Когда к России присоединилась латвия

Содержание

Вассерман рассказал, как страны Прибалтики могут войти в состав России

Новости России и мира, 27 октября. Известный российский политолог и журналист Анатолий Вассерман рассказал о ситуации в Прибалтике и заявил, что прибалтийские страны могут взять пример с Испании и пойти по «каталонскому сценарию», пишет New Inform.

Ранее Анатолий Вассерман, опираясь на исторические факты, заявил, что Эстонию и Латвию ещё до сих пор можно считать территорией России, так как она их купила за десятки тонн серебра в 1721 году (два миллиона талеров) — огромная сумма для того времени.

Литва же много лет входила в состав разных государств, пока в 1794 не присоединилась к Российской империи.

«Надо сказать, что присоединение Литвы к России проходило без каких-либо протестов со стороны местного населения, они не были против объединения с русскими», — сказал Вассерман.

Политолог отметил, что страны Прибалтики, если местное население того пожелает, могут спокойно пойти по стопам испанской Каталонии, провести референдум и присоединиться к России.

Анатолий Вассерман добавил, что для Прибалтики близится время, когда Брюссель прекратит субсидировать эти страны и им придётся платить по счетам (выплачивать огромные кредиты).

Как отметил политолог, если Прибалтике нечем возвращать долги Евросоюзу, республики просто деградируют, так как у них отнимут последнее.

«Брюссель в счёт долгов заберёт всё ценное что у республик Прибалтики ещё осталось», — добавил Вассерман, тонко намекая на то, что в составе России перспектив на будущее у них было бы больше.

Источник

Прибалтика во второй половине XVII — начале XVIII в. Присоединение Прибалтики К России. Эстляндия и Лифляндия в составе России

Прибалтика была присоединена к России в ходе Северной войны (1700–1721), которую вела Россия со Швецией за выход к Балтийскому морю. В результате победы России, по Ништадтскому мирному договору 1721 г., в состав империи вошли Лифляндия, Эстляндия, Игрия и часть Карелии (с Выборгом), а также острова Эзель и Даго. Таким образом, у России оказалась Эстония и северная часть Латвии — Видземе с городом Рига.

Остальная территория Латвии была разделена между соседними государствами: Латгалия принадлежала Польскому государству, в Курземе существовало зависевшее от Польши Курляндское герцогство, Пилтенская область принадлежала Дании, Гробиньская область (ныне — Лиепая) была отдана герцогу Пруссии. В 1772 г. по первому разделу Польши к России отошла Латгалия, в 1795 г. по третьему разделу — присоединены Курляндское герцогство и Пилтенская область.

Результаты Северной войны имели огромное значение для исторических судеб народов, вошедших в состав российской империи — латышей и эстонцев.

Латковскис: Латвия не признает псевдореферендумы РФ на ВОТ Украины

В период шведского господства в 1-й половине XVII в. Эстляндия и Лифляндия находились под властью Швеции. Обе провинции, превращенные в колонии, управлялись генерал-губернаторами, назначаемыми шведским королем. Шведский гнет тяжело ложился на плечи местного трудящегося населения, особенно крестьянства.

Повышенные по сравнению с собственно Швецией государственные налоги, постоянные реквизиции сельскохозяйственных продуктов и скота (особенно во время частых войн в районе самих балтийских провинций), разнообразные извозные повинности, а самое главное, увеличение барщины и ухудшение юридического положения крестьянства характеризуют наиболее ярко этот период шведского господства в Прибалтике. Положение крестьян в Прибалтике продолжало ухудшаться и далее, по мере того как государственные земли переходили к дворянам в собственность в виде всякого рода подарков и пожалований. Крестьянские земельные наделы в Прибалтике систематически сокращались вследствие увеличения барской запашки, вызванного ростом хлебного экспорта. В 80-х гг. шведское правительство широко проводило и в Прибалтике политику редукции, т. е. изъятия у дворянства ранее пожалованных земель, точнее, имения оставались во владении феодалов, только теперь они являлись не собственниками, а арендаторами и, соответственно, обязаны были платить налог государству.

Целью российского правительства во вновь присоединенных регионах было постепенное слияние их в одно политическое и экономическое целое с остальной территорией империи. Для этого, кроме всего прочего, необходимо было подчинить эти территории общероссийскому законодательству и общей системе управления.

