Сколько русских проживает в латвии

Почему к русским в Прибалтике относятся лучше, чем в России

..Недавно покинувший здешние ЖЖ-шные просторы _devol_ написал на своей новой платформе прекрасный пост о жизни «притесняемых» русских на чужбине, оказавшихся там после развала СССР — конкретно в Прибалтике. Данная его статья тесно переплетена с другой, на Толкователе — они обе довольно многобуквенны, но весьма интересны и полезны для понимания того — почему при установлении в РФ работающей демократии (как в странах Европы) русские националисты в России, если гипотетически представить, что им удастся создать свою официально зарегистрированную политическую партию и прорваться на выборы — НИКОГДА не наберут больше 9-10% голосов. Политический национализм среди русских, чтобы кто там ни говорил, в целом мало востребован среди населения: как в РФ, так и в особенности — в Эстонии, Латвии и Литве.
Впрочем, и с неработающей сегодняшней демократией — тоже..

Нуу, с Прибалтикой всё ясно — там даже лица без гражданства имеют прав не меньше, чем наши рассияне. Кроме того, как мудро заметил Девол: Прибалтика — это единственный регион на свете, где русским разрешено создавать свои партии! Но и там почему-то русские предпочитают голосовать за центристские или социал-демократические партии, в то время как русские партии при их официальной разрешённости не набирают и 1%.

РУСОФОБИЯ В ЛАТВИИ?! ЛАТЫШИ ПРОТИВ РУССКИХ?

В своей статье автор приводит примеры ещё нескольких стран, в т.ч. Финляндии и Швеции. Во всех них (кроме Литвы) мне посчастливилось побывать, там живут мои друзья, которые уже давно рассказывают всё в точности то же самое про жизнь русских в этих странах. Да они и сами русские и вполне успешные там люди. И им есть с чем сравнивать.

Национализм уходит на второй план при правильной, работающей демократии в стране, становясь лишь невинным увлечением. Впрочем, это утверждение касается далеко не для всех стран, а именно для стран белых рас, хехе!

В общем, т.к. та блог-платформа, на которую переселился Девол — весьма неудобна, нефункциональна и с премодерацией комментариев, то я с позволения автора перепощщу статью сюда для удобства браз.

Русские в Прибалтике

Центр гос.языка Латвии наложил штраф на мэра Риги Нила Ушакова за использование русского языка в официальных ответах гражданам.

Русских в Латвии официально 25,6%, а русскоязычных — с учетом белорусов и украинцев и других — до 33%. Это очень много. В Финляндии шведов около 5% от общего населения и их язык считается вторым государственным. В Словакии венгров около 10 с небольшим процентов, венгерский язык родным называет порядка 9,5% населения. И венгерский язык является официальным в тех районах Словакии, где доля венгров превышает 20%.

То есть, в принципе, в Латвии и Эстонии (там тоже велика доля русскоязычных) введение русского как второго государственного — вопрос, скажем так, из области возможного. Однако, ничего подобного там пока нет. Болтовню местечковых националистов про «оккупантов» можно отбросить, это чистой воды политическая демагогия. В Евросоюзе живут сотни тысяч и даже миллионы людей, которые приехали туда из других регионов планеты, и за «оккупанта» в их адрес можно получить в табло. Большинство же прибалтийских русских уже родились в этих государствах и они есть там коренное население.

Латвия: Русской школе в Латвии — 229

Важно, что в Прибалтике у русских есть уникальная возможность создавать свои национальные партии, голосовать за них и совершенно легально отстаивать свои права, в том числе, и на язык. Да, Эстония и Латвия — третьесортные европейские государства, но это не азиатские диктатуры, где русским тупо пробивали головы и выгоняли из домов. И это не РФ, где сажают в тюрьму за самую нелепость навроде перепоста картинки или упоминания о русских во Вконтакте.

Я просто напомню, что за попытку создать какую-нибудь Русскую партию в РФ ее учредители будут отправлены тут же за решетку по всем известным «экстремистским» статьям. Об этом в 2011 году была статья в Толкователе, которая вызвала среди русскоязычных настоящее бурление говн (комментарии кретинов можно забачить тут). 90% русских читателей даже не поняли, о чем идет речь в ней! Это очень удручающее зрелище.

