Сколько русских в латвии в процентах

Русские в Латвии

Русские [1] (латыш. krievi ) — крупнейшее национальное меньшинство в Латвии (26,9 % населения, или 557 тыс. человек, по данным переписи 2011 года [2] ).

По данным текущей статистики, на 1 января 2022 года численность русских в Латвии составляла 454 350 человек из 1 875 757 человек населения Латвии, что соответствует 24,22 % населения, из них 302 230 человек — граждане Латвии (66,52 %), 120 205 человек — неграждане Латвии (26,46 %) и 31 915 человек — граждане других стран (7,02 %) [3] [4]. По состоянию на 1 июля 2022 года в Латвии проживало 50 820 граждан России [5].

По данным за 2022 год, из всех городов Латвии самая высокая доля русских в Даугавпилсе — 47,8 %, а среди всех самоуправлений Латвии самый высокий процент русских в бывшем Зилупском крае — 53,4 % [6]. Несмотря на социальные, экономические и политические изменения со времён СССР, по состоянию на 2022 год в Латвии и соседней Эстонии, русское меньшинство наиболее многочисленное в процентном отношении среди всех стран мира.

Латвия отказалась говорить по-русски

Ранние восточнославянские поселения существовали на территории современной Латвии во времена раннего Средневековья. К IV—VI векам н. э. славянские племена кривичей частично ассимилировали местные финно-угорские и балтские племена. В культуре полоцко-смоленских кривичей наряду со славянскими элементами украшений присутствуют и элементы балтского типа. Балтские элементы присутствуют также в погребальном обряде.

Латышские названия русских (krievi) и России (Krievija) происходят от наименования древних славянских племён кривичей, соседствовавших с балтскими племенами латгалов и селов [7].

Русское население на территории нынешней Латвии присутствовало в Кукенойском и Ерсикском (Герцикском) княжествах (вассалах Полоцкого княжества) ещё в XI—XII веках; также оно отмечается в Риге, начиная с XIII века, и в польско-литовских инвентарях Латгалии конца XVI века [8]. В 1205 году в ходе католической колонизации Прибалтики князь Кукейноса Вячко становится вассалом рижского епископа Альберта. В 1209 году князь Ерсикский Всеволод попадает в плен к рижскому епископу и вынужденно признаёт себя его вассалом.

До 1220 года Ерсика была частью Литвы, однако в 1270 году она была захвачена Ливонской конфедерацией и присоединена к Ливонии. В XIII веке русское влияние на территории Ливонии не исчезает: в Риге русские купцы учреждают подворье.

11 августа 1577 года русский царь Иван Грозный во время Ливонской войны занимает Динабург [9].

1 августа 1656 года, при царе Алексее Михайловиче, русские войска взяли принадлежавший шведам Динабург, город был переименован в Борисоглебов [9] [10]. Затем русские войска заняли Кокенгузен.

В 1660 году на территории Латвии в Борисоглебове (ныне Даугавпилс) появились русские старообрядческие общины, которые были основаны переселенцами из России, спасавшимися от церковной реформы патриарха Никона. Тем более, что в середине XVII века нынешние восточные территории Латвии (Латгалия, входившие с 1581 года в состав Речи Посполитой, и вассальное ей же Курляндское герцогство), обезлюдели в результате польско-шведских войн и эпидемии чумы, с 1657 по 1661 год свирепствовавшей в Курляндии. Это побудило польского короля Яна Собеского в интересах землевладельцев, заинтересованных в притоке работников, издать указ «О свободном жительстве раскольников в польских пределах…» [11].

Задержания в Риге на акции противников сноса памятника воинам-освободителям

Крупное поселение появилось в Якобштадте — первом русском городе в Курляндии, которому такие права даровал в феврале 1670 года при его посещении владетель Курляндского герцогства Якоб фон Кетлер [12]. В грамоте герцога указывалось, что полноправными жителями нового города, названного Якобштадтом в честь давшего ему городские права герцога, могут быть только русские: «…so geben und gönnen Wir der guten gemeine die von Reussischen Nation eincig und alleine». Из их среды должны были избираться должностные лица, горожанам разрешалось исповедовать свою религию, строить храмы и школы («daher sie auch ihre Priester und Schuhldiener mit Auferbunning einer Kirche un Schulen ihrer Religion auf ihre Unkosten zu bestellen…») [12].

