Музыка это было латвия

Мелодии и ритмы ближнего зарубежья «Лента.ру» вспоминает музыкальных героев бывших советских республик

Ансамбль «Ялла» на фестивале «Песня-88»

«Юрмала-86», «Песня-80», пластинки фирмы «Мелодия» с Апрелевского или Рижского заводов или же с Ташкентского завода грампластинок имени Муллы Туйчи Ташмухамедова, журнал «Кругозор» и аббревиатура ВИА — все вышеперечисленное в советские времена было неотъемлемой частью музыкальной культуры. В многонациональном государстве и эстрада была многонациональной, поэтому на всех крупных музыкальных мероприятиях для представителей национальных окраин существовала определенная квота. Причем со временем многие из тех, кто выступал «по квоте», — как, например, София Ротару или ВИА «Песняры», — приобрели всесоюзную популярность, пережившую и сам СССР.

На фоне закончившегося на днях в Юрмале конкурса «Новая волна», который, очевидно, призван создавать иллюзию былого музыкального братства, — и ни в коем случае не претендуя на объективность, — «Лента.ру» решила вспомнить некоторых как очень известных, так и менее популярных исполнителей из бывших братских республик.

Песня Аль Бано о Латвии — «Terra d’Ambra e di Emozioni»

Азербайджанская эстрада времен СССР ни с кем не ассоциируется так неразрывно, как с Муслимом Магомаевым — гениальным певцом и неотразимым «мачо», сводившим с ума всех женщин Союза. Хотя чисто эстрадником этого исполнителя назвать сложно — всему миру он был известен скорее как оперный певец, — любовь широкой публики Магомаев завоевал в первую очередь благодаря таким шлягерам, как «Белла Чао», «Королева красоты», «Лучший город земли».

В среде музыкальной богемы советской эпохи неоспоримым авторитетом пользовался легендарный армянский композитор и пианист Арно Бабаджанян, который, как и Магомаев, в своем творчестве выходил далеко за рамки эстрады. Без музыки Бабаджаняна, сотрудничавшего с такими поэтами, как Роберт Рождественский, Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, тяжело было бы представить себе советскую эпоху в целом.

Флагманом белорусской эстрады всегда были ВИА «Песняры», которые продолжали успешно выступать по всему миру и после распада Советского Союза. Впрочем, не стоит сбрасывать со счетов и таких исполнителей, как ВИА «Сябры» или «Верасы». Их песни постоянно звучали на центральном радио и телевидении Союза, так что одно время впору было говорить о «Belarus Invasion». И все же «Белоруссия» в исполнении «Песняров», ставшая чем-то вроде неофициального гимна республики, до сих пор остается вне конкуренции.

Тамара Гвердцители, Нани Брегвадзе, Вахтанг Кикабидзе (плюс ВИА «Орэра»)— эти грузинские исполнители были известны каждому советскому слушателю. Из местных же групп самой популярной была ВИА «Иверия», выпустившая только на «Мелодии» шесть долгоиграющих пластинок. В 1977 году «Иверия» завоевала первую премию на Всесоюзном конкурсе советской песни. Помимо пластинок, ВИА поставила два мюзикла, по которым впоследствии были сняты художественные фильмы.

Самой известной казашкой в СССР была, без сомнения, Роза Рымбаева. Во второй половине 70-х годов она была третьей по популярности певицей в стране после, разумеется, Аллы Пугачевой и Софии Ротару. Рымбаева неоднократно выходила в финалы конкурса «Песня года». Исполнительница, которая продолжает карьеру до сих пор, утверждает, что никогда не поет под фонограмму. Лирическое сопрано Рымбаевой заслужило ей титул «Соловья Средней Азии».

Артисты, представлявшие на различных конкурсах среднеазиатские республики, всегда воспринимались как экзотика. Киргизия в этом плане — не исключение. ВИА «Наристе», образованное в 1971 году в высокогорном поселке Мин-Куш Нарынской области, на фоне других местных исполнителей можно назвать по-настоящему популярным — ансамбль записал две пластинки на фирме «Мелодия», выступал на всесоюзных фестивалях и ездил с гастролями по странам социалистического лагеря. Солистом ВИА был народный артист Киргизии Шамшыбек Утебаев.

