Когда петр 1 купил Латвию

yarodom

290 лет назад, 30 августа 1721 года, шведы за два миллиона серебряных монет уступили Петру Великому Лифляндию и Ригу.

. 4 сентября 1721 года с раннего утра по улицам Санкт-Петербурга под звуки труб и литавр разъезжали всадники в белых шарфах с развевавшимися стягами в руках. Полотнища знамен были расшиты изображениями лаврового венка. Зелень лавра символизировала победоносное для России окончание войны со Швецией.

Торжества по случаю подписания 30 августа 1721 года Ништадтского мира длились в столице России два месяца. На празднества поспешила и делегация из Риги. И вскоре направила в Лифляндию радостное письмо: рижан удостоила своей аудиенции царица Екатерина (бывшая служанка лифляндского пастора) и милостиво позволила поцеловать краешек платья.

Некоторые историки описывают вхождение Риги в состав Российской империи примерно так. В последней четверти XVII века в Стокгольме жил принц по имени Карл, ребенок гордый и самоуверенный. Однажды он зашел в кабинет своего отца (тоже Карла) увидел там карту Риги и написал на ней: «Бог дал мне этот город, черт не отнимет его от меня».

РОССИЯ КУПИЛА ПРИБАЛТИКУ ЗА 2 МЛН ЕФИМКОВ!

Однако не знал принц Карл, что в далекой Московии подрастал мальчик по имени Петр, ребенок энергичный и воинственный. Будучи всего трех лет от роду, он уже играл с пушечками, сделанными специально для его потехи. Когда Петр вырос и стал царем, то решил отнять у Карла XII Ригу, чтобы иметь удобный выход к Балтийскому морю. Собрал большое войско, вымуштровал его и овладел городом.

Ну просто оккупант какой-то! Собственно, в наши дни в латвийской прессе Петра Великого нередко подобными эпитетами и награждают.

Самое поразительное то, что никто и никогда подобную версию не опровергал. А первым ее озвучил, пожалуй, заезжий итальянец Франческо Альгаротти, ошибочно констатировавший, что Петр прорубил окно в Европу. Между тем новгородцы плавали по Балтийскому морю еще за 500 лет до рождения Петра Великого. И намекни им кто-нибудь, что, отправляясь за море, они «лазают в окно», русские мореходы просто не поняли бы шутника.

Еще задолго до начала Северной войны у устья Невы крупный остров именовался Васильевским (ныне — центр Санкт-Петербурга). Именовали его так потому, что новгородский посадник Василий в давние времена построил здесь летнюю резиденцию, или, попросту говоря, дачу. Вот эту исконно русскую землю, захваченную шведами в начале XVII века, и хотел вернуть русский царь. Никаких планов с топором в руке ломиться в Латвию и «рубить окно» у него не существовало.

Но почему же тогда русские войска вступили в Ригу, и Швеция продала русскому царю, в сущности, уже утерянный ею город?

Петр Великий начал свое царствование с того, чем восточные славяне занимались уже около тысячи лет, — боролся с угрожавшими из Великой Степи кочевниками. Пока он воевал с крымскими татарами и их покровителями турками, предводитель лифляндского дворянства Иоганн Рейнгольд Паткуль готовил жалобу польскому королю на бесчинства шведов в Лифляндии. Шведский Король Карл ХI провел в Лифляндии редукцию (читай: национализацию) имений. Более 80 процентов всей земли стали принадлежать шведской короне, а крепостных начали считать собственностью короля. Лишенные земли и чести немецкие бароны были потрясены таким надругательством над частной собственностью.

Ништадтский мир. За сколько Пётр I купил Прибалтику

Тут-то они и вспомнили, что сама Лифляндия — польская территория, незаконно оккупированная шведами в первой половине XVII столетия. «Оккупанты — вон из Латвии, это наша земля!» — решили потребовать балтийские немцы. Иоганн Паткуль буквально умолял польского короля Августа Сильного восстановить международную законность.

Король согласился, но благоразумно решил: для войны нужны союзники. Создал коалицию с Данией, а уговаривать вступить Россию в антишведский союз послал в Москву все того же Паткуля, как лицо крайне заинтересованное. Миссия Паткуля оказалась очень трудной. Наконец, предводитель лифляндского дворянства нашел нужный аргумент: вернув себе выход к Балтийскому морю, Россия установит тесные отношения с западными странами, научится воевать по-европейски, после чего разобьет турок и татар и навсегда покончит с татарскими набегами на русскую землю. (Слова Паткуля оказались пророческими: реорганизовав при Петре армию, Россия во второй половине XVIII столетия навсегда покончила с набегами крымских татар).