Одна из особенностей Прибалтийских губерний была в том, что все местное дворянство, духовенство и большинство городской буржуазии состояло из немцев, которые насчитывали только 1 % от всего населения. Большинство же коренных жителей составляли крестьяне — латыши и эстонцы. Высший орган местного самоуправления и одновременно сословная организация дворянства в Прибалтике — ландтаг — имел очень узкий в социальном отношении состав: кроме немецких помещиков и представителей немецкой буржуазии, туда никто не допускался.

Чтобы закрепить свои позиции в Балтии после присоединения ее к России, Петр I старался привлечь местных феодалов на свою сторону. Для этого он утвердил в полном объеме так называемые «остзейские привилегии», возвратил помещикам все имения, отнятые у них в ходе редукции. Петр I утвердил все прежние права и преимущества прибалтийских городов, сохранил почти нетронутыми организацию самоуправления, средневековый корпоративный строй, право юрисдикции и бургграфский суд (в Риге), привилегии купцов и ремесленников. Кроме всего прочего, Петр I гарантировал остзейским баронам свободу вероисповедания, сохранения немецкого языка в местных государственных учреждениях. Право на занятие всех должностей, кроме военных, стало также исключительной привилегией местного дворянства.

В первой половине XVIII в. законодательная деятельность царского правительства крайне редко касалась местных порядков в Прибалтике. После присоединения к России общий надзор за управлением Лифляндией и Эстляндией осуществляли назначаемые царем губернаторы, но фактическая власть находилась в руках прибалтийского дворянства.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Глава XVII КУЛЬТУРА РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в

Глава XVII КУЛЬТУРА РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в Эпоха реформ, с её распространением образования и просвещения, вызвала небывалый подъём науки и культуры. Но и в годы общественного застоя последней четверти XIX в. русская культура развивалась достаточно плодотворно, как

Внешняя политика России во второй половине 50-х – начале 70-х годов

Внешняя политика России во второй половине 50-х – начале 70-х годов После Парижского конгресса 1856 года сфера внешнеполитической деятельности России в Европе сузилась до пределов Балкан, где русские традиционно отстаивали интересы своих единоверцев, борясь с

Внешняя политика России во второй половине 90 — начале 900-х годов. Русско-японская война

Внешняя политика России во второй половине 90 — начале 900-х годов. Русско-японская война В конце XIX — начале XX в. обострились противоречия между ведущими державами, завершившими к этому времени в основном территориальный раздел мира. Все более ощутимым становилось

2. ГЕРМАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVI И В НАЧАЛЕ XVII В. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УПАДОК ГЕРМАНИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVI В.

2. ГЕРМАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVI И В НАЧАЛЕ XVII В. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УПАДОК ГЕРМАНИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVI В. Экономический подъем, происходивший в германских землях с 30 –40-х и особенно с 70-х годов XV в., сменился около середины XVI в. глубоким упадком, явившимся результатом

Валахия, Молдова и Трансильвания во второй половине XVII – начале XVIII в.

Валахия, Молдова и Трансильвания во второй половине XVII – начале XVIII в. Боярское соперничество в Валахии. Начавшийся в конце правления Матея Басараба кризис господарской власти продолжался до 1678 г. В это время местное и ассимилированное боярство сгруппировалось в две

Внешняя политика России во второй половине 50-х — начале 70-х годов

Внешняя политика России во второй половине 50-х — начале 70-х годов После Парижского конгресса 1856 года сфера внешнеполитической деятельности России в Европе сузилась до пределов Балкан, где русские традиционно отстаивали интересы своих единоверцев, борясь с

16. Экономика России во второй половине XVIII в

16. Экономика России во второй половине XVIII в Вторая половина XVIII в. – это время начала постепенного формирования капиталистического уклада.Во второй половине XVIII в. активно развивалась мануфактурная промышленность. Резко возросло количество предприятий, использующих

§ 10. Внешняя политика России во второй половине 1890 — начале 1900-х гг. Русско-японская война

§ 10. Внешняя политика России во второй половине 1890 — начале 1900-х гг. Русско-японская война В конце XIX — начале XX в. обострились противоречия между ведущими державами, завершившими к этому времени в основном территориальный раздел мира. Все более ощутимым становилось

3. Войны России во второй половине XVIII века Полководцы Румянцев и Суворов

3. Войны России во второй половине XVIII века Полководцы Румянцев и Суворов Крестьянская война сильно потрясла дворянскую империю. Боясь новых волнении, императрица Екатерина II усилила власть дворян. Она щедро раздавала им государственные или завоёванные земли. Права и

7. Внешняя политика России во второй половине XVIII века

7. Внешняя политика России во второй половине XVIII века В ходе Семилетней войны действия России поставили Пруссию на грань военной катастрофы, и король Фридрих II готовился заключить мир на любых условиях. Спасла его смерть Елизаветы, последовавшая 25 декабря 1761 г.