Латвийскую группу «Зодиак» под управлением Яниса Лусенса вряд ли можно назвать ВИА, поскольку исполняла она исключительно инструментальную, электронную музыку. Причем с «космическим» уклоном, взяв за образец творчество весьма популярной в Союзе французской группы «Space» Дидье Маруани и отчасти, как ни удивительно, идеологически враждебный «Kraftwerk». Без композиций «Зодиак» в начале 80-х годов не обходилась ни одна советская дискотека. Одно время группа была фактически «визитной карточкой» Латвии, несмотря на то, что республику представлял также и главный маэстро позднего СССР — Раймонд Паулс. В постсоветское время хит «Зодиак» «Рок на льду» использовали НОМ в своем фильме «Пасека».

Одним из первых ВИА в СССР был коллектив из Литвы под незамысловатым названием «Эстрадные мелодии». Он был создан на основе реформированного Литовского эстрадного оркестра. В период 1966-1975 годов ансамбль дал более двух с половиной тысяч концертов, записывался со многими местными исполнителями, в том числе с Дануте Неймонтайте.

Многие считают Софию Ротару молдавской певицей, хотя на самом деле она родилась и всегда жила на Украине. Самой же известной молдавской исполнительницей в СССР была Надежда Чепрага. Дебют певицы состоялся в детской передаче «Будильник», когда будущая звезда эстрады еще училась в девятом классе. В 21 год Чепрага записала первую пластинку, а к концу 1970-х певица стала завсегдатаем конкурса «Песня года».

Эстрадный оркестр «Гульшан» был сформирован в Душанбе в 1964 году при Государственном комитете по радиовещанию и телевидению Таджикистана решением Совета министров республики. Коллектив работал с множеством солистов и исполнял песни как на таджикском, так и на русском языках. «Гульшан» записывался до 1991 года, после чего последовал перерыв до 2007 года, когда композиции коллектива появились на сборнике «Союз нерушимый (Песни и танцы народов СССР)».

Туркменская группа «Гунеш» не являлась классическим эстрадным ансамблем, поскольку она, хоть периодически и участвовала во всевозможных «Голубых огоньках», играла по сути джаз-рок с восточным уклоном. Причем ее лидер Ришад Шафи, можно сказать, был первым в СССР барабанщиком-виртуозом. В активе группы не только концерты под вывеской Гостелерадио Туркменской ССР, но и участие в легендарном рок-фестивале в Тбилиси в 1980 году, где «Гунеш» выступали на одной сцене с «Аквариумом» и «Машиной времени»

ВИА «Ялла» под управлением Фаруха Закирова до 1980-х годов был известен за пределами Узбекистана только узкому кругу меломанов, однако после появления песни «Учкудук — три колодца» коллектив приобрел всесоюзную популярность. В 1981, 1982, 1984, 1985 и 1988 году «Ялла» выходила в финал конкурса «Песня года», а у себя на родине — в Узбекистане — участники ВИА стали почти что народными героями. Фарух Закиров одно время, уже после распада СССР, даже занимал должность заместителя министра культуры Узбекистана.

В 1980 году уроженец Хмельницкой области Украины Николай Гнатюк выиграл конкурс эстрадной песни в польском Сопоте, который в свое время рассматривался как «Евровидение» для стран социалистического лагеря. К середине 80-х в репертуаре Гнатюка значились такие всесоюзные хиты, как «Танец на барабане», «Птица счастья», «Малиновый звон». Позже Гнатюк продолжил относительно успешную карьеру в независимой Украине.

