Латвия во второй мировой войне на чьей стороне

Округ Леттланд Как Латвия жила под фашистской оккупацией

Латвийский город Елгава (Митава), разрушенный немецкими захватчиками

Семьдесят пять лет назад, 1 июля 1942 года, в Риге состоялся парад в честь «первой годовщины освобождения Латвии от большевиков». Парад принимал рейхскомиссар Остланда Генрих Лозе, напомнивший, что ровно за год до этого, в июле 1941-го, немецкие части из группы армий «Норд» вошли в Ригу. «Лента.ру» вспомнила, как жила Латвия под гитлеровской оккупацией.

Большие планы

Хотя в Латвии шли ожесточенные бои, территория республики относительно быстро была захвачена немцами. 26 июня 1941 года части вторгшейся армии заняли Даугавпилс, 29 июня — Лиепаю, а 1 июля, после двухдневных боев, пала и Рига. Таким образом уже менее чем через три недели после начала войны вся латвийская земля подпала под власть Гитлера. Те из местных жителей, кто не успел или не захотел эвакуироваться, приняли захватчиков со смешанными чувствами. Латвия была присоединена к СССР в июле 1940-го, и за короткий срок репрессиями и депортациями явных и потенциальных противников своего режима коммунисты сумели настроить против себя значительную часть населения, поэтому многие встречали солдат вермахта как освободителей.

Латышский легион CC. Латвия во Второй мировой войне.

Многие в Латвии встречали солдат вермахта как освободителей

Многие в Латвии встречали солдат вермахта как освободителей

Фото: Berliner Verlag / Archive / Diomedia

С началом немецкой оккупации начались репрессии уже против сторонников советской власти, неблагонадежных и «расово неполноценного элемента», к которому, в частности, были отнесены довольно многочисленные тогда в Латвии евреи. Расстрелы евреев, осуществлявшиеся при помощи набранной из местных жителей «команды Арайса», происходили в Бикерниекском и Дрейлинском лесах, в Румбуле, многих сожгли заживо в рижской хоральной синагоге. Столь же массово уничтожали и советских военнопленных. На территории Латвии заработала сеть «фабрик смерти» (48 тюрем, 23 концлагеря и 18 еврейских гетто), наибольшую известность получил концентрационный лагерь в Саласпилсе.

«Евреи! Записывайте, все записывайте!» Чем закончилась проходившая 75 лет назад массовая казнь под Ригой

«Евреи! Записывайте, все записывайте!» Чем закончилась проходившая 75 лет назад массовая казнь под Ригой

Административно территория Латвии вошла в состав рейхскомиссариата «Остланд» и получила название округа Леттланд, управление которым осуществлялось из Риги. Возглавил Леттланд генеральный комиссар Отто-Генрих Дрехслер, до вступления в нацистскую партию работавший обычным стоматологом. Ему помогал генеральный директор внутренних дел Оскар Данкерс, бывший военачальник довоенной Латвийской Республики. Самым зловещим человеком в местном руководстве был высший руководитель СС и полиции в Риге Фридрих Еккельн, командовавший террором против непокорных. К слову, в марионеточном «правительстве» Леттланда были широко представлены деятели докоммунистической Латвии, что дало основание многим латышам надеяться, что немцы если и не восстановят государственность их страны, то хотя бы предоставят ей широкую автономию.

Однако оккупанты быстро дали понять безосновательность подобных ожиданий: 18 августа 1941 года все предприятия и земли Латвии были объявлены «собственностью германского государства». Первоначальные планы немцев не сулили этой земле и ее обитателям ничего хорошего. Еще в 1939-м на совещании в рейхсканцелярии Гитлер заявил: «Для нас речь идет о расширении жизненного пространства и обеспечении снабжения, а также о решении балтийской проблемы».

«Иными словами, территория Прибалтики стала бы сырьевым придатком рейха. Это было четко прописано и в плане «Ост», и в дальнейших директивах, которые «уполномоченный по централизованному решению проблем восточноевропейского пространства», каковым до назначения на пост руководителя «восточного министерства» являлся Альфред Розенберг, тщательно выполнял на этих территориях», — объясняет историк Юлия Кантор.

Ратушная площадь в Риге после ухода фашистов

Ратушная площадь в Риге после ухода фашистов

Фото: РИА Новости

Она ссылается на меморандум Розенберга от 2 апреля 1941 года в отношении Эстонии, Латвии и Литвы. «Следует решить вопрос о том, не возложить ли на эти области особую задачу как на будущую территорию немецкого населения, призванную ассимилировать наиболее подходящие в расовом отношении местные элементы. Если такая цель будет поставлена, то к этим областям потребуется совершенно особое отношение в рамках общей задачи. Необходимо будет обеспечить отток значительных слоев интеллигенции, особенно латышской, в центральные русские области, затем приступить к заселению Прибалтики крупными массами немецких крестьян», — говорилось в нем. Автор меморандума не исключал переселение в эти районы датчан, норвежцев, голландцев, а после победоносного окончания войны — и англичан, чтобы через одно или два поколения присоединить этот край, уже полностью «онемеченный», к коренным землям Германии.

