Какой процент русскоговорящих в латвии

Русские в Латвии

Русские (латыш. krievi ) — крупнейшее национальное меньшинство в Латвии (26,9 % населения, или 557 тысяч человек, по данным переписи 2011 г. [1]; по данным текущей статистики на 2018 год — 487,250 человек, или 25.2% населения [2] ).

История

Ранние восточно-славянские, или «прото-русские», поселения существовали на территории современной Латвии во времена раннего Средневековья. К IV—VI веках н. э. славянские племена кривичей, постепенно ассимилировались с живущими на востоке современной Латвии потомками фино-угорских племён (ливами) и племён балтов (селонами и латгалами). В культуре полоцко-смоленских кривичей наряду со славянскими элементами украшений присутствуют элементы балтского типа. Балтские элементы присутствуют, также и в погребальном обряде. Само название кривичей связывают, по одной версии с названием, балтского божества Криве-Кривейте, по другой версии с названием верховного жреца (старейшины рода) Криве [3]. Латвийское название России (Krievija) происходит от древнего наименования расселявшихся по восточной границе славянских племён кривичей.

Как прошел марш в поддержку русских школ в Риге

Русское население присутствовало на территории нынешней Прибалтики — в Кукенойском и Ерсикском княжествах (вассалах Полоцкого княжества), — еще в XI—XII веках; также оно отмечается в Риге начиная с XIII века и в польско-литовских инвентарях Латгалии конца XVI века. [4] В 1205 году князь Кукеносский Вячко становится вассалом рижского епископа Альберта, в 1209 году князь Герсикский Всеволод попал в плен к рижскому епископу и был вынужден признать себя его вассалом. До 1220 года Ерсика становится частью Литвы, однако в 1270 году Ерсика захватывается Ливонской конфедерацией и присоединена к Ливонии. В XIII веке русское влияние на территории Латвии не иссякает. В Риге русские купцы учреждают подворье.

11 августа 1577 года русский царь Иван Грозный во время Ливонской войны захватывает Даугавпилс [5].

1 августа 1656 года русский царь Алексей Михайлович взял принадлежавший шведам Даугавпилс и переименовал его в Борисоглебск [5]. Затем русские войска заняли Кокнесе. В 1660 году на территории Латвии в Дунабурге (ныне Даугавпилс) появились русские старообрядческие общины, которые были основаны переселенцами из Московского царства, спасавшимися от реформ патриарха Никона. Другое крупное поселение появилось в Екабпилсе. Русское старообрядческое население росло и к 1940 году составляло 90 тыс. человек [6].

В 1710 году русские войска взяли Ригу, а в 1721 году большая часть Латвии (без Курляндии) вошла в состав России как Лифляндская губерния, в 1772 году в состав России вошла Латгалия [5], а в 1795 году — Курляндия. Вхождение земель Латвии в состав России не привело к немедленной русификации, поскольку немецкое дворянство сохранило свои привилегии. Лишь после первой индустриализации и политики русификации (эпоха Александра III) число русского населения Латвии возросло до 20—25 % [7]. По другим данным, доля русского населения Латвии на начало XX века не превышала 10 % [8]. В 1789 году в Риге была учреждена первая русская школа. Примечательной русской этого периода была уроженка Риги Вера Мухина (1889—1953) — всемирно известный скульптор.

Обижают ли в Латвии русских: интервью правозащитницы

После образования Латвийского государства русские составляли 10 % населения республики. Незначительное количество русских владело латышским языком. Основными регионами для проживания были Рига и Латгалия. Русские пользовались правами культурной автономии (русская речь звучала в сейме, издавались газеты, работали русские школы) до переворота Улманиса в 1934 когда был провозглашен лозунг «Латвия для латышей» [9]. Известным русским депутатом сейма того времени был Мелетий Каллистратов.

После оккупации Латвии Советским Союзом численность русских неуклонно возрастала [ источник не указан 84 дня ]: в 1959 году — 26,6 %, в 1979 году — 32,8 %. [8]. По данным переписи 1989 года, русские составляли 34,0 % населения в Латвийской ССР [8] [10], будучи крупнейшим национальным меньшинством в республике. 73 % русского населения Латвии проживали в городах, 22,2 % — владели латышским языком. [8] Доля русских среди населения Риги составляла 47 %, Даугавпилса — 58,3 %. [8]. В советский период были попытки националистически настроенных властей Латвии ассимиляции русских: так в июне 1959 года в республике было принято постановление об обязательном изучении госслужащими латышского языка (после вмешательства Центра в республиканском партаппарате была проведена чистка, а сам документ был отменен) [11].

