Россия или латвия где лучше жить

Мы начинаем уже ничего не понимать. 20 вопросов Путину

Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.

Игорь Шаповаленко перепечатал из us11.besteml.com 17 апреля 2022, 10:11
4 оценок, 39033 просмотра Обсудить (9)

Мы начинаем уже ничего не понимать. 20 вопросов Путину

Когда 14 марта в Донецк прилетела Точка У, унеся 21 жизнь мирных жителей, я искренее ждал Возмездия. Причем незамедлительно — в последующую ночь. Но ни ночью, ни днем, ни на следующий день Возмездия не последовало.

Когда 14 апреля в Климово Брянской области прилетели два украинских вертолета МИ-8 и обстреляли 100 (!) жилых домов, серьезно ранив 8 россиян, мы ответили. Сбили на следующий день один из этих вертолетов и нанесли удар Калибром по ракетно-ремонтному цеху в Киеве, попутно повредя там что-то еще.

Вы — серьезно? Это так отвечает лучшая армия в мире? Которую должны испугаться на Западе — ведь в этом и есть ключ безопасности для всех нас, жителей России. В их страхе перед нашими Вооруженными силами.

ТРУДНОСТИ ПЕРЕЕЗДА В РОССИЮ В 2022 г.

Здесь самое время сказать о целях военной операции на Украине.

Помимо тех, что озвучил Президент РФ, есть еще одна цель — фундаментальная. Та, к которой мы шли все эти 30 лет. Прекратить наконец-то чтобы об нас вытирали ноги, обрести чувство гордости за страну и за всех наших сограждан, объяснить США и Западу что больше у него не получится помыкать нашими интересами.

Забытое и вновь пришедшее к нам чувство гордости — вот что должна вызывать военная операция на Украине. Помимо освобождения дончан, денацификации и демилитаризации.

Не знаю, как вы, но я нечто подобное уловил лишь в первую неделю. А дальше по ТВ только и вижу — то измывательства над нашими бойцами и теми, кого мы пришли защищать, то западные поставки вооружения на миллиарды, то гинеколог по образованию Урсула фон дер Ляйен угрожает нашей стране всем чем только можно, обещая обязательно отказаться от российского газа и нефти, а мы на это только глазами хлопаем, то эти удары — по Донецку, Белгороду, Курску.

Еще вижу бедных украинских солдат, которые всю жизнь мечтали сдасться — а потому их сразу надо накормить и вылечить им все конечности. С головой, конечно, не получится — это уже не лечится. Ложь и нацизм везде. С аплодисментами в Бундестаге.

Что касается самой военной операции, то как военный эксперт Юрий Подоляка говорил через неделю после начала боев — «вот-вот кольцо замкнется и группировка ВСУ на Донбассе окажется в окружении», так он это и сейчас повторяет. Фраза — почти без изменений.

О чем говоорить, если даже у Владимира Соловьева на «России1» все чаще слышу фразу «Странная война» или «Мы не понимаем. » А ведь он до этого всегда говорил — «Слушаем нашего главнокомандующего. Он цель операции объявил и ничего другого не будет».

Но главнокомандующий молчит сейчас по многим вопросам, которые «Мы не понимаем. «

Словакия vs Латвия / Где лучше жить?

Вот откуда взяться гордости, если та же Ольга Скабеева на «России 1» только и истерит, показывая все больше и больше ужасов, устраиваемых нацистами по отношению к нашим согражданам. Зачем? Мы про них все уже и так поняли. Что это — нелюди, и ничего другого от них уже не ждем.

Российскому народу, наоборот, сейчас надо давать надежду, рассказывать о подвигах наших героев, о счастливых освобожденных людях. О чем-то хорошем и о будущей жизни освобожденных регионов — под рукой благородной России.

Просто сравните голос Скабеевой и голос Левитана во время Великой Отечественной войны. С какой воодушевленной интонацией тот объявлял об освобождении городов! Жить заново хотелось!

Из официальных же лиц мы сейчас имеем только голос Конашенкова. Сухой, четкий, военный. Все — по делу. Но это не голос Левитана. А нам ведь нужны сейчас еще и эмоции.

Положительные эмоции — в этом нуждается страна!

Может поэтому упал в последнее время рейтинг Владимира Путина, рейтинг поддержки военной операции — пусть незначительно, на 3-5%, но все равно уменьшился. Штаты ждут, что рейтинг будет падать из-за того, что россиянам станет все тяжелее выносить тяготы новой жизни. А он падает — от другого, с точностью наоборот. Что мы считаем, что недостаточно жестко ведем себя по отношению к этим Штатам и со всем тем, что связано с ними на Украине.