Между коммунистами и нацистами

В Латвии был открыт Ansiedlungsstab — представительство организации, занимавшейся переселением в регион немецких колонистов, что рассматривалось как «восстановление исторической справедливости». Многие века нынешняя Латвия пребывала под властью немецких баронов, представителей этой национальности было здесь немало и до войны, а в 1939 году Гитлер подписал с латвийским диктатором Карлисом Ульманисом договор о репатриации немецкого населения на его историческую родину. После захвата Латвии была провозглашена ее «регерманизация». По словам Кантор, нацисты планировали перевезти туда как можно больше немцев с территории рейха, непременно оберегая их от кровосмешения с местными жителями.

Лагерный бардак Почему в Латвии спорят о количестве жертв в нацистском концлагере Саласпилс

При этом «пригодных» к ассимиляции «с точки зрения расы» жителей Литвы, Латвии и Эстонии надлежало постепенно переселить в Германию, а «непригодных» — в отдаленные районы, на «русский Восток», или уничтожить. Впрочем, неудачи немцев на восточном фронте помешали реализации этих планов. Огромные людские потери вынудили руководство рейха поставить перед начальством «Остланда» задачу формирования легионов «ваффен СС» из местных жителей. После этого Данкерс и его помощник Альфред Валдманис осмелились намекнуть вышестоящим, что вербовка латышского населения в легион была бы особенно успешной, если бы Латвии пообещали автономию, а то и государственность.

Никаких определенных обещаний на этот счет немцы не давали, а набор латышей в легион зачастую осуществлялся насильственными методами — через него прошло свыше 100 тысяч человек. Многие призывники уклонялись от службы на стороне немцев. «Моего брата Евгения мобилизовали в легион, и он вынужден был отправиться на войну.

Через полгода, когда его подразделение отступало через наши края, брат сбежал, скрылся и тайком вернулся к нам в Даугавпилс. Сражаться на стороне нацистов он не хотел. Позже Евгения мобилизовали вторично, теперь уже в советские войска. В декабре 1944-го брат погиб при освобождении Тукумского района», — рассказал «Ленте.ру» пожилой житель Даугавпилса Вильгельм Бернат.

У лагерного барака в Саласпилсе

У лагерного барака в Саласпилсе

На территории Леттланда все время его существования не прекращалось вооруженное сопротивление оккупантам, в основном возглавляемое коммунистами. К примеру, в Риге действовала подпольная группа под руководством Иманта Судмалиса, в Лиепае — под началом Бориса Пелнена и Альфреда Старка, в Даугавпилсе — отряд сопротивления, который возглавлял Павел Лейбч. Они держали связь с партизанами, распространяли листовки и доставлявшуюся через линию фронта газету на латышском языке «За Советскую Латвию», добывали оружие и осуществляли точечные, но болезненные удары по оккупантам.

Вот лишь некоторые эпизоды деятельности подпольщиков в 1942 году. 7 июля, всего через неделю после немецкого парада в столице Латвии, бойцы Рижского подпольного центра взорвали 9000 тонн боеприпасов на складе в Цекуле; 5 сентября подожгли военный склад на улице Цитаделес в Риге; 16 сентября взорвали эшелон с боеприпасами на станции Югла; 3 октября сожгли склад в Чиекуркалнсе; месяцем позже подложили взрывчатку в здание редакции нацистской газеты Tēvija («Родина»). Естественно, немцы отвечали жестокими полицейскими операциями, искали подпольщиков, многих арестовали и казнили.

В ту пору в среде латышской интеллигенции, разочарованной нежеланием немцев дать Латвии автономию, все чаще (естественно, тайно) звучал лозунг: «Против и нацистов, и большевиков». В целом же, как пояснил «Ленте.ру» историк Владимир Симиндей, интеллигенция тогда переживала глубокий раскол: «Левая часть пошла на сотрудничество с советской властью — и, соответственно, либо попала в эвакуацию, либо под расстрел.

Впрочем, некоторые умудрились все же «переобуться в воздухе» и послужить нацистам. Большая часть была растеряна и пыталась как-то устроиться и выжить. Конформисты мечтали, чтобы как-то само все решилось — придут, мол, шведы и англичане с американцами, спасут от немцев и русских. Но было и влиятельное злобное меньшинство, пронацистски настроенное, но с фигой в кармане, с затаенной смесью зависти и неприязни к немцам и презрения и ненависти к русским, особенно советским. Среди них особенно выделялись латышские студенческие корпоранты».