После распада СССР и обретения Латвией независимости статус гражданина получили только те, кто являлся гражданином Латвии до 1940 года, либо прямые потомки этих граждан.

По данным переписи 2000 года, 95 % русских в Латвии назвали родным языком русский, 4 % — латышский. Латышским языком владело 52 % русских, английским — 11 %. [12]

Источник

В Латвии русский язык преподают хуже, чем английский

латвия, образование, реформа, языковая дискриминация, русский язык, обсе, жалоба

Фото Andrey Rudakov/Bloomberg via Getty Images

Россия в очередной раз пожаловалась в ОБСЕ на языковую дискриминацию русскоговорящих меньшинств в странах Балтии. Так, в Латвии эта политика начинает проводиться и на уровне дошкольного образования. При этом теперь уже латышские семьи критикуют власти за плохое преподавание русского языка как иностранного в школах. Высказываются подозрения, что методика обучения намеренно выстроена таким образом, чтобы ученики с предметом не справлялись.

Российские представители в ОБСЕ напомнили, что делегация Венецианской комиссии Совета Европы побывала, в частности, в Латвии еще в феврале, чтобы оценить последствия языковой реформы. Однако с тех пор никакой внятной реакции не последовало.

При этом со следующего года с латвийского телевидения предполагается полностью убрать программы на русском языке. В рижской Думе вообще предложили «сделать платным общение с сотрудниками госслужб и коммерческих компаний на русском языке». За право вести такой диалог люди должны будут раскошелиться в соответствии с тарифами на услуги переводчиков.

Как заявила в ОБСЕ член Общественной палаты РФ Светлана Кузнецова, языковая дискриминация переходит и на уровень дошкольного образования. С одной стороны, в детских садах закрывают русские группы, с другой – вести обучение на латышском языке обязаны даже чисто русскоязычные заведения. В ОБСЕ также доложено, что в период пандемии латвийские власти, несмотря на международные обязательства, не создали условий для дистанционного обучения русскоязычного меньшинства.

Между тем в латышских семьях все больше недовольных качеством преподавания русского как иностранного в школах страны. В Сети люди критикуют методику обучения, указывая, что она нацелена лишь на то, чтобы отвратить детей от данного языка, в ходе изучения которого они не могут освоить его даже на элементарном уровне.

При этом английскому и немецкому, к примеру, учат в соответствии со всеми современными стандартами. Латвийский педагог Диана Алксне опубликовала в Facebook историю об опыте собственного сына: «Это саботаж на государственном уровне. Программа обучения составлена явно не для тех детей, у которых он идет вторым иностранным».

По ее словам, страдают и учителя, которым приходится заниматься с детьми по книге «Здравствуй, это я!». В ней, к примеру, есть раздел «Это ты уже знаешь», но предназначен он для тех учеников, «которые в первый раз видят русские буквы». В этом же пособии есть, скажем, задание прочитать сказку, которая представляет собой былину на древнерусском языке.

«Если на уроках английского школьники весь год учат цвета и цифры, то в книгах по русскому на первом же уроке предлагается склонять слова «рама» и «нора», – подчеркивает Алксне. Так что некоторые девятиклассники, изучающие русский с пятого класса, до сих пор толком не умеют читать. «Это неправильно, это вредительство на государственном уровне», – возмущаются в комментариях многие латышские родители. Они жалуются, что их дети сразу начинают накапливать «незачеты» – и уже ко второму семестру «ненавидят этот предмет, с которым не справляются». При этом в тех же комментариях можно прочитать, что в Латвии для устройства на хорошую работу часто требуется знание русского языка.

Возможно, власти Латвии просто ошиблись, сочтя, что русский как иностранный априори будут выбирать в основном этнические меньшинства, которые с азами языка, естественно, знакомы. Однако в это как-то не слишком верится. Но при этом даже больше вопросов к российским госструктурам, отвечающим за внешнюю политику: почему, например, не просто жаловаться на всех европейских углах на дискриминацию в той же Латвии, а пытаться доказать данный факт. Скажем, сделать сравнительный анализ методик преподавания всех иностранных языков в этой стране, а заодно представить российские технологии обучения на русском тех, для кого он не является родным.