Многие из вас, уверен, скажут — военное время, Президент не обязан рассказывать все и всем. Он знает, что делает.

Но, во-первых, он должен тогда знать, как поднимать дух российскому народу — постоянными видеороликами об издевательствах над россиянами и дончанами этого не сделаешь. Во-вторых, его выбрали не кто-нибудь, а мы с вами — и нам он обязан отвечать на многие вопросы, которые нас волнуют. В-третьих, дав полное согласие на эту военную операцию, мы совершенно сознательно идем на ухудшение нашей жизни, на трудности и лишения — а значит обязаны знать, что происходит.

Вот, думаю, большинство из вас очень бы хотело знать ответы на эти 10 военных вопросов и 10 экономическо-политических.

10 военных вопросов

1. Как украинские вертолеты прилетают бомбить нефтяные хранилища в Белгороде и дома в Брянской области, если «весь воздух наш», «все ПВО — наши»?

2. Почему не подавлены огневые точки ВСУ на Донбассе — и по Донецку с Луганском лупят не то что не меньше, а все больше и больше?

3. Как допустили подрыв нашего флагманского крейсера «Москва», символа Севостополя? Вот что теперь будут думать про наш флот натовская коалиция, западное сообщество? То они иронизировали как дымит на весь океан наш авианосец «Адмирал Кузнецов», теперь мы им в руки дали новый повод для сомнений в силе нашего флота.

4. Где вообще министр обороны Сергей Шойгу? Сейчас он нам нужен — каждый день! А его — нет. Если с ним что-то случилось, мы очень сожалеем, очень! Переживаем за него.

Но в такой ситуации нам нужен энергичный Министр обороны!

5. Почему через Украину идут эшелоны с западным тяжелым вооружением? Если вы подбиваете его потом — уже в местах дислокации — объявляетйте об этом, каждый раз. Пусть и наши западные непартнеры узнают об этом. Пока же мы точно знаем только одно — что направляем в США никому ненужные ноты протеста о поставках вооружения на Украину.

6. Помните, как в начале военной операции было объявлено о 16 тысячах желающих с Ближнего Востока сражаться на Украине на стороне России? Подразумевалось, что это были сирийцы. В Ираке, отмечалось, есть очередь из желающих сражаться на Донбассе против американцев. И где они все теперь? Почему о них нет ни слова?

Зато мы постоянно получаем информацию о разных ЧВК из западных стран мира, которые едут сражаться с россиянами.

7. Как вообще мы собираемся победить, когда нас на Украине 200 тысяч, а их — не менее 600? Ведь рапортами с желающими пополнить ряды ВС РФ забиты все военкоматы. Почему мы не наращиваем нашу группировку, что несомненно облегчило бы нашу задачу?

8. Каким образом в застенки украинского гестапо попал Виктор Медведчук? Почему ранее наши спецслужбы не вызволили его из Киева, как спасли когда-то Януковича?

9. Собирается ли наша армия в новых условиях — когда Запад объявил нам войну до самого конца — идти хотя бы до Киева? Потому что, если вдруг не собирается, — то мы точно не согласны. И учтите это, господин Президент. Когда посылаете Мединского на эти потешные переговоры. Просто потому что иначе все будет бессмысленно.

5 тысяч потерянных жизней мирных жителей Мариуполя и, наверное, не меньше — таких же потерянных жизней наших воинов.

10. А что такое денацификация? Я вот точно этого не пойму, когда вижу как схваченные в плен украинские морды сидят и жрут обеды, получают самую лучшую медицинскую помощь — при этом едва ли не рядом с нашими бойцами. Когда мы будем их судить, стрелять и вешать? Чтобы об этом точно знали все пребывающие на Украину наемники. Ну, ладно, — вешать еще рано — пусть.

Но как же можно быть такими гуманными с теми, кто только сейчас издевался над женщинами и стариками? Убивал родителей детей прямо при них, 5 -летних?

Собирамеся ли мы отдавать натовцев, чего от Путина требуют те же Макрон с Шольцем?

10 экономических и политических воросов

1. Конечно, про газ. Вся страна уже месяц умаляет отключить газ Европе. А в результате имеем следующее. Мощнейшее заполнение европейских хранилищ, что позволит им продержаться как минимум до середины осени. Задержки и туманные обещания с оплатой за уже поставленные газ и нефть.

