Латвия была в составе Российской Империи

Краткая история вечно оккупированной Латвии

Это говорит страна, которая на протяжение последних 10 (!) веков была провинцией или несколькими провинциями других государств, включая многовековое нахождение в составе Российской Империи.

Предъявляет счет страна, в которой реальная независимость после революции в России, была всего несколько лет, а затем Латвия снова вошла под протекторат другого государства, потом была изъята из-под надзора Германии в 1939, потом была снова оккупирована Германией в 1941, а затем снова возвращена под лоно Советского Союза, со штрафом за неблагонадежность, в виде ссылки части коллаборационистов в Siberia and Tartaria.

Предъявляет счет страна, в которой формально коренная нация — латыши, не основала и не построила НИ одного города на территории современной Латвии.

Ганзейская, датская, немецкая, шведская, русская Рига.

Лиепая, основанная как немецкая Либау или Либава. Елгава (где советские оккупанты воздвигли знаменитый автомобильный завод РАФ), основанный как немецкий Миттау, с 1795 русский город Митава.

🔴Обращение Путина: зачем ему законы военного времени и «референдумы» в Донбассе. DW Новости(20.9.22)

Вентспилс, Родина Леши Молодого, основан в XIII веке Тевтонским орденом как Виндау, затем русский Виндава.

Сердце Латвии — Кулдига в Курземе, заложил в 1242 году ландмейстер Тевтонского ордена Дитрих фон Грюнинген, при основании назывался Голдинген.

Юрмала, основой которой стали немецкий Шлокк (ныне Слока), Дуббельне и Кеммерн (ныне Кемери), стали государственным курортом Российской империи в 1838 году, после открытия там грязевых и минеральных источников.

Валмиера, основанная русскими князьями как… Владимир; далее Владимир, Володимер, Владимирец, Володимерец, Владимирец Ливонский, Wolmaria, Wolmahr, Waldemer, Wolmar и Вольмар — уже немецкие названия.

Даугавпилс, основанный как Двинск, русский Двинск, на русской реке Двина!

Екабпилс, при основании, с одной стороны немецкий замок Кройсбург, с другой — русское старообрядческое селение Гельмгольфская слобода; далее Якобштадт, где в 1683 году родилась Марта Скавронская — впоследствии первая русская императрица, Екатерина I; далее город в составе Российской Империи.

Резекне, основанный как Розиттен — немецкий, польский, литовский, шведский, с 1772 года русский Режица (вы еще не падаете от смеха под стул?).

Огре, город, чье название было производным от русского слова угрИ, в смысле речная рыба; росту Огре способствовало открытие в 1861 году Риго-Двинской железной дороги — внимание! — дорога была построена проклятыми русскими оккупантами в составе Российской Империи!

Тукумс, резиденция геррмейстеров Ливонского ордена Туккум. Гробиня, начавшаяся как шведское поселение Гробин, далее немецкий Зеебург, далее как всегда наше все.

Город с романтическим названием Зилупе — Основан в 1900 году как железнодорожная станция Розеновская на линии Москва — Виндава. В 1900 году Латвия была в составе кого, Зимбабве?

Алуксне, при основании русский город Волысть (Алысть), далее немецкий Мариенбург. Виляны, русско-белорусские Велоны.

Обращения Путина и Шойгу. Мобилизация? Срочные «референдумы». Законы «военного времени»

Варякляны, немецкий Варкланд, потом польское захолустье, после раздела Польши в 1772 году Варакляны отошли Российской империи.

Цесис, до крестовых походов — русское селение Кесь, затем замок Венден Ливонского ордена, бесконечное место противостояния русских, немцев, шведов, датчан, поляков и литовцев, где в 1275 году дружина латгалов, нынешних латышей, впервые презентовала нынешний красно-белый флаг Латвии.

Саласпилс, старейший город нынешней Латвии, основанный первым епископом Риги Мейнхардом (угадайте, кто он по национальности?) в 1186 году; во Вторую Мировую потомки Мейнхарда устроили здесь детский концлагерь. А вот в разгар кровавой советской оккупации в 1950—1960-х годах Саласпилс стал главным центром производства электрической энергии и научных исследований. Это — участок гидроэлектростанции на реке Даугаве и главной термоэлектрической электростанции, которые снабжают большую часть Риги электричеством.

А вот кое-что свеженькое. Айзкрауле, возник в 1960 году в связи со строительством Плявиньской ГЭС и получил имя посёлок им. Петра Стучки. Внимание! — город возник прямо во время проклятой советской оккупации, и надо же, оккупанты построили угнетенному латышскому народу ГЭС, вот паскуды же!

Или вот еще пример варварства оккупантов — город Броцены. Промышленность создана в советские годы, представлена следующими предприятиями: цементно-шиферный комбинат, спирто-крахмальный завод, добыча известняка в местном карьере. В 1968 году население составляло 5,1 тыс. жителей, сейчас, в годы счастливой латвийской независимости менее 3 тысяч человек — падение населения почти в два раза и за такой период, за какой все даже самые убогие города мира вырастали в 2−3 раза.

Как вы поняли, я обозначил основные города Латвии, совсем уж в крохах и хуторах копаться не будем, но представление о том, кто тут оккупанты, поверхностное, но имеется.

Латыши, как и эстонцы, не основали и не построили НИ одного города, ни одной крепости, ни одного укрепрайона, который бы сохранился до наших дней. Такого печального результата не встретишь и в самых отсталых странах Европы, Азии, обеих Америк. Разве что Африка, да и то, далеко не вся, может похвастать таким же великолепным государственным строительством.