Русское старообрядческое население Латвии росло и к 1940 году составляло уже 90 тыс. человек [13].

В 1710 году русские войска взяли Ригу, а в 1721 году большая часть Латвии (без Курляндии и Латгалии) вошла в состав России как Рижская (позднее Лифляндская) губерния. В 1772 году в состав России вошла Инфлянтия (Инфлянты Польские или Латгалия) [9].

В 1789 году в Риге была учреждена первая русская школа.

В 1795 году к Российской империи было присоединено и Курляндское герцогство, выкупленное императрицей Екатериной II у его последнего правителя Петра Бирона за 500 тыс. червонцев и ежегодную пенсию в 50 тыс. рублей [14].

Вхождение бывших остзейских земель в состав России не привело к их немедленной русификации, поскольку немецкое дворянство сохранило свои привилегии.

В 1867 году доля русскоязычного населения в Риге составляла 25 %, в 1913 году удельный вес рижан с родным русским языком составил 21 %, тогда как на всей территории современной Латвии, по данным Первой Всероссийской переписи населения 1897 года, их проживало 12 % [15]. Известной русской, родившейся в Риге на рубеже веков, была скульптор Вера Мухина (1889—1953).

Первая мировая война и последующая эвакуация заводов привели к сильному сокращению доли русских: после провозглашения независимости Латвии была проведена перепись населения (1920 год), показавшая удельный вес русских в 7,8 %. Но в это время в Латвии стали появляться эмигранты из Советской России, что способствовало увеличению численности русских до довоенного показателя в 10,6 % (1935 год). Главными центрами сосредоточения русских жителей, как и прежде, оставались Рига (7,4 %) и Латгалия (29 %) [15].

После образования Латвийской Республики русские составляли 10 % населения страны. Незначительное количество русских владело латышским языком [16]. Когда во время нацистской оккупации русских стали призывать в Латышский легион СС, выявилось, что у многих из них три или четыре класса образования, некоторые совсем безграмотны, кто-то ничего не понимает по-латышски и нем более не говорит, что вызвало возмущение латышских офицеров [17].

Основными регионами проживания русских в довоенной Латвии были Рига и Латгалия. Русские пользовались правами культурной автономии (русская речь звучала в Сейме, издавались газеты, работали русские школы) до переворота К. Улманиса в 1934 году, когда был провозглашен лозунг «Латвия для латышей» [18]. Известным русским депутатом Сейма того времени был Мелетий Каллистратов.

После присоединения Латвии к Советскому Союзу численность русских неуклонно возрастала: в 1959 году — 26,6 %, в 1979 году — 32,8 %. [19]. По данным переписи 1989 года, русские составляли 34 % населения в Латвийской ССР [19] [20], будучи крупнейшим национальным меньшинством в республике. В то же время родным русский язык был у 42 % жителей Латвийской ССР, то есть не только у этнических русских, но и у большинства белорусов, евреев, поляков и почти половины украинцев [15]. 73 % русского населения Латвии проживало в городах, 22,2 % — владели латышским языком [19]. Доля русских среди населения Риги составляла 47 %, Даугавпилса — 58,3 % [19].

После распада СССР и восстановления независимости Латвии статус гражданина получили только те, кто являлся гражданином Латвии до 1940 года, либо прямые потомки этих граждан.

По данным переписи 2000 года, 95 % русских в Латвии назвали родным языком русский, 4 % — латышский. Латышским языком владело 52 % русских, английским — 11 % [21].

В 2004 году латвийское правительство провело реформу, направленную на увеличение пропорции преподавания латышского языка в школах. Организацией, которая позиционирует себя как «организатор защиты русского образования в Латвии», является Штаб защиты русских школ.

В 2012 году в Латвии прошёл референдум за придание русскому языку статуса государственного. Против предоставления русскому языку статуса государственного проголосовало 74,8 % или 821 722 избирателя, за предоставление статуса проголосовало 273 347 человек или 24,9 % избирателей Латвии [22] [23].

В 2020 году в Риге действовало 3 школы национальных меньшинств, 50 смешанных школ с латышским языком и языками национальных меньшинств и 55 школ с латышским языком обучения [24].

