Кто принимает решения в Латвии

В Латвии угрожают тюрьмой хоккеистам и тренерам, работающим в России, кто из латвийцев играет в КХЛ

Лев Лукин

Прибалтийские власти грозят тюрьмой игрокам и тренерам, которые хотят работать в КХЛ. Вот они, ценности демократического общества.

После февральских политических событий Россия столкнулась с масштабной изоляцией в спортивной сфере. Нашу сборную бессовестно выкинули отовсюду, а об иностранцах в клубах КХЛ, кажется, можно было забыть надолго.

На поверку всё оказалось не так печально. Да, КХЛ потеряла много классных игроков со шведским, финским и чешским гражданством, но, например, словаки, а также североамериканцы не только остались в лиге, но и приросли количественно. Да и с другими европейцами мы распрощались не без остатка: в новом сезоне КХЛ сыграют и шведы, и финн («тракторист» Пулккинен — один против всех!), а в последние дни подписи под контрактами с русскими клубами ставят и чехи, вызывая нервные приступы у Доминика Гашека.

Идеи для КУХНИ 119 серии, ЛатвиЯ, Рига, бюджетное решение, BRIGADA1.LV

Тяжелее же всего оказалось с латвийскими хоккеистами. В прибалтийском государстве с удовольствием отвели душу, когда отпала необходимость делать хорошую мину в отношении России, и погрузились в антироссийские санкции с головой. Спортсменов они коснулись напрямую, так как в Латвии на законодательном уровне спортсменам и тренерам запретили принимать участие в соревнованиях на территории России.

Больше до такого не додумались нигде, и это вполне понятно. Политическое противостояние — это одно, свобода выбора своих граждан — совсем другое. Человек волен зарабатывать деньги там, где хочет, государство (особенно демократическое) не вправе ему мешать. Лучше всего это понимают в США и Канаде, похуже — в Европе (там своим спортсменам, выступающим в России, мелко или крупно пакостят, но под статьи не подводят), ну а у Латвии свой путь.

Полагаю, без латвийских хоккеистов и тренеров в России бы прожить смогли. Невелика потеря. Так что после гениального решения властей никто прибалтов в КХЛ уже и не ждал. Но тут вдруг выяснилось, что это сами латвийские хоккеисты и тренеры не могут без России. Точнее, без российских денег, которые им больше нигде в мире не заплатят.

И поэтому, к ужасу латвийского правительства, в КХЛ стали просачиваться нарушители закона. В возглавляемый латвийцем Тамбиевым «Адмирал» перешёл форвард Николай Елисеев, Микс Индрашис подписал контракт со «Спартаком», а голкипер Янис Калниньш заключил соглашение с «Амуром».

Про реакцию в Латвии на такое вопиющее нахальство сограждан мы уже писали. Индрашис не выдержал, отрёкся от «Спартака», а теперь и вовсе хочет сбежать, не заплатив компенсацию. Калниньш оказался орешком покрепче и сразу же изящно послал тех, кто попытается вмешаться в его личную жизнь под дешёвыми лозунгами.

Про Елисеева, кстати, как будто забыли (хотя он играл за Латвию на ОИ-2022), но и кейсов Индрашиса с Калниньшем хватило латвийским управляющим органам, чтобы перейти черту адекватности. Микса вроде как «отбили» (нарушив при этом все законы), Янису местная Федерация хоккея запретила выступать в КХЛ, отказав в выдаче трансферной карты.

Но это было бы ещё полбеды: вопросы с «бегством из-под венца» Индрашиса и регистрацией трансфера Калниньша обязана была решить ИИХФ, у которой нет ни единого правового основания позволять латвийским хоккеистам и ФХЛ вытирать ноги о российские клубы.

Надеюсь, международная федерация всё-таки адекватно разберётся, но это уже может быть неважно. Ведь сегодня из Латвии пришли совсем уж дикие новости: хоккеисты и тренеры, работающие в России, попали на карандаш местной Службы государственной безопасности и теперь могут получить тюремный срок (Гашек аплодирует стоя).

Абсурд? Бред? Чушь? Нет, это ценности демократического общества, как прямо сказано в сообщении издания Delfi. В Латвии настолько боятся, что их граждане хоть как-то поучаствуют в «российской пропаганде», что готовы за просто так лишить их дохода, да ещё и усадить за решётку.

