Неграждане в латвии это

Неграждане (Латвия)

Негра́ждане (латыш. nepilsoņi ) — особый юридический статус, предоставленный Латвийской Республикой бывшим гражданам СССР, проживавшим по состоянию на 1 июля 1992 года в Латвии и не имеющим гражданств других государств.

В середине 1990-х гг. численность неграждан была около 730—740 тысяч человек [1] [2]. По состоянию на 2021 год, насчитывалось 190 522 (10,1 % жителей страны) [3] негражданина Латвии. Приблизительно 6,6 % (125 560 человек) от жителей Латвии составляют те неграждане, кто при переписи указал национальность «русский». [3] В то же время 16,1 % (305 448 человек) от населения Латвии составляли граждане Латвии русской национальности. [3]

С юридической точки зрения — субъекты закона [4] от 12 апреля 1995 г. «О статусе граждан бывшего СССР, не имеющих гражданства Латвии или иного государства» — лица, которые не являются и не были гражданами никакого государства, кроме СССР, отвечающие таковым требованиям: «1 июля1992 года они были вне зависимости от статуса указанной в прописке жилой площади прописаны на территории Латвии, или их последнее зарегистрированное место жительства до 1 июля 1992 года было в Латвийской Республике, или решением суда установлен факт того, что до упомянутой даты они не менее 10 лет непрерывно жили на территории Латвии», а также их дети, не получившие какого-либо гражданства. Существенная часть неграждан родилась на территории Латвии [5].

Латвия: Сейм поддерживает идею президента о детях неграждан

Негражданами в 1990-х гг. стали главным образом люди, переселившиеся в Латвийскую ССР из других республик СССР в 1940—1989 гг., и их дети, родившиеся до 1 июля 1992 года. При медленном естественном приросте населения [8], проводившейся политике индустриализации и более высоком, по сравнению с большинством республик, уровне жизни, большую часть прироста населения в советской Латвии обеспечивала миграция.

Народный фронт Латвии в программе 1989 года (п. 2.5.) выступал «за то, чтобы гражданство получили постоянные жители Латвии, декларирующие свое желание получить гражданство Латвии и недвусмысленно связывающие свою судьбу с латвийским государством» [9] [10].

14 января 1991 года Верховный Совет Латвии почти единогласно ратифицировал договор «Об основах межгосударственных отношений», который днём ранее в Таллине был подписан председателем ВС Латвии Анатолием Горбуновым и председателем Верховного Совета РСФСРБорисом Ельциным. Третий пункт договора предусматривал, что лица, проживающие на территории любой из подписавших договор республик, могли выбрать гражданство РСФСР или Латвии «в соответствии с их свободным волеизъявлением». Верховным Советом РСФСР данный договор ратифицирован не был [11] [12] [13].

Юридическое основание появления этой категории людей — решение [14] Верховного Совета ЛР от 15 октября 1991 г. «О восстановлении прав граждан Латвийской Республики и основных условиях натурализации», согласно которому гражданство Латвии было признано только за примерно 2/3 жителей страны (гражданами довоенной Латвийской Республики и их потомками), вопреки пункту 2.5. предвыборной программы правившего Народного фронта Латвии [10] [15]. Позднее первый лидер Народного фронта Д. Иванс заметил, что считал это предательством [16]. Как причину непринятия «нулевого варианта» (гражданство для всех жителей Латвии) депутат Верховного совета от НФЛ Р. Марьяш называет непримиримую позицию уже запрещённого к тому времени Интерфронта и утверждения национал-радикалов о том, что «автоматическое предоставление латвийского гражданства всем жителям Латвии — означает неминуемый откат в прошлое, восстановление советской власти, прежних порядков» [17].

Геофактор: Проблема с паспортом, или Лица неопределенного гражданства в Эстонии (25.11.2014)

Вскоре прекратил своё существование СССР, и вплоть до 1995 года юридический статус неграждан (тогда около 700 тысяч человек [18] ) был неясен.

В июле 1994 года взамен постановления ВС был принят закон о гражданстве, которым была установлена возможность натурализации с так называемыми окнами — разделением не родившихся в Латвии претендентов на группы очерёдности по возрасту, месту рождения и возрасту въезда в страну [9].

Поправки 1995 года закрепили право на получение гражданства Латвии без натурализации за проживающими в стране латышами и ливами, а также выпускниками латышских школ и вузовских программ на латышском языке. В этом акте появилось юридическое понятие «негражданин», относившееся к бывшим гражданам СССР, до 1 июля 1992 года прописанным в Латвии, непрерывно проживавшим в стране в течение десяти лет или родившимся на территории Латвии в семье неграждан [9].

