Когда и как возник город Рига

Пісьменная Беларусь: как в нашей стране развивалась письменность

Первое воскресенье сентября — День белорусской письменности. В этом году его празднуют в Копыле. Смартпресс решил в очередной раз кратко вспомнить о том, как письменность на белорусских землях появилась, как развивалась и куда в итоге пришла.

Начало

Первым алфавитом для славян стала глаголица. Она была создана в середине IX века византийским миссионером Кириллом — одним из знаменитого просветительского дуэта. Однако в Беларуси нет памятников литературы, написанных этими старинными символами. Первые надписи относятся к X веку — это печати князей, писанные кириллицей имена, граффити на стенах, выбитый на камнях текст.

А рукописное Туровское Евангелие-апракос было создано в XI веке. От него сохранилось 10 листов.

История Риги. Фильм.

Беларуси, естественно во времена Туровского Евангелия еще не было, но присущие нашему языку особенности уже проявлялись. Например, историки обнаруживают их в Договорной грамоте смоленского князя Мстислава Давидовича с Ригою и Готландом 1229 года. Написана на древнерусском языке, но есть нюансы — там можно заметить что-то похожее на ў в некоторых словах: уздумал, на устоко, у низъ, у Смольнъскъ, у Ризъ.

Примерами эволюции языка могут быть и грамоты князя Герденя 1264 года, полоцкого князя Изяслава 1265 года, смоленского князя Федора Ростиславовича 1281 года и другие.

Обособление

Обособление же местного языка пришлось на XIV век и последующее время. А в веке XVI появился Франциск Скорина, который в Праге издал перевод книг Библии на церковно-славянском языке но с большим влиянием старобелорусского, распространенного в Великом княжестве литовском, откуда был родом Скорина.

4.jpg

Немногим позже были изданы своды законов Великого княжества Литовского, статуты 1529, 1566 и 1588 годов — на языке, который в Беларуси называют старобелорусским, в Украине — староукраинским, а в России — западнорусским. Примерно в одно время с изданием статутов жил и протестант Сымон Будный, который издал Новый Завет на книжном старобелорусском языке. Был замечен в протобелорусском национализме и Василь Тяпинский, использовавший в своих переводах церковных книг многочисленные фонетизированные написания: «месцо», «жона», «ужо», «чоловекъ», «чотыри», формы местоимений «хто», «што» вместо «кто», «что» и так далее.

5.jpg

Официальный статус старобелорусский язык получил во времена статутов, ведь делопроизводство велось именно на нем. Однако постепенно, с нарастанием темпов интеграции в союзном государстве двух народов — Речи Посполитой — старобелорусский был вытеснен польским. Как известно, действовали статуты и после поглощения белорусских земель Россией — аж до 1840 года.

Рига. Город для людей (1976)

6.jpg

Польское влияние после присоединения в XVIII веке белорусских земель к Российской империи никуда не делось, но появилось еще и влияние русское. Книг на местном языке не печаталось, есть лишь отдельные сохранившиеся памятники. Однако язык не умер, а продолжал жить в народе, на селе, оставив города польскому, идишу и русскому.

7.jpg

Во второй половине XIX века появляются литературные произведения на современном белорусском литературном языке: «Энеида навыворот» Викентия Равинского, юмористическая стихотворная поэма Константина Вереницына «Тарас на Парнасе», литературные произведения Викентия Дунина-Марцинкевича, Винцента Каратынского, Константина Калиновского, Франциска Богушевича, Ольгерда Обуховича, Янки Лучины и других.

8.png

После революции 1905 года власти Российской империи официально разрешили использовать белорусский язык для издания газет, журналов и книг. Тогда начался расцвет белорусской литературы, появилась «першая беларуская газэта з рысункамі» — Наша Ніва.

9.jpg

Официальное признание и употребление в различных сферах жизнедеятельности современный литературный язык получил в основном после 1917 года. Грамматика для единообразного нормированного письма на современном белорусском литературном языке была издана в 1918 году преподавателем древнегреческого и латинского языков Петербургского университета Брониславом Тарашкевичем. Позже, в 1930-х, грамматику переделали, приблизив к русскому языку.

10.jpg

В 1920-е годы наряду с идиш, польским и русским языками белорусский был одним из официальных языков Белорусской Советской Социалистической Республики. И лозунг “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» был начертан на гербе БССР на всех четырех языках. Затем белорусский язык фактически использовался как один из двух официальных языков БССР наряду с русским. В июле 1924 года в БССР началась политика белорусизации, которая продолжалась до осени 1928 года — до издания постановления ЦК КП (б) БССР об усилении критики буржуазного национализма.

