Кто живет в Латвии латыши

Латыши в Белоруссии

Латвия: 1 187 891 (2021)
США: 96 070-102 000 (2009) [1]
Ирландия: 48 475 (2012) [2]
Великобритания: 39 000 (2011) [3]
Канада: 27 870 (2006) [4]
Бразилия: 25 000 (2002) [5]
Россия: 18 979 (2010) [6]
Новая Зеландия 20,000 (2004) [7]
Австралия: 18 938 (2004) [8]
Германия: 27 752 (2014) [9]
Украина: 5 079 (2001) [10]
Эстония: 3 572 (2021)
Литва: 2 300 (2010) [11]
Италия: 2 689 (2014) [12]
Франция: 1 702 (2007) [13]
Белоруссия: 1 549 (2009) [14]
Молдавия: 400
Киргизия: 74 (2019)

Гренландия: 3 (2022)

Латыши́ (латыш. latvieši ) — балтский народ, составляющий ок. 60,3 % населения Латвии (1 263 894 чел. из 2 095 549 чел.). Основной язык — латышский балтийской группы индоевропейской семьи. Верующие латыши — преимущественно протестанты и католики, есть также православные [15]. В 1994 году среди всех родившихся в Латвии доля родившихся латышей (по матери) составила 62,5 %, что на 8 % выше их тогдашней доли в населении, однако даже эта относительно высокая рождаемость ниже уровня смертности [16].

Латвия превращается в фашистскую страну, где высказать свое мнение становится очень трудно. Панорама

Происхождение

Латыши появились в результате слияния балтских (латгалы, курши, земгалы и селы) и финно-угорских (ливы) народов во время существования средневековой Ливонии в XIII—XVI веках. Первым свидетельством существования письменного латышского языка является «Отче наш» в латышском переводе из «Космографии» Мюнстера (Cosmographia, 1544), но есть упоминание об изданной в Германии в 1525 году на латышском языке и не сохранившейся «Лютеранской мессе» [17]. «Латышский катехизис» («Lettisch Vademecum») написан в 1631 году Георгом Манцелем, одна из первых книг по истории Латвии, латышской мифологии и языка — «Historia Lettica» в 1649 году Паулом Эйнхорном. В 1685—1694 годах Э. Глюк перевёл на латышский Библию [18].

Этноним

До формирования современного латышского народа словом «латыши» у русских обозначались в узком смысле латгалы, а в широком смысле — все родственные им балтийские народы [19].

Между сими иноплеменными народами, жителями или соседями древней России, Нестор именует ещё Летголу (Ливонских Латышей), Зимголу (в Семигалии), Корсь (в Курляндии) и Литву, которые не принадлежат к Финнам, но вместе с древними Пруссами составляют народ Латышский.

Антропонимика

Диаспоры

В России

Латышская диаспора в РФ образовалась из трёх главных групп: «старых латышей», покинувших Латвию, начиная с середины XIX века; латышей, депортированных в период сталинских репрессий (утверждается, что репрессиям тогда подверглись до 50 тысяч живших в стране латышей [20] ); и тех, кто добровольно переехал в советское время. Все латышские центры объединены в одну организацию — Съезд российских латышей. Существует латышская воскресная школа в Москве [21].

Рига. Как Латыши Принимают Украинцев. Как Живут в Латвии Сейчас. Латвия Украина 2022

В 1927 году в Ленинградской области (включавшей тогда будущие Новгородскую и Псковскую) жило 39 тысяч латышей; в 1930/31 уч. году на каждых 658 латышей в области приходилась одна латышская школа. При областной совпартшколе существовало отделение для латышей, в педагогическом институте им. Герцена был латышский сектор, в Ленинграде был латышский Дом просвещения. В 1934 году на Ленинградском радио была создана латышская редакция. В октябре 1937 г. по решению горкома ВКП(б) был ликвидирован латышский Дом просвещения. Латышский театр был ликвидирован по постановлению Леноблисполкома от 3 марта 1938 г.; к концу марта 1938 года латышские школы были преобразованы в обычные [22].