Нынешние латышские и эстонские правительства чем-то похожи на черное правительство ЮАР, которое после свержения Апартеида переименовывает построенные белыми бурами и англичанами, но никак не неграми, города, вроде Претории, Йоханнесбурга, Блюмфонтейна, Сан-Сити в свои свазулумапутуленды. Только в ЮАР бурские, английские и французские имена и фамилии пока не переименовывают, а в демократической Латвии любую русскую, белорусскую, украинскую фамилию, кроме английской и американской, переименовывают на свой лад, зачем-то добавляя окончание «с» (Ивановс, Кричулськис, Авдеевс, Сискинс (это так не повезло Шишкиным).

Кстати, негры в Латвии довольно распространены. Это от слова «не граждане», «Aliens». Всем известная, но умалчиваемая форма национальной сегрегации, но только не негров в Южной Африке времен Апартеида, а русскоязычных жителй страны. В XXI веке, да.

Единственное, что дает право латышам быть хозяевами нынешней Лавтии, это то, что латгалы, не мешая никому и работая на барина 10 веков в своих хуторах, жили среди шведов, датчан, немцев, русских, поляков и литвоцев в этих краях. И непонятно, почему, эти нации, и разрушавшие, и строившие Латвию, давшие латышам образование, университеты, грамоту и азбуку, не имеют право на свои автономии и языки в Латвии XXI века? Почему два десятка лет «латышской независимости» до 1939 года, дают латышам право считать себя титульной нацией Латвии, а немцы, русские и поляки таких прав не имеют?

Ну, и в конце немного унылой «советской оккупационной», за что Рута Паздере клянчит у России 185 млрд евро.

К 1965 году производительность труда в Латвии выросла в 65 раз по сравнению с 1940-м. За 20 послевоенных лет экономический потенциал Латвии вырос в 17,4 раза (1740%). Темпы развития Латвии были в 2 раза выше общесоюзных. Построены заводы: «Автоэлектроприбор», «Гидрометприбор», Рижский дизелестроительный завод, Рижский электроламповый завод ВЭФ, завод микроавтобусов РАФ и десятки других.

А примерно 25% ВВП нынешней Латвии дают российские платежи за транзит по построенным СССР нефтепроводам. Оккупантасы и есть.

Источник

Как Рига стала частью Российской империи

Рига, 12 июл — Sputnik, Владислав Федотов. Битва за Ригу 1710 года стала одной из составных частей Северной войны, берущей отсчет с начала XVIII века между Шведским королевством и коалицией стран Европы, куда входило и Российское государство.

Петр I присоединился к триумвирату Дании, Речи Посполитой и Саксонии только в августе 1700-го сразу после заключения мира с Османской империей. К тому моменту, правда, Датское королевство уже успело выйти из войны, а саксонцы и поляки застряли при осаде Риги (Шведская Лифляндия). Продолжалась она семь месяцев (с февраля по сентябрь) и ни к чему не привела. Тем временем Петр I начал боевые действия с попытки взять Нарву и тоже потерпел неудачу.

Спустя девять лет ход войны был практически предрешен, когда Карл XII потерпел полное фиаско под Полтавой. С этого момента Шведское королевство стремительно теряет свои территории, вскоре настала и очередь Риги. Еще в начале осени 1709 года русские войска под командованием графа Бориса Шереметева двинулись в ее сторону: 27 октября (6 ноября) 40-тысячная армия подошла к городу и начала его окружение. В конце первой декады ноября подъехал Петр I, отдал распоряжение «брать измором», сделал три символических выстрела в сторону города и на следующий день укатил обратно строить Санкт-Петербург.

Рига в то время считалась очень хорошо укрепленной крепостью, поэтому штурмовать ее было себе дороже. На вооружении охранявшего город 13,5-тысячного шведского гарнизона находилось 563 пушки, 66 мортир и 12 гаубиц. Началась долгая 9-месячная осада.

Чтобы сосредоточить все силы в городе рижский генерал-губернатор граф Нильс Стромберг приказал оставить находившийся на противоположном берегу Коброншанц (укрепление в районе начала нынешней улицы Елгавас) и разрушить наплавной мост. Форт тут же заняли русские войска и стали оттуда методично обстреливать городские стены. Особенно чувствительным удар получился 12 (23) декабря 1709 года, когда загорелась башня рижской цитадели, где находилась мастерская для снаряжения бомб и пороховой погреб. В результате мощной череды взрывов осажденные потеряли значительное количество пороха и других боеприпасов, а также под тысячу человек.

Русские войска тем временем на участке от городских стен до устья Даугавы поставили по обоим берегам артиллерийские батареи и соорудили свайный мост, перед которым еще протянули связанные цепями бревна чтобы уже полностью исключить помощь городу с моря. У шведов в устье оставалась крепость Динамюнде (Даугавгрива), которая таким образом также была отрезана от Риги.

Холод, голод и чума

С наступлением зимы основные силы русских войск со всей осадной артиллерией отошли квартироваться в Митаву (Елгаву). Осаду поручили держать А.Н.Репнину, оставив тому отряд численностью около 7 тысяч человек и 32 пушки. Еще три сотни донских казаков смотрели за порядком, вели разведку, в общем, следили за ситуацией. Шереметев уехал в Москву и вернулся в Ригу уже 11 (22) марта 1710 года. Кроме того, вскоре подъехал и ближайший сподвижник Петра I — князь Александр Меншиков, но осадой продолжал руководить Шереметев.

