Латвия нет такой страны

Латвия нет такой страны

Sputnik знакомит с самыми интересными публикациями в печатных и интернет-изданиях Латвии на государственном языке.

Почему украинцы имеют право не говорить по -латышски, а русские — нет. Надо фильтровать беженцев из Украины! Зима будет экзаменом на выживание, сейчас. 14.05.2022, Sputnik Латвия

Рига, 14 мая — Sputnik. Комментатор Latvijas Avīze Илзе Петерсоне обращается к больной теме о том, почему многие продавцы в Риге не говорят по-латышские и какие советы на это счет дают украинские беженцы.Она называет наглой узбечку — продавщицу Центрального рынка, якобы, не захотевшую ответить депутату Нацобъединения на государственном языке. Эта тема вызвала бурю в социальных сетях.

В русских комментариях, однако, возникает беспрецедентный вопрос, на каком языке латыши будут говорить с приехавшими украинцами?»Беда в том, что авторы вопроса не понимают, что нельзя сравнивать украинских беженцев, которые приехали в Латвию с нашего согласия, с иностранцами, которые массово проникали в страну против нашей воли во время советской оккупации и которые, прожив здесь десятилетия, так и не захотели выучить латышский язык», — поясняет Петерсоне.Латыши слишком мягкиеУ автора также есть опыт общения с «иностранцами», которые родились, выросли и учились здесь, но так и не смогли выучить латышский язык как следует или не хотят на нем говорить. Недавно на Центральном железнодорожном вокзале Риги, когда она хотела выпить кофе в Double Coffee, молодая продавщица поприветствовала ее сразу на двух языках: «Hello, zdrastvuiķe».После протеста в глазах девушки журналистка увидела лишь удивление и недоумение.

Латинская Америка. Жизнь и смерть в мексиканской столице. Мир Наизнанку — 4 серия, 6 сезон

Очевидно, что она осталась без кофе. Дело дошло до угроз и грубых ругательств. «Я не из робких, но это отвратительное чувство! — Рассказывает Илзе.А чего с ними говорить!Недавно в программе LTV1 «Что происходит в Латвии?» министр юстиции Янис Борданс упомянул украинских матерей и акушерок в Латвии, которые подсказали, что делать с нелояльными к государству русскими, продолжает Петерсоне.»Не говорите с путинистами — нет смысла, переходите на латышский язык в школах (. ), интегрируйте иностранцев, будьте уважающими себя, латышами с поднятой головой, и к вам присоединятся русские — большинство, но та часть, которая «мертва», она «мертва» (. ), и меняйте информационное пространство!

Если министру безопаснее взять в помощь украинских женщин, то так тому и быть, по крайней мере, теперь он будет знать, что делать, а также он назвал столб в центре Риги или памятник в Парке Победы частью информационного пространства, идеология которого должна быть изменена в соответствии с Конституцией Латвийской Республики. Мудрые слова, пусть за ними последуют дела», — заключила Петерсоне.Среди беженцев есть враги!Таким наблюдением поделился с Diena адвокат Артурс Звейсалниекс, рассуждая о том, что «нужно вести оценку» прибывающих в ЛР беженцев из Украины.»Есть люди, которые бегут может быть совсем не от русских, но именно наоборот — от учреждений власти Украины, и там есть также коллаборационисты, которые, возможно, именно сейчас бегут.

Латвия, согласие и почему надо идти на выборы

Есть определенные группы лиц, которым нужно придавать большее внимание. Делается ли это?

У меня есть большие опасения, что нет», — объяснил защитник.Также Звейсалниекс отметил, что есть такое слово «фильтрация», что позволяет отделять, как он считает, группы риска.»Если, пересекая границу, скажем, тридцатилетний мужчина предъявляет паспорт и утверждает, что он слесарь с завода X, на вопрос, на какой улице находится завод, начинает «плавать», то таких людей очевидно все же нужно отодвигать в сторонку и начать проверять, кто он такой есть», — поясняет адвокат.Между тем, как утверждает Звейсалниекс, и в рядах МВД не все чисто: «Я сам еще в конце апреля в кабинете одной полицейской сфотографировал на почетном месте выставленный вымпел с символикой России. К сожалению, очень долгие годы был принцип держать всех, ибо в полиции не было кому работать, и как адвокат, который часто посещает полицейские участки, могу сказать, что много где слышен русский язык как рабочий язык.