Союзники договорились: устье Невы — Петру, Рига — Августу. Предполагалось, что лифляндские имения будут денационализированы и возвращены законным собственникам. А сумасбродный подросток Карл XII (уже «прославившийся» своими выходками) пусть куролесит в Стокгольме и дальше. Маленькая победоносная война должна была поднять союзникам настроение.

Не учли они одного: сумасбродный подросток Карл оказался великим полководцем! Он играючи принудил к капитуляции опытного датского короля, разгромил русскую армию под Нарвой, на лугах Спилве под Ригой победил добротные саксонские войска (Август Сильный был не только королем Польши, но и курфюрстом Саксонии), вторгся в Польшу и одолел ее армию. В результате «маленькая победоносная война» длилась более 20 лет.

Карл XII считал зачинщиком войны польского короля и писал в письме к французскому монарху, что поведение Августа постыдно и заслуживает мщения. Шведы неоднократно побеждали поляков и саксонцев. Наконец, инициатор Северной войны не выдержал и втайне от Петра Великого заключил со шведами сепаратный мир. При этом саксонский курфюрст даже отказался от польской короны (Карл XII подобрал Польше другого короля) и унизился, переподарив шведскому монарху шпагу, которой несколькими годами ранее одарил его русский царь. Все русско-польские договоренности были похоронены, России неожиданно пришлось сражаться со шведами в одиночку.

Ирония истории: после полтавского сражения Карл ХII бежал, бросив все имевшееся при себе имущество, в том числе злополучную шпагу. Она вновь оказалась у Петра Великого. Перед царем встал вопрос, что делать (не со шпагой, а с продолжением войны). Карл XII не желал мира на русских условиях и военная необходимость требовала осаждать Ригу.

Шпагу Петр Августу Сильному позднее вернул. Передавать неверному союзнику взятую русскими войсками Ригу счел излишним. По Ништадтскому миру, Швеция продала России Лифляндию и ее главный город за два миллиона серебряных монет.

Думается, в долгосрочном плане в выигрыше от этой сделки оказался тот, кого в ходе Северной войны не принимали во внимание сильные мира сего — латышский народ. В XVIII столетии под властью мощной империи постепенно оказалась вся территория Латвии.

После присоединения к России в 1795 году герцогства Курляндского латыши перестали быть разделенным народом. Не случись этого, провозгласить 18 ноября 1918 года Латвийскую Республику было бы намного сложнее.

Источник

За какую сумму царь Петр I купил Прибалтику у шведской королевы

Морской бой у острова Эзель
4 июня 1719 года отряд русских кораблей под командованием капитана 2 ранга Наума Акимовича Сенявина одержал победу над шведским отрядом под командованием капитана-командора А. Врангеля.
В плен были взяты 52-пушечный корабль «Вахмейстер», 32-пушечный фрегат «Карлус-Кронвапен» и 12-пушечная бРигантина «Бернгардус», 376 рядовых матросов, 11 офицеров, в том числе капитан-командор А. Врангель. Неприятель потерял 50 человек убитыми и 14 ранеными. Русский флот потерял 3 офицеров и 6 матросов, 9 человек было ранено.
Эзельское сражение стало первой победой русского корабельного флота, которая была одержана в артиллерийском бою, без применения абордажа.

Петр I назвал этот бой «добрым почином» и учредил в его честь памятную медаль.

Литовцы, эстонцы и латыши почему-то забыли, что Петр I КУПИЛ их со всеми землями, недвижимостью и даже домашними животными у шведской королевы Ульрики Элеоноры.
И не только купил, но и дал Прибалтике СВОБОДУ. Однако, по всей видимости, их до сих пор тянет в конюхи и поломойки к «северным хозяевам».

Любой историк подтвердит, что сделка была заключена 10 сентября 1721 года. За территорию Ингрии, часть Карелии, Эстляидию и Лифляндию Пётр Алексеевич заплатил 2 млн. руб. По нынешнему курсу, без набежавших процентов, это около $350 млрд.

Договор состоял из преамбулы и 24 статей. По договору Россия закрепила выход к Балтийскому морю: к ней отошли часть Карелии, расположенной к северу от Ладожского озера, с Выборгом, Ингерманландия от Ладоги до Нарвы, часть Эстляндии с Ревелем, часть Лифляндии с Ригой, острова Эзель и Даго. За эти земли Россия выплатила Швеции компенсацию в 2 млн ефимков (1,3 млн рублей). Предусматривался обмен пленными[2], амнистия «преступникам и перебежчикам» (кроме сторонников Ивана Мазепы). Финляндия возвращалась Швеции, которая также получила право ежегодно беспошлинно закупать и вывозить из России хлеба на 50 тыс. рублей. Договор подтверждал все привилегии, предоставленные остзейскому дворянству шведским правительством: дворянство сохранило своё самоуправление, сословные органы и т. д.