Но если вернуться к практической плоскости, то политический национализм среди русских, чтобы там не верещали мурзилки, в целом мало востребован. Это не есть плохо или хорошо, это просто факт. Который базируется целиком на электоральных предпочтениях русских в условиях нормально работающей публичной демократии (где нет вбросов, «каруселей», чуровских 146% и т.п. азиатчины).

В Прибалтике спокойно годами существуют так чаяемые нашими «профессиональными русскими» русские партии. Участвуют в выборах, ведут агитацию. Их лидеров никто не кидает за решетку. И каковы результаты их деятельности?

Например, Русская партия в Эстонии за все время существования с 1993 года так и не смогла преодолеть порог в 1% (даже на выборах 2011 года в составе «русской сборной») и в 2012 году вошла в состав. Социал-демократической партии. И эта партия, собравшая большинство голосов русскоязычных (имеющих право голосовать), на выборах в парламент Эстонии в 2015 году заняла третье место с результатом в 15,2%.

Русская партия в Латвии вершиной успеха имела 0,5% голосов избирателей в 2002 году на выборах в Сейм республики, а затем в 2007 году она слилась в Латвийскую первую партию и затем в Латвийский путь с плановым прозябанием в электоральном подвале. Чуть более успешна левая, социал-демократическая партия «Русский союз Латвии» (до 2014 года — ЗаПЧЕЛ), которая откровенно исповедует евроценности — типа интеграции в ЕС и т.п.

На выборах в Сейм в 2011 году партия собрала 0,8% голосов, на выборах в 2014 году — целых 1,58% голосов. Это, безусловно, смешной результат и его нельзя оправдать тем, что злобные латышские фашисты «подкрутили счетчик». Зато социал-демократическая партия «Согласие» (в которой и состоит Нил Ушаков) с большим вкраплением русских, на выборах в парламент в Латвии в 2014 году заняла первое место с 23% голосов. Неплохо?

Я не знаю, как еще более доходчиво объяснить моим русским читателям, за кого же в условиях работающей демократии предпочитают голосовать их соплеменники в пусть и второсортных, но европейских государствах. Но я уверен, что в комментариях у меня снова привычно забегают интернет-шариковы с воплями «обсираете русских», «вранье», «продались латышским фашиздам» и т.п.

Русские в Прибалтике за партии с «русским колоритом» стараются не голосовать. Это такая вот практика, ничего личного. И это звоночек тем россиянским «профессиональным русским», мечтающим, что в равных демократических выборах им что-то светит. Увы, нет, ничего вам не светит кроме гетто в несколько процентов (при разбавлении национализма социальной риторикой — может, чуть больше). Русские все равно будут голосовать преимущественно за центристские или социал-демократические партии.

Русская молодежь в вымирающей Латвии (ее население только официально с 1990 по 2017 годы сократилось с 2,66 до 1,94 млн человек, реально там постоянное население составляет лишь 1,5-1,6 млн человек) получает образование и затем уезжает на работу в другие страны Европы. Благо гражданство позволяет. Кто-то остается, и потому в самой Латвии русский язык де-факто существует и процветает в быту и бизнесе. Так что лет через 15-20 латышам придется уже самим — вопреки даже протестам местных русских (шутка) — вводить вторым гос.языком русский.

Источник

Бесправный разделённый европейский народ. Русские в Прибалтике

Русский язык – самый популярный инструмент давления на русских в зарубежных странах.

Мы стали уже привыкать к новым глобальным тенденциям, которые препятствуют развитию национализма и притеснению других народов, которые проживают вне родного государства. Правительства некоторых стран, всячески продвигая демократические идеи, пытаются вести борьбу за равноправие всех национальностей, проживающих на их территории.

К примеру, в США сейчас стоит вопрос ненадлежащего отношения к жителям собственной страны азиатского и африканского происхождения, правительство всячески пытается показать свою демократическую позицию, борясь за права этих людей и пытаясь изменить отношение негативно настроенной части населения. Кроме того, на слуху у мировой общественности сомнительное отношение Китая к уйгурам и тибетцам, проживающим на территории страны, а также к людям, исповедующим другие религии, мусульманам или христианам, но эта ситуация крайне отличается от американской. Мировое сообщество говорит о притеснении прав населения многих стран, но как же русские? Почему агитаторы за права человека постоянно умалчивают о серьёзных проблемах дискриминации в отношении русских?

