Латвия присоединилась к СССР когда

Содержание

Присоединение Латвии к СССР

Присоединение Латвии к СССР (латыш. Latvijas okupācija 1940. gadā, в Латвии и многих других странах эти события и последующий период нахождения Латвии в составе СССР называются Сове́тская оккупа́ция Ла́твии) [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] происходило отдельными, разделёнными по времени этапами. Сначала, после подписания Договора о взаимопомощи между СССР и Латвией (аналогичные договоры были навязаны в то же время Литве и Эстонии), в Латвии были организованы военные базы СССР. Спустя несколько месяцев, уже после ультиматума СССР от 16 июня 1940-го года Латвия была занята Красной армией и аннексирована. В Латвии 20 июня 1940 года было создано новое правительство во главе с микробиологом Августом Кирхенштейном. Действующий глава государства Карлис Улманис, передавший ранее свои полномочия чрезвычайному послу в Великобритании, находился на домашнем аресте [15].

Источник

Присоединение Латвии к СССР. 1940 год.

Как России наказать убийцу Дарьи Дугиной

Нужно быть готовыми к тому, что в предстоящие месяцы Казахстан немного «потрясет» и отдельные проявления смогут вызывать в России подозрительность. Принципиальное значение имеет способность отделить главное от второстепенного. Подробности.

Энергетический кризис отправляет Европу в «темные века»

Владимир Прохватилов, президент Академии реальной политики

Нынешней зимой в Европе будет темно и холодно. И не факт, что весна принесет свет и тепло. Мир вступает в эпоху высоких цен на природные ресурсы, которых у амбициозных европейцев нет, не было и не будет. Подробности.

Нужно ли России вступаться за Армению

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ

Можно долго рассуждать о том, как Москва работает с армянским гражданским обществом, но это не ее задача поддерживать в армянах инстинкт самосохранения. Подробности.

  • Украинцев возмутило новогоднее обращение Зеленского
  • По факту нападения на росгвардейцев на незаконной акции в Москве возбуждены новые дела
  • Глава ВЦИОМ назвал россиян «тоскующими индивидуалистами»

Как Хрущев покорил Америку

Байден опять обходит Трампа

Сборная России по футболу возвращается в игру

Луганск и Херсон подверглись украинской террористической атаке

В пятницу на третьем этаже в здании генпрокуратуры ЛНР в центре Луганска прогремел взрыв. В результате погибли генпрокурор республики Сергей Горенко и его заместитель Екатерина Стегленко. Глава ЛНР Леонид Пасечник назвал произошедшее терактом.
Также в пятницу ВСУ нанесли ракетный удар по центру Херсона, рядом со зданием администрации упали не менее пяти ракет HIMARS

Карл III официально провозглашен королем Британии

В субботу король Карл III был официально объявлен британским монархом на церемонии в духе исторических традиций страны. Торжественное мероприятие стало дважды беспрецедентным: в нем участвовали женщины, а за происходящим можно было следить в режиме реального времени

Россия восстановила мемориал «Саур-Могила» в ДНР

В ДНР восстановлен мемориальный комплекс «Саур-Могила» на одноименном кургане. В 1943 году здесь шли ожесточенные бои с немецкими дивизиями. В память о тех событиях 19 сентября 1967 года был открыт мемориал, впоследствии разрушенный украинской армией летом 2014 года

Центр реставрации книг решили создать в Кирове

Перспективы создания на базе библиотеки имени А. И. Герцена регионального центра реставрации книг обсудила министр культуры России Ольга Любимова с главой Кировской области Александром Соколовым.

В Тверской области запланировали торжества в честь 350-летия Петра I

Мероприятия в честь 350-летия со дня рождения Петра I в 2022 году вошли в перечень культурного развития Верхневолжья, сообщили в правительстве Тверской области, где рассмотрели реализацию национального проекта «Культура».

Названы сроки создания модельных библиотек в Ставрополье

Модельные библиотеки откроют в Благодарненском, Георгиевском и Левокумском округах Ставрополья в 2022 году по нацпроекту «Культура», сообщила министр культуры края Татьяна Лихачева.