Вследствие репрессий и войны число ленинградских латышей значительно сократилось и сейчас в Ленинградской области они проживают в очень небольшом количестве.

Компактно проживают потомки латышских переселенцев в Сибири (в Красноярском крае [23] и Омской области [24] ), а также в Башкортостане [25].

Известные в России латыши — революционер Ивар Тенисович Смилга; деятели органов госбезопасности: заместители председателя ВЧК Яков Христофорович Петерс и Мартын Иванович Лацис, Леонид Заковский (один из немногих удостоенных звания комиссара госбезопасности 1-го ранга); военачальник Яков Алкснис — главком ВВС РККА и др.

В Республике Беларусь

В конце девятнадцатого — начале XX веков на нынешней территории Республики Беларусь существовали десятки латышских поселений; на 1928 год на территории БССР было 1 890 латышских крестьянских хозяйств [26]. В 1924—1934 гг. в Витебске существовала латышская национальная камера при народном суде [27]. По данным переписи 2009 года, в РБ проживало 1549 латышей [28]. Почти треть латышей проживала в Витебской области (499 человек). 283 человек проживали в Минске, 190 в Минской области, 180 в Гродненской области, 150 в Брестской области, 136 в Гомельской области, 111 в Могилёвской области [29].

Культура

Народная латышская культура преимущественно крестьянская. Преобладают однодворные поселения хуторского типа. Традиционное жилое помещение — сруб (изба) с открытым очагом. Считалось неприличным для женщины и девушки выходить из дома без передника, который закреплялся особыми декоративно вышитыми или сплетёнными особым узором поясами.

Женщины повсеместно носили белые шерстяные покрывала, скреплённые несколькими сактами, специальными брошами. Украшениям в народе приписывали магическую силу, использовали в семейных обрядах. Украшения указывали на своё конкретное племенное, родовое, региональное, социальное или заимствованное происхождение (жена носила знаки мужа). Даже в теме жилья, хозпостроек, в одежде, в форме семейной и календарной были использованы родовые знаки.

Существенную роль в хозяйстве играли домашние и сельские ремёсла. Каждый хозяин хутора умел делать всё: от орудий труда до домашней утвари. Это кузнечное, гончарное, столярное, плотницкое, бондарное ремёсла, а ткачество, вязание, плетение — это ремёсла женские. Кузнец считался самым уважаемым человеком. Устойчивость старинных традиций проявляется в изготовлении и использовании шерстяных вещей из-за влажного и прохладного климата. Самая яркая и любимая традиция латышей — это проведение праздников песни и танца [30] с хоровым исполнением народных песен [31] [32].

Источник

Латыши — расисты

Nedēļa опубликовала отчаянно смелое, если не сказать — скандальное, интервью с американцем Дэвидом, живущим в Латвии. Интервью озаглавлено «Латыши — расисты». Дэвид, правда, вовсе не Дэвид, но он просил не называть настоящего имени, ибо ему здесь, в Латвии, жить. «Если бы это интервью появилось во Вьетнаме, Италии, Чехии или любом другом государстве, я бы не боялся открыть своего имени», сказал он. Предлагаем интервью Иветы Дайне с Дэвидом с небольшими сокращениями.

Родился и вырос Дэвид в Америке, в его генах кровь вьетнамца, китайца и белого американца. Волосы черные, глаза раскосые, чуть узковатые, рост около 175 см, кожа белая. По внешним признакам вылитый выходец из Южной Азии. Итак, первый вопрос…

— Считаете ли вы, что жители Латвии не готовы к многонациональному обществу, которые есть в Европе и многих странах мира?

— Не готовы. Здешние жители говорят, что не хотят видеть у себя людей других национальностей и не способны принять их. Так считают и мои друзья, приехавшие из разных стран и живущие в Латвии, поскольку и они чувствуют негативное отношение к себе. На общество, как известно, влияют средства массовой информации.

Читаю прессу, смотрю передачи телевидения и узнаю, что англичане и финны приезжают в Латвию, чтобы напиться, итальянцы — за дешевыми девушками, и ни слова доброго об иностранцах, об их жизни и работе здесь. А тем, кто выглядит иначе, у кого кожа не того цвета, в Латвии особенно трудно.