Так, например, в Европе до сих пор существуют страны, которые ограничивают конституционные, гражданские и культурные права своих жителей, а именно – русских, но также украинцев, белорусов и поляков. Речь идёт о странах Прибалтийского региона – Эстонии, Латвии и Литве. Казалось бы, как члены Европейского союза могут придерживаться подобных националистических взглядов? Правительствам этих стран неоднократно советовали разобраться с защитой прав национальных меньшинств.

Исторически подобное отношение стало развиваться ещё в период Советского Союза, где было видно истинное отношение жителей Прибалтийского региона к выходцам из других республик. После того как СССР развалился, тенденция на шовинизм усилилась. Стали закрываться русские школы.

Запрет на русский язык – самый любимый инструмент давления на Россию, который обычно идёт в ход в первую очередь. Так после ухода Виктора Януковича с поста президента Украины в 2014 году поступает и постоянно меняющееся украинское правительство, проводя различные «махинации», пытаясь ввести запрет на использование русского языка в школах и на использование его в официальных документах.

Подобное по сей день происходит и в странах Прибалтики, где русским запрещают получать образование и официальную информацию на родном языке. Общаться на родном языке люди могут у себя дома или между собой, во время частных разговоров. Помимо этого, появляются неоднократные случаи вандализма в отношении исторических и архитектурных памятников Советского Союза. Подобное схоже с действиями на Украине, когда имел место массовый снос всех памятников Ленину после государственного переворота в 2014 году.

Владимир Путин во время встречи с главами фракций Госдумы прокомментировал подобную политику следующим образом:

Взяли и одним ударом 16 наших средств массовой информации прихлопнули, и тишина. Где же оценки наших западных правдоискателей по этому поводу – и оценки того, что там происходит в Европе со свободой слова? Нет, никаких оценок нет. Вроде как, так и надо, потому что это якобы борьба с пропагандой.

В 2003 году комиссар Совета Европы по правам человека Альваро Хиль-Роблес по итогам своего визита в Латвию рекомендовал обеспечить государственную защиту и поддержку средним школам, в которых ведётся обучение на языках меньшинств. Но Латвия так и не стала заострять внимание на данном вопросе. Более того, правительство лишь усилило свою позицию, увеличив количество школьных предметов, которые необходимо проводить на латышском языке. Возмущает тот факт, что решение было принято абсолютно без какого-либо уведомления национальных меньшинств. Такое поведение очень странно, и даже ООН не может решить эту проблему, ведь правительство просто не реагирует ни на какие замечания.

У них очень своеобразное представление о прекрасном. Это настолько незамутнённый разум. Когда мне звонят коллеги и просят прокомментировать латышский или эстонский национализм, я всякий раз млею от восторга, потому что эта публика всегда может удивлять. Эта великая ипостась человека вызывать удивление. У них это на конвейер поставлено. Они большие молодцы.

Затейники страшные. Им бы их энергию да в мирное русло какое-нибудь. Они живут, радуют себя, наверное, думают, что пугают нас, хотя я не знаю, кому в России из десяти несчастных человек интересно, что происходит в Латвии. Круг этих людей страшно узок. Я даже десять не назову,

– сказал Армен Гаспарян в интервью для новостного портала Baltnews.

На сайте Министерства иностранных дел опубликована следующая информация: «Вызывает озабоченность ущемление прав русскоязычного меньшинства в Латвии, Литве и Эстонии в образовательной и языковой областях. Руководством упомянутых стран последовательно реализуется линия на сужение сферы применения языков нацменьшинств посредством реформирования системы образования без учёта численности и компактного характера проживания русскоязычного населения. Отмечаем участившиеся случаи политического преследования проживающих в регионе правозащитников, отстаивающих основополагающие права и свободы российских соотечественников. Неблагополучное положение дел в правозащитной сфере в государствах Прибалтики подтверждают многочисленные рекомендации профильных международных организаций, включая ООН, ОБСЕ и Совет Европы. Однако власти этих стран по-прежнему продолжают упорно их игнорировать».