Если в каждом конкретном случае украинскому беженцу достанется кто-то из таких сотрудников, то чему тут удивляться?», — вопрошает он.Грядет социальный взрывОтопление «однушки» зимой может стоить 250 евро, стране грозит социальный взрыв. Чем занят Кариньш? — задается вопросом автор колонки в Dienas Bizness.Главный редактор делового издания Романс Мельникс пишет, что в интернете люди уже подсчитывают, каковы будут коммунальные расходы на двух- и трехкомнатные квартиры, и сколько денег останется (и останется ли) на другие нужды, особенно если в семье мало кормильцев, но много иждивенцев.

Это означает, что социальный взрыв неизбежен, считает Мельникс.Многие люди не смогут справиться с коммунальными платежами, долги будут расти, поэтому пострадают компании, оказывающие услуги. Отключить отопление отдельной квартиры в многоквартирных домах нельзя, водопровод и канализацию тоже, можно только послать коллекторов выселять неплательщиков.

Правительство обещает предотвратить это, предоставив бедным пособия. Это было бы реально, если бы речь шла о небольшом числе людей, но при таком стремительном подорожании практически всего, скоро за пособиями выстроится большая часть населения.

Причем, к беднякам может присоединиться и немногочисленный средний класс.»Чего ждать? – задается вопросом Мельник. — Спрос будет только на сердечные препараты и лекарства для нервов. Может быть еще на дешевый алкоголь, потому что люди захотят отключиться от проблем.

А это означает, что потребительский рынок радикально сократится, во многих сферах бизнеса уже ожидаются банкротства. В конце концов это означает еще большую нагрузку на бюджет в связи с теми же пособиями, лечением запущенных болезней, сокращением оборота, уменьшением числа налогоплательщиков и т.д.

То есть правительство должно, наконец, понять, что проблема роста цен затрагивает не только бедных. Это влияет на всю экономику. Прятаться за данными о том, что число поездок за границу все еще растет, количество клиентов в общепите растет или налоговые поступления выше, значит, врать самому себе.

После пандемии наступило расслабление, люди хотят отдыха, позволяют себе немного больше. Но лавина издержек уже накатывается, она видна, вот-вот подомнет и нас».Общепит «харкает кровью»Особенно тяжелой будет следующая зима, предупреждает Мельникс. Тот же общепит еще жив, но уже, так сказать, «харкает кровью», заявил автор колонки.

Согласно опросу, проведенному Латвийской ассоциацией ресторанов, расходы на электроэнергию, газ, отопление и горючее для латвийского общепита компании увеличились на 50-100%. Кроме того, 75% компаний больше не получают скидок на аренду помещений, а 90% испытывают хроническую нехватку кадров.

Да, они поднимают цены, чтобы снизить убытки, платят более высокие налоги, потому что выше затраты, но бизнес как таковой уже находится под угрозой. Надежды, связанные с окончанием пандемии, теперь рухнули из-за роста цен, и правительство ничего не делают, чтобы смягчить его последствия.Государство должно реагировать немедленно, настаивает автор.

И не просто обещаниями льгот, а гораздо более эффективными методами, включая снижение НДС на энергоносители и продукты питания, как это делает Польша и многие другие страны. Если коалиция не хочет поддерживать предложения оппозиции, то пусть подаст свои, но подорожание практически на все необходимо затормозить.

Польша показала, что это не только возможно, но и позволяет укрепить экономику.Да, сейчас у политиков все мысли о выборах, но хотя бы партия премьера, которая непременно хочет в будущем баллотироваться за место за столом правительства, должна думать на перспективу. Те, кто стремится остаться у власти, не могут руководствоваться принципом «после нас хоть потоп», — резюмирует Мельник.К Латвии приближается голодный годТаким заголовком–цитатой латвийского политика Армандса Краузе Neatkarīgā открывает статью обозреватель Марис Краутманис.Он отмечает, что наряду с ситуацией на Украине и запретом на импорт российского зерна, Евросоюзу грозит также невозможность покупать зерно за океаном – ибо житницы Штатов, Канзас и Оклахому, поразила засуха, замедлившая рост озимых: «Урожай в Америке будет меньше, чем в другие годы».»Латвии зерновых хватит и много останется для экспорта, — пишет далее комментатор. — Если год не будет слишком дождливым или чересчур сухим, общий урожай зерна будет хорошим – три или даже больше миллиона тонн.