И этот вопрос уже, конечно, ИИХФ не урегулирует. Так что же делать Тамбиеву, Калниньшу да Елисееву? Думаю, они и сами сейчас не знают. Разумеется, пока они будут находиться на территории России, им ничего не грозит, но ведь и о будущем, о семье не думать невозможно, да и остаться без родины вряд ли кто-то хочет.

Леонид Тамбиев

Фото: Бондаренко Дмитрий, photo.khl.ru

Так что не удивлюсь, если Латвия всё-таки в итоге выиграет это подлое соперничество за своих хоккеистов, оставив людей без хороших денег, зато с «чистой кармой». Ну а «Адмиралу» с «Амуром» так и вовсе не позавидуешь: возможно, дальневосточным клубам придётся в разгар межсезонья искать главного тренера да основного вратаря.

Источник

Кому мешает язык? Что стоит за решением Латвии отменить экзамены на русском

Правительство Латвии одобрило два проекта правил Министерства образования и науки (МОН), согласно которым с 2018/19 учебного года централизованные экзамены в 12 классе школ национальных меньшинств будут сдаваться только на латышском языке. С 2020 года это требование распространится и на экзамены по окончании основной школы (9 класса).

Григорий Федькин.

Латвийская ассоциация в поддержку школ с обучением на русском языке направила в МОН заключение, что они против предлагаемых норм, считая их не демократичными и требуя отправить проект на доработку, поскольку не было общественной дискуссии по этому вопросу. Но проект был поспешно принят.

Корреспондент АиФ.ru в Латвии попробовал разобраться, в чём причины такого решения, и какие у него могут быть последствия.

Куда дует латвийский ветер

Русские школы существовали в Латвии издавна — первая школа, под названием Екатерининское уездное училище, открылась в Риге 7 февраля 1789 года. И если в 1991 году было 219 русских школ, то к 2014 году их осталось 99. В стране сократилось русскоязычное население? Да, но в Латвии вообще наблюдается тенденция снижения населения — с 2000 года в другие страны уехало свыше 410 тысяч (16% населения).

Сказывается и негативный естественный прирост — детей стало рождаться меньше (на 1,4% за полгода). Но по последним данным переписи населения, на русском языке говорит 37% населения республики, в Риге — 46%.

Имантс Парадниекс.

С 2004 года, в рамках реформы образования, в школах нацменьшинств Латвии была введена двуязычная система обучения, с соблюдением пропорции: 60% занятий на латышском, 40% на родном языке. Все экзаменационные материалы на латышском, но у выпускников 9-х и 12-х классов было право выбрать язык, на котором они будут сдавать экзамен — русский или латышский. Реформа-2018 предусматривает новое соотношение — 80% на латышском, 20% на родном.

В МОН аргументируют, что новые правила поднимут конкурентоспособность детей, позволят выпускникам найти лучшую работу, более эффективно учиться в профессиональных учебных заведениях. Государственный язык — латышский, обучение и экзамены на нём — это понятно и логично.

Но у данного вопроса есть и другая сторона: закон о национальной и культурной автономии Латвии гарантирует национальным меньшинствам право получить образование на родном языке и на сохранение их традиций и культуры. Нынешние поправки к правилам сдачи экзаменов входят в противоречие с этим законом. Согласно Гаагским рекомендациям о правах нацменьшинств преподавание математики, химии, физики и пр. целесообразнее вести на родном языке детей нацменьшинств. Есть и заявление Комитета ООН по правам человека, что языковая политика Латвии содержит элементы дискриминации.

Участники марша ветеранов Waffen-SS и их сторонников в Риге.

Язык, как мотивация к знаниям

Снизится ли уровень подготовки детей, если они будут сдавать экзамены на неродном для них языке? По мнению экспертов, сокращение русских школ и переход всего среднего образования на латышский язык уже повлияли на интеллектуальный уровень живущих в Латвии. Канадский профессор Фернанд де Варенн, эксперт в сфере прав нацменьшинств, считает, что если дети из семей нацменьшинств учатся на родном языке в школе, то и государственный язык они знают лучше — им комфортнее учиться, они лучше понимают педагогов и у них выше мотивация.