Между Дюнамюнде и Ригой был построен еще ряд укреплений, в т.ч. названный в честь Меншикова — Александр-шанец (в Саркандаугаве в районе нынешней улицы Твайка). Предпринятые ранее меры по защите устья от входа кораблей с моря вскоре очень пригодились. В конце апреля шведские корабли предприняли первую попытку прорваться к Риге, но были отбиты мощным огнем русских батарей. С этого момента основные силы осадной армии стали постепенно сужать кольцо вокруг города.

Наступил май, в городе начался голод и разразилась эпидемия чумы. Не избежали этой напасти и русские войска (впоследствии окажется, что потери русской армии от чумы достигнут 10 тысяч человек). Агентурные данные Шереметева донесли о плане Карла XII прислать на помощь Риге от 20 до 30 тысяч солдат, что заставило русских еще более активизировать действия. В ночь на 30 мая (10 июня) наступающие прорвались в форштадт через Раунаские ворота (находились примерно на пересечении современных улиц Бривибас и Гертрудес), следующей ночью русские зашли с другого фланга через Иоановские ворота (в районе улиц Дзирнаву и Маскавас). Сразу были установлены три мортирные батареи уже в непосредственной близости от крепостных стен.

Спустя неделю у Дюнамюнде действительно появилась шведская эскадра из 24 кораблей. Трем прорваться удалось, однако огонь русских батарей заставил их повернуть обратно. Стромберг запросил перемирия на три дня, Шереметев пошел навстречу, но капитуляции не дождался, после чего вновь отдал приказ начать массированный обстрел города. За следующие десять дней по Риге выпустили почти 3,5 тысячи снарядов, разрушения становились все больше, жертв — тоже.

Хитрый Стромберг запросил нового перемирия. Уже на 10 дней, Шереметев согласился дать только пару суток. Наконец, 3 июля (14 июля), в других источниках указывается 4 июля, в усадьбе Дрейлингсгоф (район нынешней Шкиротавы), где находилась ставка Шереметева, был подписан акт о капитуляции Риги. А через Песочные ворота (находились у Пороховой башни) в город торжественно вошли пехотные полки русской армии. На валу цитадели водрузили знамя Российского царства.

В качестве трофеев русская армия получила всю шведскую артиллерию. В плен сдались остатки гарнизона – 5132 человека, из которых 2905 оказались больны. Часть шведов была задержана для обмена на русских военнопленных, захваченных еще в 1700 году под Нарвой, остальных отпустили.

Далее согласно летописи, 12 (23) июля, Шереметев торжественно въехал в город, получив от Рижского рата два символических золотых ключа от ворот, и приняв присягу на верность Петру I от горожан и лифляндского дворянства.

Кстати, Дюнамюнде в это время все еще держал оборону. Шведы продолжали упорное сопротивление целы месяц, пока чума и невыносимые условия не заставили коменданта гарнизона Штакельберга принять условия капитуляции: 8 (19) августа крепость была сдана русским.

Интересно, что так называемые «Аккордные пункты» (соглашение между лифляндским рыцарством (дворянством) и Рижским ратом, с одной стороны, а теперь и российским военным командованием – с другой) впоследствии были одобрены Петром I. То есть, все права с привилегиями за прибалтийско-немецким дворянством, а также бюргерской верхушкой Риги сохранялись.

Эра «остзейской автономии»

Так началась эра «остзейской автономии» – особого статуса прибалтийских губерний в составе России. Любопытно, что новая власть не предпринимала никаких мер для уничтожения в Риге следов, например, шведского владычества. Один из наиболее известных архитектурных памятников города – дом Рейтерна, на фасаде которого был помещен аллегорический барельеф: лев, раздирающий поверженного на спину медведя. Лев – геральдическая фигура Швеции, медведь и в те времена считался символом России. Политическая аллегория как бы очевидна, но была сохранена и до сих пор этим можно любоваться в первозданном виде.

После завершения осады Риги Шереметев получил от царя приказ возглавить русские войска в Польше. Никаких военных действий на территории современной Латвии до окончания Северной войны больше не велось.

Но при этом земли Лифляндии оказались настолько разорены войной и обезлюдели от чумы, что Шереметев даже не смог выполнить приказ Петра – собрать полноценный провиант для войска. А между тем, Северная война, в которой казалось уже все закончено, неожиданно затянулась еще на десять лет. Причиной тому стал султан Османской империи Ахмед III, решивший начать с Россией войну. Ее Петр проиграл и потерял почти три года.

Только к 1720 году, когда уже и Карла XII не было (убит двумя годами ранее), Швеция начала подписывать со всеми бывшими противниками мирные договоры. До России очередь дошла летом 1721-го. Наконец, 30 августа (10 сентября) 1721 года подписан Ништадский мирный договор, согласно которому Швеция признает за Россией присоединение Ингерманландии (Ижорской земли), части Карелии с Кексгольмом, Эстляндии с Ревелем и Нарвой, Лифляндии с Ригой, плюс острова Эзель и другие земли от Выборга до курляндской границы. Россия по этому соглашению обязывалась возвратить Швеции Финляндию, занятую русскими войсками во время войны, и выплатить 1,5 млн. рублей в качестве компенсации за отходившие от Швеции территории. Победа, одержанная в Северной войне, позволила России войти в число великих европейских держав и называться Российской империей.

