охраны. В целом же на строительство «Латвийской великой стены» на границе с Россией отведено четыре года. За это время стена должна быть возведена по всей протяженности латвийско-российской границы.

При этом латвийские власти специально оговорились, что отгораживаются не от России, а от нелегальных мигрантов. Только в 2015 г. на территорию Латвии пытались проникнуть не менее 500 нелегалов из стран Ближнего Востока и Восточной Азии. Триста из них были гражданами Вьетнама.

Для мигрантов Латвия — не цель, а «средство», транзитная страна на пути к более желаемым и благополучным странам Евросоюза, прежде всего — Германии. Именно в Германию устремляется основной поток нелегальных мигрантов, следующих через российско-латвийскую и белорусско-латвийскую границы.

Как и в случае средиземноморского и балканского маршрутов нелегальной миграции, на прибалтийском маршруте «работают» организованные преступные группировки, за деньги организующие доставку нелегальных мигрантов и их переправку через границу. Конечно, масштабы проникновения мигрантов в Латвию не сравнимы с тем, что происходит у берегов Италии в Средиземном море или в странах Балканского полуострова. Но для маленькой Латвии и то количество мигрантов, которое прибывает ежегодно на территорию страны, представляет собой большую проблему. Решить ее латвийские власти фактически не могут, потому и приступают к строительству стены, при этом сами чиновники миграционной службы и пограничной охраны отмечают, что те, кто хотят проникнуть в Латвию, найдут способ и перебраться через пограничные сооружения.

Эксперты сомневаются в том, что «Великая Латвийская стена» сможет в действительности уберечь страну от потоков нелегальных мигрантов или от контрабандистов, переправляющих запрещенные товары через границу. Дело в том, что стена не является сплошной.

Учитывая финансовые сложности Латвии, страна решила отказаться возводить стену там, где для этого потребуется проводить какие-то масштабные изменения ландшафта, например — осушать болота. Также через каждый километр стены предусмотрены 100-метровые проходы для того, чтобы через границу могли проходить дикие животные. Но ведь этими проходами могут воспользоваться и те же мигранты или контрабандисты, не говоря уже о том, что для них не проблема и форсировать болота. На средиземноморском маршруте мигранты в лодках сутки переплывают море, добираясь из Ливии и Туниса в Италию, а перебраться через болото на латвийскую территорию будет для них совсем легкой задачей.

По мнению многих журналистов и экспертов, строительство стены скорее являет собой попытку латвийских властей получить дополнительное финансирование от Евросоюза. Когда руководством Евросоюза были установлены квоты на размещение беженцев в странах ЕС, прибалтийские республики также не смогли остаться в стороне от исполнения этого решения, хотя и Латвия, и Эстония, и Литва, вслед за другими странами Восточной Европы, пытались воспротивиться установлению квот и утверждали, что для них прием мигрантов может стать непосильной в финансовом и социальном отношении задачей.

Но в Брюсселе были непреклонны. В 2015 г. от Латвии потребовали принять и разместить на своей территории 531 беженца из Эритреи и Сирии. Это вызвало очень негативную реакцию латвийских граждан. В Латвии все наслышаны о том, как обстоят дела с беженцами и мигрантами в странах Западной Европы.

Латвийцы опасаются, что приезжие не будут работать, а государство будет тратить большие деньги на выплату социальных пособий. Кроме того, большие опасения вызывает высокая рождаемость в семьях выходцев из Африки и стран Ближнего Востока.

Многие граждане беспокоятся, что приезд и размещение большого количества беженцев приведут к росту преступности. Латвийцы подозревают, что Евросоюз специально начинает с «незначительной» цифры в 531 человека, а затем заставит Латвию разместить несколько десятков тысяч африканских и азиатских беженцев и мигрантов, и Рига уже ничего не сможет с этим требованием поделать.

Власти страны долгое время пытались отказываться от приема мигрантов, но, в конце концов, латвийское правительство, находящееся в серьезной финансовой зависимости от Евросоюза, было вынуждено уступить Брюсселю. В 2016 году Латвия согласилась разместить на своей территории несколько сотен беженцев из стран Восточной Африки и Ближнего Востока. В феврале 2016 г. в Латвию прибыли первые беженцы — выходцы из Эритреи. Их размещение было предусмотрено в поселке Муцениеки, что в 20 километрах от латвийской столицы Риги. Строительство центра размещения беженцев и их обустройство обошлось латвийскому бюджету в 3,1 млн. евро.

Но сами беженцы не горят желанием обустраиваться на территории Латвии, как, впрочем, и других прибалтийских и восточноевропейских государств. Это вполне объяснимо. Экономическое положение Латвии в настоящее время не позволяет обеспечить работой собственное население, что приводит к массовой миграции латвийских граждан за границу, прежде всего — в Великобританию.

