Сколько жителей проживает в латвии

Население

В настоящее время население Латвии насчитывает 2,4 млн человек (2000 г.). По сравнению с соседними странами Балтии в Латвии оно менее однородно по национальному составу. Основные этнические группы — латыши (летты; 55,7%), русские (32,4), белорусы (3,9), украинцы (2,9), поляки (2,2%).

Преобладание русского населения наблюдается в столице республики Риге (47,2% русских и 38,8% латышей). В Даугав- пилсе доля русских составляет 58,6%, в Вентспилсе — 36,7% (1999 г.). Повышенной долей русского населения выделяется восточная часть Латвии: в Резекнеском административном районе русские составляют 42,4% населения, в Лудзенском — 38,2, в Краславском — 28,0, в Прейлинском — 29,5%.

В советские времена, особенно в послевоенные десятилетия, происходило сокращение доли «титульной* нации в общей численности населения Латвии (рис. 14.1). В значительной степени это можно объяснить большим притоком в нее жителей других республик в связи с проводившимся новым промышленным строительством. Это привело к тому, что примерно 60% жителей проживали в конкретном месте не с рождения, а 15% — менее двух лет (в среднем по СССР, соответственно, было 47,1 и 16,3%).

Национальный состав Эстонии.Численность населения.Этнический состав Эстонии.Статистика.Инфографика

Выделялись два основных миграционных потока. Межреспубликанский поток увеличивал численность населения в основном в крупных городах республиканского подчинения. До 85% межреспубликанских мигрантов приезжали из России, Белоруссии, Украины, Литвы. Внутриреспубликанский поток

Рис. 14.1. Доля этнических латышей в населении Латвии

Рис. 14.2. Доля смешанных браков в Латвии (по национальностям, 1998 г.)

имел направление из села в малые города республики, куда переезжали до 70% сельских жителей.

Большая миграционная подвижность населения приводила и к значительной доле смешанных браков (рис. 14.2).

После распада СССР острой стала проблема русскоязычного населения. С получением независимости в Латвии была провозглашена концепция построения национального государства латышей. Как и в Эстонии, в гражданских правах были восстановлены только граждане довоенной Латвии (1920—¦ 1940 гг.) и их потомки, в число которых попало лишь около 280 тыс. русских.

Бывшие граждане СССР, въехавшие на территорию Латвии после 1940 г., были поделены на постоянных жителей, имеющих право ходатайствовать о гражданстве, и лиц (около 200 тыс.), которым гражданство не может быть предоставлено. К ним были отнесены военные пенсионеры, члены их семей, гражданский персонал бывших учреждений министерства обороны и некоторые другие.

Реализация концепции «восстановленной независимости» оказалась удобным инструментом для лишения русского населения элементарных политических прав. Негражданами оказались около 700 тыс. человек. Негражданам запрещено участие в выборах даже в местные органы власти. На них наложено более 70 запретов и ограничений в экономической, социальной, культурной сферах, 19 запретов на профессию. Большинство из них в от-

личие от граждан, пользующихся безвизовым режимом с 15 странами, не может вообще выехать из Латвии. В ноябре 1998 г. вступили в силу поправки в закон о гражданстве, отменяющие так называемые окна натурализации и предоставляющие подданство Латвии детям, родившимся после августа 1991 г. Гражданство имеет право получить каждый негражданин, за исключением бывших сотрудников КГБ, коммунистов, сохранивших членство в КПЛ, и людей с неснятой судимостью.

Латвия продолжает терять население

Однако темпы натурализации остаются медленными и не позволяют в ближайшей перспективе решить проблемы. С начала процесса натурализации в 1995 г. по январь 2001 г. латвийское гражданство получили лишь 38 тыс. человек, т. е. 5% неграждан. Существуют серьезные политические, экономические и психологические причины, мешающие этому процессу.

В настоящее время только 44% русскоязычного населения владеет латышским языком. Закон «О государственном языке», принятый в 1998 г., носит дискриминационный характер по отношению к проживающим в Латвии нелатышам. Закон определяет латышский язык как государственный, а любой другой — иностранный.