  • Да, грибов много
  • Да, но грибов мало
  • Грибов нет

Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации

Главная тема

демилитаризация Украины

американская поддержка

«Раба любви»

Видео

«друзья на морозе»

общественная поддержка

«дальше некуда»

территориальные интересы

Агентура врага

временная эйфория

договор о союзе

образовательные рейтинги

на ваш взгляд

Почему Сталин решил включить Прибалтику в состав СССР

80 лет назад, 17 июня 1940 года, дополнительные части РККА вошли на территории Литвы, Латвии и Эстонии. Сопротивления им никто не оказывал. Сейчас в Таллине, Риге и Вильнюсе период пребывания этих стран в составе СССР называют «оккупацией», на Западе более мягко – «инкорпорацией». Что это было на самом деле и зачем Сталин принял такое решение?

Уже к середине дня 17 июня 1940 года советские части вошли в Таллин и Ригу. С моря был высажен морской десант. Возле Риги высадились парашютисты. Это было первое в истории относительно боевое (не учебное) применение воздушного десанта.

Надо напомнить, что советские войска уже находились в прибалтийских странах по договорам о дружбе и взаимопомощи от 1939 года, но размещались неравномерно. Например, после того как СССР передала Литве Вильнюс и Виленский край, советские части были по просьбе литовцев выведены из Вильнюса и расположились в Новой Вильне и Пренае. Зачисткой столицы от остатков «польского элемента» занимались сами литовцы, о чем теперь вспоминать не любят.

В течение трех предшествовавших дней, начиная с 14 июня, правительства прибалтийских государств получили из Москвы ультиматумы, в которых указывалось на злостное нарушение договоров о дружбе 1939 года, множественные провокации против советских военнослужащих и прочие прегрешения Вильнюса, Риги и Таллина. Прибалтийским государствам предлагалось до 17 июня 1940-го сформировать правительства, которые будут способны «честно выполнять» пакты о взаимопомощи. Сроки истечения ультиматумов незначительно варьировались: для Латвии – 23.00, для Эстонии – 24.00 16 июня, что принципиально ситуацию не меняло.

Правительства Латвии и Эстонии, включая президентов Карлиса Улманиса и Константина Пятса, предпочли сдаться. Литовцы несколько часов спорили, что им делать, но в итоге президент Антанас Сметона бежал в Восточную Пруссию. В республиках были сформированы нейтральные по своему составу правительства из представителей «прогрессивной интеллигенции» (в которых, правда, коммунисты занимали некоторые ключевые посты).

Сейчас в подавляющем большинстве случаев эти события рассматривают исключительно через призму так называемого пакта Риббентропа – Молотова. Все прочие обстоятельства отметаются как ненужные. Агрессивный Сталин заключил сделку с Гитлером, чтобы вдвоем поделить Восточную Европу. Гитлер стремился к мировому господству германской расы, СССР тоже хотел захватить всю планету, но для начала хотя бы восстановить старые границы империи.

На эту тему

Все это звучит красиво, но такой идеологически выдержанной либеральной трактовке истории не хватает красок жизни. Сами прибалтийские государства выступают в такой картине мире в виде несчастных бедных овечек, которых силой затащили в советский загон. А дополнительная информация в эту черно-белую схему вовсе не укладывается.

Например, никакими овечками эти страны не были. Во всех трех прибалтийских государствах действовали политические режимы, которые сейчас по-научному называют протофашистскими или парафашистскими.

Помогали Германии

В Эстонии десять лет действовало военное положение, политические партии были запрещены, тюрьмы переполнены. Парламент был после военного переворота 1934 года распущен, и с тех пор не созывался. Этот период в истории Эстонии принято называть «эпоха безмолвия». И именно тогда президент Пятс и его соратник министр обороны Лайдонер запустили первую волну «эстонизации».

Лицам с немецкими, шведскими и финскими фамилиями настойчиво предлагалось поменять их на эстонские. Исторически остзейские бароны давали безымянным эстонским крепостным крестьянам свои фамилии, как американские плантаторы неграм. Отдельной строкой проходили сету – православные эстонцы, живущие на границе с Псковской областью. Из-за политики эстонизации 1930-х годов сету начали бежать в Советскую Россию, и сейчас в Пскове их больше, чем в самой Эстонии. При этом сам Пятс был из православной семьи, а его мать – вообще русская.

В последние лет десять стали появляться интересные документы и исследования, несколько в ином свете подающие и обстоятельства переворота 1934 года, и личность Пятса. Неожиданно выяснилось, что Пятс с 1920-х годов находился на содержании у Москвы (400 долларов в месяц – по тем временам гигантская сумма). Он был тогда председателем торгово-промышленной палаты Эстонии и, выражаясь современным языком, лоббировал интересы Советского Союза. А в 1934 году Москва в лице НКИД, посольства и разведки чуть ли не открыто поддерживала группу Пятса – Лайдонера, а те согласовывали с Советами обстоятельства переворота.