Эстонская эстрада в СССР в первую очередь была известна благодаря, конечно же, Яаку Йола, который на рубеже 70-х и 80-х был едва ли не самым популярным певцом в стране, Тыннису Мяги и пришедшей чуть позже Анне Вески. Однако и помимо них в маленькой прибалтийской республике имелось немало исполнителей: группы «Рок-отель», «Касеке», «Радар», «Апельсин» и, конечно же, «Магнетик Бэнд» Гуннара Грапса. Правда, группы, игравшие что-либо приближенное к року, союзное телевидение традиционно не жаловало.

PS: Частое упоминание вечно молодой Софии Ротару в вышеизложенном тексте не могло не натолкнуть редакцию на мысль о том, что без этой замечательной певицы не может обойтись ни одна подборка хитов советской эстрады. Поэтому в виде исключения:

Источник

Интервью с группой Brainstorm

21 октября латвийская группа Brainstorm выпустит новый альбом «Год без календаря», премьера которого пройдет в формате онлайн-мюзикла. В преддверии выхода пластинки «Газета.Ru» поговорила с участниками коллектива о работе с актером Александром Петровым, плюсах «Евровидения» и победе Måneskin, любимой музыке, секрете 30-летней дружбы и вечном хите «На заре».

— В самом начале пути группа Brainstorm исполняла альтернативный рок. Почему со временем вы ушли в поп-музыку?

Ренарс Кауперс: Мы не считаем себя ни рок-группой, ни поп-группой. Мы просто играем то, что созвучно нашему вкусу. В слове «поп», кстати, нет ничего обидного — это ведь всего лишь популярная музыка. Если так подумать, то все известные группы — немного поп. Даже Курт Кобейн не стеснялся говорить, что Nirvana играет поп!

— Вы часто записываете песни на русском языке. С чем это связано?

Марис Михельсонс: Это связано с тем, что у нас, к счастью, много русскоговорящих слушателей! Латвия — наша родная и любимая страна, но население Латвии — 1,8 млн человек. Всего! Это в три раза меньше, чем население одного только Санкт-Петербурга. Нам важно, чтобы слушатели в России понимали нас, могли петь наши песни вместе с нами.

— Известно, что вы вместе учились в школе. Идея создать группу была вашей общей мечтой? За столько лет у вас наверняка возникали кризисные моменты.

Каспарс Рога: Это было нашей большой удачей, прежде всего! У каждого из нас были свои причины прийти в группу: один хотел популярности, второй бунтовал против системы, третий желал понравиться девчонкам, четвертый просто случайно зашел, а пятому нравилось писать песни. Мы все очень разные, как четыре стихии, и, конечно, какие-то разногласия у нас бывали, но обычно погода хорошая!

— В чем секрет успеха вашей долгой дружбы?

Кауперс: Brainstorm научил нас искусству компромисса. Когда ты в группе, гораздо важнее договориться, чем отстоять свою правоту, поссорившись со всеми и нарушив процесс. Мы не тянем нашу повозку во все стороны как лебедь, рак и щука, мы действительно уважаем друг друга. Ну и, конечно, главный секрет — мы живем в отдельных номерах на гастролях. Кроме шуток, это самое важное!

У каждого должно быть свое личное пространство, тем более когда вы играете вместе больше 30 лет.

— Как вы оцениваете то, что сейчас происходит с современной музыкальной индустрией?

Михельсонс: Происходит то, что всегда происходило. Всегда есть молодые исполнители, революционеры, какие-то новые тенденции, которые на самом деле были, когда я еще не родился, то есть в 50–60-х. Когда появился блюз и джаз, бабушки хватались за головы и говорили своим внукам: «Боже мой, такое слушать нельзя! Это ужас». [Так говорили] про Beatles, Pink Floyd.

Через года и десятилетия все это стало классикой жанра. То же самое и сейчас происходит. Бывают очень яркие молодые исполнители, которые появляются из ниоткуда, но очень ярко. Adele, Эд Ширан, Билли Айлиш, разного рода рэп-исполнители.

— Кстати, о рэпе. Как вы думаете, с чем связана популярность жанра сейчас? Как вы относитесь к российским рэп-исполнителям?