Конечно, МИД России не может пройти мимо ущемления прав своего народа. Так, Сергей Лавров однажды прямо высказался о том, что Европейский союз и США всячески обвиняют Россию в непригодности для жизни представителей секс-меньшинств; поддерживают российскую оппозицию, но не замечают собственной «заразы», которая глубоко укоренилась в политической стратегии прибалтийских стран.

Такое отношение в принципе не должно быть приемлемым, в особенности если страны позиционируют себя приверженцами демократического режима и входят в состав самой демократичной организации – ЕС. Государства обязаны беспокоиться о своих жителях, тем более если в Латвии процент русских составляет приблизительно 25% (вторая по численности национальность в стране), в то время как латышей – около 60%.

Но больше всего удивляет доля всего населения, свободно владеющего русским языком в Латвии, – 80%. То есть большая часть населения может свободно говорить на языке, который запрещён и подвержен жёсткой дискриминации. В Эстонии 68% – коренные эстонцы, 24% – русские (вторая по численности национальность в стране). В Эстонии преобладающая часть населения считает родным языком эстонский. Данные взяты с официального сайта статистики России.

Точно ясно одно – дискриминационная политика против русских, украинцев и белорусов в Прибалтике является грубым нарушением целого комплекса ключевых прав человека, что констатировало Московское бюро по правам человека. Мировое сообщество должно обратить на это внимание, а не закрывать глаза – как это происходит на протяжении семи лет на востоке Украины, – не замечая попыток геноцида русскоязычного населения на территории Донецка и Луганска.

Материал об истинном смысле происходящего за пределами нашей страны предоставлен Аналитической группой «Катехон».

Подписывайтесь на канал «Царьград» в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Источник

У Латвии две беды: дураки у власти и русский язык.

В Латвии проживают чуть более 1,9 млн человек, около 35% из них составляет русскоязычное население. Несмотря на это, Рига с 1991 года взяла курс на максимальное вытеснение всего русского из общественной и образовательной сферы. Вот и теперь президент Латвии Эгил Левитс выступил на проводившейся в Риге конференции «Язык – это глагол. Государственный язык XXI века», где упомянул «проблему необоснованного требования знания русского языка на рынке труда в Латвии».

Боль латышского народа

Левитс (кошерная латышская фамилия, что уж там) высказал свою застарелую боль: «Спустя тридцать лет после восстановления независимости знание русского языка по-прежнему чрезмерно востребовано на нашем рынке труда. Эту проблему должно решить государство. И государство не должно быть трусливым».

Президент добавил, что раз уж латышский язык является единственным государственным в Латвии, то он должен быть общим для всех ее граждан – независимо от их национальности.

«Русский язык в Латвии – такой же иностранный, как и любой другой. Требовать его знания на законных основаниях можно только в случае, если работа связана с зарубежной страной, где необходимы знания этого языка. Не может быть так, что от человека, который ищет работу, требуют знаний русского языка там, где это не нужно. Это дискриминация латышей на собственной земле, подобное недопустимо», – утверждает глава государства.

Он называет русский язык в Латвии «наследием советской оккупации», забыв, что еще до советского периода латвийские земли в течение двух веков пребывали в составе Российской империи. По мнению Левитса, русский язык нужно изгнать в том числе и для того, чтобы заманить обратно на родину те сотни тысяч молодых латышей, которые в последние годы уехали жить в страны Западной Европы.

«Нам нужно положить конец этому советскому наследию, поскольку иначе из рынка труда будут исключены наши соотечественники, которые возвращаются из-за границы, и молодые люди», – считает президент.

На днях он совершил визит в Рижскую государственную классическую гимназию, где глава этого учреждения Роман Алиев, а также директор Рижской 34-й средней школы Наталья Роголева отчитались о том, как руководимые ими учебные заведения перешли на латышский язык.

Кто такой Эгил Левитс. Несколько слов о латышском патриоте.

Президент Латвии, называющий себя латышом, родился в семье еврея, Ионы Левита. В 1940-м, когда в Латвию пришла советская власть, Левит-старший деятельно с ней сотрудничал, участвовал в национализации банков и предприятий.