11.png

Так началось постепенное затухание использование языка государством, которое длится вот уже около 100 лет. Постепенно закрывались белорусскоязычные школы, сокращалось использование языка в прессе, на радио и ТВ. И в итоге сейчас в официальной сфере и в бытовом использовании городских жителей преобладает русский язык, разбавленный звонкой трасянкой.

Белорусский язык по классификации ЮНЕСКО является «уязвимым». Но «буржуазный национализм» до сих пор не побежден — по результатам переписи 2019 года 61,2% из около 8 млн белорусов считают родным языком именно белорусский. Большая часть остальных считает родным русский.

Три алфавита

С глаголицей на наших землях не заладилось, но две другие азбуки прижились прекрасно. Одна — пришедшая с запада латиница. Другая — прискакавшая с юга арабская вязь. Кстати, есть сервис, где можно писать арабицей по-белорусски.

12.jpg

Латинскими буквами писали еще на старобелорусском языке, на нем же писали и арабицей — с ее помощью литовские татары создавали свои «китабы» и «хамаилы». Однако их язык был, видимо, более приближен к разговорному старобелорусскому языку, а не тогдашнему литературному. Арабской вязью по-белорусски теперь уже не пишут — разве что принты на майках. А латиница используется и сейчас. Например, станции минского метро написаны именно белорусской «лацінкай».

13.jpg

Кстати, есть и экстравагантный вариант для письма по-белорусски — стилизованный под узоры белорусского орнамента шрифт «Берагіня». Создатели предлагают оформлять им заголовки. Стихотворение Максима Богдановича «Добрай ночы зара-зараніца!», набранное таким шрифтом, выглядит вот так:

Источник

lsvsx

Исторически безграмотные украинцы до сих пор верят, что Киев самый древний город Руси. Ну что ж, давайте попробуем разобраться был ли это действительно гордый град Кия, или это было просто четыре хутора на переправе?

Первое знакомство с достославной «Матерью городов Русских» состоялось… эммм. В 1991 году, точно. На футбол первый раз вырвался со стайкой фанатов ЦСКА. Это был крайний чемпионат СССР по мячу круглому, эх.

Гол Сергея Юрана помню, за «Динамо» киевское играл… После матча сцепились с местной стайкой таких же фанатов, фасады подрихтовали друг дружке, мировую долго и много пили, ночь напролет Цоя с Кинчевым орали на берегу Днепра. Как-то получилось — на пару дней с дружком моим задержались. В общаге женской бедовали, института какого, не помню уже, ага.

Пока принимающая сторона на парах с лекциями прела, весь центр город облазили пешим порядком… Красивый. Понравился. Часа три отдыхали от майской жары в Кловском дворце, где музей истории города квартирует. Немного присели от почтения. Перед огромной экспозицией: «482г-1982г.

Городу Киеву — 1500 лет!». Так почти лет десять и думал…

Легендарные основатели

Когда он появился-то? «Понятно же — давно» — скажут хором и дилетанты, и историки. В летописях упомянут за 860 годом. Хотя, летописей таких годов не существует, позже все писано монахами с богатым воображением. Но не будем вредничать, сразу скакнём к этим преданиям, другого материала нет.

Киевляне считали (и сейчас особенно уверены) — в городе до династии Рюрика были свои, доморощенные князья: Кий, давший имя городу, его братья Щек и Хорив, а также сестра их Лыбедь. Каждому брату принадлежало особое поселение на одном из киевских холмов. Потом они слились в единый город. Летописец очень странно передает эту легенду. Называет Кия князем, но оговаривает:

«Некоторые же говорят, что Кий был перевозчиком; был-де тогда у Киева перевоз с той стороны Днепра, отчего и говорили: «На перевоз на Киев». Если бы был Кий перевозчиком, то не ходил бы к Царьграду; а этот Кий княжил в роде своем, и когда ходил он к царю, то говорят, что великих почестей удостоился от царя, к которому он приходил…Кий же, вернувшись в свой город Киев, тут и умер; и братья его Щек и Хорив и сестра их Лыбедь тут же скончались. И после этих братьев стал род их держать княжение у полян, а у древлян было свое княжение, а у дреговичей свое, а у славян в Новгороде свое».

Уже интересно. Что за поход Кия к Царьграду? От какого Базилевса-Императора удостоился царских почестей? Искали ученые долго. Не нашли. Но, помню точно — при раскопках Киева встречались значки «федератов».

Которые могли принадлежать только командирам из вспомогательных войск — союзников Византии. Датировки не знаю, какое могут иметь отношение к Кию — в душе не ведаю. Провал в познаниях.

Дальше по преданию идем. Интересное утверждение, что «род братьев» после их смерти продолжал «держать княжение» у полян. Есть такая толстая версия, читали. От Яна Длугоша, польского историка XV века.