Сошлёмся на мнение Владимира Бузаева, сопредседателя Латвийского комитета по правам человека. Он говорит, что перед тем, как перевести школы нацменьшинств на централизованный экзамен по латышскому языку, МОН проанализировало данные за последние три года по экзаменам во всех школах Латвии и выяснилось, что в русских школах результаты были лучше, чем в латышских, и даже по латышскому языку! Русские ученики имели преимущество перед латышскими при поступлении в вузы и, в дальнейшем, на лучшую работу на рынке труда Латвии. Владимир Бузаев считает, что именно успехи русскоязычных детей и стали причиной этой реформы образования, которую проводит МОН и по сей день. В результате, качество образования русскоговорящих детей упало на несколько позиций, и продолжение этой реформы будет означать ликвидацию образования в Латвии на русском языке.

Но парадоксальность состоит в том, что в этом году недобор во все латвийские вузы даже на бюджетные места и нет конкуренции. И как бы выпускники ни сдали экзамены, у них есть шанс поступить в вуз. А лучшие будут уезжать из страны учиться за границей, и это приведёт к еще большей утечке мозгов.

Объективности ради следует сказать, что в своё время в Латвии уже был подобный процесс, только с другой стороны. Историки Г.Курлович и А.Томашун пишут, что в 1885 году царское правительство России начало в Прибалтике насильственную русификацию с целью привязать прибалтийские страны к России — в школах был введён обязательный русский язык, и во всех школах Латвии обучение велось на русском языке с первого класса, только пение и закон Божий на латышском. Результаты оказались плачевными: часть детей, особенно из бедных латышских семей, вообще не смогли получить начальное образование. Как мы знаем, исторические события происходят по спирали — так что можно сказать, что сейчас, к сожалению, история повторилась.

Русские школы в стагнации

Изменения к правилам о сдаче экзаменов были приняты летом, в самый разгар отпусков. Ещё не все о них знают, но как отреагируют русскоговорящие родители, у которых дети в следующем году должны сдавать экзамены только на латышском? Прецедент уже был — в марте и апреле 2014 года под руководством Штаба защиты русских школ тысячи учеников и родителей вышли на улицы Риги на митинги протеста — они требовали, чтобы образование в русских школах было на русском языке. По мнению Елены Матьякубовой, директора частной школы «Сигма» в Риге, происходит «выхолащивание» идеи русских школ, а ограниченность учебной программы не способствует сохранению русской культуры и идентичности. Не принесло свои плоды и создание двухпоточных латышско-русских школ — лингвисты говорят о плохой лексической совместимости славянских и балтийской группы индоевропейских языков.

Приведём результаты исследования на тему «Проблема социализации школьников русских школ», которое проводили учитель истории Сергей Мазур, руководитель Гуманитарного семинара и его коллеги. Они проанализировали сто анкет учителей и учащихся старших классов, беседовали со школьниками и педагогами.

Их выводы: русские школы в Латвии находятся в состоянии стагнации, утратили общественный характер, педагоги опасаются штрафов и увольнений за то, что ведут урок не на латышском языке. Учителя больше не являются примером для детей. Родители русскоязычных детей не имеют возможности повлиять на образовательный процесс. Если всё будет продолжаться в том же ключе, то к 2020 году русские школы в Латвии превратятся в «иммигрантские» школы, с низким уровнем образования и высоким уровнем конфликтов.

О том, что введение таких правил преждевременно, говорят и региональные руководители: в руководстве Управления образования Резекненского региона считают, что для перевода экзаменов в основной школе на латышский язык нужно готовить детей к этому в течение пяти лет. В Управлении образования Даугавпилса говорят, что русским ученикам будет трудно сдавать экзамены на латышском, особенно специфическую терминологию, это вызовет у детей стресс, понизит их результаты и для перевода экзаменов нужен переходный период. Не говоря уже о том, что в русских школах не хватает учителей латышского языка.

Но что говорят на эту тему жители Латвии?

Лариса Лоскутова, депутат Юрмальской Думы: «В Юрмале три средних школы нацменьшинств — Каугурская, Межмальская, Яундубултская. Считаю неправильным введение таких радикальных мер. Ученики школ нацменьшинств достаточно хорошо владеют латышским языком, но сдавать экзамены им будет трудно.