Источник

Были ли у России колонии? Часть I. Прибалтика в составе РИ

Недавно, менее недели назад, при обсуждении одной статьи между мной и одним товарищем возникла дискуссия: имела ли Россия колонии? Мой оппонент яростно отстаивал тезис, что Российская империя, а затем и СССР — державы колониальные и несут на себе вину колониализма (надо отдать ему должное, простой народ он не винил, сделав упор на ответственности власти).

Я, как ясно, ему противоречил и утверждал, что колоний у моей страны не было. В итоге, как обычно, спор закончился ничем — мы оба остались при своем. Однако, вопрос того, была Россия типичной колониальной империей, или не была, мне показался не праздным, и я решил покопать чуть глубже: все-таки мы все по этой теме обладаем достаточно поверхностными знаниями. Ну и естественно, мне было интересно — на чем-то же должен был основывать свои выводы мой оппонент.

Поиски увенчались успехом. Вот только объем найденных материалов оказался достаточно велик, и потому я решил разделить его на несколько статей. И то, что вы сейчас читаете — первая из них.

Собственно, начнем с того, что выбор земель нашего государства (как нынешних, так и бывших) на роль якобы колониальных придатков у нас не особенно велик. К таковым обычно пытаются отнести:
1) Прибалтику;
2) Среднюю Азию;
3) Кавказ (Грузия, Армения, Азербайджан и т.д.).

Иногда в этот список пытаются добавить и Польшу. Впрочем, как выяснилось, и некоторые жители республики Казахстан имеют к нам претензии за нашу «колониальную политику». Хотя каким образом можно считать колонией страну, добровольно вошедшую в состав Империи, я так и не понял (то же самое касается и Грузии). Но перейдем к делу.

Начать я решил с Прибалтики — как никак, больше всех претензий к нам сейчас идет оттуда (в том числе — и подготовка миллионных, если не миллиардных, исков за «оккупацию»).

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ДЕЛЕНИЕ

До 1917 г. территория современной Латвии и Эстонии называлась Прибалтикой, Прибалтийскими или Остзейскими губерниями. Литва, по сути, имеет к Прибалтике достаточно опосредованное отношение, т.к., согласно имперскому делению, включалась в Северо-Западный край (Запад-
ные губернии).

В состав Российской империи Латвия и Эстония большей часть вошли в 1721 г., по итогам войны со Швецией и заключенного Ништадтского мира. На территории современной Северной Эстонии была образована Ревельская губерния (с 1783 г. ее переименовали в Эстляндскую), территория современной Южной Эстонии вместе с современной Северной Латвией была включена в Лифляндскую губернию. В 1796 г. в состав Прибалтики включили новую губернию — Курляндскую, образованную после раздела Польши 1795 г. В дальнейшем управление провинциями было поручено губернаторам, действующим от имени императора и имеющим при себе вице-губернаторов (в Риге, Ревеле, Митаве). За исключением короткого промежутка, с мая 1801 года до 1876 года, провинции были, кроме того, объединены под управлением генерал-губернатора, чья резиденция находилась в Риге.

Так чем же были в составе Империи указанные земли? Колониями? Или новыми провинциями-областями, которые должны были развиваться как часть единого и неделимого государства? Для этого надо рассмотреть историю культурного и промышленного развития новых губерний.

КУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ ПРИБАЛТИКИ В СОСТАВЕ РИ

— 1739 г.: на эстонском языке была впервые издана Библия;
— 1802 г.: вновь открыт Дерптский университет (основан в 1632 г.);
— 1821 г.: начинает выходить «Крестьянский Еженедельник» (эст. «Marahwa Näddala-Leht») под ред. Отто Масинга;
— 1838 г.: в Дерпте (Тарту) основано «Общество учёных Эстонии»;
— 1843 г.: опубликована грамматика эстонского языка пастора Эдуарда Ааренса, которая заменяет германо-латинскую модель, использовавшуюся до этого;
— 1870 г.: образован первый эстонский театр — «Ванемуйне» (эст. «Vanemuine»).

К концу 1902 г. в губернии Эстляндия насчитывалось 664 государственных и частных учебных заведения, в которых обучались 28464 человека. Процент безграмотных среди «принятых на службу новобранцев» (подозреваю, что в армию), был следующим: в 1900 г. — 6,8 %, в 1901 г. — 1,3 %, в 1902 г. — 6,0 %.

В Лифляндии в 1890 г. было 1959 учебных заведений, в которых обучалось 137285 человек. Детей, которые обучались дома под надзором служителей духовенства, было 48443; всего, таким образом, учащихся было 185 728. В том же году из принятых на службу новобранцев было безграмотных 83, а грамотных и полуграмотных — 2458 человек.

В Курляндии к 1910 г. было «8 средних учебных заведений (свыше 3 тысяч учащихся), 13 специальных средних (свыше 460 учащихся), 790 низших (36,9 тысяч учащихся)», из чего современники вполне закономерно заключали, что «образование в губернии было лучше среднероссийского».

Помимо образования, в Остзейском крае на высоком уровне находилась и медицина. Так, следующее количество больниц приходилось на каждую губернию:
— на Курляндию — 33 больницы на 1300 мест (1910);
— на Эстляндию — 18 больниц на 906 мест + 40 аптек (1902);
— на Лифляндию — 8 больниц (в каждом уезде, от 20 до 60 мест)+ 2 больницы в Риге на 882 места + тюремная больница (1890 г.).
Помимо этого, при медфаке университета в Дерпте имелась психиатрическая клиника, близ Риги — лечебница для душевнобольных на 362 кровати. И еще 8 богаделен в Риге + по несколько в каждом уездном городе.