По состоянию на 2022 год численность русского населения Латвии составляла 454 350 человек (24,22 % жителей Латвии), из них 302 230 человек являются гражданами Латвии (66,52 % от общего числа русских), а 120 205 человек — негражданами Латвии (26,46 % от общего числа русских) [4]. По состоянию на 2022 год в Латвии проживало 39 206 граждан России [25].

По оценке социолога А. Солопенко, русские граждане на протяжении всех выборов до 2012 года преимущественно голосовали либо за движение «Равноправие» (позднее — ЗаПЧЕЛ) либо за Партию народного согласия, позже ставшую Центром согласия и партией «Согласие» [26].

Озабоченность

19 ноября 1999 года Государственная дума России приняла заявление «В связи с принятием Сеймом Латвийской Республики 8 июля 1999 года Закона Латвийской Республики «О государственном языке»», в котором, в частности, говорилось, что Государственная дума выражает озабоченность в связи с дискриминацией русского народа в Латвии, в том числе в связи с признанием латышского языка единственным государственным языком на территории Латвии и приданием русскому языку статуса иностранного [27].

По данным Центрального управления статистики Латвии, на 28 февраля 2013 года русские среди безработных составляли 28,1 %, что на 1,2 % выше их доли в населении Латвии [28].

Также отмечалось, что средний доход среди русского населения в среднем был ниже, чем у латышского, а доля лиц, занятых физическим трудом, выше [29].

В советский период демографические показатели русского населения Латвии были несколько лучше, чем у латышей (имевших отрицательный естественный прирост уже в 1980 году) [30], в первую очередь за счет более высокой рождаемости у молодых волн переселенцев из европейских республик СССР. В целом русские в Латвии как до, так и после восстановления независимости, демонстрируют гораздо худшие демографические показатели, чем русские в Эстонии [30].

Демограф В.А. Козлов отмечает, что с 1990-х годов в Латвии началось старение русской диаспоры и её постепенное сокращение. Если в 2011 году доля латышей в общем составе населения составляла 60,5 %, а среди младенцев до 4 лет 65 %, то в 2021 году соотношение изменилось соответственно до 62,7 % и 74,9 %. Козлов объясняет «парадокс низкой продолжительности жизни» русских тем, что «… в [Латвии и Эстонии] социально-экономический кризис в большей степени затронул русских и русскоязычных, так как они были заняты в основном на крупных государственных предприятиях, остановившихся из-за экономических проблем. Многие не знали местного языка и не могли интегрироваться в изменяющийся социум. Это вело к увеличению стресса и, как следствие, злоупотреблению алкоголем и росту смертности, особенно среди трудоспособного населения» [31].

Источник

Русские в Латвии

Русские (латыш. krievi ) — крупнейшее национальное меньшинство в Латвии (26,9 % населения, или 557 тысяч человек, по данным переписи 2011 г. [1]; по данным текущей статистики на 2018 год — 487,250 человек, или 25.2% населения [2] ).

История

Ранние восточно-славянские, или «прото-русские», поселения существовали на территории современной Латвии во времена раннего Средневековья. К IV—VI веках н. э. славянские племена кривичей, постепенно ассимилировались с живущими на востоке современной Латвии потомками фино-угорских племён (ливами) и племён балтов (селонами и латгалами). В культуре полоцко-смоленских кривичей наряду со славянскими элементами украшений присутствуют элементы балтского типа. Балтские элементы присутствуют, также и в погребальном обряде. Само название кривичей связывают, по одной версии с названием, балтского божества Криве-Кривейте, по другой версии с названием верховного жреца (старейшины рода) Криве [3]. Латвийское название России (Krievija) происходит от древнего наименования расселявшихся по восточной границе славянских племён кривичей.

Русское население присутствовало на территории нынешней Прибалтики — в Кукенойском и Ерсикском княжествах (вассалах Полоцкого княжества), — еще в XI—XII веках; также оно отмечается в Риге начиная с XIII века и в польско-литовских инвентарях Латгалии конца XVI века. [4] В 1205 году князь Кукеносский Вячко становится вассалом рижского епископа Альберта, в 1209 году князь Герсикский Всеволод попал в плен к рижскому епископу и был вынужден признать себя его вассалом. До 1220 года Ерсика становится частью Литвы, однако в 1270 году Ерсика захватывается Ливонской конфедерацией и присоединена к Ливонии. В XIII веке русское влияние на территории Латвии не иссякает. В Риге русские купцы учреждают подворье.