Альфред Розенберг

Конец округа Леттланд

После Сталинградской битвы у тех, кто сотрудничал с немцами, появилось понимание надвигающегося поражения нацистской Германии и страх расплаты. «На последнем активно играла нацистская пропаганда: советского плена очень боялись. Но надо понимать, что интеллигенция в условиях войны и цензуры не так уж сильно влияла на умы: в ходу были «народные» слухи, упования, страхи», — отмечает Симиндей. Одним из героев «морального сопротивления» нацистам стал Константин Чаксте — сын первого президента независимой Латвии. В 1943 году он создал подпольный Латвийский центральный совет, 190 его участников обратились к правительствам западных стран с просьбой о помощи в восстановлении государственной независимости Латвии. В феврале 1944 года меморандум был доставлен на лодке на шведский остров Готланд и попал к экс-послам Латвии в Стокгольме, Лондоне, Вашингтоне.

Совет печатал и распространял листовки, содержащие информацию о преступлениях нацистского режима. Гестапо раскрыло организацию. Константина Чаксте арестовали и отправили сначала в концлагерь в Саласпилсе, а затем в лагерь Штутгоф (как называли его палачи, «Cад богов») под Гданьском, где он и погиб.

Командующий 10-й гвардейской армией на 2-м Прибалтийском и Ленинградском фронтах генерал-лейтенант Михаил Ильич Казаков (слева) уточняет боевую задачу для командира корпуса.

II Прибалтийский фронт, район Лубана, Латвия

Командующий 10-й гвардейской армией на 2-м Прибалтийском и Ленинградском фронтах генерал-лейтенант Михаил Ильич Казаков (слева) уточняет боевую задачу для командира корпуса.. Фото: Василий Савранский / РИА Новости

Постепенно началось бегство из-под обреченного знамени нацистов. Осенью 1944-го в Курземе образовался отряд в 3000 человек во главе с генералом Янисом Курелисом, служившим у немцев, но тайно входившим в Латвийский центральный совет. Изначально «курелиеши», носившие форму немецкой армии с нашивками в виде латвийского флага на рукавах, должны были воевать в тылу наступающей Красной армии. Но руководство отряда намеревалось провозгласить защиту независимой Латвии. СС провел военную операцию по расформированию группы, многие были разоружены, схвачены и расстреляны, но батальон лейтенанта Роберта Рубениса отказался сложить оружие и с боем вырвался из окружения, хотя сам Рубенис погиб.

Партизанской тропой Как латыши во Второй мировой сражались с фашистами

Войска 2-го Прибалтийского фронта пересекли границу Латвии 18 июля 1944 года, 13 октября взята была Рига, а в Курземе немецкая группировка отсиживалась в окружении вплоть до конца войны. В эти месяцы республику покинули многие местные жители — из тех, кто запятнал себя сотрудничеством с гитлеровцами или просто не хотел жить под большевиками.

Судьбы руководителей округа Леттланд сложились по-разному. Дрехслер в 1945-м попал в плен к британцам и покончил жизнь самоубийством в Любеке. Данкерс был интернирован американцами, пережил Нюрнбергский процесс, в 1957-м эмигрировал в США и там умер. Еккельн попал в советский плен, был приговорен военным трибуналом Прибалтийского военного округа к смертной казни и 3 февраля 1946-го публично повешен в Риге.

Источник

Освобождение

Воскресенье 22 июня 1941 года должно было стать приятным выходным днем. Накануне по всему Советскому Союзу прошли выпускные балы. Однако раннее утро было разорвано визгом пикирующих бомбардировщиков и приближающимися взрывами.

На рассвете войска нацистской Германии пересекли границу, началась Великая Отечественная война.

План войны с СССР получил наименование «Директива № 21. План «Барбаросса»». Планировалось в кратчайшие сроки разгромить противостоящие силы, захватить европейскую часть СССР. Группа армий «Центр» должна была взять Москву до наступления зимы.

Прибалтика стала одной из первых территорий СССР, куда пришла война.

Удар вермахта оказался сокрушительным. Пограничники оказались смяты, авиация уничтожена на аэродромах, фронт прорван.

В течение месяца немецким войскам удалось захватить всю Прибалтику.
24 июля был оккупирован Вильнюс, 1 июля — Рига, 28 августа — Таллин.


Не было никаких признаков целеустремленного и планового руководства войсками противника в целом — сопротивление оказывалось отдельными разобщенными друг от друга вражескими группами. Многочисленные укрепления были недостаточно обеспечены гарнизонами или же не имели их вовсе.

Там, где противник встречался, он оказывал ожесточенное и храброе сопротивление, стоял насмерть.

За первые 2 месяца войны с Советским Союзом германская армия потеряла убиты­ми и пропавшими без вести более 100 тысяч человек. Это столько же, сколько во всех предшествующих кампаниях, начиная с сентября 1939 г.

К декабрю 1941 года было убито и ранено уже 740 тыс. солдат и офицеров.

«Вы посланы сюда не за тем,
чтобы работать на благо вверенных вам народов,
а для того, чтобы выжимать все возможное. »

Страны Прибалтики играли в планах Гитлера заметную роль. Контроль над регионом позволил немецкому флоту установить контроль над большей частью Балтийского моря.