Маленькая Латвия не может предоставить беженцам и такие социальные пособия, которые существуют в более благополучных странах Европы. Сами беженцы это прекрасно понимают и не хотят ехать в Латвию или другие страны Прибалтики. Те же из них, что уже находятся на территории страны, планируют в ближайшее время перебраться в другие страны Евросоюза.

Латвия в течение года выплачивает каждому иностранцу, получившему статус беженца, социальное пособие в размере 139 евро в месяц. Кроме того, каждому члену семьи беженцев также полагается по 97 евро на человека. Сами беженцы жалуются, что на эти деньги прожить в Латвии невозможно. В августе 2016 г. они даже устроили митинг в центре размещения беженцев в поселке Муцениеки.

Беженцы жалуются на отсутствие работы, на мизерные размеры пособий и на невнимание властей Латвии к проблемам их обустройства. Кстати, отсутствие работы для беженцев объясняется и последствиями националистической политики Латвии.

В 1990-е годы, когда Латвия больше всего опасалась многочисленную русскую общину республики, был принят ряд вопиющих дискриминационных законов, направленных против русскоязычного населения. Чего стоит один статус «неграждан»!

Чтобы пресечь возможности вертикальной мобильности для русскоязычного населения и, по возможности, выжить из страны как можно большее количество русскоязычных «неграждан», латвийские власти запретили трудоустройство на государственную службу людей, не владеющих латвийским языком. После этого решения человек, не говорящий на латвийском языке, потерял возможность устроиться даже на самые низшие должности, вплоть до дворников или охранников.

Теперь, когда в Латвию стали прибывать беженцы из стран Ближнего Востока и Африки, латвийские власти оказались заложниками собственной национальной политики. Беженцы латвийским языком не владеют, и даже те из них, кто хотел бы устроиться на работу и как то обосноваться в Латвии, сделать этого не могут. Соответственно, латвийским властям приходится тратить деньги на выплату социальных пособий, на питание и размещение беженцев в специально оборудованном центре. Но если сейчас Рига еще в состоянии оплачивать эти расходы, что будет, если Евросоюз решит повысить квоты на размещение беженцев и действительно потребует от Латвии принять несколько тысяч человек?

В то же время, не меньшее беспокойство властей страны вызывает прибытие в Латвию нелегальных мигрантов. Последние рассматривают Латвию как транзитную полосу на пути в Польшу и далее в Германию или скандинавские страны, поэтому не собираются обосновываться на латвийской территории.

Но нахождение большого количества нелегалов на территории страны само по себе опасно, в первую очередь с точки зрения обеспечения безопасности государства и его граждан. Кроме того, не исключено, что если нелегалов затем будут задерживать в странах Западной Европы, то их депортируют в ту страну, откуда они прибыли — то есть, в Латвию. Таким образом, благодаря нелегальным мигрантам латвийские власти могут столкнуться с необходимостью размещать гораздо большее количество иностранцев, чем требуют принятые Евросоюзом квоты. Судя по всему, именно эти опасения и лежат в основе стремления латвийских властей усилить контроль над границами с Россией и Белоруссией.

С другой стороны, строительство стены обусловлено и соображениями милитаристского популизма латвийских властей. Рига постоянно пытается представить Латвию потенциальной жертвой мифической российской агрессии. Регулярно латвийские политики и военные руководители самого высокого уровня говорят о «вероятной угрозе российского вторжения», о том, что Россия собирается вновь «аннексировать Прибалтику» и так далее. В основе этой мифологии лежит стремление получать дополнительные финансовые средства от Евросоюза и от НАТО, а также поддерживать в стране настроения паники, отвлекая население от масштабных социально-экономических проблем. Вместо того, чтобы оздоровлять латвийскую экономику, плачевное положение которой привело к тому, что страну покинули сотни тысяч человек, латвийские власти просят у «старших партнеров» все больше и больше средств на укрепление «обороны и безопасности латвийского государства», в том числе — и на строительство пограничной стены.

Кстати, о начале строительства стены на границе с Россией заявило и эстонское правительство. Разумеется, как и Рига, Таллин рассчитывает, что расходы по строительству стены покроет Евросоюз. Эстонские власти сообщают, что стена будет иметь длину 108 километров и высоту 2,5 метра.

Как видим, это менее масштабное сооружение, чем то, что планируется в Латвии, но и Эстонская стена обойдется Евросоюзу в 71 млн. евро. Как и в случае Латвии, Эстония не планирует проводить серьезных работ по изменению ландшафта — там, где на границе находятся болота, стену просто не будут возводить.

Кроме того, стену оборудуют видеокамерами и другими инженерно-техническими средствами охраны. Строительство стены Таллин обещает завершить к 2020 году. Однако, как и в случае с Латвией, все зависит от того, как скоро Евросоюз соберется выделить на нужды укрепления границ прибалтийских республик крупные средства. Пока Брюссель с выделением денег не спешит.