«После смерти Кия, Щека и Хорива наследники по прямой линии, их сыновья и племянники, много лет господствовали у русинов, пока преемственность не перешла к двум родным братьям Аскольду и Диру».

Тут нужно насторожиться, поскольку пан Ян — весьма точен бывал в истории. И формулировки его часто с истиной не расходятся. Помимо латыни, на которой писал, — весьма просвещен был в русинских диалектах. Но других подтверждений его словам — увы, нет… В существование Кия, Щека и Хорива верят мало серьезных исследователей. Считают банальной географической байкой абоРигенов IX века.

Красивое и значимое объяснение причин, почему на территории Киева несколько обособленных поселений. Это такие м-а-а-аленькие города разных князей. Так или иначе, древность и самостийность обоснованы, ага… Проверяем.

Новгородцы всю жизнь свою думали иначе. В их летописях загадочного Кия в княжий кафтан не рядили, армяк дырявый сразу накидывали. Не «предположительно», а всерьез называли обычным перевозчиком. Без подробностей хождений в Царьград и почестей ромейских. Новгородская летопись (в пику «Повести временных лет» наверное) упоминает еще одну версию: Кий был «ловцом».

То есть охотником. Ну и язычником махровым — куда без этого… В других новгородских текстах Кия да собратья — вообще записали в лютых местных разбойников. Князь в Новгороде сначала засадил их в поруб, потом вдруг подобрел (по пьяной лавке имхо) и выпустил. Разбойники Кий, Щек и Хорив сбежали на Днепр, где основали Киев. Разбойничий притон, что ли, гы…?

Понятно, новгородцам здесь отказало чувство меры. Побасенка эта — обычный ревнивый навет. Но будем строго научны и подозрительны. Кий, Щек и Хорив (тю, еще и сестрица Лыбедь) вспыхивают в летописи однократно. Непостижимо, без логического «до» и «после». Откуда появились? Водяной днепровский весть.

Куда исчезли? Тот же персонаж ответит. Нет в Киеве Щековой Горы, где могила «основателя» обязана быть. Лыбединого омута… Или хотя бы бояр, что кичатся от нее родословной стройной. Ни словечка о потомках княжеских Кия и Хорива.

А что, могли быть решительно кем угодно. Хоть и разбойниками.

Географические упражнения задействуем

И начнем с того, что сегодня известно 16 населенных пунктов с названием Киев (Киево). Особо популярны Киевы-Киевецы в Польше. Названия рек (гидронимы) Кия-Киянка тоже там прилюбливают, аж целых 15 раз.

Если оттолкнуться от легенды, что Киев — это производное от имени «Кий», то вызывайте санитаров, уже дурно. Топоним «Киев» (Киево, Киевец) по всей Восточной Европе можно насчитать… более шестидесяти раз. Это в честь легендарного… того самого названо? Или у каждого местечка-переправы-речки свой Кий-перевозчик был? Или в честь «Матери городов Русских» так поименовано, эмигрантами?

Нет, конечно. Ответ вроде на поверхности: слово «киев» может отражать какую-то специфическую особенность. Функцию соответствующих поселений. Версия такая:

Известен способ переправы через реку на лодках и плотах, когда вместо весел используют кий (жердь), которым отталкиваются от дна. Таким образом можно перевозить груженые телеги, скот. В некоторых местах на Украине занятие таким перевозом является промыслом и называется «киюванням». От подобных перевозов могли получить свои названия многочисленные тезки Киева, стоящие на малых речушках, но не Киев на Днепре. Глубина Днепра слишком велика, а течение сильно для такого способа перевоза». (с) Виктор Янович «Великая Скифия. История докиевской Руси»

По мнению Яновича название Киева произошло от понтонного моста, который настилался поверх лодок. Лодки же удерживались на течении, будучи привязанными к сваям, вбитым в речное дно, которые так же именовались «киями». Все сооружение именовалось «киев перевоз».

Открываем словарь Даля:

«Кий — на старых юго-западных русских наречиях означает палка, трость, посох, жезл; костыль, комлястая палка, дубина, палица. Архаическое значение слова: кий — булыжник, с вицевою обвязкою, для забойки им кольев в рыболовных заборах».

Ну да… «Киянка» это называлось всю жизнь. Массивная такая кувалда для заколачивания жердин-киев. Юзал на рыбном промысле, чуть не утоп в речке без сноровки, с лодки кувыркнувшись. Кстати, в Киеве на Подоле есть такая река — Киянка. Как археологи говорят, в ее отложениях немало толстенных жердей находили времен незапамятных, сплошными тынами вбитых.

Назначение — укрепления берегов от размыва.

