Какое отношение к русским в латвии

Отношение к Русским и русскоговорящим?

Много пугали про Прибалтику и Польшу, якобы ненавидят русских. Был на НГ и в Польше и в Литве. Везде люди старались помочь, улыбались и все было на позитиве, даже когда пытались что то узнать по русски. Как с этим обстоят дела в Латвии и Эстонии. Отношение местных?

Много ли радикально настроенной молодежи?

Лучшие ответы

Расскажу вам как человек здесь живущий.
Все эти русофобские разговоры ведут исключительно политики и мелкое количество радиКАЛьной молодежи как с одной, так и с другой стороны. В каждом государстве есть националисты, только где-то они вопят громче, а где то голоса не хватает.
В Прибалтике да, есть другое отношение к истории, но это официальная версия событий. Конечно, промывание мозгов происходит, но благо наша с вами общая история на столько плотно переплетена, что, ни один политический демагог не может это стереть за 20 лет.
В Латвии 40% русских и примерно 50% русскоговорящих. Ну а каком реальном национализме может быть речь. В Эстонии с этим похуже и русский там знают не так хорошо, особенно молодежь. В Литве многие знают русский, а молодежь вообще ходит на курсы, т.к. это выгодно знать язык соседа (тем более такого большого). Да и литовцы вообще имеют гораздо меньше проблем, чем Латвия и Эстония.

В крупных городах вы скорее всего сможете пообщаться на русском. Рига, Юрмала, Даугавпилс – это вообще русские города. Там надо еще поискать кого-то что бы он вас НЕ понял по русски. В Вентспилсе, Клайпеде, Вильнюсе проблем не будет с 99% вероятностью. В Талине, Тарту и др.городах вы можете чуть помаяться, но все же не пропадете.

Вот в селах и глубинке вы можете ощутить явное не понимание, но это во всех странах.
Тем более не забывайте, вы ТУРИСТ. Вас вряд ли будет заботить на каком языке преподают вашему ребенку в школе, или почему договор об аренде надо составлять на латышском языке. Или другие проблемы, по поводу которых могут возникнуть конфронтации. Ну не общайтесь с первым встречным о проблемах ВОВ и о месте красных стрелков в моровой революции. Хотя вероятность что вас поддержат процентов 30-40.
Беспокоится о своем здоровье или имуществе, основываясь на вашей этнической принадлежности, уж точно не стоит. В Москве, поверьте с этим ГОРАЗДО хуже.
В Польше с языком напряженка, но в силу некой похожести языков, можно объяснится. Да и вообще надо понимать, что в большинстве своем люди — добрые и отзывчивые. И будут вам помогать по мере своих сил. Я за все свои поездки по миру только пару раз встретил тех, кто явно был настроен негативно. Помните ВЫ — ТУРИСТ, вы приехали тратить свои деньги в их страну.

Познавать их культуру. Восхищаться красотой их природы. Находить общее в истории. Если вы будите с добротой и улыбкой носить это чувство в себе, то ни какие языковые барьеры вам не страшны.
Тем более что в Прибалтике их практически нет.

Вообще все эти истории про «русских не любят» для меня — загадка природы какая-то. Я конечно не могу сказать за весь мир, есть наверное стремные места типа гаити или сомали какого-нибудь. Но в нормальных странах если ты ведешь себя по-человечески к тебе и относятся нормально.

Год в Риге / Впечатления / Отношение к русским


Конечно если, начать туркам про геноцид армян рассказывать, чехам 68-й год вспоминать, немцам 45-й, прибалтам объяснять что «хозяева вернулись», ботинком по столу стучать и т.п., то понятно что относиться плохо будут. А то еще и в рыло дадут. Но уж в таком случае и правильно сделают.
А если не вести себя как животное, то всё нормально будет. Все будут приветливы и дружелюбны.

Источник

Сестра приехала из Прибалтики и рассказала как изменилось отношение к русским за 30 лет

Сестра у меня такая же лягушка-путешественница как и я. Часто мы едем куда-то вместе, но иногда не получается. В этот раз она поехала одна. Ну, в смысле, не одна, а с дочкой и подружкой на Новый год в Прибалтику.

Почему я пишу «в Прибалтику»? Просто они побывали во всех трёх бывших республиках Советского Союза – в Латвии, Литве и Эстонии.