Для справки: В 1686 г. был заключен вечный мир, либо мир Живоптовского, который завершил русско-польскую войну (начавшуюся к в 1654г.), где чётко всё прописывается и в одном из пунктов указывается: Россия платит 146 тыс. рублей золотом, и Польша отдаёт РОССИИ Киев.

Не хотят ли, уважаемые, бывшие братские республики, заплатить по счетам?
А если учесть, что в советский период Россия полностью построила инфраструктуру Прибалтики, восстановила республики из руин после Второй мировой, то сумма будет значительно больше…

Источник

Война за Прибалтику: как Петр Первый прорубил России «окно в Европу»

В маленьком городке Нюстад на территории современной Финляндии 30 августа 1721 года состоялось эпохальное событие: был подписан мирный договор, положивший конец длительному геополитическому противостоянию — Великой Северной войне. Россия стала европейской державой, царь Петр Первый принял титул Отца Отечества, Императора Всероссийского, и на карте мира появилось новое государство — Российская империя. Произошло это со включением в состав России восточнобалтийских земель: Прибалтика стала для русских тем самым «окном в Европу».

В 1697 году молодой государь Петр Алексеевич совершил первый иноземный вояж, вошедший в историю под названием «Великого посольства». Первая остановка была запланирована в Риге, входившей в состав страны, с которой у России был затяжной военный конфликт.

Прием, как и следовало ожидать, был оказан недружелюбный. Губернатор Эрик Дальберг, видный специалист в области фортификации, сделал вид, что Петра в городе не было.

Посольство оказалось предоставлено самому себе. Постоялый двор и общее отношение к цвету российской дипломатии были отвратительными.

Есть сведения, что по самодержцу был открыт огонь во время его попыток измерить длину рижского рва и прочих крепостных сооружений. К тому же на Западной Двине в марте начался ледоход, что заставило рижских торговцев взвинтить в три раза цены на продовольствие.

Эрик Дальберг, не узнавший в Риге русского царя и давший повод для начала Северной войны

Эрик Дальберг, не узнавший в Риге русского царя и давший повод для начала Северной войны

Петру I пришлось спешно отправляться в сторону Курляндии, пока Лефорт рассчитывался с долгами.

Вскоре были улажены отношения с турками, и в 1700 году шведская королевская канцелярия получила срочную депешу об объявлении войны со стороны России и союзников «за многие их свейские неправды и нашим царского величества подданным учиненные обиды, наипаче за самое главное безчестие, учиненное нашим царского величества великим и полномочным послам в Риге».

Так началась Великая Северная война, итогом которой стало беспрецедентное возвышение России и окончательное падение Швеции.

Война, длившаяся почти четверть века, нанесла непоправимый ущерб шведской экономике, утратившей богатые ливонские колонии.

Половину срока армии провели на полях сражений (молодой русский флот получил боевое крещение), а другую половину российскому правителю пришлось договариваться с западными союзниками о праве официального признания России как держательницы балтийского побережья.

В этой войне схлестнулись интересы не только России и Швеции, но и многочисленных агентов влияния из Англии, Франции, Австрии, Саксонии, Дании, Ганновера. За победоносным продвижением русской армии пристально следили из крупных европейских столиц.

Петру Первому суждено было воевать как со шведами, так и с европейскими дипломатами.

Петру Первому суждено было воевать как со шведами, так и с европейскими дипломатами.

В первый год войны осада Риги русско-саксонским войском завершилась неудачно во многом из-за небрежности и излишней самоуверенности саксонского командования. Зато 400 русских воинов продемонстрировали выдающуюся доблесть и до конца защищали вверенный им бастион на острове Люцаусгольм даже после того, как саксонские союзники предприняли беспорядочное отступление.

В следующий раз Петр I подошел к Риге в ноябре 1709 года после победы под Полтавой. Армией командовал первый русский генерал-фельдмаршал Борис Петрович Шереметьев. Ему помогали Аникита Иванович Репнин и Родион Христианович Боур.

Одна из наиболее защищенных крепостей Европы, казалось, будет сопротивляться долго. Пять бастионов, два равелина, два шанца, ров с водой и дополнительная цитадель, оборонявшая город со стороны Двины, составляли оборонительную мощь города, на сохранность которого шведские монархи бросили все силы.

А бояться было чего — пока Карл XII пировал и кутил в Польше и Ливонии, русские активно осваивали «захолустье с ручейком» и строили Санкт-Петербург, будущую столицу будущей империи.

Шведы еще в начале прошлого века возвели мощное сооружение Коброншанц на левом берегу Двины, однако российской армии численностью в 40 тысяч человек удалось взять его сравнительно легко, а вот осада правобережья длилась около восьми месяцев.