— Вы в 2002 году приехали из Праги, в которой работали некоторое время. За те три с лишним года, что вы здесь, что-нибудь изменилось?

— Когда я приехал, люди были более открытыми и более терпимыми к иностранцам. Ситуация изменилась после вступления в ЕС. Представьте, как я чувствую себя в общественном транспорте, ощущая обращенные в мою сторону ненавидящие взоры, и вижу, что люди чуть ли не убить меня готовы. Ужасное чувство. Я слышал крики: «Гляди, китаец!».

А военные, патрулирующие у памятника Свободе, жестами изображали такое, что у меня ноги стыли от страха. Я побывал в 36 странах, но нигде не встречал такого унизительного отношения. То же говорят мои латвийские друзья, у которых кожа другого цвета, — люди из Индии и государств Африки.

Я сейчас очень огорчен тем, что через неделю уезжает мой друг, тоже американец. Причина отъезда — угнетенность, страх, стресс, преследующие его в общественных местах. Между прочим, уезжает он в Молдавию, которая тоже была советской республикой, но в ней отношение к иностранцам открытое и доброжелательное.

Недавно ко мне приезжали из Америки родители. До этого они ни разу не были в Латвии. Уже через пару часов прогулки по Риге они захотели побыстреее вернуться в дом. Поначалу я не понял, что с ними происходит, вроде бы никто им не сказал ни одного дурного слова. Оказалось, что «сработало» нечто другое: они жаловались на тяжелую негативную энергетику, которая исходит от людей.

— В Праге было иначе? Чехия ведь тоже бывшее социалистическое государство.

— Нет, там тогда было много иностранцев, и у них там другие экономические отношения, уровень мышления и культуры.

— Вы чувствуете негативное отношение к вам и на рабочем месте?

— Я преподаю английский. На работе все иначе, там интеллигентные люди, которые видели мир, Европу. Славные, вежливые, открытые люди. Я, правда, заметил, что на первое занятие они приходят с опаской, но потом говорят, что именно у меня хотят учить английский.

И все равно иногда я ловлю себя на том, что после работы подступает тревога, поскольку надо выходить на улицу… Это, конечно, необразованная часть общества, та, от которой исходит недружелюбие, но должен сказать, что и в Латвийском университете, где я учусь в магистратуре, я не чуствую себя хорошо. В любой другой стране мира студенты подошли бы ко мне, спросили, откуда я, здесь делаю, а здесь порой даже на мое labdien не отвечают. Всего несколько человек относятся ко мне по-дружески, а большинство — избегают.

— Может, это просто не знакомая вам латышская ментальность? Мы ведь закрытые.

— Шведы и финны тоже замкнутый народ, не так ли? Но они держатся совсем по-другому. И у меня вопрос: разве замкнутость включает в себя это подчеркнутое игнорирование тех, кто чем-то отличается от общей массы? На нашем факультете есть студент, который приезжает на инвалидной коляске. Когда ему надо подняться наверх по ступенькам, все идут мимо, будто не замечая его.

Помогут только после того, как он сам униженно попросит помочь. Другой пример — и это тоже ментальность? — демонстративная невежливость в общественном транспорте. Я — мужчина и моментально встаю, когда женщина входит в автобус. Я не встречал в других странах сидящих с полуприкрытыми глазами мужчин, которые бы притворялись, что они не видят стоящую рядом женщину. Мне за них стыдно.

— А вы не думаете, что люди устали и враждебны из-за того, что плохо живут, порой нищенствуют? Нет сил быть улыбчивыми и любезными.

— Чистейшая демагогия! Я был в Коста-Рике, в Мексике, Тайване, Вьетнаме, где немыслимая нищета, но самый последний нищий там дружелюбен и вежлив по отношению к женщине и к кому бы то ни было, к темнокожим, к европейцам. И еще: какие здесь лица у людей! Кажется, у человека только что кто-то помер, и он тащит на своей спине камень на могилу. Не все, конечно, такие.

Думаю, что примерно десятая часть ваших жителей уже стала открытой, дружелюбной, европеизированной, улыбчивой.