Дело было в том, что на предстоящих в 1934 году выборах в парламент Эстонии, по всем оценкам, должны были победить люди куда более неприятные, чем Пятс. Партия «вапсов» (от эстонского vapsid – «ветераны), в основе которой были ветераны гражданской войны, представляли собой уж совсем фашистскую организацию, скопированную с гитлеровской НСДАП и румынской «Железной гвардии». Москву такой поворот событий категорически не устраивал, и в СССР активно поддержали переворот Пятса, который распустил парламент и тем самым не допустил прихода к власти «вапсов».

Неприятный звонок прозвенел в 1939 году, когда случился так называемый побег «Орла».

Польская подводная лодка «Ожел» («Орел»), спасаясь от немецких эсминцев, вышла на таллинский рейд и запросила убежища. Нейтральная Эстония согласилась его предоставить, что было в рамках международного права. Но через пару часов эстонцы захватили подлодку, изъяли навигационные материалы и принялись снимать с нее вооружение.

Сгрузили семь торпед, пока один из польских моряков не сломал лебедку. А вот это уже было очевидным нарушением нейтралитета в пользу Германии, на что Пятсу указали в советском посольстве. Поляки так просто не сдались. Ночью они разоружили и связали эстонскую охрану и вышли в море. Невероятным образом «Ожелу» удалось пройти мелкое Балтийское море и обогнуть Данию практически без карт и навигационных средств. «Ожел» благополучно добрался до Шотландии, где был включен в состав флота Его Величества.

Эта героическая история поставила под сомнение благонадежность президента Пятса и руководимой его железной рукой Эстонии. Одно дело насильственно переделывать немецкие и шведские фамилии на как бы эстонские, а другое – открыто контактировать с Германией и действовать в пользу Германии. В Эстонию и Латвию параллельно прибывали группы офицеров вермахта, которые инспектировали советскую границу и осматривали порты и пляжи.

Со стороны Пятса это был неверный выбор, который он сделал не только за себя лично, но и за всю Эстонию. Константин Яковлевич Пятс умер в 1956 году в психиатрической клинике в Калининской области. В диагнозе было написано: «считает себя президентом Эстонии».

В Латвии Карлис Улманис совершил военный переворот практически синхронно с Пятсом – в мае 1934 года, а затем просто назначил себя президентом, приостановил действие конституции, разогнал парламент и все политические партии. А неугодные газеты просто закрыл. Он именовал себя «народным вождем», призывал латышей сажать побольше деревьев и отличался любовью к афоризмам типа «что есть – то есть, а чего нету – того нету».

22 мая 1939 года британское внешнеполитическое ведомство (Форин-офис) выпускает секретный меморандум, где просчитываются плюсы и минусы заключения оборонительного союза с СССР против Германии. И один из минусов там такой: «в результате неспособности Польши или Румынии оказать сопротивление германскому нападению или в результате нападения Германии на Советский Союз морем или через прибалтийские государства [Великобритания] может быть втянута в войну не с целью защиты независимости какого-либо европейского государства, а для оказания поддержки Советскому Союзу против Германии».

Иначе говоря, Британия тогда категорически не хотела воевать с Гитлером в союзе с СССР.

22 марта 1939 года в Берлине министр иностранных дел Литвы Юозас Урбшис подписывает с Риббентропом договор о передаче Германии Мемельского края с городом Мемелем, то есть Клайпедой. Урбшис затем долго каялся и писал в своих мемуарах, вышедших в Вильнюсе в 1988 году, что его вынудили «великие державы». Но это не помешало ему затем еще приехать в Берлин уже в 1940 году после фактического военного поражения Франции. Литовское руководство предлагало Гитлеру установление германского протектората, что, с точки зрения Москвы, нарушало сложившийся статус-кво.

При этом есть основания подозревать, что до инициативы Вильнюса в Берлине у СССР не было желания именно инкорпорировать прибалтийские государства. Например, еще 25 мая 1940 года Москва рассматривала вопрос об обмене населением между Белорусской ССР и Литвой – репатриации литовского населения из Белоруссии, Белостока и Сувалкии в Литву и наоборот. Инициатива же Антанаса Сметоны и Юозаса Урбшиса очень разозлила Москву, поскольку, как и в случае с Эстонией, демонстрировала нелояльность Литвы как потенциального союзника. Литовцы, предлагая себя Германии в качестве протектората, нарушили порядок вещей и угрожали безопасности СССР.