Стоит ли удивляться тому, что и население края росло быстрыми темпами. Ниже представлена сводная таблица роста населения трех рассматриваемых губерний.

Были ли у России колонии? Часть I. Прибалтика в составе РИ

Как мы видим, по уровню культурного развития губернии, составлявшие Остзейский край (Прибалтику), являлись далеко не колониями, и сравнивать их статус с положением Индии (британской колонии) по меньшей мере смешно, если не сказать — глупо. Во всяком случае, я что-то не припомню, чтобы в Индии выходил учебник по грамматике хинди, а индийские философы образовывали научные общества. Более того, если рассматривать детально учебные заведения губерний, то окажется, что там существовали и школы для глухонемых (!) — аж 3 штуки, в Лифляндии. Вот стали бы чопорные британские джентльмены вкладываться в такое сомнительное — с точки зрения наживы — дело? Риторический вопрос.

Но, может, все вышеописанное — ширма? И Империя развивала эти территории — только для того, чтобы было их удобнее грабить? Возможно, сама постановка этого вопроса покажется вам бредом — но этот бред имеет объяснение: приблизительно такой ответ я получил в том самом диалоге, когда спросил «Зачем тогда развивали культуру и экономику в этих «колониях»?» — «Для того чтобы было их удобнее эксплуатировать». Так что давайте проверим, что же было в Прибалтике — инфраструктура по выкачиванию ресурсов или что-то другое?

ПРОМЫШЛЕННОЕ РАЗВИТИЕ ПРИБАЛТИКИ В СОСТАВЕ РИ

Для начала небольшая хронология событий, имевших важные последствия для этого региона:
— 1802 г.: в Эстляндии проведена реформа, смягчающая крепостное право: крестьяне получили права на движимое имущество, созданы суды для решения крестьянских вопросов;
— 1816 г.: в Эстляндии упразднено крепостное право;
— 1817 г.: крепостное право упразднено в Курляндии;
— 1819 г.: крепостное право упразднено в Лифляндии;
— 1849 г.: в Эстляндии принят Аграрный закон: крестьяне получили право брать в аренду и покупать земли у помещиков:
— 1863 г.: крестьяне Эстляндии получили удостоверяющие личность документы, и право на свободу передвижения;
— 1865 и 1866 гг.: «право на владение землей для всех» законодательно принято сначала Курляндии, затем — в Лифляндии;
— ок. 1900 г.: почти вся земля, обрабатываемая крестьянами, перешла в их собственность.

Изначально прибалтийские губернии специализировались на сельском хозяйстве. Так, находясь в составе Шведского королевства, Лифляндия и Эстляндия назывались «житницей Швеции». Однако с включением их в состав Империи ситуация начала постепенно меняться — активное развития получила обрабатывающая промышленность, и к началу XX века Курляндия, Лифляндия и Эстляндия относились к наиболее развитым в промышленном отношении районам России. Например, в 1912 г. на территории Курляндии имелось около 200 фабрик и заводов (мукомольные, водочные, лесопильные, кожевенные, кирпичные, льнопрядильные и другие) и около 500 кустарных предприятий. В Эстляндской же губернии фабрик и заводов в 1902 г. было 564, с 16926 рабочими и производством на 40655471 руб.

Согласно же подсчетам П. В. Гуляна, на территории Латвии в 1913 г. производилось примерно 5% всей российской продукции при том, что удельный вес местных жителей в населении страны составлял около 1,6%. К началу Первой мировой войны удельный вес промышленного производства во всей экономике края составлял 52%.

Ведущее место в ее структуре занимала тяжелая индустрия, прежде всего машиностроение и металлообработка. Рига считалась центром не только вагоно- и автомобилестроения, но и производства авиационной техники (с 1911 г. строительство летательных аппаратов началось на знаменитом заводе «Руссо-Балт», позднее — на заводе «Мотор», который выпускал первые в России авиадвигатели). Значительного развития достигли химическая (в основном резиновая), деревообрабатывающая промышленность и производство бумаги. Существовали также крупные текстильные предприятия и развитая пищевая промышленность.

Менее развитой в индустриальном плане являлась Эстония (одной из главных причин такой ситуации считается экономический кризис 1901—1903 гг.). Согласно ряду оценок, накануне ПМВ на долю Эстонии приходилось около 2,8% всей промышленной продукции России — при наличии всего 1,5% промышленных рабочих.

В Латвии с 1900 по 1912 гг. объем промышленной продукции увеличился на 62%. Особенно отличались высокими темпами роста такие отрасли промышленности как химическая, пищевая, легкая и металлообрабатывающая. В таблице ниже приведена общая структура промышленности Прибалтики в 1912-1913 гг.

Другим показателем важности Прибалтийских губерний для России и их интеграции в Империю (и, соответственно, наоборот) служит показатель сбыта продукции. К сожалению, данные удалось найти только по Латвии — хотя, в общем-то, она и была наиболее развитой в промышленном отношении из всех трех «прибалтийских сестер». Данные представлены ниже.

ПОДВЕДЕМ ИТОГИ

Итак, что можно сказать на основе имеющихся данных? А то, что по своему положению и значению Прибалтика не являлась колонией Империи. Это был один из мощнейших промышленных центров России, без которого нормальное функционирование государства было вряд ли возможно. Но верно и обратное: без России, без тех экономических связей, которые существовали между Империей и тремя губерниями столетиями, нормальное развитие и существование Прибалтики представляло бы собой мучительный и проблематичный процесс. Собственно, события, последовавшие за выходом из состава Империи и получение губерниями независимости, подтвердили этот факт. Но об этом уже в следующий раз, когда мы рассмотрим краткий период независимости Прибалтики и ее развитие в составе Красной Империи — СССР…

Источник

История Латвии

История Латвии — события на территории современной Латвии с начала расселения там людей в X—IX тысячелетии до нашей эры и до сегодняшнего дня.