В ходе экзаменов используется специальная терминология, которая может быть им непонятна. Я уже не говорю о психическом напряжении детей на экзаменах, волнениях и переживаниях. Ученики школ нацменьшинств будут поставлены в неравные условия по сравнению с учениками латышских школ и результаты экзаменов, и показатели школ будут различаться. Надо давать возможность ученикам права выбора, на каком языке сдавать экзамены».

Вадим Беляев, юрист: «Экзамены на латышском оцениваю положительно. Это необходимо для того, чтобы после окончания 9-го или 12-го класса дети могли продолжить обучение в любом учебном заведении Латвии, где обучение ведётся на латышском языке, а также для получения нормальной работы, не говоря уже о полноценном участии в жизни страны.

На данный момент большая часть учащихся русских школ к этому не готова, что создаёт почву для их маргинализации и политических спекуляций. Необходимо перестроить учебный процесс так, чтобы ученики русских школ по окончании школы свободно владели латышским языком. Сейчас преподавание латышского языка ведётся по старинке — зубрёжкой, без реальной языковой практики.

Если не подтолкнуть школы к изменениям, а экзамен может это сделать, то скорее всего ничего в учебном процессе не изменится. Ведущую роль в этом процессе должно взять на себя МОН — обеспечить методическую поддержку, провести разъяснительную работу, зачем это нововведение необходимо. Отсутствие диалога между МОН и русскоговорящей частью населения Латвии в лице школ и родителей играет на руку многим политикам, которые привыкли быть единственными посредниками в этом процессе».

Григорий Федькин, блогер: «Проведение экзаменов в школах нацменьшинств Латвии на латышском языке — неуместно и вредно. Моё мнение основывается на опыте отца, у которого ребёнок закончил школу. Все заверения Правительства, что в школах нацменьшинств качественное обучение — блеф. Дети на экзаменах, если они будут проходит на латышском, не всегда смогут досконально понять вопрос преподавателя и аргументированно ответить в условиях экзаменационного стресса».

Людмила Бебрис, учитель в русской школе (сейчас на пенсии): «Когда-то мой муж, преподаватель технического вуза, вошёл в аудиторию, где было две трети русских студентов и одна треть латышей и начал вести лекцию на русском. Латышские студенты встали и демонстративно ушли, объявив, что профессор нарушает закон о государственном языке. Последовал его вызов к ректору.

В результате, профессор нашёл компромисс — он читал „зеркально“, то есть говорил абзац на латышском, затем на русском. Так и читал все лекции. Любая дискриминация по языку влияет на качество обучения. Вводить экзамены для детей в школе лишь на латышском языке в государстве, где свыше трети населения русских — по меньшей мере некорректно».

Ольга Витола, домохозяйка: «Подобные законы напоминают месть из-за угла. Боятся, что латышский язык будут реже использовать? Значит, видят реальную причину бояться? Я уважительно отношусь к государственному языку, но нельзя заставить полюбить что-то силой.

И как будет действовать этот закон в Латгалии, где 54% населения — русские, украинцы, белорусы, многие из которых говорят на латгальском языке? Латгальский язык преподают в Санкт-Петербургском университете, но не в школах нацменьшинств Латвии».

С.Б, предприниматель (попросил не указывать его имя): «С одной стороны — всё правильно: национальное государство, его стремление сохранить идентичность в мире, летящем по пути тотальной глобализации. Их цель понятна: не будет дошкольного и школьного образования на русском — не надо будет обеспечивать высшее образование и трудовую занятость на русском. Если потребуется, дети-то справятся — сдадут и на латышском. А, может быть, положение „титульных“ намного критичнее? Помогут ли эти поправки к экзаменам сохранить им свою идентичность в то время, когда все, кто мог и хотел, уже разъехались по миру?»

Вместо заключения

Подводя итоги, можно предположить, что из-за обострившейся обстановки в мире, введения новых санкций, нового витка «холодной войны» между Россией и США — Латвия становится разменной монетой в мировых политических играх, но достаётся многочисленному русскоязычному населению. Принятые в странной спешке нормы ещё раз продемонстрировали тревожную тенденцию латвийских политиков — неуважение к трети населения страны и пренебрежительное отношение к их детям.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...