Зерно можно дорого продать, однако себестоимость его выращивания также будет сильно выросшей из-за роста цен на минеральные удобрения и дизельное топливо. Хуже придется сельским хозяевам других отраслей и предприятиям переработки продуктов. Из-за удорожания энергоресурсов почти перед банкротством молочная отрасль. Цены растут почти на все виды продуктов.

Неизбежно», — говорится в статье.»К сожалению, — продолжает Краутманис, — до выборов, которые будут 1 октября, странное животное многопартийного правительства Тяни-Толкай проводит много времени, ругаясь на закрытых заседаниях кабинета министров, с которых потом не выносятся гласно никакие решения. Только в конце прошлой недели было что-то решено о мероприятиях по поддержке украинским беженцам. Однако по-прежнему нет ясного видения о мероприятиях поддержки всем жителям Латвии, непонятно, как правительство Кришьяниса Кариньша думает жить в новых условиях, когда из России не будет ни нефти, ни газа, ни минеральных удобрений, ни металлов».

Источник

ООН занесет латышей, эстонцев и литовцев в Красную книгу

В Прибалтике возмущены, что мир заботится о цветочках, а не о вымирающих нациях

ООН занесет латышей, эстонцев и литовцев в Красную книгу

«Наша страна продолжает вымирать», — с тревогой пишет латвийское издание Press. В подтверждение этих слов редакция приводит свежие данные Центрального статистического управления: по состоянию на 1 февраля 2021 года в Латвии проживало 1 891 300 человек. Примерно такой же численность населения республики была после окончания Второй мировой войны.

У соседей ситуация примерно такая же. То есть за годы «процветания», которые наступили после распада СССР, страны Балтии в демографическом отношении откатились на 75 лет назад.

Как ни странно, наибольшим человеческим потенциалом та же Латвия обладала в 1990 году: тогда в ней проживало почти 2,7 миллиона человек. Ужасы «совка» почему-то не мешали и латышам, и русскоязычным гражданам активно пополнять генофонд прибалтийской республики. Как так? В атмосфере страха и неприятия окружающей действительности человек едва ли захочет заводить детей…

Кто-то скажет, что благоприятная демографическая ситуация в Прибалтике создавалась искусственно. Отчасти это правда.

Да, Москва «размывала» коренное население Литвы, Латвии и Эстонии приезжими специалистами (в том числе русскими), которые строили здесь заводы, поднимали промышленность, развивали инфраструктуру Здесь традиционно поддерживался сравнительно высокий уровень жизни. Потому что самые лучшие продукты в магазине всегда выставляют на витрину, а Прибалтика была европейской витриной социализма. Для Советского Союза это было важно в контексте идеологического противостояния с Западом. Равно как и американцам было важно содействовать социально-экономическому развитию послевоенной Европы.

После распада СССР уже никому ничего доказывать было не надо. Поэтому западные друзья не помогли Прибалтике стать второй Скандинавией. «Помогли» разве что избавиться от наследия «советской оккупации» в виде многочисленных заводов, которые в большинстве своем не смогли приспособиться к новым экономическим реалиям. Или им просто не дали приспособиться?

«Умный» рынок велел Литве, Латвии и Эстонии сделать упор на сферу услуг, транзит, сельское хозяйство. В общем, осталось только то, что не требует большого количества рабочих рук. У лишнего населения появилась возможность воспользоваться благами Шенгена и мигрировать на Запад. Туда, где работы больше, зарплаты выше и жить веселее (Латвия по сравнению с Великобританией или Германией — это забытая Богом деревня). Паззл сложился.

Судя по всему, прибалтийских власть имущих все устраивало. Оно и понятно: за рубеж подаются главным образом молодые, инициативные, амбициозные люди. Потенциально это протестный избиратель, который будет ставить перед руководством страны неудобные вопросы. Если останется дома, конечно.