До этого сестре довелось бывать в Латвии и Литве в 1989 году. Поэтому сейчас она сравнивала свои впечатления с теми, что получила тридцать лет назад.

Когда она вернулась из своей первой поездки, мне было в диковинку слушать её рассказ. Мне было 12 лет, и я был воспитан в лучших традициях советской идеологии: искренно верил в правильность коммунистического строя, в светлое будущее, в интернационал и братские отношения между народами, если не во всём мире, то хотя бы в пределах моей советской Родины.

Поэтому я и удивлялся, слушая её рассказы о приключениях в Литве. Сначала в Шяуляе, в бассейне их с подружкой пустили купаться, но на выходе из бассейна не пропускали в душ и раздевалку, требуя, чтобы девочки говорили по-литовски.

В половине магазинов их просто игнорировали, а Паланге, когда они сидели на лавочке и громко разговаривали на русском, ими заинтересовалась компания литовской молодёжи, которые обступили их и стали тыкать пальцами, смеяться и что-то выкрикивать недружелюбным тоном.

Сестра говорит, что было довольно страшно, им с подружкой показалось, что их могут побить. И они буквально бежали в гостиницу сопровождаемые свистом и улюлюканьем.

Я тогда, вообще, не понимал, как такое возможно. Мы же все советские люди, и думал, что сестра что-то не поняла и преувеличивает. Уже потом, повзрослев, я понял причины прибалтийской неприязни к русским.

Прошло тридцать лет. Многое изменилось и у нас в стране и в мире. Сестра немного подросла, и решила на Новый год прокатиться по Прибалтике. Во-первых, были дешёвые билеты, да и в целом проживание и еда были недорогими.

Отказ от русского больше не страшил, потому что она уже вполне сносно выучила английский, и в случае чего могла и не прибегать к русскому, в пределах базовых потребностей: вселиться в отель, заказать в ресторане еду или спросить дорогу.

В какой-то момент, в одном из магазинов сестра объяснялась с продавщицей, которая хоть и знала английский, но очень поверхностно. Диалог был мучительным для обеих сторон. В какой-то момент сестра перешла непроизвольно на русский. И продавщица удивилась:

– А почему вы сразу не говорили по-русски?
– А вам удобнее говорить по-русски? – удивилась сестра.
– Конечно (немного на распев, но довольно чисто), – протянула женщина.

Сеструха

С того момента сестра говорила только по-русски, и оказалось, что все (по крайней мере те, кто работает в сфере обслуживания) отлично понимают русский.

Более того, люди были настолько приветливы, что некоторое время ей не верилось, что это всерьёз. Казалось, что это такая тонкая издёвка.

А я думаю, что это на самом деле нормально. Мы не особо дружественным образом присоединили к себе Прибалтику, и у жителей республик были свои резоны не любить нас, удерживающих их насильно пленниками в составе СССР. А сейчас они свободны. Новые поколения россиян и прибалтов не сталкивались между собой и претензий иметь не могут.

Мы просто гости, а они просто хозяева, которые цивилизованно обходятся с туристами, которые приносят им деньги. Рыночная экономика в действии.

Теперь и я захотел побывать там. Строю планы на осень.:) Есть задумки, которые будет интересно воплотить.

Источник

Русские Латвии столкнулись с перспективой этнических чисток

Ярость латышских националистов от того, что рижане нашли способ массово отпраздновать День Победы вопреки запрету на публичные мероприятия 9 мая, сорвала покровы с официальной русофобии в Латвии. Власти страны больше не скрывают своей вражды к русскоязычному населению и не стесняются перед «просвещенными европейцами» за язык ненависти по отношению к нацменьшинствам. Латвийские русские столкнулись с угрозой этнических чисток, и спасти их от репрессий по национальному признаку может только страх русофобского режима перед вмешательством России.

«Очень хорошо, что их показали, эти отвратительные морды. Снесем в Риге этот святой для отвратительных морд объект», — сказал с трибуны Сейма Латвии о людях, которые 9 и 10 мая приносили цветы к Памятнику освободителям Риги, депутат от ультраправого Национального объединения Янис Иесалниекс.