Тема 3. Российское государство во второй половине XV – начале XVII в.

Тема 3. Российское государство во второй половине XV – начале XVII в. Краткая историческая справкаЗавершение объединения русских земель и образование Российского государства. Следствием победы московского князя Василия II Темного в феодальной войне второй четверти XV в.

Источник

Присоединение к Российской империи стало счастливым билетом для Прибалтики

В сентябре 1721 года между Российской империей и Швецией был подписан Ништадтский мирный договор, завершивший Северную войну. Согласно его условиям, Швеция официально согласилась на передачу России территорий у восточных берегов Балтийского моря. Часть этих земель ранее находилась под контролем Руси, однако была отторгнута у нее другими государствами в период раздробленности и Смуты. Благодаря же приходу российских властей в Прибалтике начался период социально-экономического расцвета.

В Средние века под контролем Древнерусского государства оказались обширные земли в восточной части Прибалтики. Русские князья собирали с местного населения дань и обеспечивали ему защиту от беспокойных соседей. Однако в XIII веке, когда Русь оказалась раздроблена и охвачена междоусобицами, земли у берегов Балтийского моря были захвачены германскими рыцарями.

В ходе Ливонской войны Россия смогла временно вернуть себе контроль над ранее подвластными ей землями, но по итогам этой войны Москва потеряла не только их, но и часть исконно русских территорий в районе Финского залива.

В результате Русско-шведской войны 1590–1595 годов Московское царство вернуло себе Ям, Ивангород, Копорье, Орешек и Ладогу. Но в 1610 году Швеция воспользовалась Смутой и вторглась на эти территории. В итоге большая часть ранее возвращенных земель согласно условиям Столбовского договора 1617 года снова оказалась под контролем Стокгольма, а Россия полностью лишилась выхода к Балтийскому морю.

Северная война

В XVII веке Швеция превратилась в могущественное и агрессивное государство, контролировавшее обширные земли в Скандинавии, Прибалтике и Германии, а ее армия была одной из сильнейших в Европе и мире. Закат шведского величия начался в 1689 году, когда молодой русский царь Петр избавился от «опеки» регентши царевны Софьи и получил всю полноту власти. Юный правитель был весьма амбициозен и сразу взял курс на проведение реформ, которые, по его мнению, способствовали бы превращению России в великую державу.

Петр здраво рассудил, что для повышения темпов развития страны необходимо иметь доступ к незамерзающим морям, от которых ее отделяли Османская империя и Швеция.

Он смог добиться некоторых успехов в борьбе с османами, но затем понял, что ему нужна поддержка союзников. Тех, кто выступил бы вместе с ним против Турции, он не нашел, зато обнаружились желающие сразиться вместе с Россией против Швеции, которая достаточно бесцеремонно вмешивалась в европейские дела. Шведским королем в это время был пятнадцатилетний Карл XII, которого, по мнению соседей, было достаточно легко победить.

В феврале 1700 года саксонская армия осадила Ригу. Вскоре после этого датчане начали боевые действия в Шлезвиге, а русские войска двинулись к Нарве.

Но легкой победы не вышло. Боевые действия начались для антишведской коалиции не слишком удачно: датчане после первых же поражений вышли из войны, а российская армия потерпела тяжелое поражение под Нарвой.

После этого у Карла XII возникло пренебрежительное отношение к России, что стало для него роковой ошибкой.

Пока шведы сосредотачивались на борьбе с Саксонией и попытках установить контроль над Речью Посполитой, Петр в спешном порядке проводил реформирование, перевооружение и обучение армии. Русские войска отразили нападение на Архангельск и двинулись в Ингерманландию, одерживая победу за победой. К 1703 году Россия полностью контролировала берега Невы, а в 1704 году в Прибалтике были взяты Дерпт и Нарва.