Поэтому представители правящих партий в Литве Латвии и Эстонии заинтересованы в том, чтобы как можно больше таких людей отправились на поиски лучшей жизни. И не мешали «оптимизировать» численность населения родной страны.

«Я думаю, что в итоге вымершую Латвию приберут к рукам. Будет тихой спокойной страной, в которой хорошо иметь дачу. Мне Латвия представляется эдаким дачным поселком для российских пенсионеров. Русские отсюда не исчезнут окончательно. Их станет меньше, но они будут, как и латыши», — полагает известный латвийский журналист, главный редактор портала IMHOclub Юрий Алексеев.

У демографов на этот счет другое мнение. Они определили, что каждый день численность населения Латвии сокращается на 47 человек. Если так пойдет и дальше, то уже к 2103 году прибалтийская республика вымрет окончательно. Прогнозы ООН чуть более оптимистичны. «Между 2019 и 2050 годами прогнозируется снижение на один процент или более населения 55 стран или регионов из-за устойчиво низкого уровня рождаемости, а в некоторых местах из-за высоких показателей эмиграции.

Наибольшее сокращение населения относительно его численности с потерями около 20% и более ожидается в Болгарии, Латвии, Литве, на Украине и островах Уоллис и Футуна», — говорится в аналитическом докладе «Перспективы населения мира — 2019».

Если говорить о Латвии, то к 2050 году эксперты ООН ожидают увидеть в ней 1,479 миллионов человек, а к 2100 году — 1,114 миллионов. Есть, правда, и оптимистичный сценарий: в 2071—2073 годах численность населения стабилизируется на уровне 1,546 миллионов человек, а к концу века даже вырастет более чем на 100 тысяч.

Но в случае пессимистичного развития событий к концу XXI века латвийцев останется чуть более 700 тысяч.

Как бы то ни было, уже сейчас ООН говорит о демографической катастрофе в Прибалтике. Как на это реагируют местные власти?

Латвийский министр культуры Наурис Пунтулис мечтает о том, чтобы его соотечественников занесли в Красную книгу. Его смущает тот факт, что человечество ревностно борется за сохранение исчезающих видов растений. «И в то же время мы очень легкомысленно смотрим на то, что с мировой карты исчезают народы, нации, языки. На это мы смотрим легкомысленно, но трясемся над цветочком и боремся за сохранение многообразия», — заявлял Пунтулис.

В общем, за сохранение исчезающих народов Прибалтики тоже нужно бороться. А любая борьба требует денег. Это понимают депутаты от партии «Союз Отечества — Христианские демократы Литвы» (СО-ХДЛ) Аудронюс Ажубалис и Лауринас Кащюнас, которые в прошлом году предложили создать в ЕС специальный Фонд демографии и семейной политики. «Европейский союз прежде всего должен решить демографические проблемы, с которыми он сталкивается; без решения этих проблем любая дальнейшая реформа управления и институтов Европейского союза будет бессмысленной. Иммиграция, старение населения и низкий уровень рождаемости могут привести к тому, что в некоторых регионах Европейского союза в будущем у нас будет Европа без европейцев», — говорится в обращении литовских депутатов.

Кто будет претендовать на получение самых больших выплат из фонда демографии? Разумеется, страны Балтии. Любую проблему можно превратить в дополнительный источник заработка.

Президент Литвы Гитанас Науседа вообще решил не заморачиваться и прямо попросил у Евросоюза компенсации за вымирание: «Некоторые страны-доноры бюджета ЕС не готовы к амбициозным цифрам. Однако Литва также является донором бюджета ЕС. Только мы даем Европе не деньги, а рабочую силу. За последние годы Литва потеряла 10% своей рабочей силы, людей, которые переехали в Великобританию, в Германию и способствовали экономическому росту в этих странах. Мы считаем, что заслужили компенсации за это».

Не исключено, что компенсации в итоге будут требовать и от России. В 2019 году в Латвии появилась экзотическая теория о том, что численность населения здесь сокращается из-за «российской угрозы». Дескать, зачем рожать детей, если «агрессор» вот-вот нападет?