Категорический отказ оплаты в рублях.

В общем — газ поставляем, денег не получаемм, а когда они найдут хоть какую-то замену, плюнут в нас и не скажут даже «спасибо».

2. Минудобрения и зерно. В тот момент, когда мы можем нанести им «большую боль», связанную с продовольствием, Президент говорит про минудобрения так: «Ничего, будут брать! Это дефицитный товар. Никуда не денутся».

Даже комментировать здесь не хочется. Хотя бы зерно, чего у нас будет в избытке, надеюсь, пристроим только в страны Африки, Китаю, Египту или Турции.

3. Почему мы примерно не отлупим хотя бы одну недружественную страну? Ну, например, крайне недружественную Японию. Она оторвана от западного мира, и если мы перекроем ей кислород во всем — от энергоресурсов до морепродуктов — ей хана!

А еще — разместим ракетные комплексы на островах, которые японцы все еще считают спорными. Вернее, не спорными — а своими.

Как мы вообще собираемся действовать? Если страны Запады не скрывают, что хотят причинить нам максимальную боль, то почему мы не действуем так же?! Ведь это не благородство, нет, это самая настоящая слабость!

4. Зачем мы ведем все эти мирные переговры с патологическими лгунами в лице какого-то Арахамии? И всерьез — самые высокие руководители страны — обсуждают от чего те отказались, а от чего — не отказались. А когда-нибудь — все равно откажутся. Ну, ведь полная бессмыслица!

5. Почему наши спецслужбы не едут в Европу и не защищают там жизни простых россиян? Не наказывают обормотов и свиней — всех тех, кто пытается избить или даже убить наших сограждан.

6. Почему мы не засылаем подлодки с Цирконами в нейтральные воды Атлантического океана к берегам США? Подлетное время наших гиперзвуковых ракет оттуда до Вашингтона — 3 минуты 40 секунд. Пусть хотя бы боялись. А мирные жители начали бы задавть Байдену все новые и новые вопросы. До чего он довел их жизнь.

7. Сколько мы еще будем терпеть малодружественную политику Казахстана, члена ОДКБ? Казахстан выходит из всех совместных проектов с Россией, не собирается помогать нам в торговле в условиях санкций. Недавно объявил о том, что не будет проводить Парад Победы 9 мая — якобы из экономии средств. И это в такое время?!

Или нам надо привести партнера в чувство, или признать, что у нас есть только один союзник — Белоруссия, и все остальные союзы не имеют никакого реального значения.

8. Почему мы не бросим наши спецслужбы на поддержку Имран Хана в Пакистане? Хватит играть в международное право, которого уже нет. Имран Хан, будучи Премьер-министром страны, приехал на переговоры с Путиным — из-за чего американцы его и снесли. Но народ Пакистана — за Имран Хана!

Почему же мы не можем организовать уже нашу «цветную революцию»? Поддержать «демократический выбор» народа Пакистана. Тем более что и стараться-то особо не надо — настолько мощная у Имран Хана поддержка. И показать американцам, что они больше в Азии — не хозяева. Что мы тоже теперь будет действовать теми же методами.

И не факт, что с этими методами мы не придем в США!

Пока же Владимир Путин только отправил поздравительную телеграмму новому Премьеру-министру, сменившего Имран Хана.

9. Почему мы все еще не организовали Военный союз с Китаем? Создали бы настолько мощный военный кулак, что никакое бы НАТО не пикнуло, чего бы мы не сделали. И Тайвань под это дело Китай бы спокойно забрал.

Сколько можно разрозненно сражаться с этим Западом?

10. Почему мы так медлим и все откладываем с национализацией всех западных компаний? Они нас ободрали как головорезы, за каждое наше здание цепляются, и никогда уже ничего возвращать не собираются. А мы все такие добренькие, все думаем как кого не обидеть, все думаем о международном праве. Повторю, это не доброта, это — слабость!

Источник

«За одну квартиру боролось по 40 семей». Что происходит со съемным жильем в Турции, Литве и Латвии

С началом боевых действий в Украине мир начал стремительно меняться. Особенно остро это почувствовали государства, в которые хлынули потоки мигрантов. Лакмусовой бумажкой таких изменений стали рынки съемного жилья — на них обрушилась гигантская волна спроса. О том, как изменилась ситуация в Польше и Грузии, мы уже писали. Теперь расскажем еще о нескольких странах, где цены немного сошли с ума.