Прибалтика стала крупной базой снабжения Германии. Отсюда в Рейх поступали большие объемы продовольствия и нефтепродуктов.

Предполагалось, что эстонцы, латыши и литовцы могут пригодиться при колонизации захваченных территорий, поскольку «усвоили по меньшей мере основные понятия европейской культуры».

Впрочем, это относилось не ко всем. 100% евреев планировалось убить, аналогичная судьба должна была постичь 40–50% поляков.

Мы в высшей степени заинтересованы в том, чтобы ни в коем случае не объединять народы восточных областей, а наоборот дробить их на возможно более мелкие ветви и группы. Что же касается отдельных народностей, то мы не намерены стремиться к их сплочению и численному росту, а тем более к постепенному привитию им национального сознания и национальной культуры.

«Долгосрочный план онемечивания «Остланда» не должен вести к общему повышению жизненного уровня всего живущего там населения. Привилегиями в этом отношении могут пользоваться только живущие и поселяющиеся там немцы, а также онемечивающиеся элементы.

Необходимо сделать все для того, чтобы производить там как можно больше сельскохозяйственной продукции и поставлять ее в войска и в рейх.

Новое будет заключаться только в том, что жизненный уровень местного населения должен быть максимально низким»

Меморандум совещания Германа Геринга, 8 ноября 1941 года

«Хотя латыши в большинстве по своей расовой субстанции представляют в общем и целом пригодный материал для онемечивания (преимущественно «нордический тип»), они по своему национальному складу обладают многими негативными чертами и поэтому требуют настороженного отношения к себе со стороны немцев.

Они нуждаются в перевоспитании и до завершения процесса германизации ни в коей мере не могут приравниваться к немцам».

«Двадцатилетний план должен включать полное онемечивание Эстонии и Латвии. Я лично убежден, что это можно сделать.

Хуже обстоит дело с Литвой. Здесь мы в меньшей степени можем рассчитывать на онемечивание населения. Более того, нам следует разработать общий план колонизации этой территории»

«При всей своей интеллигентности и при всех организаторских способностях латыши в политическом отношении являются незрелыми. Их политическую самостоятельность нужно с самого начала свести к минимуму.
..
Латыши не способны подчинить свою жизнь другим идеалам, кроме как интересам своей выгоды. Используя это качество латышей, мы сможем легко манипулировать ими и тем самым препятствовать их национальному единению. До тех пор, пока не осуществлена ассимиляция, между всем немецким и латышским должна в этой стране проводиться резкая разграничительная черта. Немцы всегда должны держать латышей на расстоянии от себя..

Важную роль в онемечивании латышей должна играть их армейская служба. Через десяток лет, а возможно и раньше, онемечивание латышей уже не будет составлять проблему. Высшим принципом обращения с латышами должно быть проведение последовательной линии»

«Наша задача – не германизация Востока в старом смысле слова, не обучение местного населения немецкому языку и немецким законам. Наша задача обеспечить, чтобы на Востоке жили только люди действительно немецкой, германской крови…»

«. Латыши, литовцы и эстонцы — это низшие расы, в связи с этим обстоятельством необходимо обозначить степень отношения к этим народам».

Источник

Латвия в годы Великой Отечественной войны

Латвийская ССР вступила в Великую Отечественную войну 22 июня 1941 года в составе СССР.

Оборонительные бои советских войск

С первых дней Великой Отечественной войны территория Латвии стала ареной ожесточённых боев. Вместе с красноармейцами и моряками против немецких войск сражались рабочие отряды, отряды комсомольцев, члены советского и партийного актива.

На территории Латвии были сформированы два добровольческих латышских полка, которые в июле — октябре 1941 года в составе 8-й армии сражались на территории Латвии и под Ленинградом.

Тем не менее, 26 июня 1941 года гитлеровцы захватили Даугавпилс, 29 июня — Лиепаю, 1 июля — после двухдневных боёв захватили Ригу.

Оккупация территории Латвии

Члены 21-го латвийского полицейского батальона собирают на пляже вблизи Лиепая группу евреев для казни, 15 декабря 1941 года.

К 8 июля 1941 года была оккупирована вся Латвия, на её территории был установлен оккупационный режим.

Латвия была включена в состав рейхскомиссариата «Остланд», и была объявлена округом Леттланд, с центром в Риге (часть территории была включена в состав тылового района группы армий «Север» и находилась в управлении военного командования вермахта). Территория Латвии была разделена на шесть округов, во главе которых находились гебитскомиссары [1].

18 августа 1941 года все предприятия и земли Латвии как военные трофеи были объявлены собственностью германского государства [2].

На территории Латвии были созданы 48 тюрем, 23 концентрационных лагеря (Саласпилс, Кайзервальд, Милгравич и др.) и 18 еврейских гетто [3]. В Латвии был открыт «Ansiedlungsstab» — представительство организации, которая занималась заселением в Латвию немецких колонистов.