Член президентского Совета по правам человека Александр Брод напомнил «НГ», что в Латвии власти действуют более радикально с учетом количества русскоговорящих около 40%, а это «большая протестная сила и серьезный электорат». По его мнению, «сокращение образования на русском и русскоязычных СМИ, постоянные оскорбления и запугивания, которые исходят от местной политической элиты, уголовные дела в отношении неугодных политиков и журналистов – это все делается для насильственной ассимиляции или выдавливания русских из страны».

На международных площадках – в ОБСЕ, Совете Европы и ООН – такие темы неоднократно озвучивались, а в своих докладах эти структуры нехотя, но признавали факты дискриминации. Однако более ощутимой реакции не было: «Запад на Латвию не давит. Она граничит с Россией, там регулярно проводятся военные учения, эта территория рассматривается прежде всего как стратегический плацдарм».

Однако и Россия, заметил Брод, ведет себя пассивно, предпочитая реально не вмешиваться в ситуацию с той же образовательной реформой в Латвии. При этом, указал он, возникает и другая проблема: видя политику властей по отношению к русским, «рядовые латыши тоже пропитываются этим негативом»: «Враждебные листовки, отказ в обслуживании русских в сфере услуг – эти настроения неприязни только растут». И действительно, в последнее время русскоязычные граждане Латвии стали жаловаться на анонимные листовки, в которых их обещают вывезти в Россию «в вагонах для скота».

Что же касается низкого качества преподавания русского языка в Латвии, отметил Брод, то необходимо, чтобы власти РФ все-таки включились в эту проблему, потребовали ввести высокие стандарты образования на русском. «Думается, фонду «Русский мир» и Россотрудничеству стоило бы усилить подготовку педагогов Латвии, снабжение их методиками и литературой. Иначе через 10 лет русский язык останется уделом только пожилых латвийцев», – подчеркнул Александр Брод.

Источник

Латвия на подступах к геноциду русских

Руководитель латвийской организации ДВИНА (аббревиатура на латышском языке, в переводе — Независимая ассоциация демократических ценностей и интеграций) Андрей Яковлев дал интервью Pravda.Ru. Главной темой беседы стало положение русскоязычного населения в Латвии. Как отметил Андрей Яковлев, положение русских в республике становится все хуже и хуже.

Латвия на подступах к геноциду русских

Самые актуальные и горячие проблемы общества и СМИ обсуждались на IX Белорусском международном медиафоруме «Партнерство во имя будущего: реалии глобального мира». Обсуждения проходили на фоне 70-летия освобождения Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков. Темы войны, противодействия возрождению фашизма, сохранения исторической правды особенно остро звучала на форуме. В итоговой резолюции участники осуждают любые действия, ведущие к насилию, призывают мировое сообщество принять меры по стабилизации ситуации в горячих точках. Неонацизм поднял голову не только на Украине, но и в других регионах, в том числе в бывших союзных республиках.

Он проявляется по-разному, часто в мягких вариантах. Но совершенно ясно, что люди созданы равными, не может быть разделения по национальным или каким-то другим признакам на людей первого и второго сорта. Считающие себя сверхлюдьми относятся к другим как к недочеловекам, а на самом деле сами являются нелюдями.

— Расскажите о вашей деятельности по налаживанию, восстановлению межнациональных связей в Прибалтике. СМИ пишут, что очень много проблем связано с тем, что русские и другие национальности, не получили гражданство, нарушены их права. Как сейчас происходит работа по налаживанию связей между латышским и русскоязычным населением? Как защищаются права русскоязычных?

— Я сейчас не буду касаться Литвы и Эстонии. Упомяну лишь, что в Литве — только шесть процентов русского населения, а в Эстонии — намного больше. Но все-таки я буду говорить о Латвии, где наиболее сильны традиции русской прессы, русской культуры и в целом русская община более значительно представлена, в том числе иногда представлена даже в органах власти. Но латвийское государство ориентировано на то, что оно должно быть не многонациональным, а унитарным государством.

Реально в Латвии существует две общины: латышская община и русская, русскоязычная община. Потому что практически 40 процентов населения Латвии дома говорит на русском языке. И главную задачу представителей элиты русской общины они видят в том, чтобы сохранить язык, культуру и какую-то идентичность. Но вот в вопросе, что и как надо делать, у латышской части элиты и у представителей русской элиты подходы расходятся. В частности, уже в течение 20 лет наблюдается тенденция перевода русских школ на латышский язык.