Михельсонс: Ну да, можно сказать, что сейчас происходит засилье рэпа. Каждому времени свои кумиры. Было время рока, было время техно, электронной музыки, это до сих пор и есть, только актуальность уходит, и приходит другой жанр. Лично я смотрю на это позитивно. Слушаю и мне нравится, поскольку весь смысл рэпа — в тексте.

Я вообще не вижу никакого вреда в этом. Мне нравится Слава КПСС и его знаменитый баттл с Оксимироном. Когда ты смотришь на это целый час, то просто удивляешься тому, насколько можно ярко и глубоко выражаться.

— Ренарс, вы совмещаете музыкальную и актерскую деятельность. Съемки в кино помогают отдохнуть от музыки?

Кауперс: Конечно, потому что это два связанных мира. Интересно переключаться из одного в другой. Это новый опыт, это так здорово, когда ты первый раз оказываешься на съемочной площадке, видишь, как устанавливается свет, как звуковики подключают микрофоны, как актеры репетируют свои роли. Ты видишь, как по маленьким фрагментам собирается фильм. Вдохновляет ли это?

Конечно, как и все события, что с нами происходят.

— С чего началась ваша актерская деятельность?

Кауперс: Это звучит очень серьезно — «моя актерская деятельность». Можно сказать наша, потому что первый раз в актерской деятельности группа Brainstorm участвовала в пьесе «Бравый солдат Швейк». Это было в Риге. Нас пригласили как музыкантов, но чуточку мы подыгрывали и другим актерам.

У нас были разные образы: мы были железнодорожниками, тюремщиками, девочками легкого поведения, солдатами. Это была очень популярная пьеса, мы сыграли ее, кажется, 135 раз. После этого меня сразу пригласили в фильм «Мистерия старой управы». Это была довольно-таки большая роль и сложная, но я справился.

Потом я участвовал в эстонском фильме про Георга Отса, а недавно сыграл модного пирата Версаче в приключенческом фильме «Erik Stoneheart». Обещают, что фильм выйдет в феврале 2022 года. Посмотрим.

— Участие в «Евровидении» помогло вам осознать собственную популярность на мировой арене?

Михельсонс: Не на мировой арене, конечно, но нам лично помогло выступление в 2000 году на «Евровидении» в Швеции. Это было для нас что-то новое. Латвия до этого не участвовала никогда. Мы поехали как группа, с песней, которую мы сами сочинили. Это было очень натурально, нам не надо было придумывать какие-то хитрости, чтобы понравиться публике.

У нас все получилось, мы заняли третье место, после этого было много разных концертов по всей Европе — в Скандинавии, в Германии, в Чехии, в Бельгии, в Эстонии. Молодые артисты думают: «Евровидение — это не мое». Можно так думать и ничего не делать, но можно попытаться показать себя, быть оригинальным, а вдруг получится?

— В этом году на «Евровидении» победила группа Måneskin. Вам понравилось их выступление?

Михельсонс: Я не видел выступление, но знаю, что они сейчас очень популярны. Билеты на концерты быстро распродаются. Только что сам пытался купить билет на их концерт в Ригу, моя дочка очень их любит. Что касается популярности Måneskin, люди любят все живое — музыку, гитары и крутое исполнение.

— 8 октября у вашей группы вышел сингл «Моя Луна» с актером Александром Петровым. Как вы познакомились?

Рога: Наша дружба с Сашей Петровым началась с песни «На заре», которую мы спонтанно исполнили вместе с ним и солистом группы «Альянс» Игорем Журавлевым пару лет назад. Это было очень особенное выступление, можно судить по огромному количеству телефонов в зале, которые нас снимали. В воздухе чувствовалась история и счастье.

Потом мы участвовали в Сашином проекте «Эстафетное интервью» в Театре Ермоловой. Мы очень дорожим дружбой с Сашей и радуемся, что он участвует в наших аферах. Для видео к «Моей Луне» Саша сам снял себя дома на телефон, и это идеально вошло в наш видеоконцерт!