За годы оккупации, с 22 июня 1941 года до окончания войны численность населения Латвии уменьшилась на 400 тыс. человек (более чем на 20% от общей численности) [2], фашистами и их пособниками было убито 313 798 советских граждан (в том числе, 39 835 детей) [3] и 330 тысяч советских военнопленных [4]. Десятки тысяч были заключены в тюрьмы, концлагеря и гетто, 279 615 человек [5] были вывезены на принудительные работы в Германию [6].

Общий ущерб экономике Латвийской ССР в период немецкой оккупации оценивается в 20 млрд. советских рублей (в довоенных ценах). Оккупанты превратили в руины города Елгава, Даугавпилс, Резекне, Балвы, Валмиеры, разрушили и взорвали практически все электростанции и ряд промышленных предприятий, 550 мостов, 1990 км железнодорожных путей (более 62% от их общей протяженности), вывезли и вывели из строя практически весь железнодорожный подвижный состав; похитили, вывезли в Германию и вывели из строя сельхозмашины и инвентарь совхозов и МТС; конфисковали 800 тыс. голов крупного рогатого скота, 500 тыс. свиней и свыше 100 тыс. лошадей [2].

Разгром немецких войск в Прибалтике

Летом 1944 Советская Армия начала освобождение Латвии.

Наступление войск 2-го Прибалтийского фронта началось 10 июля 1944 года: 10-я гвардейская армия и 3-я ударная армия начали наступление в направлении на Резекне, а 22-я армия и 4-я ударная армия — наступление вдоль Западной Двины в направлении на Даугавпилс [7].

18 июля 1944 года в районе Шкяуне части 2-го Прибалтийского фронта пересекли довоенную границу Латвийской ССР [8].

27 июля 1944 года были освобождены Резекне и Даугавпилс [8].

1 августа 1944 года части 2-го Прибалтийского фронта начали наступление на Лубанской низменности, прорвали оборонительный рубеж противника на правом берегу реки Айвиексте и вышли к городам Цесвайне, Мадона, Гостини [9].

26 сентября 1944 года советские войска вышли к промежуточному оборонительному рубежу «Цесис», 27 сентября 1944 года части прикрытия противника оставили позиции и отошли к рубежу «Сигулда».

27 сентября 1944 года советские войска вышли к оборонительному рубежу «Сигулда», протянувшемуся от Резекне до Рижского залива [8].

13 октября 1944 года была взята Рига, и в Латвии была восстановлена Советская власть. Полностью территория Латвии была освобождена лишь в мае 1945 года.

В боях за Латвию погибло около 150 тыс. советских воинов, их останки покоятся в более чем 400 захоронениях [10]. Около 20 тыс. воинов латышского корпуса и партизан награждено орденами и медалями, звания Героя Советского Союза удостоено 28 человек [2].

Участие латышей в войне

3 августа 1941 началось формирование 201-й Латышской стрелковой дивизии; в сентябре в ней насчитывалось 10 тыс. человек. За бои под Москвой и Старой Руссой 201-я латышская стрелковая дивизия была удостоена звания гвардейской.

В ходе Великой Отечественной войны в составе советских вооружённых сил были созданы 130-й Латышский стрелковый корпус, две латышские стрелковые дивизии, один полк лёгких бомбардировщиков, один зенитный полк. Латышские воинские части участвовали в обороне Ленинграда, боях в районе Великих Лук, освобождении Латвии. Кроме того, латыши сражались в составе других воинских частей Советской Армии. Героями Советского Союза стали 12 латышей [11].

В самой Латвии действовали подпольные группы, развернулось партизанское движение. Также, на территории Латвии действовали и партизаны, базировавшиеся в соседних районах РСФСР и Белорусской ССР. В Ленинградской области летом 1942 был создан и начал действовать латышский партизанский полк «За Советскую Латвию», весной 1943 — латвийская партизанская бРигада. Партизаны нападали на небольшие гитлеровские гарнизоны, уничтожали гитлеровских пособников, препятствовали угону людей в Германию.

Общая численность советских латвийских партизан, действовавших в 1941-1944 годы на территории Латвии в составе 3 партизанских бРигад и 20 партизанских отрядов оценивается в 4970 чел. [12]. Партийное подполье насчитывало два подпольных обкома (Видземский и Латгальский), три подпольных уездных комитета (Валкский, Абренский и Мадонский) и 11 комсомольских организаций и объединяло 654 чел. (468 коммунистов и 186 комсомольцев) [13].

Источник

Утрата независимости, Вторая мировая война и советская эра в Латвии

23 августа 1939 года Советский Союз и Германский Третий Рейх подписали договор о ненападении, который содержал секретный протокол о разделе Восточной Европы на сферы влияния. Этот договор известен как ‘Пакт Молотова-Риббентропа’ по имени двух государственных деятелей, которые его подписали. В результате данного преступного договора и других документов, которые подписанных позднее между Москвой и Берлином, Латвия и другие страны Балтии были включены в сферу влияния Советского Союза. Договор от 23 августа позволил Германии начать 1 сентября военную агрессию против Польши, которая послужила началом Второй мировой войны, в то время как Советский Союз воспользовался случаем подчинить себе страны Балтии.