«Когда из окружающего пространства тебе каждый день говорят по радио, по телевизору: отношения с восточным соседом все хуже и хуже, гибридная война, танки собираются на границе, 100 тысяч солдат проводят учения в Беларуси на латвийской границе, тут три раза подумаешь — надо ребенка или подождем», — заявила специалист Центрального статистического управления Латвии Сигита Шульца.

Очень дельная мысль! Надо только посчитать, сколько именно детей не родилось в Латвии из-за угрозы войны с Россией, оценить эти потери в долларах и выставить счет Москве. Она обязательно заплатит. Сразу после того, как возместит прибалтам ущерб за «советскую оккупацию».

Источник

«Русский прибалт» — это звучит гордо

Проблема «неграждан» в Латвии и Эстонии постепенно перестает быть таковой. Людей с таким статусом становится все меньше, к тому же, их особо и не притесняют.

Из-за небольшого количество жителей некоренной национальности Литва сразу приняла «нулевой вариант».

15 октября — особая дата для стран Прибалтики: ровно 30 лет назад, в 1991 году, тогда еще Верховный совет Латвийской Республики принял постановление «О восстановлении прав гражданства и основных условиях натурализации». Так вернувшая себе независимость Латвия одним махом разделила всех своих жителей на граждан и неграждан. Фактически на государственном уровне был оформлен раскол в обществе, длящийся до сих пор.

В России очень многие до сих пор не понимают, что в Латвии и Эстонии «неграждане» — это на самом деле особый юридический статус, предоставленный бывшим «советским», не имеющим подданства других государств, а также их детям. Причем «а также их детям» — это уже в прошлом, с 2019 года все, кто родился в семьях неграждан в Латвии, автоматически получают латвийское гражданство.

Негражданами в свое время стали люди, переселившиеся в Латвийскую ССР из других республик СССР в 1940–1989 годах, а также их дети, родившиеся до 1 июля 1992 года. Произошло так на самом деле потому, что гражданство Латвии было признано только за примерно 2/3 жителей страны — жителями довоенной Латвийской Республики и их потомками.

Тогда, в 1991-м, законодатели рассматривали вариант принятия «нулевого варианта» (гражданство для всех жителей Латвии). Одна из причин, почему этого не произошло, — позиция «Интерфронта» («Интернациональный фронт трудящихся Латвийской ССР, организации, которая выступала за Латвию в составе СССР и сохранение руководящей роли КПСС в обществе). Интерфронтовцы выступали против того, чтобы их (в основном — русских) «насильственно записывали в граждане Латвии». Ну, раз не хотели — то их и всех остальных вычеркнунули.

Был и еще один вариант. 14 января 1991-го Верховный Совет Латвии почти единогласно ратифицировал договор «Об основах межгосударственных отношений», который накануне подписали председатель ВС Латвии Анатолий Горбунов и глава Верховного Совета РСФСР Борис Ельцин. Он предусматривал, что лица, проживающие на территории любой из подписавших договор республик, могли выбрать гражданство РСФСР или Латвии «в соответствии с их свободным волеизъявлением». Но ВС России так и не ратифицировал этот документ.

Неграждане имеют латвийские паспорта, в них они обозначаются как иностранцы, но подлежат дипломатической защите Латвии за рубежом и имеют право жить в республике, не запрашивая вида на жительство. Неграждане не имеют избирательных прав, хотя могут состоять в латвийских партиях и делать им пожертвования. Есть ограничения в профессиональной деятельности: не могут служить в армии, правоохранительных органах, охране тюрем, работать чиновниками, адвокатами, нотариусами, фармацевтами, работниками Службы государственных доходов и ЗАГСов. Также они не могут приобретать и носить оружие.

В Латвии в середине 90-х было около 740 тыс. неграждан, а по состоянию на 2020 год — уже только 108 тыс. (10,4% жителей страны). Из них около 130,4 тыс. человек (6,8%) — те, кто называют себя русскими по национальности. При этом без малого 308 тыс. из числа граждан Латвии называли себя при переписи «русскими» — это 16,1% населения страны. Получается, русских, которые стали гражданами, сегодня в два с лишним раза больше чем соплеменников, остающихся негражданами. А по данным Регистра жителей, в Латвии проживает более 522 тыс. русских, соответственно, негражданами остаются только 26% из них.

