Когда латвия перестанет существовать

Маятник не остановить: страны Прибалтики никак не поощряют прирост населения

Убыль населения в странах Прибалтики в период пандемии резко возросла, но дело не в смертности и даже не в самом вирусе. Люди покидают регион в поисках лучшей доли.

Закрытые границы не позволяют жителям стран Балтии уезжать в государства Центральной Европы и Скандинавии с такой же легкостью, но демографический кризис в этот период стал еще острее.

Среди государств Евросоюза, Литва и Латвия находятся в самом низу рейтинга по уровню прироста населения. Например, Латвия стала абсолютным лидером по убыли населения в ЕС с 2000 года. За 21 год в этой стране количество жителей уменьшилось на 20,5%. Об этом свидетельствуют данные исследования Eurostat.

Литва не сильно отстает от своей соседки. За 21 год она показала убыль населения 20,4% (рассчитывается из показателей миграции и притока эмигрантов, смертности и рождаемости). Немного лучше статистика в Эстонии, как в самой богатой стране региона. Здесь с 2000 года количество жителей сократилось всего на 5,1%.

ПОЧЕМУ РУССКОЯЗЫЧНЫЕ УЕЗЖАЮТ ИЗ ЛАТВИИ? | КРИМИНАЛЬНАЯ ЛАТВИЯ

Однако 2020 год показал очень неоднозначные результаты. В Литве, Латвии и Эстонии существенно увеличилась убыль населения. Но при этом коэффициент смертности в таких странах остался почти на том же уровне.

Нет миграции – нет прироста населения

В Эстонии демографическая проблема ощущается не так сильно, как в соседних Литве и Латвии. С 2000 года жителей этой балтийской страны стало меньше всего на 5,1%. По сравнению с другими государствами региона, где этот показатель перевалил за 20%, демография Эстонии находится хоть и в упадке, но все же на приемлемом уровне.

Но во время пандемии проявилась очень странная особенность. Согласно данным Департамента статистики, за 2019 год в Эстонии наблюдался прирост населения на 5,6 тысячи человек. Однако в 2020 году население этой страны, напротив, уменьшилось на 3,9 тысячи человек.

Такие показатели можно списать на пандемию коронавируса, которая якобы массово уносит жизни жителей страны.

Но проблема в том, что коэффициент смертности в Эстонии в 2020 году остался почти на том же уроне, что и в 2019 году – 11,75 и 11,86 (количество смертей на тысячу населения) соответственно. Выходит, дело не в пандемии.

Но чем еще отличается 2020 год от остальных и почему население страны, которая считается наиболее благополучной среди государств Балтии, так резко стало снижаться?

Если посмотреть на статистику внимательно, то станет понятно, что в 2019 году прирост населения был не естественным, а миграционным. За этот период количество смертей намного опережало показатель рождаемости (-1490). А вот миграционный прирост в Эстонии был на достаточно высоком уровне. В 2019 году в Эстонию приехало жить 12,2 тысячи, и выехало за рубеж всего 7,2 тысячи человек.

Во время пандемии, когда границы закрылись, появилось отрицательное сальдо. Эстонский экономист Леонид Цингиссер рассказал в беседе с Baltnews о причинах таких показателей:

РОСЛИКОВ АГЕНТ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ ЛАТВИИ? | КРИМИНАЛЬНАЯ ЛАТВИЯ

«Население в Эстонии растет только за счет миграции. Показатели смертности и рождаемости в последние десятилетия отрицательные. И в будущем вряд ли что-то изменится. С той пропагандой ЛГБТ, которая есть у нас в стране, исправить это не получится. Однополые семьи не увеличивают рождаемость и не дают прирост населения».

«Но и отменить такую пропаганду нельзя из-за политики Евросоюза. Венгрия недавно попыталась это сделать, введя запрет на пропаганду ЛГБТ среди несовершеннолетних. В ЕС не просто осудили правительство Будапешта, а даже готовы были перестать их финансировать», – отметил эксперт.

Эстония действительно не пойдет на такой шаг, ведь дотации от Брюсселя кране важны для бюджета страны. Даже призрачный шанс лишиться финансирования может быть воспринят в балтийской стране как катастрофа. Демографический кризис и естественная убыль населения, видимо, являются не такой серьезной проблемой для властей Таллина.