— А почему, на ваш взгляд, наше общество такое?

— Мы с друзьями из разных стран много говорили об этом. Причин несколько. Одна из них — ваша история. Латыши ведь вечно были в чьем-то подчинении. Вторая, может быть, — климат. В теплых странах люди более открытые и дружелюбные. Далее — уровень экономического развития, который, в общем, низок, и люди социально не защищены.

А четвертая причина вам не понравится: это какая-то непонятная национальная особенность латышей — болезненная нетерпимость к другим. Причем, как это ни смешно, и друг к другу — тоже. Латыш не видит дальше своего носа и большей частью думает только о себе. Между прочим, те русские, с которыми мне доводилось встречаться, они дружелюбнее, приветливее, отзывчивее, они более разговорчивые. И все реплики, которые я слышал по своему адресу в течение этих трех лет, все только из уст латышей.

— А почему вы так решили? Вы же разговариваете по-английски.

— Я понимаю и латышский, и русский. Говорю плохо, но понимаю оба языка.

— А вы не стали слишком субъективным после того, как были оскорблены до глубины души парой реплик в свой адрес?

— Этих реплик было по меньшей мере сотня… Но ведь не об этом речь. Как раз наоборот: я могу быть объективным, поскольку прежде никогда не жил здесь, но я видел мир, в котором правит совсем другая культура отношений. К тому же это мнение фактически всех иностранцев, живущих в Латвии и по внешнему виду чем-то отличающихся от местных жителей.

А когда я только приехал в Латвию, меня поразило отношение латышей к русским. Я знаю, что есть такие места для развлечений, куда русские просто боятся приходить. Если в кафе я скажу девушке: «Здравствуйте, можно с вами познакомиться», она с ненавистью посмотрит на меня и уйдет. Если заговорю по-латышски — улыбки в ответ. Но разве какой-то конкретный русский виноват в том, что целую вечность назад Россия оккупировала Латвию?

— Что еще вам не нравится в Латвии?

— То, что ваше правительство допустило, чтобы тетеньки-пенсионерки за грошовые деньги продавали билеты в общественном транспорте. Разве очень пожилые люди должны работать? Мне было бы стыдно за такое государство. Не Латвии, а латышам может грозить исчезновение, если не изменится отношение к своему народу со стороны государства. Здесь останется мало людей.

Власти должны были вовремя озаботиться тем, чтобы создать условия, при которых люди бы не уезжали за границу, а не поднимать крик теперь, когда тысячи людей оставляют страну. Эти отъезды можно было предвидеть. А интересно, чем вы, латыши, гордитесь?

— …которые большую часть своей жизни не знают, зачем и чем живут, и работают в других странах. Разве не так?

— Почему же вы здесь живете и работаете, если в Латвии так плохо?

— Я мог бы рассказать вам и о хороших минутах, связанных с моими друзьями, с работой, но они бы не отражали реальную ситуацию и то, как чувствует себя здесь иностранец. Если бы у меня не было здесь сынишки, я бы немедленно уехал. Мне было очень тяжко прощаться с родителями, когда они уeзжали. Хотелось поехать с ними. Не могу, я должен выполнять свои обязательства перед сыном.

В этот момент, пишет Ивета Дайне, мне показалось, что Дэвид вот-вот заплачет. Он поднялся с места, отвернулся, стал ходить по комнате. Позже я узнала, что матери ребенка, с которой он прервал отношения, Дэвид купил квартиру, часто навещает и заботится об обоих.

В качества комментария к интервью Nedēļa предложила отклики на него представителей латышской общественности. Их контраргументы, если в двух словах, свелись к следующему. Не надо слишком обобщать, люди — разные. Агрессивные голоса всегда слышнее толерантных и интеллигентных.

Однако с терпимостью в Латвии действительно далеко не все в порядке, но если латыши расисты, вся Европа — расистская. Комментарии к сказанному Дэвидом заняли, кстати, вдвое больше места, чем само интервью, и познакомиться с ними, безусловно, интересно.

Источник

В Латвии проживает самая крупная русская диаспора за рубежом

Русские в Латвии составляют 27% от всего населения.