Литва: «За двушку сначала просили €800, а в итоге сдали за €1500»

С конца февраля в Литву стали переезжать не только украинцы (бóльшая часть все же предпочла Польшу), но и IT-специалисты из Беларуси, а также россияне.

— В Вильнюсе наблюдался безумный спрос. Мы получали звонки буквально каждую минуту. Одну квартиру приходили смотреть по 40 семей. И каждая, пытаясь заполучить ее, предлагала свою цену. Фактически это был аукцион.

Люди поддались панике и стали подогревать ее. Так, двушку, которую выставили за €800, владельцы в итоге сдали за €1500. Естественно, подобные случаи просто взбудоражили рынок, и стоимость аренды подпрыгнула на 30—40%, — рассказал акционер компании Capital Real Estate Роман Логинов.

Специалист утверждает, что около двух недель назад ситуация стабилизировать и спрос вернулся к прежним показателям. Но не цены.

— В столице в старом доме предлагают в аренду однушки за €450—500, двушки — за €600, трешки — за €1000. В новом доме однокомнатное жилье можно снять за €600—700, двухкомнатное — за €700—1000, трехкомнатное — за €1500.

— Уже в августе со всей Литвы начнет приезжать огромное количество молодых людей на учебу и работу. Снова будет волна ажиотажа, и до конца года мы вряд ли увидим падение цен. Более дешевое жилье сейчас лучше искать в небольших городах хотя бы в 100—200 км от столицы. Там пока можно найти что-то приемлемое и за €300—400.

Наша читательница Анастасия перебралась в Вильнюс еще в сентябре 2021 года. Говорит, что уже тогда был повышенный спрос на съемное жилье — все-таки пора студентов.

— Средняя цена однушки или евродвушки (площадь — 30—44 «квадратов») была €450 в центре, €400 в спальниках, €370 совсем на окраине. Мы в итоге сняли жилье с косметическим ремонтом в доме 1940 года за €500. В здании была сделана реновация, но остались старые чугунные трубы, так что отопление не регулировалось. Это сыграло с нами злую шутку: мы сильно тратились на «коммуналку». В феврале, например, заплатили за нее €187, — вспоминает девушка.

Хозяйка квартиры — россиянка, которая купила жилье в качестве инвестиции и все это время сдавала. Но после начала конфликта в Украине решила переехать в Литву. Хоть договор был подписан до октября, сейчас Анастасии приходится искать новую квартиру.

— В прошлый раз поиски заняли у меня полтора месяца. Вариантов было немного, да и не везде хотели заключать договор, потому что я иностранка и потому что не говорю по-литовски. Это создавало некоторые трудности.

Процесс подбора жилья осложняет тот факт, что некоторые собственники сдают его только украинцам (и стоит оно дешевле на €100—150). С начала боевых действий таких предложений было много, но с течением времени их количество уменьшается.

— В целом найти в центре квартиру площадью минимум 30 «квадратов» за €500 теперь сложно. Мои знакомые арендуют приличные двушки уже за €600—800. Даже за «бабушатники» просят €400. При этом одно только отопление зимой потянет там на €76.

Латвия: «Аренда дорожает, а правительство рекомендует откладывать деньги на следующий отопительный сезон»

В Латвии цены на жилье тоже выросли, но местные риелторы связывают это не только с появлением в стране большого числа беженцев из Украины.

— Во-первых, в основном мигранты планируют снимать жилье на короткий срок (2—3 месяца) в надежде скоро вернуться домой. Во-вторых, финансовые ресурсы у них часто ограничены, и тех государственных пособий, которые им выдают, не хватает, чтобы позволить себе арендовать квартиру. Есть собственники, готовые сдавать недвижимость просто за оплату «коммуналки», но это тоже временно. Это не история про рынок, это просто поддержка людей, — поделился наблюдениями председатель правления компании по недвижимости Langes Pils Андрей Валтерс.

Тогда в чем же причина подорожания съемного жилья?

— Аренда потихоньку начала оживать после отмены ковидных ограничений. В период пандемии существенно сократился поток туристов, и квартиры, которые раньше сдавались на сутки через Airbnb, Booking, вышли на рынок долгосрочной аренды. Из-за этого возник переизбыток предложений. Можно сказать, что цены вернулись к уровню конца 2019 — начала 2020 года. Например, квартиры в обыкновенных панельках, расположенных вдали от центра Риги, сейчас всего на 3—4% дороже, чем в октябре 2019-го.

Для примера возьмем самый популярный формат жилья — двушку с кухней-гостиной и одной спальней. Ориентировочная площадь — 45—50 «квадратов». В сердце столицы такая квартира обойдется в €400—450, в жилых микрорайонах — в €300—350.