«Программ для молодых семей в стране нет. Вместо этого есть пропаганда ЛГБТ, как того хотят в Брюсселе. Для Эстонии этот путь убыточный. Сейчас можно даже согласиться с представителями оппозиционной партии «Экран», которые говорят, что власти поддерживают «европейские ценности», действуя против своего народа», – добавил эксперт.

«Чтобы эстонский народ сохранился, нужно повышать собственную рождаемость. Но прирост населения происходит исключительно за счет мигрантов. И если так будет продолжаться в будущем, то страшный сон консерваторов станет реальностью – эстонский народ будет растворяться в иммигрантах. Но если закрыть границы, то сальдо будет отрицательным, и Эстония рано или поздно вымрет», – констатировал Леонид Цингиссер.

Эстония действительно оказалась в патовой ситуации, когда выбор стоит между этническим и физическим уничтожением нации.

Коэффициент рождаемости (количество новорожденных на 1000 человек) падает почти каждый год. В 2017 году этот показатель составлял 10,4, в 2018 – 10,3 (-0,68%), в 2019 – 10,2 (-0,73%), а в 2020 уменьшился еще на 0,84%.

Проблема Латвии – не COVID-19, а кое-что пострашнее

Латвия уже традиционно считается в Евросоюзе государством, где население стабильно сокращается с 1990-х годов. В 1995 году в стране насчитывалось 2,5 млн, в 2000 – 2,3, в 2010 – 2,1 млн, а в 2020 –1,9 млн.

В 2020 году убыль населения составила приблизительно 22,4 тысяч человек. При этом еще в 2019 году этот показатель находился на отметке 12,3 тысяч человек.

Выходит, убыль населения в Латвии в 2017 году составила 0,8%, в 2018-м – 0,7%, в 2019 – 0,6%, а в 2020 она поднялась сразу до 1,18%.

По данным Центрального статистического управления Латвии (ЦСУ), эмиграция была основной причиной сокращения населения в стране в период с 2008 по 2016 год. Но вот последующие три года число людей в государстве снижалось преимущественно за счет естественного сокращения населения.

Глядя на эти данные, непонятно, радоваться таким цифрам или нет. С одной стороны, в 2020 году из-за пандемии меньше латвийцев стало покидать страну, что положительно отражается на демографической ситуации. С другой стороны, даже это не спасло ее от растущей убыли населения.

И вот тут появляется тот же феномен, что и в Эстонии. Несмотря на пандемию COVID-19 и всю истерию, связанную с вирусом, уровень смертности в Латвии в коронавирусный год почти не изменился. В 2019-м умерло примерно 27,6 тысячи, а в 2020-м – 27,5 тысячи. То есть во время пандемии количество смертей в стране даже уменьшилось.

Выходит, причина убыли населения – это не вирус, а все те же проблемы в экономике, здравоохранении, нежелании молодых пар заводить детей.

В 2020-м, когда многие латвийцы оказались заперты в своей стране, ситуация стала намного хуже, раз мы видим убыль в 11,8% вместо 0,6%, как это было в 2019-м.

При этом в Латвию, как это происходит с Эстонией, так активно мигранты (как на сезонные заработки, так и на постоянное место жительства) не приезжают. «Выравнивать» демографический показатель за счет людей из-за границы не получается.

Коэффициент рождаемости (количество новорожденных на тысячу населения) находится в Латвии на очень низкой отметке и продолжает падать. В 2018 году этот показатель составлял 10,6, в 2019 – 10,5 (-0,76%), а в 2020 опустился до 10,4 (-1,40%)

У молодых семей в Латвии сегодня часто нет условий для рождения хотя бы одного ребенка. Приобретение собственного жилья становится для молодежи почти непосильной задачей. Исследовательский центр Norstat Latvija выяснил, что 49% жителей Латвии в 18 до 29 лет хотели бы приобрести жилье в собственность, но ежемесячный платеж по ипотеке (особенно в первые годы) существенно выше арендной платы за жилье.

Отдельные банки предлагают какие-то меры поддержки населению, но этого все равно недостаточно для того, чтобы повысить рождаемость.

Как и в случае с Эстонией, латвийским властям необходимо вводить реальные меры поддержки молодых родителей, а также менять идеологию, которая настроена против традиционных семей.

Виновата не пандемия, а экономика

В Литве ситуация в чем-то схожая. По данным Всемирного банка, население этой страны в 2017 году сократилось на 1,4%, в 2018-м – на 1%, в 2019-м – на 0,5%. А вот в 2020 году этот показатель уже составил 1,63%. Может показаться, что в Литве, в отличие от Эстонии и Латвии, именно пандемия стала причиной растущей убыли населения.