Латвия — небольшое государство на побережье Балтийского моря, которое помимо своих шпрот, бальзама и многочисленных рижских домов, построенных в стиле модерн (югендстиль), известна ещё и тем, что именно в ней проживает самая крупная русская диаспора за рубежом — 27% от всего населения страны.

В то же время помимо этнических русских, для которых этот язык является родным, на русском языке в семье, по данным переписи населения, общается 37% жителей республики. Это позволяет с уверенностью утверждать — в Латвии, в процентном соотношении, проживает больше всего русскоязычных жителей, чем в любой другой стране мира, кроме России, являющейся этнической родиной для многих соотечественников.

Различные исторические источники свидетельствуют о присутствии русских поселений на территории современной Латвии ещё во времена раннего Средневековья, которые после присоединения Лифляндии к Швеции в начале XVII века практически полностью исчезают.

Однако уже в конце XVII века, в Латгалии (востоке страны) появляется большое количество русских старообрядцев, бежавших от преследований, потомки которых продолжают жить в Латвии, и по сей день.

Вторым крупным ареалом проживания русских являлась Рига, где в 1867 г. доля русскоязычного населения составляла 25% жителей города, которая в конце XIX — начале XX века несколько уменьшилась. Перед Первой мировой войной, в 1913 г. удельный вес рижан с родным русским языком составил 21%, тогда как, на всей территории Латвии, по данным первой всероссийской переписи населения 1897 г., их проживало 12%.

Первая мировая война и последующая эвакуация населения привели к сильному сокращению доли русских в независимой Латвии. По данным переписи населения Латвийской Республики 1920 г., удельный вес проживающих в ней русских составлял 7,8%.

Правда, в это время в Латвии стало появляться много эмигрантов из Советской России, что способствовало увеличению численности русских, и уже к 1935 г. удельный вес этой группы практически приблизился к довоенному показателю, составив 10,6%. Главными центрами сосредоточения русских жителей, как и прежде, оставались Рига (7,4%) и Латгалия (29%).

После Второй мировой войны, когда Латвия стала составной частью СССР, удельный вес русских жителей в населении стал планомерно увеличивался, достигнув в 1989 году 34%. В то же время родным русский язык был у 42% жителей ЛССР, т.е. не только у этнических русских, но и у большинства белорусов, евреев, поляков и почти половины украинцев.

Большинство русскоязычных жителей проживало в Риге (58%) и Латгалии (57%). Также большое их количество было и в других городах Латвии: Елгаве (43%), Вентспилсе (49%), Юрмале (51%) и Лиепае (52%). Вследствие этого произошло существенное изменение в их составе: если в довоенной Латвии русские были преимущественно сельскими жителями, то в Латвийской ССР они проживали в основном в больших городах.

Распад Советского Союза и возобновление независимости Латвии серьёзно отразились и на жизни русского населения. В период с 1989 по 2011 год доля русскоязычных жителей сократилась с 42% до 37%, что связано, как с эмиграцией из страны, так и с отрицательным естественным приростом.

По данным Центрального бюро статистики, высокий уровень миграции русскоязычного населения наблюдался в период с 1991-1996 годы, когда из Латвии выезжало, преимущественно в Россию, в среднем, примерно 25 тысяч человек в год.

Такие же темпы эмиграции приходятся и на 2009-2011 годы, когда экономический кризис, серьёзно затронувший страну, способствовал отъезду на заработки значительное количество русских в более благополучные страны Европейского Союза, в который Латвия вступила в 2004 году.

Также после распада СССР естественный прирост русскоязычного населения сменился убылью. При этом, уровень рождаемости русскоязычных за двадцатилетний период на 26% ниже, чем у латышей, тогда как, уровень смертности, начиная с 2000 года, в среднем на 17% выше, чем у представителей титульной национальности.

В результате скорость естественной убыли русскоязычных Латвии в XXI веке примерно в три раза выше, чем у латышей. Всё это, в конечном счёте, привело к непропорционально высокой доле лиц старшего возраста.