— В клипе Александр Петров изображает встречу двух бывших возлюбленных. Это связано с вашими личными переживаниями?

Янис «Мэджик» Юбалтс: «Моя Луна» — очень романтичная, интимная песня. Думаю, что каждый из нас может связать себя с ней. Александру Петрову очень точно удалось эту тонкую линию поймать и превратить в стихи, потому что, я считаю, что хороший стих от плохого отличается именно тем, что ты сам можешь персонифицировать себя с тем, что говорит автор. Поэтому я благодарю его за то, что он принял в этом участие и затронул очень тонкие струны, в том числе моей жизни.

— Кого из современных исполнителей вы слушаете?

Рога: Как режиссер я не могу без визуального, поэтому упомяну последний альбом Канье Уэста «Donda». Это меня очень вдохновило, я всем советую посмотреть.

— Ренарс, вы записывали и сочиняли песни для детских альбомов, а также участвовали как актер и музыкант в детской постановке «Восклицание смеха». Вам нравится работать с детьми? Почему?

Ренарс: Да, мне очень нравится работать с детьми, это очень естественно получилось. Когда родился наш младший сын Аарон, мы с женой Агнес сочинили ему песню. С нее все началось. «Алфавит ради шутки» очень популярна среди детей в Латвии. Там каждое слово начинается на следующую букву алфавита, например: «Арбуз бросает вишню и тд».

Детям очень нравится такая история, это помогает им выучить алфавит. И как-то одно ведет к другому: одна песня к другой песне, там уже альбом, потом режиссеру театра нравятся песни, и это уже становится спектаклем. И так потихонечку-потихонечку. да, что только не происходило за это время.

Дети — очень честная публика, если им интересно, то интересно, а если нет, то они пропадают (смеется). Я рад, что получился спектакль «Восклицание смеха», где мои песни звучат, и где я тоже участвовал как актер. Несколько пьес еще впереди, но будем надеяться, что скоро сможем их сыграть.

— Вы часто выступаете в разных странах. По вашему мнению, какие слушатели для вас самые благодарные? В какой стране больше всего любите выступать?

Юбалтс: Выступать в Латвии, мне кажется, самое волнительное. Во-первых, люди, как правило, нас слушали еще в прошлом веке, в 90-х. И, конечно, наш латышский язык, на котором мы думаем, сочиняем, и, наверное, эту глубину мы можем передать только на своем родном языке. Следом идет Россия. И это тоже язык, который мы понимаем и на котором мы разговариваем с детства.

Мы стараемся проникать не до самой глубины языка, но хотя бы до какой-то его части. Я думаю, этим мы передаем слушателю свою эмоцию, со своим прибалтийским акцентом, и это, конечно, волнительно. Я бы сказал, что зрители везде прекрасные.

— Какие у вашей группы планы на будущее?

Кауперс: Самое главное — мы презентуем видеоальбом «Год без календаря» 21 октября на площадке Lookport. Несколько синглов вы уже могли слышать — «Feels», «Карусели», «Моя Луна». Впервые в жизни новые песни прозвучат сразу в формате видеоконцерта.

Мы готовили его полгода: сняли огромный ангар, построили там целый мир Brainstorm, пригласили профессиональных танцоров, акробатов, гримеров и даже живую лошадь. Это будет дважды премьера: во-первых, сам формат, во-вторых, мы там впервые танцуем! Это для нас всех настоящий челлендж.

— У вас есть суперхит «На заре». На ваш взгляд, почему даже сегодня, спустя столько лет после выхода трека, он остается настолько популярным?

Юбалтс: Мне кажется, что в этой песне чувствуется надежда. В 80-е она дала надежду на то, что все изменится, наступят хорошие времена, люди будут жить свободно. Мне кажется, такой месседж был. Сейчас люди хотят прочувствовать эти времена. Надежду людям нужно не терять.