Тем временем Карл XII добился серьезных успехов в Польше. Он вынудил Августа II отказаться от польского престола и выйти из союза с Россией — Петр остался без поддержки. Но его армия была уже совсем не той, что несколько лет назад.

В 1708 году шведский король двинулся в Русский поход, но так и не смог продвинуться вглубь страны, столкнувшись с ожесточенным сопротивлением со стороны российских войск и местного населения. В октябре в битве при Лесной был разгромлен корпус Левенгаупта — Карл XII лишился подкреплений.

Окно возможностей для него, казалось, открыл малороссийский гетман Мазепа, предавший Петра и пообещавший свою поддержку.

Шведы двинулись на юг, однако местное население было им не радо: города закрывали свои ворота, а крестьяне с припасами бежали в леса.

В мае 1709 года шведская армия атаковала Полтаву, но небольшой гарнизон не слишком хорошо укрепленной крепости отчаянно сопротивлялся. Летом к месту осады подошли основные силы русской армии.

8 июля Петр в ходе Полтавской битвы разгромил шведов. Карл с Мазепой, бросив свои войска на произвол судьбы, бежали на юг и скрылись на территории Османской империи.

После столь грандиозной победы союзники поспешили вернуться к России. Однако быстро добить Швецию не удалось: она сохранила достаточно многочисленные части в Прибалтике и центральной Европе, а также мощный флот на Балтике. Боевые действия продолжались еще более десяти лет, но это была уже медленная сдача позиций шведами.

Российские войска заняли Прибалтику и вступили в Финляндию. В 1714 году в Гангутском сражении русский флот одержал первую крупную победу на море. В 1718 году вернувшийся на родину из Турции Карл погиб в бою с датчанами во время Норвежского похода.

В 1720–1721 году шведы заключили серию мирных договоров со своими противниками.

10 сентября 1721 года был подписан Ништадтский мир: Швеция признала присоединение к России Лифляндии, Эстляндии, Ингерманландии, части Карелии, а также ряда других территорий. Исторический статус-кво был восстановлен.

Россия возвратила себе некогда отторгнутые у нее территории. При этом Петр вернул под контроль Стокгольма Финляндию и уплатил финансовую компенсацию за завоеванные земли: около 2 млн рублей серебром. Выплаты были произведены в иоахимсталлерах (по-русски — в «ефимках»). Швеция фактически получила 56 тонн серебра — примерный объем своего годового бюджета. Этим Россия сняла любые международно-правовые претензии: Прибалтика была не просто захвачена военной силой, а по всем правилам куплена.

Следует отметить, что положение эстонских и латвийских земель до присоединения к России было не слишком радостным. Немецкие рыцари правили здесь «огнем и мечом», официально подчеркивая, что местное население для них — люди второго сорта (его представителям, например, даже не разрешали ночевать в городах).

Швеция же, завладев этими территориями после Ливонской войны и борьбы с Польшей, даже не потрудилась дать им какой-либо внятный юридический статус, превратив их в бесправную колонию. В конце XVII века шведские власти на формальных основаниях (а фактически для наполнения казны) стали массово отбирать у местного населения земельные участки.

После перехода под власть России в Прибалтике началась эпоха процветания. Новоприобретенные территории получили обширную автономию.

В прибалтийских землях развивались торговля и промышленность, из казны выделялись значительные ассигнования на развитие инфраструктуры. Поддерживались образование и культура — в том числе создавались условия для развития эстонского и латышского языков, а политика в религиозной сфере характеризовалась полной веротерпимостью.

Стремительно росло количество местного населения. Например, численность жителей Эстляндии в XIX веке практически удвоилась, причем благодаря усилиям властей они были практически стопроцентно грамотными. Еще в 1816–1819 годах в Прибалтике было ликвидировано крепостное право. К концу XIX столетия более 80% крестьян в населенных эстонцами северных уездах Лифляндской и свыше 50% в Эстляндской губернии являлись владельцами или арендаторами земли. В регионе развивалась текстильная и машиностроительная промышленность.

Например, ЭССР в 1970–1980-е годы находилась на первом месте в СССР по объему инвестиций в основной капитал на душу населения. Практически по всем «потребительским» показателям она была далеко впереди «среднесоветских»: и по зарплатам (270 против 240 рублей у рабочих и служащих), и по обеспеченности жильем (21 квадратный метр против 15), и по розничному товарообороту (2164 рубля против 1406), и по размерам банковских вкладов (2039 рублей против 1624), и по объему платных услуг на душу населения (337 рублей против 223). В Эстонии на 100 семей приходилось 35 автомобилей, а в среднем по СССР — 19. Добиться таких показателей удавалось за счет крупных дотаций из союзного центра.