По данным переписи населения 2011 года, 51% русскоязычных жителей Латвии старше 45 лет, тогда как тех, кто младше 30 лет всего 30%. На основании этого можно сделать вывод, что если такая тенденция сохранится, то уже через 5-10 лет русскоговорящие жители Латвии могут остаться только в Риге и Латгалии, где их удельный вес пока ещё больше половины.

Однако на других территориях Латвии, картина другая. Удельный вес русскоязычных Лиепаи и Вентспилса составляет 43% и 42% соответственно, тогда как в начале 90-х их было около половины. Доля русских в Юрмале составляет 49%, в Елгаве — 41%, и здесь тоже наблюдается некоторый спад.

Во многих средних и малых городах, а также сельских районах русскоязычных почти не осталось. Например, в Курземе, на западе Латвии, доля разговаривающих в семье на русском языке составляет 3%, а в Видземе — на севере страны, примерно 5%, тогда как ещё двадцать пять лет назад их было соответственно 9% и 15%.

Всё это свидетельствует об одном — русскоязычное пространство Латвии стремительно сжимается до уровня больших городов, но при сохранении дискриминационной политики по отношению к русским через несколько поколений их может не остаться и там.

Одна из форм дискриминации, способствующая уменьшению русского населения, это целенаправленно проводимая правящей элитой образовательная политика, заключающаяся в сокращении русских школ и постепенном переводе русского образования на латышский язык.

Первая русская школа на территории Латвии — Екатерининское уездное училище было открыто в Риге 7 февраля 1789 года. Школы с русским языком обучения существовали как при Первой республике, так и во времена авторитарного режима Карлиса Ульманиса; как и при фашистской оккупации, так и в Советское время.

Однако если в 1991 году в Латвии работало 219 русских школ, то сейчас их сохранилось лишь 99. С начала обретения Латвией независимости в стране было закрыто 120 русских школ, или 54,7%. На 2013/14 учебный год удельный вес русских школьников составлял 29% или 54 419 человек, что связано с постоянно прогрессирующим уменьшением численности русскоязычных детей.

Сокращение русских школ и перевод образования на латышский язык также негативно влияет и на интеллектуальный потенциал проживающих в Латвии русскоязычных. Если по данным переписей населения 1989 и 2000 года доля имеющих высшее образование, среди русских была выше, чем у латышей, то перепись населения 2011 года показала противоположную картину.

У латышей доля людей с высшим образованием составляет 24%, а у русских — 23%. В то же время среди жителей трудоспособного возраста от 25 до 44 лет, эта разница наиболее существенна. Среди русских в этой возрастной группе высшее образование имеет — 27%, а у латышей — 35%.

Наличие же высшего образования является показателем, позволяющим получить лучшую и более высокооплачиваемую работу, тогда как его отсутствие, наоборот, свидетельствует о низком материальном достатке.

Исходя из этого, можно утверждать, что разница между средними доходами работающих латышей и русских уже сейчас является существенно значимой. Со временем она будет только увеличиваться и постепенно приводить к закрытию для русскоязычных жителей доступа к престижным профессиям.

Латвийские русские крайне незначительно представлены среди политической, научной, административной и творческой элиты страны. Практически нет русских среди сотрудников министерств, незначительно их количество и в государственном управлении.

Русские Латвии на рынке труда более представлены работниками квалифицированного ручного труда, тогда как латыши преимущественно заняты в интеллектуальной сфере. Вследствие этого и уровень доходов русских существенно ниже, чем у латышей.

По данным различных исследований, в 2009 году средняя заработная плата русских была примерно на 10% меньше, чем у представителей титульной нации, а по опросу населения, проведённому Центром SKDS в 2012 году, ниже среднего уровня свои доходы оценили 35% латышскоговорящих респондентов и 41% — русскоязычных.

В то же время доля безработных среди русских на протяжении всех двадцати пяти лет после обретения Латвией независимости была выше, чем среди латышей. К середине 1990-х годов уровень безработицы среди русских был 19%, тогда как у представителей титульной нации — 14%.

Последующее снижение безработицы среди обеих этнических групп в 2000-е годы не привело к заметному сокращению разрыва её показателей между латышами и русскими. Тогда как серьёзно затронувший Латвию экономический кризис 2008-2010 года, наоборот, способствовал росту безработицы преимущественно среди русских, занятых в основном в наиболее пострадавших от него сферах.