5 октября Москва предъявила Латвии ультиматум, вынудив государственных деятелей Латвии подписать так называемый договор о ‘взаимопомощи’, в котором говорилось о размещении советских военных баз на территории Латвии (аналогичный договор уже был подписан с Эстонией 28 сентября и должен был быть подписан с Литвой – 10 октября). В Латвии на десяти военных базах были расквартированы около 30 000 солдат Красной армии, что равнялось общей численности войск Латвийской армии на тот момент.

Кроме того, в портах Вентспилса и Лиепаи встали на якорь корабли советского военноморского флота. В результате этого общее количество иностранных войск в Латвии превысило численность солдат вооруженных сил Латвии. Латвия оказалась в затруднительной ситуации. Свобода действия правительства строго ограничивалась, и независимость Латвии оказалась под угрозой.

В конце 1939 и в начале 1940 годов в ответ на призыв Германского Третьего Рейха около 80% немецкого меньшинства Латвии (балтийские немцы) отправились на территорию Германии. В это время немцы были третьим по величине национальным меньшинством в Латвии после русских и евреев и составляли более 3% от общего населения. Правительство Латвии почувствовало угрозу независимости и наделило посла Латвии в Лондоне особыми полномочиями представлять страну в том случае, если Латвия утратит суверенитет.

В мае 1940 года в советской прессе в России стали постоянно публиковаться статьи, содержащие необоснованные обвинения стран Балтии во враждебных действиях против Москвы. 16 июня 1940 года Советский Союз предъявил Латвии официальный меморандум, в котором Москва требовала формирования нового правительства и размещения дополнительного советского военного контингента. Меморандум был продолжением незаконных действий Советского Союза в отношении стран Балтии, которые начались 23 августа 1939 года. Это был акт грубого вмешательства во внутренние дела суверенного государства, имеющий целью уничтожение независимости Латвии.

К сожалению, западные страны не проявили желания помочь странам Балтии избежать их печальной участи. Латвия, Литва и Эстония были оставлены под гнетом агрессивной политики СССР. Желая избежать кровопролития (войны против СССР), правительство Латвии решило выполнять безапелляционные требования Москвы. В результате, 17 июня 1940 Советская армия численностью 100 000 солдат оккупировала Латвию. Подразделения Красной Армии немедленно взяли под свой контроль все стратегически важные пункты, таким образом, захватив управление всей страной.

С помощью своих многочисленных агентов и Красной армии сразу после оккупации Латвии Москва инициировала политические изменения, которые были выгодны советскому режиму. 20 июня было сформировано нового правительства. Правительство, возглавляемое профессором Августом Кирхенштейном (Augusts Kirhensteins) (1872-1963 гг.), состояло из общественных и политических деятелей, благосклонно настроенных по отношению к Москве. 14 и 15 июля 1940 года был организован политический фарс — выборы в новый парламент (так называемый ‘народный парламент’), баллотироваться в который советским режимом были допущены только прокоммунистически настроенные кандидаты. В результате, 21 июля вновь избранный советский марионеточный парламент проголосовал за вступление в СССР.

Стремительно началась советизация Латвии. Были приняты незаконные резолюции в отношении национализации (конфискация у владельцев) земли, зданий, банков и различных торговых и промышленных предприятий. Москва начала террор против тех слоев общества в Латвии, которые, по ее мнению, угрожали советской власти.

Таким образом, период с лета 1940 года до июня 1941 года вошел в историю как ‘страшный год’. 14 июня 1941 года более 15 000 латышей в телячьих вагонах были депортированы в Сибирь, где большинство из них погибли. Депортации подверглась элита Латвии: учителя, ученые, интеллигенция, деловые люди, политики и армейские офицеры.

Вторая мировая война в Латвии

Советское порабощение Латвии было прервано началом советско-германской войны и быстрым вторжением вооруженных сил нацисткой Германии на территорию Латвии. К 10 июля 1941 года германские вооруженные силы оккупировали латвийскую территорию. Латвия стала частью Рейхскомиссариата Восточных земель (Reichskomissariat Ostland) – Латвийским генеральным округом.

Как и в год советского правления, Латвия снова стала оккупированной территорией. Любой, кто осмеливался не подчиниться немецкому оккупационному режиму, а также те, кто сотрудничали с советским режимом, были расстреляны или отправлены в концентрационные лагеря. Германские власти не допустили суверенитета Латвии и даже возможности создания автономии.

В нарушение международных прав нацистская Германия и Советский Союз незаконно призывали латышей на военную службу. Во время Второй мировой войны более 200 000 латышских солдат оказались рядовыми армий обеих оккупационных властей; приблизительно половина из них были убиты на полях сражений.