Кроме русских, самые большие группы неграждан — белорусы (13,7% от общего количества этой категории) и украинцы (9,9%). Но большинство белорусов и украинцев уже «латыши».

Почему быстро сокращается число неграждан? Во-первых, умирают пенсионеры, многие из которых принципиально отказывались становиться гражданами Латвии. Во-вторых, более молодые люди активно натурализовывались. Потому что на самом деле это достаточно просто.

Для этого достаточно принести обещание верности Латвийской Республике, сдать экзамены по языку, конституции, гимну и истории Латвии. То есть все просто и логично: всю жизнь жить в стране и не знать ее языка и истории — как минимум, странно.

Натурализация ускорилась в 2004 году после вступления Латвии в ЕС — люди не захотели терять открывающиеся перспективы. Хотя когда в 2007-м неграждане получили право свободного перемещения по странам Евросоюза, натурализация замедлилась, а в 2009–2012 годах стабилизировалась между отметками 2000 и 2500 натурализуемых в год.

При этом в Латвии само существование неграждан остается политической проблемой. Пророссийские общественные организации периодически собирают подписи и принимают публичные обращения против негражданства и за расширение прав неграждан. Латышские националисты — ровно наоборот — собирают митинги и подписи против высоких (по их мнению) темпов натурализации.

Европейцы периодически высказывались в том духе, что само существование неграждан как части населения — не слишком демократично. Об этом есть резолюции ПАСЕ (2002 год) и ОБСЕ (2006 год), а также Европарламента (2015 год). Однако простота и логичность получения латвийского гражданства для неграждан делает эту проблему слишком незначительной в глазах европейцев. Мол, кто вас ограничивает? Выучите, наконец, язык, принесите присягу, — и станьте гражданами, никто же не запрещает.

В Эстонии вопрос неграждан стоит еще менее остро, чем в Латвии. Там неграждане всех национальностей — это только 68 992 человека (5,2% населения). Тогда как в начале 90-х их было 300 тыс. При этом государство финансирует обучение взрослых эстонскому языку, чтобы они могли без больших проблем натурализоваться. А дети и так изучают эстонский язык в школе.

Но что интересно: в Эстонии после 1991 года больше неграждан получили российские паспорта, чем эстонские.

С вопросом (не)гражданства в Латвии и Эстонии тесно связан и статус русского языка в этих странах. В Латвии с декабря 1999 года он считается иностранным, хотя на нем постоянно или время от времени общается до 40% населения. К 1 сентября 2021 года в стране не осталось и школ с русским языком обучения. Что, конечно, вызвало резкую реакцию Русской общины Латвии.

Впрочем, сегодня эта организация не имеет своего прежнего влияния. Новые поколения «латвийских русских» предпочитают не отстаивать интересы русских в Латвии и тем более не репатриироваться на историческую родину, а «вливаться в Европу».

Латвийские власти такая ситуация вполне устраивает. А в Эстонии они и вовсе показательно демонстрируют «теплоту» к русскому населению.

11 октября новый президент Алар Карис, выступая перед парламентом на церемонии инаугурации, упомянул русскоязычное меньшинство. «В русскоязычных детских садах есть бесплатные уроки эстонского языка, но родители могут покупать и дополнительные уроки. Они доступны только тем детям, чьи матери или отцы оплатили занятия. Но деньги на это есть не у всех, — сказал он. — Так неравенство, зависящее от денег, возникает уже в детских садах. Это первое узкое место, которое может повлиять на дальнейшее будущее русскоязычных детей в Эстонии, их конкурентоспособность на рынке труда, уверенность в том, что они являются равноправной частью нашего общества».

Сегодня Латвия и Эстония уже не боятся, что русскоязычное меньшинство неграждан может представлять угрозу для их национальной безопасности (ну кроме спецслужб — но у них «работа» такая). Так что отношение к русским меняется — их начинают «холить и лелеять» как меньшинство, которое нуждается в защите. И сложно сказать, что для русских и России более обидно — «наезды» или «забота».

Источник
Рейтинг
Загрузка ...