11 августа 1577 года русский царь Иван Грозный во время Ливонской войны захватывает Даугавпилс [5].

1 августа 1656 года русский царь Алексей Михайлович взял принадлежавший шведам Даугавпилс и переименовал его в Борисоглебск [5]. Затем русские войска заняли Кокнесе. В 1660 году на территории Латвии в Дунабурге (ныне Даугавпилс) появились русские старообрядческие общины, которые были основаны переселенцами из Московского царства, спасавшимися от реформ патриарха Никона. Другое крупное поселение появилось в Екабпилсе. Русское старообрядческое население росло и к 1940 году составляло 90 тыс. человек [6].

В 1710 году русские войска взяли Ригу, а в 1721 году большая часть Латвии (без Курляндии) вошла в состав России как Лифляндская губерния, в 1772 году в состав России вошла Латгалия [5], а в 1795 году — Курляндия. Вхождение земель Латвии в состав России не привело к немедленной русификации, поскольку немецкое дворянство сохранило свои привилегии. Лишь после первой индустриализации и политики русификации (эпоха Александра III) число русского населения Латвии возросло до 20—25 % [7]. По другим данным, доля русского населения Латвии на начало XX века не превышала 10 % [8]. В 1789 году в Риге была учреждена первая русская школа. Примечательной русской этого периода была уроженка Риги Вера Мухина (1889—1953) — всемирно известный скульптор.

После образования Латвийского государства русские составляли 10 % населения республики. Незначительное количество русских владело латышским языком. Основными регионами для проживания были Рига и Латгалия. Русские пользовались правами культурной автономии (русская речь звучала в сейме, издавались газеты, работали русские школы) до переворота Улманиса в 1934 когда был провозглашен лозунг «Латвия для латышей» [9]. Известным русским депутатом сейма того времени был Мелетий Каллистратов.

После оккупации Латвии Советским Союзом численность русских неуклонно возрастала [ источник не указан 84 дня ]: в 1959 году — 26,6 %, в 1979 году — 32,8 %. [8]. По данным переписи 1989 года, русские составляли 34,0 % населения в Латвийской ССР [8] [10], будучи крупнейшим национальным меньшинством в республике. 73 % русского населения Латвии проживали в городах, 22,2 % — владели латышским языком. [8] Доля русских среди населения Риги составляла 47 %, Даугавпилса — 58,3 %. [8]. В советский период были попытки националистически настроенных властей Латвии ассимиляции русских: так в июне 1959 года в республике было принято постановление об обязательном изучении госслужащими латышского языка (после вмешательства Центра в республиканском партаппарате была проведена чистка, а сам документ был отменен) [11].

После распада СССР и обретения Латвией независимости статус гражданина получили только те, кто являлся гражданином Латвии до 1940 года, либо прямые потомки этих граждан.

По данным переписи 2000 года, 95 % русских в Латвии назвали родным языком русский, 4 % — латышский. Латышским языком владело 52 % русских, английским — 11 %. [12]

Источник

Русские остались русскими: Прибалтика в шоке от поддержки местными спецоперации на Украине

Очередной международный кризис снова поднял для правящих в Прибалтике националистов вопрос о лояльности местных русских к Литве, Латвии и Эстонии. И снова ответ неудовлетворительный. Русские Прибалтики даже в условиях оголтелой пропаганды военного времени и блокировки российских СМИ раз за разом демонстрируют поддержку специальной военной операции России на Украине.

Пацаны в русских школах Эстонии выбривают себе на затылках Z и приходят на занятия в таком виде. Эстонская медиасфера вторую неделю ужасается подобным историям. Уже были случаи с буквой Z на затылке в русскоязычных детских садах.

По таким поводам собираются педсоветы, психологи на эстонском ТВ говорят, что надо вести профилактическую работу с родителями. Вот только вопрос: будут ли родители русских детей охать и квохтать над буквой Z на затылке вместе с эстонскими националистами? Есть смутное подозрение, что папа с сыном вместе планировали эту «идеологическую диверсию», а вся семья втайне гордится сыном, у которого хватило мужества показать в русофобской стране, что он — на стороне России.