Доисторический период [ править ]

Примерно 16 000 лет назад с территории нынешней Латвии начали отступать ледники, однако первые люди здесь поселились около 11 000 лет назад [1]. Следы пребывания первых людей относят к артефактам кундской культуры [2], на базе которой впоследствии сформировалась нарвская культура. Около 3-го тысячелетия до н. э. на эту территорию пришли финно-угорские племена ямочно-гребенчатой керамики [3] (лингвистическими потомками которых являлись исторические ливы).

Приход индоевропейских народов связан с нашествием племен культуры боевых топоров. Не позже 1-го тысячелетия до н. э. здесь расселились балтские племена культуры штрихованной керамики. Им уже были известны скотоводство и подсечное земледелие. Примерно в это же время жители на этой территории начали использовать первые привозные орудия труда из железа. До V века практиковалось мотыжное земледелие.

Период Средневековья [ править ]

В VII веке на западе Латвии в Курземе появились поселения скандинавов [4].

В VIII веке население Латвии из землянок переселяется в избы, к X веку овладевает технологией гончарного круга. Находки арабских дирхемов (начиная со второй половины IX века) свидетельствует об активизации торговли и экономических связях с отдаленными странами [5]. Римские монеты на территории Латвии появились ещё во II веке н. э. [6]

Средневековые летописи фиксируют проживание на территории Латвии финских племён (ли́вов), балтских племён (куршей, земга́лов, се́лов, латга́лов, а также славянских племён [7].

К XII веку существовал ряд протогосударственных образований (Межотне, Тервете, Ерсика, Талава, Кокнесе и др.). В каждой из этих земель был, по крайней мере, один хорошо укреплённый замок.

В XI—XII веках борьбу за политическое влияние над древнелатышскими землями включились и русские княжества. На территории современной Латвии в этот период ощущалось наличие русского политического влияния, хотя определить его границы трудно. Такие сильные княжества, как Кокнесское и Ерсикское, были в вассальной зависимости от Полоцкого княжества, которое контролировало торговый путь по Западной Двине. Ливы, жившие у самого устья Двины (в Икскюле), также платили дань полоцкому князю. Земли Талава и Атзеле платили дань псковскому князю. В то же время князьки и старейшины земгалов и куршей в политическом плане были относительно самостоятельными, хотя некоторые курши платили дань королям Швеции [8].

Со второй половины XII века на территории восточной Латвии русские миссионеры проповедовали христианскую веру в православном варианте, но местные жители неохотно отходили от языческих верований. Большего успеха на этом поприще добились немцы: в эпоху крестовых походов христиане Западной Европы отправились обращать в христианство северных язычников. В 1185 году было основано первое епископство (в Икскюле), в 1201 году по указанию епископа Альберта была основана Рига. В 1198 году Папа Иннокентий III издал буллу о начале крестового похода на прибалтийские земли.

Орденский период (1202—1561) [ править ]

В период с конца XII до конца XIII века территория нынешней Латвии была завоёвана крестоносцами Ордена меченосцев (с 1237 года — Ливонского ордена) и стала частью Ливонии. Территория Ливонии была покрыта сетью каменных замков, которые использовались завоевателями в качестве опорных пунктов. Крестоносцы принесли с собой католицизм; из переселившихся сюда немцев сформировались господствующие классы (дворянство и духовенство), немцы же стали основой городского населения. Местные крестьяне до XV века сохранили относительную свободу и нередко нанимались в военные структуры ордена, однако к концу XVI столетия все крестьяне стали крепостными [9].

Под властью Речи Посполитой и Швеции (1561—1721) [ править ]

Этот раздел статьи необходимо дополнить и убрать это сообщение. Комментарии могут быть на странице обсуждения.

Одним из факторов ослабления Ливонского ордена стала Реформация. Орден подчинялся главе Римской католической церкви, однако большинство его членов составляли немцы, которые воодушевились проповедью своего земляка Мартина Лютера. Конец Ливонии наступил в ходе Ливонской войны, начавшейся с вторжения армии русского царя Ивана Грозного в 1558 году [1]

Одновременно Польша заявила о себе как о бастионе Контрреформации и католицизма. Протектором лютеран объявил себя шведский король. Таким образом, Контрреформация в Латвии вылилась в польско-шведское противостояние, достигшее своего апогея в польско-шведских войнах (1600—1629). В результате войны территория современной Латвии была поделена между двумя странами: Рига и Ливония стали шведскими, а Курляндия и Латгалия остались за Речью Посполитой.

Конец противостоянию положил приход третьей силы — Российской Империи, которая во время Северной войны в 1710 году заняла территорию Эстляндии и Лифляндии, а в 1721 году, по Ништадскому мирному договору, юридически закрепила за собой часть территории современной Латвии, принадлежавшую Швеции (включая и Ригу).

В составе Российской империи (1721—1917) [ править ]

Полученная по мирному договору в 1721 г. Шведская Лифляндия (в которую входили северная часть современной Латвии и южная современной Эстонии) в Российской империи стала частью Рижской губернии, а потом отдельной Лифляндской губернией. В 1772 году в результате первого раздела Речи Посполитой к России была присоединена Латгалия (Инфлянты Польские), а в 1795 г. — Курляндия.