Советский Союз включил в свою армию некоторые военные подразделения независимой Латвии, а также тех латышей, кто оказался в России в результате боевых действий, или тех, кто жил здесь раньше. Власти нацисткой Германии также призывали в свою армию бывших солдат независимой Латвии. Сначала германские власти организовали добровольный призыв в вооруженные силы, но когда необходимого результата не удалось достичь, с1943 года солдат стали вербовать принудительно в так называемый ‘Латышский добровольный легион СС’.

Население Латвии погибало не только на полях сражений. В годы нацистской оккупации в результате акций массового уничтожения погибли 70 000 евреев, 18 000 латышей и 2 000 цыган — в общей сложности 90 000 человек. Среди латышей это были в основном гражданские люди, чьи политические убеждения не устраивали германские оккупационные силы. Еврейское и цыганское гражданское население было уничтожено в результате антигуманной нацистской теории расовой чистоты. Большая часть еврейской общины Латвии к концу 1941 года была уничтожена, и по оценкам в Латвии осталось только около 6000 евреев.

Многие латыши активно участвовали в движении сопротивления германскому оккупационному режиму. Например, Жанис Липке (Zanis Lipke) (1900-1987 гг.), рискуя жизнью, спас более 50 евреев. Гражданское население Латвии также было недовольно германским оккупационным режимом и тайно планировало восстановление демократии. Для осуществления плана по восстановлению независимости была создана подпольная организация, Латвийский Центральный Совет, которая издавала запрещенную газету Briva Latvija (‘Свободная Латвия’). Это известное периодическое издание пропагандировало идею возрождения демократии в Латвии после войны.

В 1943-1944 гг. Германия начала регулярно терпеть поражения на восточном фронте, и была отброшена назад на восток. В середине июля 1944 года Советская армия снова пересекла довоенную восточную границу Латвии и к 13 октября заняла в Ригу. В середине октября немецкая армия, в состав которой входили также бывшие солдаты Латвийского легиона, была окружена в Курземе.

В то время в Курземе было много беженцев из восточной Латвии, которые спасались бегством от советской власти и Красной армии, опасаясь расправы. Не видя никакого другого выхода, многие на рыбацких лодках и судах переправлялись в Швецию и Германию, откуда перемещались по всему западному миру (в основном в Северную Америку и Австралию). Около 150 000 латышей оказались на Западе в изгнании.

Согласно подсчетам, за годы войны численность населения Латвии сократилось на полмиллиона человек (численность населения стала на 25% меньше, чем в 1939 году). Война нанесла сильный урон экономике — многие старинные города были разрушены, а вместе с ними промышленность и инфраструктура.

В 1940 году большинство демократических стран не признали вхождение Латвии и других стран Балтии в состав СССР. Исключением была только Швеция, которая выдала Москве членов Латышского легиона, которые оказались в Швеции в конце войны, и передала Советам дипломатические представительства стран Балтии в Стокгольме. В отличие от нее, после войны Соединенные Штаты Америки стали последовательно отстаивать стремления прибалтийских народов к восстановлению независимости. В течение всего периода оккупации в Вашингтоне (округ Колумбия) продолжала действовать дипломатическая миссия независимой Латвии.

После войны латыши в изгнании создали несколько организаций, в том числе в 1955 году была основана Всемирная организация свободных латышей, которые представляли латышский народ в иностранных правительствах и международных организациях. За время всего периода советской оккупации Всемирная организация свободных латышей неустанно напоминала миру о необходимости прекращения оккупации Латвии.

Советская эра в Латвии

В то время как окончание Второй мировой войны принесло свободу многим странам мира, для Латвии оно обернулось полувековой советской оккупацией. К 1945 году Латвия снова оказалась полностью оккупирована Советским Союзом, и советская власть, существовавшая до войны, была восстановлена.

После войны Москва делала все возможное, чтобы как можно быстрее установить российские закон и порядок и полностью подчинить население. Немедленно после повторной оккупации территории Латвии российские власти начали преследование тех, кто сотрудничал с германскими нацистами. Людей арестовывали также за деятельность в период независимости, за их участие в движении сопротивления или за поддержку этого движения против советского режима, за подозрение в политической неблагонадежности, за свободомыслие и т.п. Началась русификация латышского общества.

В латвийских лесах прятались борцы национального движения сопротивления (включая бывших участников Латышского легиона), которые верили в то, что западные страны придут на помощь Латвии и освободят страну от советского гнета. Национальные партизаны, общее количество которых насчитывало 20 000 человек, продолжали активно сопротивляться советской власти еще долгие годы после окончания войны, пока не были уничтожены местными советскими вооруженными силами. Последнее подразделение национальных партизан было уничтожено только 1956 году, что ознаменовало окончание военного сопротивления советскому режиму.

В период послевоенной оккупации Латвия была одной из пятнадцати советских республик. Власть в Латвии полностью принадлежала Коммунистической партии Советского Союза, в которую входила также и Коммунистическая партия Латвии (Latvijas Komunistiska partija). Другие политические партии или движения были запрещены.