Все больше и больше предметов преподается на латышском языке. Десять лет назад русская община отвоевала право, чтобы хотя бы 40 процентов дисциплин преподавалось на русском языке, а 60 процентов предметов отдано преподаванию на государственном языке — на латышском. Но сейчас снова наблюдается тенденция притеснения русского языка. Власти опять хотят увеличить количество предметов на латышском языке. А обучение на неродном языке, в том числе таких предметов, как физика, химия, история, ведет к разрушению национальной идентичности.

— Общая ситуация имеет тенденцию в сторону ухудшения или есть все-таки какие-то улучшения?

— Вопрос в том, что считать ухудшением и улучшением. Вообще количество русских в Латвии сокращается в силу объективных причин, в том числе худших социально-экономических условий, которые существуют у представителей русскоязычной диаспоры.

Потому что гораздо меньше русских находится на бюджетных местах в государственном управлении, у нелатышей хуже позиции в бизнесе, у них нет возможности получать в такой же мере государственные заказы, выигрывать тендеры, и такое положение — во всем. Конечно, русская и латышская общины в значительной степени переплетены друг с другом. В Латвии традиционно много межнациональных браков. Но в целом можно сказать, что русская община сокращается, и в относительных и абсолютных числах. Но русская диаспора сейчас осознала себя как общину и пытается сохранить какую-то свою русскость в условиях европейскости, если так можно сказать.

— Изменилась ли как-то ситуация с тех пор, как несколько лет назад мэром Риги стал Нил Ушаков? Ведь он русский человек. Какая у него позиция в отношении русскоязычных?

— Нет, от этого ничего не изменилось. Нил Ушаков русский. Но, скажем, партия «Центр Согласия», лидером которой является Ушаков, не позиционирует себя как русская партия. То, что он стал мэром, совсем не значит, что какие-то русские захватили власть в Риге и теперь будут что-то такое делать для русскоязычного населения.

Задача мэра любой нормальной столицы, любого нормального мэра — это заботиться о всех горожанах, в данном случае рижанах. Независимо от национальности. Чем он собственно и занимается. Поэтому за него голосует в том числе и латышский электорат.

Но есть, конечно, некоторые специфические русские проблемы, на которые нужно обращать внимание и которые нужно решать. Даже во времена так называемой ужасной русификации в советской Латвии, в период так называемой оккупации, не было такой абсурдной ситуации, когда латышскому ребенку латышский учитель преподавал что-то на неродном русском языке. Физику, химию, биологию другие естественно-научные предметы латышские дети учили на родном латышском языке. Русский язык, наверное, преподавали на русском, что естественно.

Но вот в нынешних условиях в Латвии получается, что недостаточно хорошо знающий латышский язык учитель преподает предмет на латышском языке не очень хорошо знающему этот язык ребенку. Это просто нонсенс. Вот я помню, по физике, химии, органической или неорганической, мне нужно было изучать бензольные кольца, валентности. Во всем этом надо было разобраться, понимать что к чему.

На родном-то языке это не всегда поймешь. А тут вообще непонятно, как разбираться. Конечно, ученики совершенно не понимают предмет и отстают. Из-за этого и в целом падает успеваемость русскоязычных ребят.

Конечно, есть самородки. Конечно, есть такие семьи, где детям имеют возможность дать образование, научить разным языкам. Например, у меня есть знакомые представители армянской диаспоры. Они учат русский, латышский, армянский и английский. И родители очень много вкладывают в своих детей, потому что они понимают, что иначе они в этих условиях не выживут. Но это же исключения.

Очень не многие так могут. Далеко не у всех есть такая возможность. Поэтому сохранить русскую школу, которой более 200 лет, в Латвии совершенно необходимо.

Так же как и поддерживать русскую культуру. Мы же знаем и понимаем, как в Латвийской ССР в первую очередь поддерживалась латышская культура и большие бюджетные средства шли на ее поддержание. А теперь в многонациональной стране строится мононациональное государство. Все идет на поддержание латышской культуры, потому что объявлено национальное государство.

Но в этом вопросе, как и в других, нужно поделиться, учитывать потребности людей разных национальностей. Должно быть какое-то хотя бы приближенное соответствие пропорций выделяемых на культуру и образование различных национальностей средств с количеством налогоплательщиков. Ведь они же поддерживают бюджет страны и имеют такое же право получать оттуда средство на свои потребности. Все-таки должно быть больше справедливости.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...