К 30 июня 2021 г., по данным Регистра жителей, в Латвии проживало 199 522 неграждан из 2 050 252 чел. населения [19] [20], что cоставляло около 9,73 % населения. Среди неграждан больше всего представлены этнические группы:

  • Русские — 131 096 человек — 65,5 % от общего количества неграждан и 25,6 % всех русских Латвии (513 095 чел.). [21][19]
  • Украинцы — 19 776 человек — 9,91 % от общего количества неграждан и 40,3 % всех украинцев Латвии (49 096 чел.).
  • Белорусы — 27 662 человека — 13,86 % от общего количества неграждан и 44,12 % всех белорусов Латвии (62 698 чел.).

Латыши-неграждане составили 446 чел. — 0,22 % от общего количества неграждан и 0,036 % от всех латышей Латвии (1 249 647 чел.).

Число неграждан сокращается в результате натурализации и признания части родившихся начиная с 1991 года детей неграждан в качестве граждан, эмиграции и смертности [22].

В октябре 1998 года на референдуме большинством голосов (52,5 % против 45 %) был одобрен закон, расширяющий круг лиц, имеющих право натурализоваться, и предоставляющий право по заявлению родителей признавать гражданами детей неграждан, родившихся в Латвии после 21 августа 1991 года. После референдума и вступления Латвии в ЕС в 2004 году, когда граждане Латвии получили возможность безвизовых поездок по большинству стран Европы, натурализация (в основном — неграждан [23] ) ускорилась [24]. В 2004 году в сравнении с предыдущими четырьмя годами количество принявших гражданство Латвии заметно увеличилось и составило 16 064 человека, в 2005 году превысило 19 000 человек и пошло на спад. В 2006 году было натурализовано на 5858 человек больше, чем было подано заявлений за тот же год — гражданство получали те, кто подал заявления в предыдущие годы. После 2007 года, когда неграждане получили право свободного перемещения по странам Евросоюза [25], натурализация замедлилась и в 2009—2012 гг. стабилизировалась между отметками 2000 и 2500 натурализуемых в год [24]. К концу 2010-х годов темпы натурализации снизились до тысячи человек в год и в 2020 году натурализацию прошло 725 человек. Статус негражданина на 2020 год сохранили 198 тысяч человек, или примерно 10 % населения страны [26].

Неграждане в основном живут в крупных городах — так, на 30 июня 2021 года они составляли 15,12 % населения Риги, 13,3 % населения Даугавпилса, 12,9 % населения Лиепаи. Население этих трёх крупнейших городов Латвии составляло 41 % населения страны, но в них жило 62 % жителей-неграждан. [20] [27] Уроженцы Латвии, по правительственным данным на начало 2016 года, составляли 42,92 % неграждан [28].

На 30 июня 2021 года 42,16 % живущих в Латвии неграждан были в возрасте 65 лет и старше, а 96,3 % неграждан были в возрасте 30 лет и старше. На 30 июня 2021 года самому пожилому негражданину было 123 года, а самому молодому 2 года. [29]

Источник

Граждане и не граждане в Прибалтике

Граждане и не граждане в Прибалтике

В прибалтийских странах жизнь течет по-провинциальному медленно. Как в 1991-ом нашли врага — Россию и русскоязычных — так и продолжают следовать выбранному курсу. Институт неграждан, языковые проверки, превращение части населения во «второй сорт» — вот смысл внутренней политики Латвии и Эстонии. В Литве ситуация с гражданством отличается: там 5% русскоязычного населения посчитали не опасными и дали гражданство всем желающим. И вот уже 21 год российские СМИ пишут об ужасах жизни русскоязычных в Прибалтике, о неонацизме и фашизме, геноциде и дефиците демократии.

Но возникает вопрос: все ли так плохо в государстве, если неграждане продолжают там жить, не стремятся натурализоваться или эмигрировать. Не будем поднимать вопросы макроэкономики: долг той же Латвии международному валютному фонду выплатить не реально, не имея производства или природных ресурсов. Но ведь ситуация тяжелая и в России, особенно в регионах. СМИ дают нам понять, что именно политический статус превращает жизнь людей в ад. Так в чем же смысл статуса негражданина, чего же лишен человек на самом деле?