Перевоз значит? Хорошо, но тут справедливости ради, пара вопросов возникает. «Киев перевоз» существовал сколько? Лет за двести до Нестора-летописца? Никаких данных о таком гидротехническом сооружении нет в летописях. А вот с XVII столетия «перевоз» — есть. Построен, даже на картах обозначен. Был-был в седые времена, да пропал… на несколько веков.

А по какой причине? Как-то не вяжется всё…

Мать городов русских?

Ну, этот жупел опрокидывается легко. Даже сказочной киевской же «Повестью временных лет». Там вроде история такая: когда Аскольд и Дир, в «статусе бояр» Рюрика пришкандыбали к Киеву, то увидели маленький городок. А жители платили дань хазарам. Заселились. Потом завалился на их беду Вещий Олег, устроил здешнему начальству резню, приговаривая:

«Се буди мати градомъ рускими»

Правильный перевод: «будет русским городом». Слово «мати», то не «мама». А «занимать— изымать— иметь». В логике дальнейшей — «владеть». Странно, это перевели верно еще во времена императорские.

Но расхожий дилетантский штамп прижился отчего-то.

1500 лет? Все-таки предметы материальной культуры куда приятнее и красноречивее, чем волшебные русские летописи. Глянем, что они поведают о киевской старине. Ученые весьма активно ковыряли киевский грунт. Особенно с начала 50-х годов прошлого века, когда товарищ Сталин приказал устроить город-сад на Днепре. «Кукурузник» Хрущев идею ничуть не закопал.

Нарыли много чего с перепугу археологи, но бестолкового. Если по совести сказать: черепки, железяки непонятные, бусинки, монетки да прочая мелочевка. В округе больше и интереснее было. Но диссертаций написали с отчетами — как на Атлантиду. Не буду смешить читателя многочисленными выдержками из «трудов» академиков-профессоров, обозначу широкими мазками реальную картину:

  • Суровая и равнодушная археология указывает: историческое ядро Киева состоит из нескольких культурных пластов. Их преемственность не прослеживается. От слова «совсем». Киев существовал значительную часть своей истории, как до-славянское поселение. Кто там обретался по этнической принадлежности — не установлено. Но правильный ответ — древние укры, гы).
  • Самые древние находки датируются временами Римской Империи (зарубинецкая культура). Начинать отсчет истории города с этого периода надо, опять гы… Кстати, находки эти не в самом Киеве раскопали. И в них нет признаков городской ремесленной культуры. Обычно такое находят в «открытых селищах» (нет частоколов, тынов и прочей фортеции) у переправ или волоков. Так что, скорее всего «киевляне» во II-III вв. занимались перевозом через Днепр. Жили меновой торговлей с захолустной римской Тавридой. С началом Великого Переселения Народов, само собой — жизнь там заглохла. Смели к такой-то маме орды проходящие.
  • Более реальная картина поселения начинает просматриваться на Замковой горе Киева. Это такой неприступный 70-тиметровый утес над Днепром. В VI-VIII вв. это место облюбовали немногочисленные славяне. Первый раз — безуспешно. Поскольку в пластах зияет огромная дыра… из стерильной глины. Чуть пожили. Ушли. Надолго. Или перебиты были кем.
  • В IX веке северо-западную часть Замковой горы вновь обживают. Опять славяне. Земледельцы, охотники, рыбаки. Появляются и зачатки ремесел.
  • Дальше по археологическим слоям полный порядок: Киев активно заселяется, застраиваются крутые холмы. На Старо-киевской горе появляется еще одно поселение, укреплено валом и глубоким рвом. Обнаружены остатки загадочного каменного сооружения. Думают — что капище языческое.
  • В те же времена появляется городище на Лысой горе. Укрепляется рвом и земляным валом. Из летописей Константина Багрянородного известно, что в середине Х в. одно из этих укрепленных городищ имело отдельное название — Самватос. Отчего такое название — неизвестно, версий много. Возможно речь идет о неком славянском (антском) вожде. Или о ком подревнее, в здешней земле и не такие легенды бродят. )

Итожим наши блуждания

Археологические исследования прямо говорят: до-городской этап развития Киева длился: от палеолита — до последней четверти IX века. С большими перерывами. А как же быть с 482 годом, что в начале статьи помянут? Что считается официальной датой основания с советских времен? Ларчик открывается просто: 482 год связан с легендой об основании города тремя братьями Кием, Щеком и Хоривом.

Это раз.

А два — это археологические раскопки, где были найдены следы поселения VI-VII веков. Ученые возражали конечно. Но тихо и мало. А Политбюро придумало дату «482 год» исключительно для ЮНЕСКО. И обязало страну и государства «сферы влияния» праздновать 1500-летия Киева…

Источник
Рейтинг
Загрузка ...