Первым лидером Коммунистической партии Латвии в послевоенной период был Янис Калнберзиньш (Janis Kalnberzins) (1893-1986 гг.). Сразу после окончания Второй мировой войны Коммунистическая партия и ее структуры взяли все под свой контроль в Латвии. Ни один ответственный работник не принимался на работу без согласия коммунистов.

25 марта 1949 года более 44 000 человек, в основном сельские жители, в результате масштабной репрессивной акции были высланы в Сибирь. Депортировали людей, которые считались слишком богатыми для советского режима, а также тех, кто поддерживал антисоветское движение сопротивления — национальных партизан. Их имущество было конфисковано, а во многих случаях попросту разграблено.

Советские исторические источники, в том числе документы КГБ СССР, подтверждают, что с 1940 по 1953 гг. (эпоха Сталина) около 190 000 человек были репрессированы за враждебное отношение к советскому режиму, что составляет около 10% послевоенного населения Латвии. Репрессии пошли на убыль после смерти Сталина, и после 1955 года некоторые из ссыльных в Сибирь смогли вернуться в Латвию. Однако на родине они снова столкнулись с проблемами: многие ощутили на себе проявление дискриминации при поступлении на работу, испытывали трудности жильем, с получением образования, сталкивались с запретом выезда за границу. Эти люди постоянно сталкивались с оскорблением чести и достоинства.

В Латвии началась интенсивная русификация, и использование латышского языка столкнулось с целым рядом административных препятствий.

Благодаря своему выгодному географическому положению Латвия стала военным центром России в балтийском регионе. СССР разместил здесь Штаб Прибалтийского военного округа: наземные, морские и авиационные базы. В конце пятидесятых годов и в начале шестидесятых на латвийской земле были размещены баллистические ракеты с ядерными боеголовками. В свою очередь, в то время советские военные стали играть большую роль в политической жизни Латвии.

Латвия была вынуждена согласиться с советскими методами ведения сельского хозяйства, в то время как экономическая инфраструктура, которая получила развитие 20-х и 30-х годах была намеренно разрушена.Сельскохозяйственные районы были насильственно подвергнуты коллективизации. В связи с тем, что Латвия все еще обладала хорошо развитой инфраструктурой и образованными специалистами, Москва решила разместить в Латвии наиболее развитые производственные предприятия Советского Союза. Для того чтобы обеспечить рабочей силой эти фабрики, приглашались рабочие из России и других советских республик, что серьезно сократило численность латышей. В 1935 году численность латышей составляла 75,5% от всего населения, а в 1959 году согласно данным советской статистики численность латышей составляла только 62% от всего населения, количественное отношение русских сильно увеличилось. В то время общая численность населения в Латвии составляла немногим меньше двух миллионов человек (для сравнения, в 1914 году численность населения была более 2,5 миллионов человек, а в 2006 году — почти 2,3 миллиона человек).

Тем не менее, во время советской оккупации экономика Латвии развивалась, существовала всеобъемлющая система образования и здравоохранения. Здравоохранение и начальное, среднее и высшее образование были бесплатными. Серьезные достижения были достигнуты в науке.

Пятнадцать научно-исследовательских институтов, работающих под руководством Академии Наук, представляли собой серьезный научный центр. Исследования проводились в области физики, астрономии, механики композиционных материалов, информационной технологии, химии, гидробиологии, вирусологии и молекулярной биологии (в настоящее время большинство из данных областей продолжает развиваться). Четвертая часть всех медицинских препаратов, изобретенных в СССР, была разработана в Латвии. В советский период 30 000 человек (1,2%) работали в области науки в Латвии, что являлось очень высоким показателем в мире.

Москва издавала приказы о строительстве в Латвии крупных промышленных предприятий. Широкое развитие получили химическая и электротехническая отрасли промышленности. Необходимая рабочая сила для предприятий ввозилась из России и других республик СССР. Многие предприятия производили продукцию для нужд вооруженных сил Советского Союза.

В 80-е годы стало очевидно, что советская плановая экономика не может конкурировать с экономикой свободного рынка демократических стран. Все большее число представителей социальной и политической элиты соглашались с необходимостью перехода к экономике западного типа.

В течение всего периода послевоенной оккупации возрастало недовольство оккупационным режимом. Создавались различные запрещенные группы людей, объединенных одной идеей, которые читали запрещенную антикоммунистическую литературу, распространяли брошюры и вывешивали запрещенный красно-бело-красный национальный флаг Латвии.

Латвийская культура стала формой коллективной оппозиции. Культура и интеллектуалы Латвии играли беспрецедентную роль в эпоху советской оккупации. Были созданы государственные национальные общества — творческие союзы — которые отвечали за латвийские издания в области культуры. Во время оккупации латышские культурные традиции проявлялись особенно сильно в традиции проведения Праздника песни, который давал людям возможность ощутить национальное единство и идентичность. Однако и эта традиция была подчинена советской идеологии.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...