Негражданин в Латвии не имеет политических прав, то есть он не может ни голосовать, ни участвовать в выборах. Негражданин не имеет права занимать посты в ряде государственных учреждений: например, стать полицейским или пограничником. Потому в Латвии появилась сатирическая песня: » Какая ж это славная профессия «латыш». Могу законы издавать, могу границы охранять. «

Однако у неграждан есть очень серьезное преимущество: для путешествий им не нужны визы. Затаите дыхание: неграждане Латвии в порядке, не требующем получения визы, путешествуют и по Евросоюзу, и по России. Помните мечту экс-президента Медведева о «Европе от Лиссабона до Владивостока»? Так вот, неграждане Латвии — единственная категория людей, для которых она уже сбылась.

Гражданин Латвии не может проехать без визы от Владивостока до Лиссабона, и гражданин России не может. А негражданин Латвии — может! Рядовой россиянин часами стоит у консульства Латвии для получения заветного Шенгена, а негражданин Латвии даже не задумывается о том, что виза требует времени и денег.

Идем дальше. Латвийское понятие «негражданин» в политологии появилось 21 год назад. За это время русскоязычные в большинстве своем освоили латышский язык, усвоили новейшую версию истории Латвии, вызубрили ее конституцию. А это и есть условия, на которых в Латвии негражданам дают гражданство. Однако число неграждан почти не убывает. Что же им мешает пойти и натурализоваться?

Мы сейчас не говорим о пенсионерах, которые действительно не могут этого сделать в силу преклонного возраста, не говорим о людях, которые не могут выучить язык в силу способностей — речь о поколении экономически активных людей. Для них в этом просто нет необходимости. Если негражданин Латвии много путешествует и не намерен никуда баллотироваться, то гражданство ему будет скорее мешать.

Вот, например, Юрий Петропавловский — член партии «ЗаПЧЕЛ», безуспешно отстаивающей права русскоязычных в Латвии. Он с горькой иронией называет себя «почетным негражданином». В 2002 году он заявлял, что не собирается получать гражданство Латвии принципиально. Но в 2005-м случились муниципальные выборы, и Юрий, решив баллотироваться, подал на гражданство.

Он едва ли не возглавлял предвыборный список, он мог бы претендовать на кресло мэра Риги. Но, несмотря на успешно сданный экзамен, гражданства ему не дали — спецслужбы Латвии помнят Петропавловского как организатора «школьной революции» 2004 года. Теперь Юрий говорит, что знал итог заранее и просил гражданства намеренно, чтобы получить повод судиться с Латвией в ЕСПЧ.

В 2013 году в Латвии опять пройдут муниципальные выборы. Партия «ЗаПЧЕЛ» создала движение «За Равные права», собирающее подписи за референдум по изменению закона о гражданстве. Если сбор подписей будет успешным, инициаторам обеспечены и места в рижской городской Думе. Но вот удивительно — за полгода организаторам удалось собрать всего 3000 подписей. Потому что делать это надо было раньше: сегодня львиная доля населения уехала и забыла об этой стране, часть вообще не имеет желания получать гражданство, часть является российскими пенсионерами или пенсионерами-негражданами, которые в силу возраста уже устали ждать, что страна, где они родились, когда-то вспомнит об их заслугах.

Маленький штрих. Движение «За равные права» сделало попытку собрать подписи в день Победы у памятника Освободителям, для чего было заранее арендовано помещение. Но конкурирующая русскоязычная партия «Центр Согласия», представленная в парламенте и в Рижской Думе (мэр Риги Нил Ушаков, признавший недавно факт «советской оккупации», является представителем ЦС — прим. ред.) пустила в ход административный ресурс и сорвала действо. За возможность мнонполизировать эту пиар-площадку 9-го мая ожесточенная борьба между «профессиональными русскими» идет каждый год: одна партия выгоняет другую, а та пишет обиженные пресс-релизы о том, как их выгнали, и о попытках порезать ножиком рекламный надувной баллон.

СМИ с подачи «профессиональных русских» формируют картину жизни русскоязычного населения Прибалтики, наполненной страданиями и неравной борьбой за свои права. Однако это не совсем так. Да, пожилым людям поздно срываться с насиженных мест и куда-то ехать.

Да, в Москве их никто не ждет, а переселение в российскую глубинку — это в лучшем случае обмен шила на мыло, поэтому русская молодежь едет из стран Балтии на Запад, а не на Восток. Да, программа переселения соотечественников в Россию оказалась блефом: ничто здесь не готово к их приему и никто их здесь не ждет. Но на практике позиция многих экономически активных русскоязычных неграждан больше похожа на позицию куртизанки, живущей в свое удовольствие и заигрывающей с теми, кто в данный момент удобнее.