Куда очевиднее изменения в сфере покупки недвижимости. Правда, стоимость квадратного метра стала расти задолго до 24 февраля. Это в первую очередь связано с подорожанием стройматериалов на мировом рынке. В цене подскочила древесина, металл и так далее. Также подорожало топливо, газ, электричество, из-за чего и затраты на строительство увеличились.

— До пандемии квадратный метр в новостройке стоил €1500—1800, потом постепенно подорожал до €2000, а сейчас достигает €2300—2500. И это квартиры в жилых микрорайонах, а не в центре Риги. Для местных это значительные суммы: доходы людей растут не так стремительно.

Поэтому многие компании затормозили свои проекты до прояснения ситуации — в данный момент точно просчитать все затраты невозможно. Еще одна неопределенность связана с подорожанием коммунальных платежей (отопление, электричество). Какой будет государственная поддержка ближайшей зимой, пока неясно. Возможно, повысится платежная ставка по ипотечным кредитам. Все это будет влиять на спрос.

Своими наблюдениями поделилась с нами и белоруска Наталья, которая сейчас живет в латвийской столице.

— В Риге первым делом спрашивают, кто хочет снять жилье: местный или иностранец. Может, это связано с тем, что не хотят сдавать мигрантам, а может, с тем, что государство выплачивает пособие тому, кто размещает у себя украинских беженцев, — говорит девушка.

Собеседница подтверждает повышение стоимости аренды: прошлым летом однушку с базовым ремонтом можно было заполучить за €200 в месяц, а этим летом — уже за €300—350.

— Арендовать квартиру стало сложнее в том числе из-за роста «коммуналки». Не знаю, как в однокомнатной квартире, но за трехкомнатную мы раньше платили всего €180 в месяц, а этой зимой было уже €200—230. И это еще не потолок. Правительство рекомендует уже сейчас откладывать деньги на следующий отопительный сезон. По слухам, за трешку придется отдавать €500—600.

Турция: «Цены поднимались каждую неделю»

На рынок арендной недвижимости в Турции повлияли два фактора. Первый — это инфляция. Турецкая лира сильно обесценилась, из-за чего арендная плата в пересчете на местные деньги увеличилась на 150—200%. Второй фактор — большое количество приезжих, причем не только из СНГ, но и из арабских стран — Ирана, Афганистана. Тем не менее белорусов вряд ли шокируют даже подскочившие цены.

— В Стамбуле предложений много, но далеко не все приезжие смогут снять себе жилье. Во-первых, не все собственники готовы сдавать квартиру иностранцу без ВНЖ. Во-вторых, многие теперь требуют арендную плату вперед за все месяцы проживания (обычно договоры заключаются минимум на полгода). Не каждый может найти такую сумму, — считает Анна Попова, представитель компании Akadem.by.

Перейдем к конкретным примерам. Раньше в одном из самых дорогих районов Стамбула пустую квартиру формата 1+1 (кухня-гостиная + спальня) можно было снять за $500, теперь — за $800. В более дешевой локации за такое жилье придется заплатить минимум $330 вместо прежних $120.

Наша читательница Ольга, которая уже давно живет в Турции, говорит, что в Анталии наблюдается та же картина.

— Моя дочь живет в доме отельного типа. С марта цены на съемные квартиры там поднимались каждую неделю. За маленькую двушку просили сначала $120, потом $180, $270, $360. А уж о том, чтобы купить недвижимость, даже думать нечего. Мы с мужем собирались переезжать в Анталию в следующем году, но теперь понимаем, что это нереально.

До всех этих событий наших накоплений хватило бы на коттедж, а теперь едва ли хватит на маленькую квартиру, которая обойдется нам в $55 000 вместо $17 000. Чувствуете разницу? — отмечает собеседница.

По словам Ольги, турки не довольны текущим положением дел. Многие из них теперь не могут позволить себе не то что приобрести, но и просто снять жилье. Зато иностранцы ходят по городу толпами и готовы купить недвижимость сразу после осмотра.

— Видя такой ажиотаж, турецкие власти в конце апреля издали новый закон. По нему иностранец может получить ВНЖ, только если приобретет в крупном городе квартиру или дом стоимостью от $75 000, в маленьком — от $50 000. Причем это не рыночная цена, а та, что закреплена в документах о праве собственности. Обычно же стоимость существенно ниже. Раньше таких лимитов не было.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...