На политико-административном языке Прибалтики происходящее называется «провал интеграции»: вопреки лютой антироссийской пропаганде русскоязычное население в Эстонии, Латвии и Литве массово поддерживает Россию и не поддается русофобии Евросоюза.

В Латвии, где проживает наибольшее количество русскоговорящих среди Прибалтийских республик, провели опрос об отношении населения к происходящему. Он в очередной раз показал пропасть между латышским большинством и русскоязычным меньшинством и неспособность правящего режима окончательно переломить настроения латвийских русских.

Каждый пятый русскоязычный совершил акт гражданского мужества и подтвердил социологам, что поддерживает специальную военную операцию России на Украине. Примерно столько же сказали, что они на стороне Киева, а более 40% опрошенных заявили, что занимают нейтральную позицию.

В условиях оголтелой пропаганды военного времени, когда всех на Западе и уж особенно в таких странах, как Латвия, заставляют определяться по принципу «либо ты с нами, либо ты против нас», такой ответ означает скрытую поддержку России.

Большинство латвийских русских отвергает антироссийскую политику Латвии и в скрытой или явной форме выражает поддержку решений президента Путина по Украине.

И с этим ничего не может поделать яростная борьба с «российской пропагандой», в которой латышские националисты 30 лет видели главную причину провала «политики интеграции». Все российские телеканалы в Латвии второй месяц запрещены, газеты не печатаются, интернет-СМИ заблокированы, за их просмотр через VPN предусмотрена административная ответственность.

Президент Латвии Эгилс Левитс по этому поводу имел глупость выразить надежду, что в результате цензуры всего и вся мозги русских нацменов прочистятся, и тогда латышская пропаганда за отсутствием альтернативы наконец начнет воздействовать на них эффективно.

А что в результате? В результате в Даугавпилсе — втором по величине городе Латвии, где 80% жителей — русскоязычные, недавно был проведен журналистский эксперимент. Украинский блогер развернул на центральной улице города большой флаг Украины. За пару часов «флешмоба» флаг у него неоднократно пытались выбить из рук, замахивались авоськами и сыпали оскорблениями.

На попытки объяснить про солидарность со столкнувшейся с агрессией Украиной отвечали: а чего ваш НАТО к нашим границам полез?

В это же время в Эстонии били окна, в которых выставлены украинские флаги, царапали оскорбительными надписями машины с украинскими номерами и протыкали им шины. Флажки в поддержку Украины срывают по всей Прибалтике, да и отношение к беженцам оттуда все дальше от жалостливо-умилительного.

Хуже всего для режимов стран Балтии то, что так называемые «хорошие русские», функция которых в прибалтийских политических системах — держать свой «ватный» электорат в загоне и мягко прививать ему европейские ценности, ничего не могут поделать с происходящим и повлиять на своих соотечественников.

Чем громче эти «хорошие русские» возмущаются Россией и выражают поддержку Западу и Украине, тем хуже для них.

В Латвии с «русской» партией «Согласие» Нила Ушакова произошла электоральная катастрофа. За последние недели она в партийном рейтинге опустилось с первого места на четвертое. «Согласистов» поддерживает 6,7% избирателей на треть меньше, чем в феврале.

«Согласие» растеряло голоса абсолютного большинства тех русскоязычных, кто за нее когда-либо голосовал. Сильно пострадал и рейтинг Центристской партии Эстонии, за которую обычно голосовали эстонские русские. Такую цену приходится платить за поддержку киевского режима, дружное осуждение России и голосование за санкции против нее.

Можно снова начать собирать круглые столы о политике интеграции, говорить, что с «кремлевской пропагандой» в Балтии надо что-то делать (хотя то, что под ней понимается, уже вымарано оттуда практически целиком). Снова будут выбиваться бюджеты на исследования настроений русскоязычных и создание для них контрпропагандистских телеканалов.

Но все понимают, что это будет уже бесполезно. Потому что все это снова, как и после 2014 года, эффекта не даст.

Реальных инструментов решения проблемы «нелояльного населения» у националистов Прибалтики только два. Принудительные депортации либо этнические чистки.

То и другое — прямая дорога к военному вмешательству России в данную ситуацию.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...