Возможно, что именно эта акция Вильнюса и стала последней каплей, склонившей Сталина к выбору именно сценария поглощения прибалтийских государств.

Сработала вся совокупность деталей: нелояльность руководства, профашистские или околофашистские режимы во всех трех странах и получение из разведывательных и дипломатических источников данных о теоретической возможности использования Германией их территории для агрессии против СССР.

Реальные причины присоединения

Если помечтать в режиме альтернативной истории, то можно предположить, что Латвия, Литва и Эстония вполне могли бы пережить и 1940 год, и всю Вторую мировую войну в качестве союзников СССР и всей антифашистской коалиции, сохраняя государственную независимость. Почти наверняка после 1945 года они остались бы в орбите советского влияния просто географически, вошли бы в Варшавский договор и СЭВ, как другие страны Восточной Европы. Были бы некоторые социальные преобразования ограниченного характера, как в Польше или Венгрии, где не было никакой коллективизации и никто никого в Сибирь не высылал.

Для всего этого счастливого будущего надо было просто вести себя прилично. Насквозь коррумпированному правительству Эстонии не надо было лебезить перед немцами. Латышам не следовало устраивать экскурсии для картографов и разведчиков вермахта в Латгальских лесах. А Сметоне лучше было бы помалкивать и обустраивать даром полученные Вильнюс и Сувалкию.

Был же план отдать Вильнюс Белоруссии, которая до осени 1939-го представляла собой почти невидимую на карте глазом полоску вокруг Минска. Вообще в Москве не очень-то и хотели кого-то присоединять. Ограниченный опыт Западной Украины и Западной Белоруссии показал, что проблем может быть гораздо больше, чем прибыли.

Но история сложилась по-иному как раз не из-за «пакта Риббентропа – Молотова» или «агрессивных устремлений Москвы», а в результате странных, а порой просто необъяснимых действий руководства трех прибалтийских государств. Надо было выполнять свои обязательства по договорам и не заигрывать с Берлином. И все бы у них получилось.

Источник

Вхождение Прибалтики в состав СССР: добровольное решение или аннексия?

Присоединение к СCCР стран Прибалтики в августе 1940 года до сих пор вызывает острые споры и порождает противоречивые мнения. Было ли вхождение Латвии, Литвы и Эстонии в состав Советского Союза добровольным решением граждан, или это была оккупация – единого суждения по этому поводу нет.

Демонстрация в Латвии

Предыстория. Политическая обстановка в 1930-е годы

После событий Первой мировой войны и обретения независимости в 1920 году, Литва, Латвия и Эстония стали причиной острой политической борьбы между передовыми странами Европы. В Прибалтике схлестнулись интересы таких могущественных держав, как:

Скорому вхождению прибалтийских стран в состав Советского Союза способствовало подписание в 1939 году пакта Молотова-Риббентропа – соглашения о ненападении между СССР и Германией. В документе имелся секретный протокол, определяющий границы сфер влияния двух государств. Согласно ему Стране Советов доставалась территория Финляндии и Прибалтики.

Международная обстановка в 1939 году складывалась таким образом, что Литва, Латвия и Эстония находились между двух огней. С одной стороны была фашистская Германия, с другой – советская Россия. Прибалтике необходимо было выбрать одну из сторон, чтобы как-то обезопасить себя в преддверии неизбежной Второй мировой войны.

Карта присоединения Прибалтики к СССР

Присоединение Эстонии

Под большим давлением со стороны Советского Союза, обвиняющим Эстонию в несоблюдении нейтралитета в интересах Польши, 28 сентября 1939 года между Эстонией и СССР был подписан пакт о взаимопомощи. Согласно документу на территории прибалтийского государства были размещены военные базы с гарнизонами общей численностью 25000 солдат и офицеров. В начале октября парламент Эстонии ратифицировал договор.