В 1941 году он успел вовремя эвакуироваться, в отличие от других представителей семейства Левитсов, уничтоженных немецкими и латышскими нацистами, а в 1972-м покинул Латвию по израильской визе и осел в ФРГ. Там его сын Эгил получил юридическое образование, а в 1992-м вернулся на родину.

Пользуясь тем, что наивные «туземцы» смотрели тогда на приезжих с Запада как на полубогов, Левитс быстро сделал политическую карьеру, объявив себя латышским националистом и борцом с «наследием советской оккупации». Латышский же журналист Лато Лапса, «раскопавший» столь неудобные факты о семье борца за «латышскую Латвию», подвергся этим летом давлению со стороны спецслужб.

Сбросить наследие «оккупации»

Как отмечает политолог Александр Носович, Эгил Левитс воспроизвел давний тезис о том, что даже после освобождения из-под «оккупации» латышам нет свободы на своей земле из-за языка «оккупантов». Потому что вся постсоветская экономика Латвии – это сфера услуг, а там без русского языка как без рук. И не только потому, что 35% жителей Латвии – русскоязычные.

До недавнего времени важными клиентами латвийской сферы услуг являлись россияне.

«Приедет в Ригу коррупционер из Москвы открывать счет в банке – с ним надо общаться по-русски. Приедет Алла Пугачева на фестиваль в Юрмале – ее надо обслужить в ресторане по-русски.

Если разговаривать с ними на латышском или даже на английском, они пойдут к конкурентам, которые будут разговаривать с ними на русском. Так и получается, что латыши из глубинки не могут найти работу в Риге и на Рижском взморье.

Старые с советским образованием еще могут, а молодежь, которую русскому языку в школе не обучали, вынуждена эмигрировать из страны, в которой ее государственный латышский язык не востребован», – описывает Носович главную латышскую беду. (Заметьте, по словам Носовича, в Латвию из России с деловыми предложениями приезжают исключительно коррупционеры, желающие отмыть грязные уворованные деньги. Каждую фразу, каждое выражение коллаборациониста Носовича можно и нужно отливать в граните. Коррупционеры и внезапно разбогатевшие нувориши — именно так представляют нас прибалтийские русскоязычные и примкнувшие к ним калининградские либералы.
И нужно знать русский язык, чтобы убедить русского потратить свои деньги именно в Латвии, а не в соседних Вымиратах. Почему-то богатые и культурные европейцы не спешат вкладывать свои деньги в экономику Латвии. Да и работать на выезде в Евросоюзе и Великобритании латышам приходится не в финансовых учреждениях, а на рыбзаводах в Шотландии и прочих грязных, и непрестижных работах. Дык это же формула успеха в чистом виде — знание русского языка: знаешь русский язык и работаешь в латвийском банке, а не знаешь речь русских соседей — едешь чистить и солить рыбу, выловленную в Северном море, или чистить сортиры в Германии)

В данном случае президент выражает общие устремления латвийского политического класса. Еще до начала его президентства, осенью 2017 года, тогдашний министр образования и науки Карлис Шадурскис инициировал полный перевод на латышский язык всего среднего образования в Латвии, включая частные школы. С самого начала власти не скрывали, что цель реформы – чисто политическая.

«Здесь просто не будет почвы для дезинформации и пропаганды – всего того, что сейчас называется «русским миром», – заявлял Шадурскис в интервью.

Власти добились своей цели – в 2018 году изменения в законах «Об образовании» и «Об общем образовании» были приняты коалиционным большинством Сейма. Причем, что характерно, запретили преподавать на русском языке и частным вузам – хотя из-за этого Латвия лишилась больших доходов в сфере экспорта высшего образования.

Этого националистам показалось мало. Были разработаны и приняты поправки к «Закону о труде». Работодателям запретили требовать от сотрудника знание «иностранного языка», «если его использование не входит в его рабочие обязанности».

Латвийский бизнес оценил борьбу с русским языком в целом отрицательно. Этот вопрос в августе 2019 года обсуждался в ходе заседания совета по экономике Торгово-промышленной палаты (ТПП) Латвии. Там представитель Латвийской ассоциации интернета Ина Гуделе заявила, что условия на рынке труда таковы, что знание русского просто необходимо.