Сегодня в Прибалтийских республиках, к сожалению, можно услышать странные голоса, вещающие о необходимости потребовать с России компенсации за «утрату независимости».

Вот только обладатели этих голосов не задумываются над тем, что встречные счета будут на много порядков больше.

Источник

Латвию разоряют, чтобы присоединить?

Латвию разоряют, чтобы присоединить?

Фото: Владимир Шарков/ИТАР-ТАСС

19 февраля Россия и Белоруссия подписали соглашение о перевалке нефтепродуктов, идущих на экспорт, через российские морские порты. Таким образом прибалтийские порты «выпали» из транзитной схемы. Соглашение предусматривает возможность перевалки предприятиями Белоруссии 9,8 млн тонн нефтепродуктов, полученных из российского сырья, в 2021–2023 годах, в том числе 3,5 млн тонн в 2021 году.

Вступившее в действие российско-белорусское соглашение о транзитных грузах застало Ригу врасплох. Переключение транзита с прибалтийских портов на российский порт в Усть-Луге Литву и Эстонию заденет лишь отчасти, а вот латвийскую экономику может поставить на грань полного краха.

Лихие 90-е для Прибалтики оказались весьма тучными – Латвия тогда выбилась в мировые лидеры по экспорту редкоземельных металлов и титана российского происхождения. Когда этот экспорт ей перекрыли, порты Риги и Вентспилса переключились на нефтяной транзит, заполняя им пятую часть государственного бюджета.

Впрочем, через порты на экспорт тащили ещё много чего: лес, уголь, удобрения, металлолом и металлопрокат, и в целом получалось, что на 40% латвийский бюджет пополняли Россия и Белоруссия. В чистых деньгах – порядка 1,5–2 млрд евро в год. В прошлом году доходная часть бюджета Латвии составила 9 млрд евро, так что несложно прикинуть, насколько значительными являются эти деньги. Но это далеко не полная картина экономического краха, обрушившегося на Латвию, – мы не посчитали, к примеру, убытки от прекращения железнодорожных транзитных перевозок. И если Литве и Эстонии удалось удержаться (за счёт Литовских железных дорог, замкнутых на транзит в Калининград и обратно, и компании Tallink, работающей со Скандинавскими странами), то Латвии придётся трудно.

Слишком разорительная независимость

У Риги остаётся ещё автодорожный транзит, но если перекрыть и его, блокируя фуры на российской и белорусской границе, страна перестанет зарабатывать на трафике вообще. Рыболовство, туризм и народные промыслы дают примерно 7–8% наполнения бюджета. Также в прошлом году треть бюджета (3,139 млрд евро) страна получила от налоговых отчислений «дочек» крупных российских компаний – «Уралкалия», «Уралхима» и «Северстали». Но в нынешнем году эти три компании переводят свои мощности по перегрузке удобрений в Мурманскую область.

По оценке эксперта Института стран СНГ Юрия Баранчика, Европа могла бы содержать Латвию за свой кошт, наполняя бюджет примерно на треть (то есть ежегодно вливая по 3 млрд евро). Однако всё равно уровень жизни латышей снизится. Сегодня, по разным оценкам, в странах Евросоюза постоянно работают и проживают до 25% латвийских граждан, при этом 15% не собираются возвращаться на родину. В Риге и других сравнительно крупных городах две трети жителей – этнические русские, большая часть латышей разъехались.

Справка

Порт в Усть-Луге неподалёку от Питера заработал ещё 20 лет назад. Финский залив в этом месте замерзает, но совсем ненадолго – порт работает 326 дней в году. В 2009-м порт расширили и значительно углубили, а РЖД провели реконструкцию подъездных путей. Уже задействованы 19 причалов, и строительство продолжается.

Согласно расчётам к 2025 году грузооборот порта достигнет 191 млн тонн грузов в год. Для сравнения: грузооборот Рижского порта в лучшие годы не превышал 41,08 млн тонн, а Вентспилсского – 26 млн тонн.