Сегодня они остались наедине со своими проблемами. Время от времени, когда их текущие интересы будут совпадать с текущей конъюнктурой Кремля, в РФ будут разворачиваться кампании в их поддержку. Но многие из них сами сделали свой выбор.

Источник

Латвийские правозащитники: В стране уже 28 лет существуют неграждане

Иллюстрация: mixnews.lv.

Ровно 28 лет назад, 15 октября 1991 года, в Латвии был принят закон «О восстановлении прав граждан и основных условиях натурализации», в результате чего свыше 700 тысяч жителей республики оказались в статусе «неграждан». Латвийский комитет по правам человека считает, что неуместно предлагать для Дня государственного языка дату, когда был создан статус негражданина. Об этом порталу mixnews.lv заявил секретарь Латвийского комитета по правам человека Александр Кузьмин.

«Президент направил в комиссию Сейма по правам человека и общественным делам предложение сделать 15 октября новым отмечаемым днем — днем государственного языка. Мотивировал он это тем, что 15 октября 1998 года парламент внес в конституцию поправку, закрепляющую за латышским языком статус единственного государственного. Мы же напоминаем президенту и стране, что в этот день Сейм внес в Конституцию еще и целый раздел „Основные права человека“, включая и ст. 114 — лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, имеют право сохранять и развивать свой язык, этническую и культурную самобытность. А тезис о латышском языке, как единственном государственном, был внесен в конституцию еще 5 мая 1989 года „оккупационным“ Верховным Советом, когда будущий президент изучал юриспруденцию в ФРГ», — напоминает Кузьмин.

«К тому же именно 15 октября (1991 года) парламент принял один из самых позорных документов в истории Латвии — „О восстановлении прав граждан и основных условиях натурализации“. Так Верховный Совет лишил политических прав 1/3 своих избирателей, в том числе 70% представителей национальных меньшинств, внеся тем самым разрушительный вирус в фундамент новорожденного государства», — добавляет правозащитник.

Секретарь Латвийского комитета по правам человека констатирует, что, по последним данным Регистра жителей, в республике по-прежнему проживает 220 491 негражданин — это 11% населения (13% среди взрослых).

«Они составляют 27% представителей нацменьшинств. Эти люди не только лишены всех политических прав, но и поражены в правах по сравнению с гражданами Латвии в еще 80 неполитических позициях (например — в размерах пенсий и пособиях по безработице, в праве быть адвокатами, полицейскими, патентоведами, епископами и т. д.). В 14 случаях (например, право голосовать и быть избранными на муниципальных выборах) преференциями перед негражданами пользуются и кратковременно проживающие в Латвии иностранцы — граждане ЕС. Этот абсурд европейского масштаба усугубляется тем, что неграждане Латвии составляют 59%, а с негражданами соседней Эстонии 79% всех лиц без гражданства, проживающих в ЕС, при том, что население обеих стран составляет около 0,7% населения ЕС. Поэтому 15 октября — это день позора и всего ЕС, любящего учить окрестные страны основам демократии», — подчеркивает Кузьмин.

«Впрочем, и день единственного государственного языка в стране, где родной язык 36% населения юридически считается иностранным, заслуживает отмечания. Установление обязательного знания государственного языка для должностей, начиная от кладбищенского сторожа; повысившие безработицу среди нелатышей карательные методы контроля за исполнением языкового законодательства; коверкание личных имен; отказ принимать заявления на русском языке и изгнание его из топонимов в местах, где русскоговорящие составляют большинство — такая же позорная отметина ксенофобии. Лучше бы президент призвал бы отметить столетие законов об учебных заведениях Латвии и об устройстве школ меньшинств в Латвии, принятых 8 декабря 1919 года! В противоположность современному антименьшинственному законодательству они предусматривали обучение детей нацменьшинств полностью на родном языке», — добавил Александр Кузьмин.

Напомним, президент Латвии Эгил Левитс предлагает парламенту объявить 17 марта днем памяти движения национального сопротивления, а 15 октября — Днем государственного языка.

«Сегодня 15 октября — печальная годовщина латвийского „раскола“ на граждан и неграждан. На сегодняшний день в Латвии проживает 220 640 неграждан, что составляет 11 процентов от всего населения, в том числе 13 процентов среди них в возрасте, имеющем право голоса (если бы были бы допущены к голосованию на выборах) 43 процента неграждан родились в Латвии. 38 процентов неграждан — в возрасте старше 65 лет. За 2018 год количество неграждан в Латвии стало меньше на 8723, из них натурализовалось 930 человек», — отмечает в соцсети Facebook президент организации «Русская община Латвии» Владимир Соколов.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...