Основные пунктами пакта о взаимопомощи были:

  1. Стороны обязуются оказывать взаимную экономическую, военную и иную помощь в случае вторжения на их территории других государств Европы.
  2. Советский Союз гарантирует поставку военной техники и оружия на льготных условиях.
  3. Прибалтийские страны дают разрешение на размещение на своих западных рубежах советских военных баз.
  4. Стороны обязуются не вступать в союзы, направленные против другой стороны, и не подписывать соответствующих соглашений.

16 июня 1940 года в адрес Эстонии Советский Союз направил ультиматум, в котором были обвинения в нарушении некоторых пунктов ранее заключенного соглашения. Советские дипломаты требовали создания нового просоветского правительства и отставки существующего. Спустя 3 дня правительство во главе с Юри Улуотсом подало в отставку, которую тут же принял президент пока еще независимой Эстонии Константин Пятс. 21 июня было сформировано новое правительство под руководством Йоханнеса Барбаруса. Ровно через месяц в Эстонии провозгласили Советскую власть, а страну стали именовать Эстонской ССР.

Флаг и герб Эстонской ССР

Присоединение Латвии

Вход Латвии в состав СССР во многом дублирует историю с Эстонией. Соглашение о взаимопомощи стороны подписали 5 октября 1939 года. В Вентспилсе и Лиепае разместились базы ВМФ, на побережье Ирбенского пролива – база береговой обороны. Помимо этого на территории страны функционировали несколько военных аэродромов.

Одновременно с Эстонией, Латвия получила ультиматум с идентичными требованиями, который был безоговорочно принят. Во главе правительства встал Август Кирхенштейн, заведующий кафедры микробиологии Латвийского университета. Контингент советских войск в Латвии значительно увеличился.

По итогам выборов в Народный Сейм уверенную победу одержал «Блок трудового народа». 21 июля 1940 года в Латвии объявили Советскую власть. Направленное прошение правительства о принятии Латвии в состав Советского Союза было удовлетворено советской стороной 5 августа 1940 года.

флаг Латвийской ССР

Присоединение Литвы

Литва заключила договор с Советским Союзом 10 октября 1939 года. По нему к будущей советской республике отходила Виленская область, которая был отторгнута от Польши в ходе военной операции Красной армии в сентябре 1939 года. СССР получал возможность размещения военных объектов и ввода войсковых частей численностью 25000 человек.

В ответ на предъявленный СССР ультиматум, президент Литвы совершил попытку вооруженного восстания против советских войск, но его не поддержали ни главы соседних республик, ни главнокомандующий вооруженных сил. Дальнейший сценарий присоединения Литвы аналогичен Эстонии и Латвии. После провозглашения ее Литовской ССР между Советским Союзом и нацистской Германией было заключено соглашение, в котором немецкая сторона отказывалась от всяческих притязаний на приграничные районы Литвы.

Балтийская Антанта

Советский Союз оплачивал аренду земель, где располагались его военные объекты. В свою очередь прибалтийские страны были обязаны воспринимать СССР как союзника. Однако еще в 1934 году был создан оборонительный союз Эстонии и Латвии, в который позже вошла и Литва.

Балтийская Антанта

Одновременно с образованием военного блока против СССР, в Литве, Латвии и Эстонии начали издавать газету на английском, французском и немецком языках. С апреля 1940 года участились случаи исчезновения советских солдат с литовских военных баз. Советский Союз отреагировал немедленно: Молотов направил литовским дипломатам заявление, в котором говорил о подтвержденных фактах причастности правительства Литвы к пропаже военнослужащих. На это литовская сторона отписалась, что солдаты самовольно покинули часть.

В начале июля произошел еще один вопиющий инцидент. На территории Литвы пропал без вести младший командир РККА Г. Бутаев. Через двое суток после похищения, стало известно, что советский офицер был убит. Литовская сторона прокомментировала это, как самоубийство при попытке задержания его полицией после побега из военной части. Когда тело передали представителям Советского Союза, патологоанатомы сделали заключение, что Бутаев был убит со среднего расстояния выстрелом в сердце.

Кризис советско-литовских отношений был продиктован не только волной похищений и вербовки советских солдат. Весной 1940 года обострилась угроза перехода Литвы под протекторат Германии. В феврале 1940 в Берлине шли тайные переговоры на эту тему, но благодаря слаженной работе советской разведки о них быстро стало известно в Москве. Именно за этим последовала череда ультиматумов в адрес прибалтийских стран и быстрое присоединение их к СССР.