Слева направо: Борис Петрович Шереметьев после восьмимесячной осады получил долгожданные ключи от Риги | Аникита Иванович Репнин, участвовавший во взятии Риги в 1710 году. Первый ее правитель в истории России

Слева направо: Борис Петрович Шереметьев после восьмимесячной осады получил долгожданные ключи от Риги | Аникита Иванович Репнин, участвовавший во взятии Риги в 1710 году. Первый ее правитель в истории России

Нильс Стромберг, командир шведского гарнизона, сопротивлялся с 13,4 тыс. бойцов. Однако надо было решить один вопрос: чью сторону примет богатая рижская аристократия.

Большая часть немецкого дворянства выступала за сотрудничество с Россией, и в итоге по взаимной инициативе в густом лесу в Дрейлингсбуше (современный спальный район Дрейлини) состоялась встреча рижских бургомистров (влиятельнейших людей Ливонии) и русских дипломатов и военачальников. Встречу курировал Шереметьев, который обещал восстановить все административно-экономические привилегии немцев в Прибалтике.

Борису Петровичу Шереметьеву торжественно вручили ключи от Риги, которые поныне хранятся в Оружейной палате Московского Кремля. Петр Великий сдержал слово и даровал немецкой аристократии «аккордные пункты», по которым их права были восстановлены. Аникита Репнин стал первым генерал-губернатором Риги.

Аллегорическое изображение Ништадтского мира в Летнем саду

Аллегорическое изображение Ништадтского мира в Летнем саду

Война сместилась в дипломатическую плоскость, обретя формы гибридной. Десять лет шведы, рассчитывая на помощь англичан, затягивали переговоры о мире.

Как только Карл XII предпринял попытку заключения мира с Россией, он загадочным образом погиб во время осады норвежской крепости Фредриксхальд, и к власти в Швеции пришла яростно антироссийская группировка во главе с Ульрикой Элеонорой.

Российской стороне пришлось прибегнуть к операции по принуждению к миру, то есть высадить десант в окрестностях Стокгольма. Впрочем, Петр строго предписал Стокгольм не брать, а просто попугать неуступчивую королеву и ее военачальников. В это время русский флот одержал убедительные победы при Эзеле и Гренгаме. Шведы поняли, что ситуация безнадежна, и запросили мира.

Карта итогов Великой Северной войны

Карта итогов Великой Северной войны

Нюстад-Ништадт летом 1721 года принял две делегации. Русскую сторону представляли хитроумные дипломаты Яков Брюс и Андрей Остерман. Сбывалась более чем трехсотлетняя мечта русских самодержцев.

Был представлен проект мирного договора, который состоял из двадцати четырех пунктов. Россия получала Карелию (так называемую «Старую Финляндию») с Выборгом и все земли к северу от Ладожского озера. Также шведы передавали Ингерманляндию, то есть территорию от Ладоги до Нарвы. Эстляндия с Ревелем и Ливония с Ригой стали российскими.

После Ништадтского мира Петр Первый стал императором, а Россия — империей

После Ништадтского мира Петр Первый стал императором, а Россия — империей

Петр Первый пошел на уступки шведам и вернул им Финляндию, завоевать которую русским не составляло труда в условиях тотального ослабления королевских войск.

Будучи искусным дипломатом, Петр уплатил Швеции 2 миллиона западноевропейских серебряных талеров и даровал право на беспошлинную торговлю зерном.

Два миллиона таких западноевропейских серебряных талеров заплатил Петр Первый Швеции в обмен на отказ от претензий на Прибалтику

Два миллиона таких западноевропейских серебряных талеров заплатил Петр Первый Швеции в обмен на отказ от претензий на Прибалтику

Любопытно, что по мирному договору в Ништадте стороны договорились об обмене пленными и об амнистии преступникам, которая, однако, не распространялась на казаков Ивана Мазепы. Заодно договорились о свободном вероисповедании на прибалтийских территориях.

А Петр Первый после победы заложил в Риге православный монастырь Алексия, человека Божия — в честь своего отца. Здание этого монастыря, равно как и Алексеевская церковь при нем, после 1920 года достались католическому приходу.

Алексеевская церковь, основанная в Риге Петром I в честь победы над шведами, была превращена в католический храм

Алексеевская церковь, основанная в Риге Петром I в честь победы над шведами, была превращена в католический храм

Ништадтский мирный договор, заключенный 30 августа, был ратифицирован 9 сентября. Москва и Санкт-Петербург встретили сообщение о долгожданном мире масштабными всенародными торжествами.

В результате два века и четыре года восточнобалтийские земли входили в состав России, и именно в это время местные народы (латыши и эстонцы) обрели как свободу от крепостного права, так и национально-культурный канон.

Правда, это уже другая история.

О том, как русские боролись за выход к Балтике в допетровский период, читайте в статье «На пути к Российской империи: как русские отвоевывали Прибалтику»

Источник
Рейтинг
Загрузка ...