Но и в этом случае COVID-19, как утверждал еще в феврале 2021-го руководитель Института общественной географии и демографии Литовского центра социальных исследований Донатас Бурнейка, не сыграл ключевой роли.

«Большинство смертей связано не с COVID-19, а с другими причинами. За счет положительной миграции численность населения Литвы растет второй год подряд. Это означает, что рост населения был выше из-за миграции, чем снижение из-за смертности. Карантинные меры увеличили смертность больше, чем сама эпидемия», – заявил он.

Выходит, в Литве происходит нечто среднее по сравнению с Латвией и Эстонией. В стране продолжает снижаться рождаемость и повышаться смертность, причем даже приток мигрантов в Литву (как и проблемы с выездом за границу для самих литовцев из-за локдауна) не может их компенсировать.

Когда пандемия уйдет и литовцы смогут отправляться на ПМЖ или сезонные заработки в страны Западной и Северной Европы как раньше, сработает эффект пружины.

Многие жители балтийской страны слишком долго сидели дома, хотя привыкли работать в Великобритании, Германии, скандинавских странах. Очевидно, что, как только им дадут «зеленый свет» для работы за рубежом, Литва в течение нескольких месяцев потеряет десятки тысяч рабочих рук.

Причиной, кстати, станет еще и ухудшающаяся ситуация в экономике государства, которая пострадала от локдаунов. Что-то подобное уже было в 2008–2009 годах, когда после кризиса во всем мире многие жители балтийской страны приняли решение, что, раз уж везде стало жить немного хуже, значит, зарабатывать лучше не дома, а в Западной и Северной Европе. Именно в тот период из Литвы всего за пару месяцев уехало несколько сотен тысяч жителей.

Для стран Балтии пандемия оказалась действительно тяжелым временем. И дело не только в экономическом кризисе, но и в демографической катастрофе, которая становится все очевиднее.

Во время локдаунов в Литву, Латвию и Эстонию прекратился приток мигрантов с Украины, из других стран СНГ и даже из Ближнего Востока. А собственных сил для поддержания сегодняшнего уровня населения у стран уже не хватает.

Источник

Латвия гибнет — счета замораживают, нацию уничтожают. О чем писали латышские СМИ

Государство Латвия перестанет функционировать, население сократится до полумиллиона человек. Латвийские банки отнимут ваши деньги даже без объяснения. В Европе предали демократию, и Латвия сыграла в этом свою презренную роль

Журнал Ir публикует пропитанное болью и горечью открытое письмо Андрейса Луцанса, вышедшего на пенсию агронома из Буртниеки.

Последний шанс что-то исправить

«Открытое письмо президенту страны, председателю 13-го Сейма и депутатам, президенту, министрам.

Уважаемые адресаты! Приношу извинения за желание еще раз обратить ваше внимание на проблему, на мой взгляд, угрожающую будущему латышского народа и латвийского государства и поэтому нуждающуюся в незамедлительном решении.

Судья Европейского суда по правам человека и профессор Рижского юридического колледжа Инета Зиемеле 3 января 2012 года в связи со спровоцированным в результате неликвидированных последствий оккупации голосованием по русскому языку как второму государственному языку пояснила: «Государственная нация имеет право защищать те принципы, на которых основана страна». Латышский язык – ядро государственности Латвии и фундамент идентичности».

Задержу ваше внимание на фундаменте – да, язык – один из его составных частей, но не единственный. Весь фундамент назвал Янис Райнис: «Земля, земля – что такое земля, которую просит наша песня? Земля – это государство. Мы хотим свою латышскую душу! Мы хотим свой латышский язык! Мы хотим свою латышскую землю! Мы хотим свободы!

Мы хотим свою жизнь свободную! И мы это получим!»

Что мы делаем, куда ведем латышский народ и Латвию? В 1995 году в нашем селе было 307 тысяч 749 хозяйств, в 2018 – 69 тысяч 636 или 22,6%. Это был огромный потенциал для воспитания и эволюционного отбора, а также реализации экономической модели и образа жизни хозяина, которые мы не использовали, которые целенаправленно были уничтожены. Четыре пятых корней древа жизни латышского народа срублены!