советский танк Т-28 в Литве

Мнения историков и политических деятелей

Большинство советских историков позиционируют присоединение Прибалтики как социалистические революции и добровольное решение высших законодательных органов вышеперечисленных стран. Заручившись поддержкой народа на выборах, правительства направили СССР прошение о принятии независимых государств Прибалтики в состав Советского Союза.

Зарубежные историки не считают, что вхождение в СССР было добровольным. Многие называют это оккупацией или аннексией, пусть и без ведения боевых действий. Советский Союз медленно, но верно подводил Литву, Латвию и Эстонию к такому ответственному решению, проводя ряд экономических и дипломатических шагов на фоне назревающей Второй мировой войны.

Прибалтийские специалисты отрицают добровольный переход государств под крыло могущественного восточного соседа. Досрочные выборы, проводимые одновременно в трех странах, нарушили демократические права независимых государств. Они проводились в присутствии значительного военного контингента, что не могло не влиять на народное волеизъявление. Все существующие блоки, кроме «Блока трудового народа», были отклонены, гражданам оставалось выбирать лишь среди представителей просоветской организации.

события в Вильнюсе 1991 года

Известен тот факт, что результаты выборов были сфальсифицированы. Советское информагентство ТАСС оповестило советских граждан об итогах задолго до того, как подсчет голосов был закончен. Так или иначе, Прибалтика находилась в составе Советского Союза до 6 сентября 1991 года, когда Государственный Совет СССР признал независимость Литвы, Латвии и Эстонии. Стали ли эти годы счастливыми или трагическими для латышей, литовцев и эстонцев, однозначного ответа нет.

Источник

Присоединение Прибалтики к СССР: правда и ложь

1 августа 1940 года нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов, выступая на сессии Верховного Совета СССР, сказал, что «трудящиеся Латвии, Литвы и Эстонии с радостью восприняли известие о вхождении этих республик в состав Советского Союза».
Давайте же вспомним, при каких обстоятельствах происходило присоединение стран Прибалтики и как на самом деле восприняли это присоединение местные жители.

Советские историки характеризовали события 1940 года как социалистические революции и настаивали на добровольном характере вхождения прибалтийских государств в состав СССР, утверждая, что оно получило окончательное оформление летом 1940 года на основе решений высших законодательных органов этих стран, получивших на выборах самую широкую поддержку избирателей за всё время существования независимых прибалтийских государств. С подобной точкой зрения согласны и некоторые российские исследователи, которые также не квалифицируют события как оккупацию, хотя и не считают вхождение добровольным.
Большинство зарубежных историков и политологов, а также некоторые современные российские исследователи, характеризуют этот процесс как оккупацию и аннексию независимых государств Советским Союзом, осуществлённую постепенно, в результате ряда военно-дипломатических и экономических шагов и на фоне разворачивающейся в Европе Второй мировой войны. Современные политики говорят также о инкорпорации, как о более мягком варианте присоединения. По мнению экс-главы МИДа Латвии Яниса Юрканса, «В американо-балтийской хартии фигурирует именно слово инкорпорация».
Большинство зарубежных историков считают это оккупацией
Отрицающие оккупацию ученые указывают на отсутствие военных действий между СССР и странами Балтии в 1940 году. Их оппоненты возражают, что определение оккупации не обязательно подразумевает войну, например оккупацией считается захват Германией Чехословакии в 1939 году и Дании в 1940.
Прибалтийские историки подчёркивают факты нарушения демократических норм при проведении внеочередных парламентских выборов, состоявшихся в одно и то же время в 1940 году во всех трёх государствах в условиях значительного советского военного присутствия, а также тот факт, что на выборах, состоявшихся 14 и 15 июля 1940 года, был дозволен только один выдвигаемый от «Блока трудового народа» список кандидатов, а все остальные альтернативные списки были отклонены.
Прибалтийские источники считают результаты выборов сфальсифицированными
Прибалтийские источники считают, что результаты выборов были сфальсифицированы и они не отражали волю народа. Например, в статье, размещённой на сайте министерства иностранных дел Латвии, историк И. Фелдманис приводит информацию о том, что «В Москве советское агентство новостей ТАСС дало информацию об упомянутых результатах выборов уже за двенадцать часов до начала подсчёта голосов в Латвии». Он же приводит мнение Дитриха А. Лёбера (Dietrich André Loeber) — правоведа и одного из бывших военнослужащих диверсионно-разведывательного подразделения абвера «Бранденбург 800» в 1941—1945 — о том что аннексия Эстонии, Латвии и Литвы была фундаментально нелегальна, поскольку она базируется на интервенции и оккупации. Из этого делается вывод, что решения прибалтийских парламентов о вхождении в СССР были предопределены заранее.