К 2004 г. предусматривается полный переход среднего образования в национальных школах на латышский язык. Таким образом, более 43% всех жителей Латвии, являющихся носителями русского языка, лишаются права использовать его в государственных органах власти, правоохранительных и судебных инстанциях. Резко ограничивается использование русского и других языков в производственной и общественной сферах. Принятие этого закона особенно негативно отражается на положении русских и русскоязычных жителей в местах их компактного проживания — Риге, Лиепае, Латгалии и др.

В отличие от советских воинов — ветеранов Великой Отечественной войны, в законодательном порядке потерявших в независимой Латвии все льготы, бывшие солдаты латышских дивизий СС являются субъектом закона *06 определении статуса политически репрессированного лица для пострадавших от коммунистического и нацистского режимов», в соответствии с которым им гарантируются льготные пенсии, бесплатное медицинское обслуживание и прочие льготы.

Демографическая ситуация в Латвии во многом схожа с ситуацией в других странах на постсоветском пространстве (табл. 14.1).

Источник

Почему вымирает Прибалтика

Латвия и Литва продолжали пустеть, ставя мировые рекорды. Специалисты предрекают им демографическую катастрофу из-за нехватки жизненно важных специалистов, увеличения количества пенсионеров и эмиграции молодежи со времен распада СССР эти республики потеряли до трети населения. Удастся ли спасти Прибалтику?

Резким диссонансом к рождественским праздникам в Латвии прозвучало заявление демографа и экономиста Яниса Херманиса. Он предупредил, что республика скатывается в демографический коллапс и ставит новые антирекорды: за одиннадцать месяцев прошлого года в стране родилось 17126 человек, за тот же период позапрошлого — почти 18000. Таким образом был достигнут самый низкий показатель рождаемости в этом столетии.

Аналогичные показатели были в 1998 году, когда в стране бушевал экономический кризис, но сейчас официально считается, что с экономикой в Латвии все в порядке – только вот людей в стране становится все меньше.

«Мы не можем сотворить чудо»

«Проблема в том, что нам не хватает новых потенциальных родителей. Они не появились на свет в значительном количестве в 1990-е, и в последующие годы особенно радоваться государственной политике, благ от которой у нас нет, нечему. А если бы они и были, мы не можем сотворить чудо. Потому что люди в Латвии не готовы достичь среднего уровня рождаемости Африки, составляющего 4-5 детей».

Но беда не только в том, что в стране падает рождаемость: ее продолжают покидать трудоспособные граждане, мигрируя в поисках лучшей доли.

Как следствие, Латвия входит в десятку стран мира с наиболее стремительным сокращением населения.

Сейчас, согласно официальным данным, там проживают около 1,9 млн человек. Прогнозы гласят, что к 2030 году останется всего 1,7 млн, а к 2050 году – 1,52 млн.

Меж тем, в 1991 году в республике проживало около 2,7 млн человек. Стабильный прирост населения наблюдался даже в первые годы после войны, несмотря на разруху и всевозможные тяготы. Лучший для Латвии год в плане демографического прироста — 1961-й, худший — 1994-й. И за двадцать пять прошедших лет сильно лучше не стало.

Особенно плохо в республике с молодежью. Данных на начало этого года пока еще нет, но в январе 2019-го в стране проживало всего 122 тысяч молодых людей в возрасте от 18 до 24 лет. Это почти в два раза меньше, чем в 2009 году.

«Численность молодежи в Латвии сокращается быстрее, чем численность населения в целом. Если в 2009 году доля молодежи составляла 11%, то сейчас – всего 6,4% населения Латвии, и это второй самый низкий показатель в ЕС», – сокрушается заместитель директора департамента социальной статистики ЦСУ Байба Зукула.

Но хуже всего то, что уезжает не просто абстрактная «молодежь» – Латвию покидают жизненно необходимые ей специалисты, в первую очередь медики. В прошлом году местный Госконтроль выяснил, что только 13% выпускников медицинских вузов выходят на работу. Еще 40% продолжают учебу в резидентуре, а о 47% молодых специалистов, как деликатно пояснили в Госконтроле, «информация отсутствует».

Эксперты поясняют: пропавшие выпускники попросту уехали работать за рубеж – в других странах ЕС врачам платят значительно больше, чем в Латвии.