Источник

Ивангород – Нарва: Евросоюз на том берегу

Продолжаю проект «Граница». Я изучаю приграничные населённые пункты и сравниваю, как живут они и как живём мы. Как мы могли бы жить и почему так не живём. Обычно, когда указываешь на проблему, тебе начинают рассказывать про особый русский климат, загадочную русскую душу и менталитет, который мешает жить по-человечески.

На деле же не существует никакого особого климата и менталитета, и это очень хорошо видно за пограничным столбом. Те же финны, несмотря на такие же погодные условия, как на севере Ленинградской области, ездят круглый год на велосипедах по чистым улицам, не захламляя свои дворы и города машинами. У нас же сложно такое представить, так как «зима 9 месяцев в году, и это просто невозможно». А почему у них порядок? Всё просто, отвечает мне читатель: там же финны, у них особый менталитет, финский!

Хорошо, вот вам эстонская Нарва и российский Ивангород. Их разделяют пара сотен метров реки. Один климат, одна история, даже люди одни! Да, Нарва – самый русский город Эстонии, там живут преимущественно наши соотечественники. В Нарве такое же советское наследие, как в Ивангороде.

Всё было одинаковым, но 26 лет спустя города оказались в разных странах.

Пример Нарвы и Ивангорода особенно интересен тем, что фактически большую часть своей истории это был один город. Даже в советское время, несмотря на то, что между городами проходила граница Эстонской ССР и Российской СФСР, город фактически был единым целым. Из одной части в другую ходили автобусы. Люди могли жить в Нарве, а работать в Ивангороде, и наоборот.

Сегодня здесь проходит государственная граница, а за забором начинается уже не советская Нарва, а Евросоюз.

01. В России всё строго. За несколько километров до города стоит пограничный пункт, и военные проверяют документы. Просто так приехать в Ивангород нельзя (поправьте меня, если я ошибаюсь). То есть ты можешь ехать в Нарву без проблем, если есть загранпаспорт и виза, а вот в Ивангород можно ехать только если у тебя там родственники или ты там прописан.

В Эстонии таких ограничений нет, любой человек может приехать в Нарву. Вообще, эстонцы намного свободнее относятся к приграничным территориям. Тут у них и курорты, и пляжи. У нас всё сурово. Но стоит отметить, что за всё время, что я ходил по Ивангороду, снимал фото и видео, никто не обратил на меня внимания, не задавал вопросов, не запрещал работать.

02. Вот она, граница. Слева Эстония, справа Россия. На мосту – пограничный переход.

Источник

На границе Латвии и России выстроилась очередь из 1,2 тысяч грузовиков

На границе Латвии и России скопилось 1 250 грузовиков, которые ждут въезда в Россию. Об этом сообщает агентство BNS со ссылкой на данные Службы государственных доходов Латвии.

По данным агентства, в воскресенье утром на погранпереходе в Терехово около 850 грузовиков стоят в очереди на границе с Россией. В России на погранпереходе Гребенево ждут около 400 грузовых автомобилей. Как сообщается, время ожидания на этих пограничных пунктах составляет 6 дней.

По словам заместителя начальника пограничного поста Латвии Ирины Голубевой, была надежда, что очереди на границе с Латвией значительно сократятся после 10 июля. «Наши ожидания не оправдались», – заявила она телекомпании TV3.

Она подчеркнула, что усложняет работу сотрудников таможни и то, что с начала конфликта на Украине невозможен обмен информацией, связь с российскими таможенными службами прервана.

Ранее Общественная Служба Новостей сообщала о том, что шесть человек пострадали в результате аварии автобуса с пассажирами в турецком Кайсери.

Подписывайтесь на ОСН:

Самое интересное:

Популярное

Главный редактор: Сергей Сергеевич Касаткин
Шеф-редактор: Виталий Витальевич Рыжов.
Телефон редакции: +7 495 795-53-05
101000 г. Москва, Потаповский переулок, 16/5с1
E-mail: [email protected] | Вакансии

Реклама, спецпроекты и иное сотрудничество на ОСН, osnmedia.ru, ОСН-ТВ и пресс-центре ОСН:
Email: [email protected]
Телефоны: +7 495 004-56-11, +7 903 777-11-14

Свидетельство о регистрации СМИ (Информационное агентство «Общественная служба новостей») ЭЛ № ФС77-73623 выдано 14.09.2018 года выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
Редакция поддерживает и разделяет политику вакцинации населения.

При перепечатке или цитировании материалов сайта Оsnmedia.ru ссылка на источник обязательна, при использовании в Интернет-изданиях и на сайтах обязательна прямая гиперссылка на сайт Оsnmedia.ru.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...