Источник

“Мелодии и ритмы” союзных республик

В многонациональном государстве и эстрада была многонациональной. Многие из выступавших артистов сюзных республик, например, София Ротару или ВИА «Песняры», — приобрели всесоюзную популярность, пережившую и сам СССР…


На фоне закончившегося недавно в Юрмале конкурса «Новая волна», который, очевидно, призван создавать иллюзию былого музыкального братства, — и ни в коем случае не претендуя на объективность, — мы решили вспомнить некоторых как очень известных, так и менее популярных исполнителей из бывших братских республик.
Азербайджанская эстрада времен СССР ни с кем не ассоциируется так неразрывно, как с Муслимом Магомаевым — гениальным певцом и неотразимым «мачо», сводившим с ума всех женщин Союза. Хотя чисто эстрадником этого исполнителя назвать сложно — всему миру он был известен скорее как оперный певец, — любовь широкой публики Магомаев завоевал в первую очередь благодаря таким шлягерам, как «Белла Чао», «Королева красоты», «Лучший город земли».

В среде музыкальной богемы советской эпохи неоспоримым авторитетом пользовался легендарный армянский композитор и пианист Арно Бабаджанян, который, как и Магомаев, в своем творчестве выходил далеко за рамки эстрады.
Без музыки Бабаджаняна, сотрудничавшего с такими поэтами, как Роберт Рождественский, Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, тяжело было бы представить себе советскую эпоху в целом.
Флагманом белорусской эстрады всегда были ВИА «Песняры», которые продолжали успешно выступать по всему миру и после распада Советского Союза. Впрочем, не стоит сбрасывать со счетов и таких исполнителей, как ВИА «Сябры» или «Верасы».
Их песни постоянно звучали на центральном радио и телевидении Союза, так что одно время впору было говорить о «Belarus Invasion». И все же «Белоруссия» в исполнении «Песняров», ставшая чем-то вроде неофициального гимна республики, до сих пор остается вне конкуренции.
Тамара Гвердцители, Нани Брегвадзе, Вахтанг Кикабидзе (плюс ВИА «Орэра»)— эти грузинские исполнители были известны каждому советскому слушателю. Из местных же групп самой популярной была ВИА «Иверия», выпустившая только на «Мелодии» шесть долгоиграющих пластинок.
В 1977 году «Иверия» завоевала первую премию на Всесоюзном конкурсе советской песни. Помимо пластинок, ВИА поставила два мюзикла, по которым впоследствии были сняты художественные фильмы.
Самой известной казашкой в СССР была, без сомнения, Роза Рымбаева. Во второй половине 70-х годов она была третьей по популярности певицей в стране после, разумеется, Аллы Пугачевой и Софии Ротару. Рымбаева неоднократно выходила в финалы конкурса «Песня года».
Исполнительница, которая продолжает карьеру до сих пор, утверждает, что никогда не поет под фонограмму. Лирическое сопрано Рымбаевой заслужило ей титул «Соловья Средней Азии».
Артисты, представлявшие на различных конкурсах среднеазиатские республики, всегда воспринимались как экзотика. Киргизия в этом плане — не исключение. ВИА «Наристе», образованное в 1971 году в высокогорном поселке Мин-Куш Нарынской области, на фоне других местных исполнителей можно назвать по-настоящему популярным — ансамбль записал две пластинки на фирме «Мелодия», выступал на всесоюзных фестивалях и ездил с гастролями по странам социалистического лагеря. Солистом ВИА был народный артист Киргизии Шамшыбек Утебаев.
Латвийскую группу «Зодиак» под управлением Яниса Лусенса вряд ли можно назвать ВИА, поскольку исполняла она исключительно инструментальную, электронную музыку. Причем с «космическим» уклоном, взяв за образец творчество весьма популярной в Союзе французской группы «Space» Дидье Маруани и отчасти, как ни удивительно, идеологически враждебный «Kraftwerk».