Украинская военщина наступает, а власти народных республик делают вид, что ничего не происходит

Украинская военщина наступает, а власти народных республик делают вид, что ничего не происходит

Видимо, предугадывая грядущее безденежье, латвийские власти решили стрясти с России материальный ущерб за «советскую оккупацию» – 300 млрд евро. Нет сомнений, что европейские суды такой иск могут принять, но есть нюанс: по расчётам комиссии Совмина Латвийской ССР 1990 года, максимальный ущерб, понесённый республикой от советской власти, составил 63 млрд рублей. К тому же так называемая комиссия Модриса Шмулдерса 31 год назад обошла вниманием тот очевидный факт, что Эстляндия и Лифляндия перешли к России согласно Ништадтскому мирному договору 1721 года по результатам Северной войны, но тем не менее в качестве компенсации за Лифляндию Россия уплатила Швеции 2 млн ефимков. А в 1795 году герцог Курляндский продал России Курляндию – за 1,4 млн талеров. Долго придётся считать, кто, кому и сколько остался должен.

«Спутник» для Латвии

В такой непростой финансовой ситуации Латвии предложили стать «базой подскока» НАТО. Правда, от имени Североатлантического блока это сделала Польша, что в известной мере снижает ценность сделанного предложения, но тем не менее, по словам бывшего командующего сухопутными силами Польши генерала Вальдемара Скшипчака, предложение может быть принято.

Заодно на днях Скшипчак опубликовал в издании Defense 24 статью о перспективах отъёма у России Калининграда. Перспективы эти выглядят неважнецки. «В ответ российской 6-й армии во взаимодействии с Балтийским флотом понадобится на захват стран Балтии от двух до четырёх суток», – подсчитал Скшипчак.

Но если разместить на территории Латвии полноценную военную группировку порядка 10–15 тыс. штыков, ход противостояния вполне можно будет переломить в пользу сил альянса. Таким образом, в планах Польши использовать Латвию как плацдарм для начала войны с Россией. Не Литву и не Эстонию – Латвию.

Между тем настроения в Латвии отнюдь не антироссийские. На прошедшей в конце января презентации ежегодного сборника научных статей «Латвийская внешняя политика и политика безопасности» были озвучены неожиданные, чтобы не сказать скандальные, данные.

Согласно опросу центра исследований рынка и общественного мнения SKDS, кабинету министров, сейму и политическим партиям не доверяют от 70 до 80% населения страны! А президента Эгилса Левитса поддерживают всего 34% жителей. При этом лучшим выходом часть населения считает присоединение к России, и уже раздаются голоса о размораживании запрещённого в 2014 году плебисцита на эту тему. Кстати, застрельщика плебисцита, режиссёра Максима Коптелова, осудили тогда на полгода тюремного заключения.

А как вам такой штришок – 44% жителей Латвии хотят прививаться от ковида исключительно российской вакциной. Ещё 30% согласились на вакцину от Pfizer, а 19 – от Moderna. Принимая во внимание всё написанное выше, начинаешь понимать, отчего в последние месяцы Россотрудничество уделяет столько внимания Латвии. Есть основания утверждать, что латвийское направление признано приоритетным (впрочем, об этом как-то вскользь обмолвился и сам глава Россотрудничества Евгений Примаков), и, по некоторым данным, затраты на него превысили расходы на Украину.

Тем временем

Самый популярный у депутатов латвийского сейма предмет обсуждения – когда же Россия нападёт на Латвию? Недавнее выступление в сейме министра иностранных дел Эдгара Ринкевича переросло в острую пикировку с депутатом Алдисом Гобземсом, которые обвинили друг друга в негласном потворстве Кремлю.

Ринкевич якобы регулярно встречается с российским миллиардером Петром Авеном и обсуждает с ним «вопросы государственной политики», при этом уличая других членов правительства (в частности, Яниса Дуклавса) в «неофициальном общении с членами правительства России».

Пока суд да дело, в свежем докладе шведского Института оборонных исследований (FOI), озаглавленном «Сдерживание подкреплениями. Сила и слабость оборонной стратегии НАТО», подготовленном по заказу минобороны Швеции, по молекулам разбирают перспективы участия в НАТО Латвии и Эстонии (о Литве при этом – ни слова). И приходят к выводу: альянс, по сути, ничего не потеряет, если в обозримой перспективе лишится двух бывших советских респуб­лик.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...