«Латышская молодежь менее конкурентоспособна на рынке труда, потому что она говорит только на латышском и английском языках», – сказала Гуделе.

Согласие с ней высказал президент ТТП Айгар Ростовскис. По его словам, независимо от политической обстановки, знание любого иностранного языка является преимуществом. Он напомнил, русский используется не только в России, но и является языком межнационального общения на всем восточном рынке.

Закон о запрете требования русского языка при приеме на работу, который протащили радикалы, действовал в значительной степени вхолостую, ведь работодатель всегда найдет причину отказать соискателю, который его чем-то не устраивает. Для основательной зачистки сферы услуг от русского языка требовалось нечто большее, чем законодательный акт.

«Для этого нужно отказаться от всей «прогрессивной постиндустриальной модели экономики», которую Латвия строила тридцать лет после распада СССР. Получаемые на выходе фрустрация и глубочайший комплекс неполноценности и дают ту самую пресловутую русофобию в Латвии. Сравнение русских со вшами в шубе от правящих политиков, предложения отправить их домой в вагонах для скота – это все от чувства беспомощности, осознания того, что никуда зависимость латышей от «оккупантов» не делась, и сами же латыши за десятилетия постсоветского транзита воссоздали эту зависимость на новых основаниях», – отмечает Носович.

Язык важнее экономики

В итоге латыши начали «зачищать» свою экономику таким образом, чтобы не оставить в ней питательной среды для русского языка.

Они разгромили банковскую отрасль и ужесточили правила в ней в такой степени, что нерезиденту открыть свой счет в латвийском банке практически невозможно.

Они начали заносить в списки нон грата российских звезд шоу-бизнеса, артистов и общественных деятелей, после чего организаторы российских фестивалей, проводившихся в Юрмале («Новая волна», «Голосящий КиВиН», Comedy Club), предпочли перевести их на территорию РФ.

После этого пространство применения русского языка в Латвии действительно сузилось. Но не схлопнулось до конца.

В стране действует такая контора, как Центр государственного языка (ЦГЯ). Ее волонтеры всюду подслушивают, подглядывают и доносят – на тех негодяев, кто на работе не употребляет латышский язык «в необходимых объемах». Изобличенных «нарушителей» штрафуют, обязуют сдавать языковые экзамены, а особо «закоренелых» по суду увольняют с работы.
Недавно «языковые инквизиторы» начали борьбу с объявлениями на русском, которые публикуют в социальных сетях. В конце апреля владелица рекрутингового агентства рижанка Ольга Коноплова получила официальное предупреждение. Женщине вменили в вину тот факт, что она вывесила на русском языке объявление о найме, «не соблюдая нормы трудового законодательства, которые обязательны для подобного рода объявлений».

Латвия сама страдает от столь яростной борьбы за латышский язык. В прошлом году Рига заявила, что хотела бы переманить к себе работников белорусского IT-сектора, недовольных властью Александра Лукашенко. Но в Латвию перебрались только единицы оппозиционных айтишников: они выяснили, что обучать детей на новом месте жительства можно только на латышском языке, а открыть банковский счет чрезвычайно трудно.

Рижский журналист Юрийс Алексеевс так рассказывал белорусам, с чем им придется столкнуться в Латвии: «Нанимайте делопроизводителя-латыша, юриста-латыша, секретаршу-латышку и латышского переводчика лично для себя, если вы – директор. У нас в Латвии есть такие профессиональные латыши, целый класс, которые нанимаются в русские фирмы. Правда, они дорого стоят, от тысячи евро в руки за секретаршу, а дальше – по восходящей». (То бишь будьте готовы к непроизводительным расходам в несколько тысяч евро ежемесячно минимум, ибо в Лаптии иначе никак. И на кой сэр вести там бизнес?)

Знаете, моё чисто субъективное мнение в отношении русскоязычных Прибалтики, язык не поворачивается назвать их русскими, такое, что разговаривают они с нами, россиянами, через губу. Сквозит неприкрытое высокомерие. Они уже и не русские, но и прибалтами так и не стали, а будут по гроб жизни в глазах чухонцев кревисками и tibla. В Вымиратах они — люди второго сорта.

И еще раз выложу прекрасный ролик петербургских актеров Олейникова и Стоянова.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...