Без композиций «Зодиак» в начале 80-х годов не обходилась ни одна советская дискотека. Одно время группа была фактически «визитной карточкой» Латвии, несмотря на то, что республику представлял также и главный маэстро позднего СССР — Раймонд Паулс. В постсоветское время хит «Зодиак» «Рок на льду» использовали НОМ в своем фильме «Пасека».
Одним из первых ВИА в СССР был коллектив из Литвы под незамысловатым названием «Эстрадные мелодии». Он был создан на основе реформированного Литовского эстрадного оркестра. В период 1966-1975 годов ансамбль дал более двух с половиной тысяч концертов, записывался со многими местными исполнителями, в том числе с Дануте Неймонтайте.
Многие считают Софию Ротару молдавской певицей, хотя на самом деле она родилась и всегда жила на Украине. Самой же известной молдавской исполнительницей в СССР была Надежда Чепрага.
Дебют певицы состоялся в детской передаче «Будильник», когда будущая звезда эстрады еще училась в девятом классе. В 21 год Чепрага записала первую пластинку, а к концу 1970-х певица стала завсегдатаем конкурса «Песня года».
Эстрадный оркестр «Гульшан» был сформирован в Душанбе в 1964 году при Государственном комитете по радиовещанию и телевидению Таджикистана решением Совета министров республики.
Коллектив работал с множеством солистов и исполнял песни как на таджикском, так и на русском языках. «Гульшан» записывался до 1991 года, после чего последовал перерыв до 2007 года, когда композиции коллектива появились на сборнике «Союз нерушимый (Песни и танцы народов СССР)».
Туркменская группа «Гунеш» не являлась классическим эстрадным ансамблем, поскольку она, хоть периодически и участвовала во всевозможных «Голубых огоньках», играла по сути джаз-рок с восточным уклоном. Причем ее лидер Ришад Шафи, можно сказать, был первым в СССР барабанщиком-виртуозом.
В активе группы не только концерты под вывеской Гостелерадио Туркменской ССР, но и участие в легендарном рок-фестивале в Тбилиси в 1980 году, где «Гунеш» выступали на одной сцене с «Аквариумом» и «Машиной времени»
ВИА «Ялла» под управлением Фаруха Закирова до 1980-х годов был известен за пределами Узбекистана только узкому кругу меломанов, однако после появления песни «Учкудук — три колодца» коллектив приобрел всесоюзную популярность.
В 1981, 1982, 1984, 1985 и 1988 году «Ялла» выходила в финал конкурса «Песня года», а у себя на родине — в Узбекистане — участники ВИА стали почти что народными героями. Фарух Закиров одно время, уже после распада СССР, даже занимал должность заместителя министра культуры Узбекистана.
В 1980 году уроженец Хмельницкой области Украины Николай Гнатюк выиграл конкурс эстрадной песни в польском Сопоте, который в свое время рассматривался как «Евровидение» для стран социалистического лагеря. К середине 80-х в репертуаре Гнатюка значились такие всесоюзные хиты, как «Танец на барабане», «Птица счастья», «Малиновый звон». Позже Гнатюк продолжил относительно успешную карьеру в независимой Украине.
Эстонская эстрада в СССР в первую очередь была известна благодаря, конечно же, Яаку Йола, который на рубеже 70-х и 80-х был едва ли не самым популярным певцом в стране, Тыннису Мяги и пришедшей чуть позже Анне Вески. Однако и помимо них в маленькой прибалтийской республике имелось немало исполнителей: группы «Рок-отель», «Касеке», «Радар», «Апельсин» и, конечно же, «Магнетик Бэнд» Гуннара Грапса. Правда, группы, игравшие что-либо приближенное к року, союзное телевидение традиционно не жаловало.
PS: Частое упоминание вечно молодой Софии Ротару в вышеизложенном тексте не могло не натолкнуть редакцию на мысль о том, что без этой замечательной певицы не может обойтись ни одна подборка хитов советской эстрады. Поэтому в виде исключения:

Вспоминал Петр Бологов

Источник
Рейтинг
Загрузка ...