На данный момент показатель безработицы среди русских продолжает оставаться выше их доли в составе трудоспособного населения, что недвусмысленно свидетельствует о продолжающейся дискриминации этой группы.

Для многих русских в первой половине 90-х большой проблемой являлось плохое знание латышского языка, на который было переведено всё делопроизводство, что способствовало их дискриминации на рынке труда.

Однако сейчас, несмотря на наличие большого количества русских людей, окончивших школу в независимой Латвии, у которых по идее не должно быть проблем с латышским языком, дискриминация по этому признаку всё ещё продолжается.

Начиная с 2012 года, по латышскому языку введён единый выпускной экзамен, как для латышских, так и для русскоязычных школьников. В 2014 году высшие категории по нему получили 7% русских школьников, тогда как у латышей этот показатель был 51%.

В то же время именно результат школьного экзамена по латышскому языку является определяющим при поступлении на бюджетное место в ВУЗы. Латышская молодёжь имеет здесь солидное преимущество, и велика вероятность того, что у русскоязычных учеников практически нет шансов поступить на бюджет, что означает закрытие им доступа к высшему образованию, и, как следствие, худшее положение на рынке труда.

Ещё одним свидетельством дискриминации является наличие в Латвии большого числа неграждан, людей, не имеющих права голоса на парламентских и муниципальных выборах и подверженных около 80 различным ограничениям в правах. На данный момент удельный вес неграждан составляет 12% населения, тогда как в начале 90-х их доля среди жителей Латвии была 29%.

По данным Центрального бюро статистики в 2015 году, среди латвийских русских лишь 62% являлись гражданами Латвии, тогда как 31% имели статус негражданина. В то же время латыши на 99,9% являлись гражданами Латвии.

Вследствие этого проблема массового безгражданства относится исключительно к русскому населению, из-за этого их представительство во власти получается существенно заниженным по отношению к их доле в составе населения.

Одним из способов решения данной проблемы является натурализация неграждан, которая официально началась 1 февраля 1995 года. В то же время массово проходить эту процедуру стало возможно лишь в конце 1998 года, после отмены «окон натурализации», что дало право подавать заявления лицам всех возрастов.

В период с 1999 по 2007 год она способствовала сокращению количества неграждан на 40%-70%. Однако, начиная с 2008 года, натурализация практически прекратилась и сейчас на неё приходится только 14% уменьшения числа неграждан, тогда как в основном их количество сокращается в результате смерти (55-60%), либо принятии гражданства другой страны (25-27%).

По расчетам правозащитника Владимира Бузаева, численность неграждан в 2048 году составит 80 тысяч человек, или 5% населения страны, которого будет вполне достаточно, чтобы эта проблема ещё долго не потеряла свою актуальность.

Негражданами Латвии стали люди, приехавшие на эту территорию после 1940 года и их потомки, родившиеся здесь. На 1993 год 32% неграждан Латвии составляли родившиеся в ней, а средний срок проживания в Латвии остальных был 26 лет.

Начиная с 1 июля 1992 года, этот статус больше не присваивался, и можно констатировать, что средний ценз проживания, не родившихся в Латвии неграждан составляет около 50 лет. В данный момент удельный вес местных уроженцев среди всех неграждан — 41%, а у тех, кто младше 50 лет — 74%.

Также к середине 90-х годов в Латвии насчитывалось 289 тысяч русских граждан, или 16% всех тех, кого власть автоматически признала гражданами Латвии. Вследствие этого русских Латвии нельзя считать пришлыми на эту территорию.

Русские — не гости, а коренной народ, более столетия являющийся второй по численности, после латышей, этнической группой страны, ведущей своё начало с конца XVII века. И думается, что им должны быть представлены все права — такие же, какие есть у латышской нации.

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г.

И.О. ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА — НОСОВА ОЛЕСЯ ВЯЧЕСЛАВОВНА.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АО «ИД «Комсомольская правда». ИНН: 7714037217 ОГРН: 1027739295781 127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...