Заседание Сейма было посвящено пересмотру российско-латвийского соглашения 1994 года о взаимной защите военных мемориалов, который позволил бы снести Памятник освободителям Риги. Соглашение в итоге было пересмотрено. Памятник можно сносить.

Ненависть в отношении советского мемориала сопровождалась на заседании Сейма нескрываемой ненавистью в отношении людей, которые смеют приносить к этому мемориалу букеты.

«Всех, кто пришел с цветами, нужно было впустить, а выход закрыть. После чего установить охранные вышки, туалеты, привезти кашу и выпускать только тех, кому посольство России купило билет в один конец — в Москву!», — написал о возложении цветов в рижском парке Победы депутат Сейма от того же Национального объединения (одной из правящих партий, между прочим) Александр Кирштейнс.

После чего добавил: надо было, чтобы людей, пришедших с букетами к Памятнику освободителям, разогнала армия — добровольческое военное ополчение «Земессардзе». «Чтобы оккупантам дать по голове и разогнать, достаточно было бы пары десятков земессаргов», — сказал Кирштейнс.

Вчитайтесь еще раз в эти слова.

Представьте, какой бы был эффект, если бы конгрессмен США призвал линчевать чернокожих американцев. А в Латвии язык вражды по отношению к русским — норма. Подумаешь, «морды». Подумаешь, «бить оккупантов по голове». Процитированные товарищи ранее отмечались и не такими высказываниями.

Кирштейнс, например, считает русский языком мирового сионизма, беспокоится, что в Латвии развелось слишком много евреев и русских, сожалеет, что нацистская Германия в свое время не объединилась с США.

И ничего ему за такие откровения никогда не было.

Такое же снятие табу на использование языка ненависти в отношении оппонентов националистов происходило на Украине во время и после майдана. Результатом стало расчеловечивание «колорадов» и «ватников». Результат расчеловечивания — сожжение людей заживо в Одесском доме профсоюзов и восемь лет геноцида жителей Донбасса.

Потому что во всей правящей верхушке нет таких, которые не требовали бы запретов всего и вся, уголовных дел и «посадок». При том, что сажать-то «виновных» не за что.

Людям запретили публичные мероприятия 9 мая — люди послушно пришли возложить цветы к местам воинской славы в индивидуальном порядке. Все законно, вот и МВД подчеркивает, что полиция не имела права запрещать людям по одному подходить с цветами к Памятнику освободителям Риги. Что поделаешь, если цветов этих оказалось в итоге море?

Ярость латышской власти носит иррациональный характер. Законно все было, незаконно — какая разница? Они запретили отмечать в Латвии День Победы, а «ватники» его все равно отметили. Да так, что невозможно отрицать: этот день в Латвии празднуют, и празднуют массово.

От такой удушающей ярости — сгребание рижской мэрией цветов на помойку бульдозером, обещания правительственных министров найти и посадить каждого, кто посмел приносить букеты, и задержание молодого парня по статье «оправдание геноцида» (!) за то, что пришел к Памятнику освободителям Риги завернутым в российский флаг.

Последняя история — апофеоз ставшего государственной политикой беспредела. Сначала 19-летнего Александра хотели посадить за использование запрещенной символики, но оказалось, что российский триколор (какая недоработка!) к таковой не относится. Однако не отпускать же за отсутствием состава преступления человека, посмевшего ходить по Риге с флагом России. Поэтому парню «пришили» статью 74.1 уголовного закона Латвии «Оправдание геноцида, преступлений против человечности, мира и оправдание военных действий».

Сталинский принцип: был бы человек, а статья найдется.

После таких историй становится понятно, что этнические чистки латвийских русских — это реальная, объективно существующая угроза.

Шесть лет назад по прочтении книги Томаса Манна «Темная сторона демократии» я написал статью о том, что будущее Прибалтики — этнические чистки. Тогда за эту статью на меня вызверилась половина прочитавших ее знакомых из Латвии.

Перечитав эту статью на фоне вакханалии русофобии в латвийском Сейме и Кабинете министров, с грустью убеждаюсь, что я не ошибся в прогнозе.

Остановить этот процесс сейчас может только Россия. Только страх российского вмешательства способен остановить русофобский режим Латвии от «окончательного решения русского вопроса».

Источник
Рейтинг
Загрузка ...