Подписание Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом
Вот как об этом рассказывал сам Вячеслав Молотов (цитата по книге Ф. Чуева «140 бесед с Молотовым»):
«Вопрос о Прибалтике, Западной Украине, Западной Белоруссии и Бессарабии мы решили с Риббентропом в 1939 году. Немцы неохотно шли на то, что мы присоединим к себе Латвию, Литву, Эстонию и Бессарабию. Когда через год, в ноябре 1940 года, я был в Берлине, Гитлер спросил меня: «Ну хорошо, украинцев, белорусов вы объединяете вместе, ну, ладно, молдаван, это еще можно объяснить, но как вы объясните всему миру Прибалтику?»
Я ему сказал: «Объясним».

Коммунисты и народы Прибалтийских государств высказались за присоединение к Советскому Союзу. Их буржуазные лидеры приехали в Москву для переговоров, но подписать присоединение к СССР отказывались. Что нам было делать? Я вам должен сказать по секрету, что я выполнял очень твердый курс. Министр иностранных дел Латвии приехал к нам в 1939 году, я ему сказал: «Обратно вы уж не вернетесь, пока не подпишете присоединение к нам».
Из Эстонии к нам приехал военный министр, я уж забыл его фамилию, популярный был, мы ему то же сказали. На эту крайность мы должны были пойти. И выполнили, по-моему, неплохо.
Я сказал: «Обратно вы не вернетесь, пока не подпишете присоединение».
Я в очень грубой форме вам это представил. Так было, но все это делалось более деликатно.
— Но ведь первый приехавший мог предупредить других, — говорю я.
— А им деваться было некуда. Надо же как-то обезопасить себя. Когда мы предъявили требования… Надо принимать меры вовремя, иначе будет поздно. Они жались туда-сюда, буржуазные правительства, конечно, не могли войти в социалистическое государство с большой охотой. А с другой стороны, международная обстановка была такова, что они должны были решать.

Находились между двумя большими государствами — фашистской Германией и советской Россией. Обстановка сложная. Поэтому они колебались, но решились. А нам нужна была Прибалтика…

С Польшей мы так не смогли поступить. Поляки непримиримо себя вели. Мы вели переговоры с англичанами и французами до разговора с немцами: если они не будут мешать нашим войскам в Чехословакии и Польше, тогда, конечно, у нас дела пойдут лучше. Они отказались, поэтому нам нужно было принимать меры хоть частичные, мы должны были отдалить германские войска.
Если бы мы не вышли навстречу немцам в 1939 году, они заняли бы всю Польшу до границы. Поэтому мы с ними договорились. Они должны были согласиться. Это их инициатива — Пакт о ненападении. Мы не могли защищать Польшу, поскольку она не хотела с нами иметь дело.

Ну и поскольку Польша не хочет, а война на носу, давайте нам хоть ту часть Польши, которая, мы считаем, безусловно принадлежит Советскому Союзу.
И Ленинград надо было защищать. Финнам мы так не ставили вопрос, как прибалтам. Мы только говорили о том, чтобы они нам часть территории возле Ленинграда отдали. От Выборга. Они очень упорно себя вели.
Мне много приходилось беседовать с послом Паасикиви — потом он стал президентом. По-русски говорил кое-как, но понять можно. У него дома была хорошая библиотека, он читал Ленина. Понимал, что без договоренности с Россией у них ничего не получится. Я чувствовал, что он хочет пойти нам навстречу, но противников было много.
— Финляндию пощадили как! Умно поступили, что не присоединили к себе. Имели бы рану постоянную. Не из самой Финляндии — эта рана давала бы повод что-то иметь против Советской власти…
Там ведь люди очень упорны, очень упорны. Там меньшинство было бы очень опасно.
А теперь понемногу, понемногу можно укрепить отношения. Демократической ее сделать не удалось, так же как и Австрию.
Хрущев отдал финнам Порккала-Удд. Мы едва ли отдали бы.
С китайцами из-за Порт-Артура портить отношения не стоило, конечно. И китайцы держались в рамках, не ставили своих пограничных территориальных вопросов. А вот Хрущев толкнул…»

Источник
Рейтинг
Загрузка ...