Во время вторжения Наполеона французские войска временно оккупировали Курляндию, однако Ригу им взять не удалось. Вскоре после Отечественной войны 1812 года на большей части территории Латвии было отменено крепостное право.

Во второй половине XIX века проводится индустриализация прибалтийских земель. В 1861 году была проведена первая железная дорога между Ригой и Динабургом, которая впоследствии была продолжена до Витебска. В 1862 г. основан Рижский Политехникум. Рига превратилась в индустриальный центр, где были построены многие заводы (в том числе известный Руссо-Балт).

Однако во главе местной элиты оставались немцы. В то же время охватившая Европу волна национального возрождения затронула и территорию современной Латвии. Образовались кружки младолатышей. На заводах появились и марксистские кружки.

Гражданская война в Латвии [ править ]

В сентябре 1917 года в оккупированной германскими войсками Риге латышские политические партии сформировали коалицию — Демократический блок. В начале декабря в Валке латвийские организации окончательно сформировали Латышский временный национальный совет.

24 декабря 1917 (6 января 1918) года в неоккупированных германскими войсками частях Лифляндской и Витебской губерний была провозглашена советская власть (т. н. Республика Исколата), однако вскоре германские войска заняли всю территорию современной Латвии. Перед капитуляцией Германской империи в Первой мировой войне, 5 ноября 1918 года [10], по инициативе остзейской аристократии на оккупированных территориях было провозглашено Балтийское герцогство — государство под протекторатом Германии.

18 ноября 1918 года Народным советом, представлявшим ряд латвийских партий и общественных организаций, была провозглашена независимость Латвийской Республики. Также было сформировано Временное правительство во главе с Карлисом Улманисом.

7 декабря 1918 года германский уполномоченный в Прибалтике Август Винниг с целью защиты территории Латвии от наступления Красной Армии заключил с правительством Карлиса Улманиса соглашение об объявлении прибалтийского ландесвера вооружёнными силами Латвийской Республики. В соответствии с соглашением ландесвер должен был состоять из немецких, латышских и русских рот, при этом доля латышей должна была составлять 2/3 (однако это условие так и не было соблюдено). Временное правительство Латвии пошло на сделку с немцами, так как на тот момент не имело средств для покупки оружия, а малочисленные латышские отряды не могли воевать с Красной Армией.

17 декабря 1918 года вышел Манифест Временного рабоче-крестьянского правительства Латвии об установлении советской власти, 22 декабря В. И. Ульянов (Ленин) подписал декрет Совнаркома РСФСР «О признании независимости Советской Республики Латвии». 3 января 1919 года столица страны Рига была занята частями Красной Армии. Была провозглашена Латвийская Социалистическая Советская Республика.

Не получая достаточной поддержки со стороны немецкого руководства, правительство Улманиса начало формирование независимых от ландесвера латышских военизированных формирований. Так 5 января 1919 года был организован Отдельный латвийский батальон под командованием Оскара Калпакса (Колпака). В Южной Эстонии были созданы латышские отряды, насчитывавшие около 9800 солдат и офицеров, объединённые позднее в Северолатвийскую бРигаду в составе Вооруженных сил Эстонии. Параллельно с этим министр обороны временного правительства вывел латышские роты из состава ландесвера.

К началу февраля 1919 года Красной Армии, в рядах которой были и латышские стрелки, удалось занять большую часть территории Латвии, за исключением небольшой области вокруг портового города Лиепаи, которая оставалась под контролем правительства Карлиса Улманиса. Там же дислоцировались и поддерживавшие какое-то время Улманиса в борьбе с большевиками военные формирования остзейских немцев (прибалтийский ландесвер), в состав которых входила и Латышская бРигада (около 2 тыс. солдат и офицеров).

16 апреля 1919 года в Лиепае немецкие отряды ландесвера свергли правительство Улманиса, которое считали антигерманским. Через несколько дней свергнутое правительство Улманиса переехало на пароход «Саратов», специально прибывший из Таллина и стоявший в Лиепайском порту под охраной английских военных. Под охраной британских и французских военных кораблей судно вышло на рейд и около двух месяцев провело в море.

26 апреля 1919 года командование ландесвера назначило премьер-министром Латвии лютеранского пастора Андриевса Ниедру, латыша по национальности, получившего известность благодаря своим острым выступлениям на страницах латышских газет.

22 мая ландесвер, немецкая Железная дивизия и белогвардейские формирования под командованием князя Ливена освободили Ригу от Красной Армии, и туда переехало правительство Ниедры. После взятия Риги немецкое военное и политическое руководство попыталось создать в Латвии политический режим германской ориентации и обратило оружие против эстонской армии и латышских национальных вооруженных формирований, под контролем которых находился север Видземе. Однако 23 июня 1919 года эстонская армия и латышские полки разбили под Цесисом отряды ландесвера и Железной дивизии, в результате чего 29 июня прогерманское правительство Ниедры было распущено, а сам Ниедра был вынужден бежать за границу. 27 июня 1919 года правительство Улманиса возобновило свою деятельность в Лиепае.

2 июля, в результате прорыва эстонской армией во главе с Й. Лайдонером и латышскими полками линии обороны Риги, между командованием немецких сил и эстонской армией, при участии представителей Антанты, было заключено перемирие. Согласно его условиям, к 5 июля 1919 года последние части Железной дивизии покинули Ригу, а подразделения ландесвера впоследствии были включены в состав латвийской армии.