Последствия: до 2013 года ликвидировано 223 сельских школы; с 1996 года отечество и государство покинули 311 620 или 12,6% постоянных жителей, 35,7% работников. На селе число работников в 2018 году с 456 000 в 1990 году сократилось до 162 600, или на 35,7%, или на 20,3% по сравнению с 1938 годом.

До 2018 года иностранцам без гражданства Латвии и гражданской ответственности продано 1 048 509 га, или 28,5% сельскохозяйственных ресурсов.

Сравним: в 1914 году 2,4% землевладельцам принадлежало 43,0% сельскохозяйственных земель, в 2018 году — 4,2% принадлежат уже 56,6% сельскохозяйственных земель. Какие похожие ответы! Мы вернулись к временам поместий с их системой распределения земельной собственности, с сопровождающими ее отрицательными последствиями.

Это последствия ведут к равнодушию, нежеланию знать, невежеству, алчности и национальной безответственности на уровне законодателей, госуправления и правительства. Ведут к неправильному выбору аграрной экономической модели в сельском хозяйстве.

Историк Генрих Стродс сказал важное про первое (латвийское) свободное государство: «предотвращение большой социальной пропасти между богатыми и бедными свидетельствовало о том, что латвийскому государству удавалось направить общество в сторону счастливого государства». В настоящее время мы стабильно движемся в противоположном направлении.

Независимо и объективно не оценив последствия административно-территориальной реформы 2009 года, в результате которой за последние десять лет ликвидировано 60 848 сельских хозяйств, этот деструктивный замысел продолжается. Мы уничтожили радость существования латышской нации, что подтверждает демографический баланс 1991-2018 годов: минус 289 153 или 10 327 человек в год в среднем. Для сравнения: рост живой силы в период с 1920 по 1943 год был плюс 223 969 граждан Латвии, или 9738 ежегодно».

Далее отставной агроном вносит изменения, по его мысли, призванные спасти нацию, предотвратив деградацию Латвийского государства и латышского народа. Например, надо внести в Конституцию пояснения о том, что земля и латышский язык являются ядром государственности — основанием для воспитания и создания национального самосознания и идентичности.

И, соответственно, в корне поменять аграрную политику. Например, осуществить переход от сельского хозяйства, как бизнеса, к сельскому хозяйству, как к хозяйствованию и образу жизни.

С каждой латышки — по четыре ребенка

По данным агронома, к 2100 году население страны сократится до 500 000 человек, национальное государство перестанет адекватно функционировать, так как доля основной нации упадет до 75% от этого числа.

Источник

Когда латвия перестанет существовать

Если у вас не работает один из способов авторизации, сконвертируйте свой аккаунт по ссылке

Будущее Латвии — мертвая страна, мертвый язык

Латвия находится за гранью вымирания. Балтия пустеет, превращается в демографические пустыни с территорией без населения. Процесс умирания этих стран уже не остановить. Об этом говорят эксперты из самих балтийских республик, которых трудно заподозрить в работе на «русскую пропаганду». Латвия проводит политику депопуляции, эмиграции и обнищания.

Часть территории Литвы всё больше напоминает пустыню Сахару, считает старший научный сотрудник Литовского центра социальных исследований Видмантас Даугирдас.

«По темпу сокращения численности населения мы лидируем в ЕС и являемся одними из лидеров в мире. Причины, кажется, ясны: сильная эмиграция, низкая рождаемость, старение общества, — говорит Даугирдас. — Нам знаком термин “демографический взрыв”, но как назвать процесс, когда число жителей сокращается на 2% в год?»

В авторском материале публицист Александр Носович замечает, что ведущие эксперты называют происходящее в Литве демографической депрессией и утверждает, что вымирание малонаселенных территорий — это уже необратимое явление. При этом малонаселенными являются 45% территории Литвы. По словам Даугирдаса, в стране есть староства, где за год не рождается ни одного младенца, а умирает при этом 3–4% жителей.

«Думаю, что малонаселенные территории — показатель того, что нас ждет. Появятся демографические пустыни. Через 15–20 лет все сельские территории будут малонаселенными», — считает сотрудник Литовского центра социальных исследований.

В то же время сокращается количество жителей и в городах. Все они в большей или меньшей степени сталкиваются с сокращением населения. В Клайпеде эта тенденция менее заметна, в Каунасе более заметна, в Вильнюсе почти незаметна, но «точек роста» нет нигде. Города неуклонно сокращаются в размерах. «У нас 22 мэрии, которые можно назвать малонаселенными, а в 2011 году их было семь», — говорит Видмантас Даугирдас.