В сентябре 1919 года бывший командующий германским корпусом в Латвии граф Рюдигер фон дер Гольц при поддержке реваншистских сил из числа руководства армии Веймарской республики организовал в лагерях для пленных в Германии вербовку и переправку в Латвию русских солдат и офицеров, из которых была создана Западная добровольческая армия под командованием полковника П. Р. Бермондта-Авалова. В состав Западной армии были также включены подразделения формально ликвидированного германского корпуса фон дер Гольца. 20 сентября Бермондт-Авалов объявил о принятии на себя всей полноты власти в Прибалтике и отказался подчиняться командующему войсками белых армий на Северо-Западе России генералу Юденичу. Западная добровольческая армия была разбита латвийскими войсками при содействии флота Антанты под Ригой в ноябре 1919 года, а сам Бермондт-Авалов бежал в Пруссию.

В начале 1920 года, в ходе совместного наступления латвийской и польской армий, Красная Армия была выбита из Латгалии. 11 августа 1920 года правительство Латвии подписало мирный договор с РСФСР, по которому Советское правительство первым в мире признавало существование независимого Латвийского государства [11]. 26 января 1921 года независимость Латвии официально признали страны-победители в Первой мировой войне (Антанта). 22 сентября 1921 года Латвия, одновременно с Литвой и Эстонией, была принята в Лигу Наций.

Латвийская Республика [ править ]

Провозглашение [ править ]

Первый период независимости Латвии длился с 18 ноября 1918 года до 17 июня 1940 года. В 1917 году сформировались две политические силы, которые выступали за независимость Латвии, — Латышский временный национальный совет и Демократический блок. 17 ноября 1918 года эти организации создали Народный совет, который, в свою очередь, 18 ноября 1918 года провозгласил независимость Латвийской республики.

Однако основной задачей Народного совета было проведение политических консультаций и выборов в Конституционное собрание. Народный совет как высший орган власти в Латвии действовал до начала работы Учредительного собрания (1 мая 1920 года).

Парламентская республика (1920—1934) [ править ]

7 февраля 1920 года в газете «Valdības Vēstnesis» («Правительственный Вестник») были опубликованы составы Центральной и районных избирательных комиссий по выборам Учредительного собрания. 17 февраля в той же газете публикуется первая инструкция Центральной избирательной комиссии «О выборах Учредительного собрания Латвии». 1 марта окружные избирательные комиссии начали регистрацию кандидатов в депутаты.

Выборы Учредительного собрания состоялись 17-18 апреля 1920 года, в них приняли участие 84,9 % (677 084) избирателей [12].

Первое заседание Учредительного собрания открылось 1 мая 1920 года. На должность председателя собрания был избран юрист Янис Чаксте, позднее ставший первым президентом Латвийской Республики.

5 мая 1920 года Учредительное собрание создало 26 депутатских комиссий для разработки Конституции Латвии. Конституция была принята Учредительным собранием 15 февраля 1922 года. Она определяла, что Латвия является свободной, независимой, демократической республикой, в которой власть принадлежит народу Латвии, а решение об изменении государственного устройства и международного статуса (отказ от суверенитета, присоединение к какой-либо другой стране и т. д.) может принять только сам народ Латвии посредством референдума.

Одной из первых задач новой власти было разделение крупных земельных имений и наделение землёй безземельных крестьян. Уже в 1920 году Учредительное собрание создало комиссию по вопросам подготовки аграрной реформы. Максимальный размер поместий был определён в 50 гектаров земли, все излишки бесплатно передавались безземельным.

Надельные участки не должны были быть меньше 10 гектаров и больше 22 гектаров, хотя фактически выделялись и меньшие наделы. Реформа продолжалась до 1937 года и в целом была успешной, обеспечив быстрое развитие сельского хозяйства. Если в 1920 году безземельными были 61,2 % крестьян, то в середине 1930-х годов — только 18 %. Уже в 1923 году посевные площади превысили довоенный уровень.

В свою очередь, 84 % лесов перешло в государственную собственность, что позволило государству контролировать деревообрабатывающую промышленность.

9 июня 1922 года был принят Закон о выборах. Он предусматривал проведение выборов в Сейм каждые три года. Избирательный порог, который было необходимо преодолеть партиям, чтобы быть представленными в Сейме, был низким (2,5 %). В результате начался активный процесс образования, разделения и слияния политических партий и течений, неизбежно связанный со взаимными упрёками и клеветой. Это усиливало внутреннюю политическую нестабильность и приближало политический кризис.

Авторитарный режим Улманиса (1934—1940) [ править ]

15 мая 1934 года глава правительства Латвии Карлис Улманис совершил государственный переворот, установив авторитарный режим. Он распустил парламент, часть депутатов временно арестовали, были запрещены все политические партии, стала проводиться ярко выраженная националистическая политика. Поддерживалось сельское хозяйство, инвестировались средства в строительство новых заводов (ВЭФ, Форд-Вайрогс) [13], строились объекты республиканского значения (Кегумская ГЭС, санаторий Кемери), активно поддерживались национальная культура, образование и искусство. Карлиса Улманиса именовали вождем народа.

23 августа 1939 года СССР и Германия подписали Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом и секретный дополнительный протокол к нему о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе на случай «территориально-политического переустройства». Протокол предусматривал включение Латвии в сферу интересов СССР. В 1939—1941 годах, по советско-германским соглашениям, в Германию переехало большинство проживавших в Латвийской ССР прибалтийских (остзейских) немцев.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...