Печальный вывод эксперта: «Эмиграция забрала большую часть потенциала репродуктивных жителей, и демографическая яма станет еще глубже».

Заместитель председателя Центробанка Литвы Раймондас Куодис недавно заявил, что при сохранении нынешних демографических тенденций в Литве скоро останется два с половиной города, а затем исчезнут и они. В Литве существует две экономики: столичная и остальная, считает экономист. Удельный вес вильнюсской экономики приближается к 50% от общестрановой. Вильнюсские зарплаты на треть выше, чем в среднем по Литве.

В Литве скоро останется только три города: Вильнюс, Каунас и отчасти Клайпеда. Жизнь в стране будет пульсировать только по оси между этими тремя городами — по направлению от белорусской границы к Балтийскому морю. Все территории, лежащие вне этой оси, превратятся в пустоши и богадельню.

С карты Литвы уже исчезли сотни хуторов, теперь с нее исчезают и города. Статус города ранее потеряли Юодупе, Тируляй и Кулаутава, завтра возникнут сомнения в этом статусе у Мариямполя и Паневежиса, послезавтра — у Шяуляя, а там демографическая катастрофа дойдет и до Клайпеды с Каунасом.

О катастрофической ситуации с демографией в своей стране говорят и эксперты из Латвии. Профессор Латвийского университета Леон Тайванс, например, считает, что латыши как этнос обречены на вымирание. «То, что вымирание латышей происходит, — это ясно, об этом говорят демографы, и мне кажется, что никаких возможностей изменить эту ситуацию нет. Через 40 лет эта страна, может, и будет называться по-прежнему, но здесь будет совершенно иная этническая ситуация », — говорит Тайванс.

По подсчетам латвийского демографа Илмара Межса, к 2050–2060 годам число иммигрантов в Латвии сравняется с числом местных жителей, а затем и превысит его. Это при условии, что иммигранты будут приезжать в Латвию без всякого государственного стимулирования: этническая структура всё равно будет меняться естественным путем. Латвия перестанет быть латышской — все латыши вымрут, а латышский станет мертвым языком.

Угроза исчезновения своего этноса нависла и над литовцами. Надежды на то, что литовцы и в эмиграции будут оставаться литовцами — это обман и самообман. Об этом говорят опять же литовские эксперты. «Как показывают исследования, третье поколение эмигрантов уже не знает литовского языка.

От полумиллиона литовских эмигрантов конца XIX — начала прошлого века сегодня не осталось никаких следов. В конце Второй мировой войны, летом и осенью 1944 года, вместе с отступающей немецкой армией на Запад ушли около 60 тыс. литовцев. Сначала они несколько лет жили в Западной Европе, а потом все уехали в США, Канаду, Австралию. И кто вернулся? Единицы», — считает, например, сотрудник Вильнюсского педагогического университета Людас Труска.

В том, что делать для того, чтобы остановить демографический коллапс, у балтийских экспертов тоже нет противоречий. Проводить активную социальную политику, вкладываться в социальную защиту населения, помогать молодым семьям, заводящим детей, финансово поддерживать и поощрять многодетные семьи, создавать хорошо оплачиваемые рабочие места в своей стране, чтобы людям не приходилось из нее уезжать.

Но правящий класс Балтии ничего этого не делает. Правительства Латвии, Литвы и Эстонии осознанно проводят политику стимулирования депопуляции, эмиграции и обнищания населения.

«Самый главный враг латвийской демографии — это, кажется, Министерство финансов. Оно блокирует любые улучшения в сфере демографической политики», — говорит Илмар Межс из Латвии.

Балтийские эксперты подчеркивали и подчеркивают: страны Балтии убивают их собственные политики, врагов государства Латвии и Литве надо искать не в Кремле, а в собственных Сеймах, правительственных зданиях и президентских резиденциях.

Со времен Андрюса Кубилюса в Литве и Валдиса Домбровскиса в Латвии в Балтии ничего не изменилось. Уже второе литовское правительство приходит к власти с обещанием социальных реформ, но перехода к социальной модели в Литве по-прежнему не предвидится. Правительство Латвии всё так же закрывает больницы, школы и вузы, обещает народу «непопулярные меры» в социальной политике и повышает налоги.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...