Закономерным последствием депопуляции стала деурбанизация. В сентябре 2019-го были опубликованы данные о том, что в трети латвийских населенных пунктов количество жителей не превышает пятидесяти человек. Стабилен только уровень населения в Риге и ее окрестностях, в остальных городах и регионах Латвии число жителей продолжает уменьшаться катастрофическими темпами.

На смену придут украинцы

В Литве дела обстоят не лучше. По официальным данным, в начале декабря 2019-го в этой прибалтийской республике проживало 2793292 человек (на 174 меньше, чем в ноябре), тогда как на излете советских времен, в 1991 году, порядка 3,7 млн. человек, то есть почти на миллион больше.

Республика входит в число мировых лидеров по оттоку населения, по самоубийствам и по алкоголизму – что явно взаимосвязано. В 2015 году Литву покинули около 30 тысяч человек, в 2017-м — 50 тысяч, в 2018-м — 32,2 тысяч. Большинство (пока еще можно), отправлялись в Великобританию, а также в Германию, Норвегию и Ирландию.

Некоторые эксперты считают, что после распада СССР и присоединения к ЕС Литва стала периферией, обреченной на прозябание. В частности, политолог Александр Носович уверен, что

«Евросоюз искусственно сохраняет низкий уровень жизни в Литве, чтобы использовать ресурсы республики для развития других зон Европы».

Общую картину погоста несколько скрашивают нахлынувшие украинские «заробитчане», пользующиеся тем, что из всех стран Балтии у Литвы наиболее либеральное миграционное законодательство. «Понаехавшие» готовы довольствоваться грошами, на которые не согласны сами литовцы, поэтому находятся в приоритете по найму.

Как следствие, количество украинцев, которые обосновались в республике, увеличилось за последнее время почти на 42%. Теперь они — самая большая община иностранцев в республике.

В отличие от латышей и эстонцев, относящихся к приезжим украинцам с большой настороженностью, власти Литвы проблемы в них не видят. Например, министр экономики Виргиниюс Синкявичюс заявил следующее:

«Мы говорим о двадцати тысячах людей, прибывших в Литву. Восемьдесят процентов из них – украинцы, то есть шестнадцать тысяч. Пугающие ли это тенденции? Я так не считаю. Трудовые мигранты важны, поскольку это прекрасный признак того, что ты можешь расширяться в стране не только для литовского предпринимателя, но и для иностранных инвесторов.

Признак того, что это безопасная страна».

Тем не менее руководитель Института изучения рынка труда Литовского центра социальных исследований Богуславас Гружевскис предупреждает: уже совсем скоро страну ждет серьезный кризис в сфере труда и социальной защиты. По подсчетам исследователей, в 2022-2026 годах пенсионного возраста достигнут 210 тысяч литовцев, а на рынок труда выйдут лишь 100 тысяч новых работников. Чтобы хоть как-то купировать неприятные последствия, социолог рекомендовал властям попытаться остановить отъезд литовцев – посредством повышения зарплат, поддержки молодых семей, улучшения условий труда и так далее.

На сегодняшний день примерно 390 тысяч граждан Литвы живут в нищете, в месяц имея доходы менее 240 евро на человека и менее 500 евро – на семью.

Земля несчастных людей

Но почему жители Литвы и Латвии уезжают и отказываются размножаться? Ответ прост — они чувствуют себя слишком несчастными, причем, в прямом смысле слова. К такому выводу пришли сотрудники европейского статистического агентства Eurostat, поставившие в ноябре 2019-го латвийцев и литовцев (наряду с болгарами и хорватами) в самый низ рейтинга стран ЕС по степени удовлетворенностью своей жизнью. К довольным можно причислить только треть населения обеих республик.

Вполне закономерно, что, как свидетельствует вся та же всезнающая статистика, страны Балтии меньше всех в ЕС тратят на социальную защиту населения. В Латвии эта статья расходов составляет 14,5 процента ВВП, в Литве — 14,7, в Эстонии — 15,1. Для сравнения: во Франции – это более трети от ВВП.

И Латвию, и Литву в последние годы регулярно сотрясают акции протеста врачей и педагогов. Представители этих жизненно важных профессий обвиняют власти в том, что те не держат своих обещаний и не выделяют бюджетных средств в достаточном количестве, чтобы сделать зарплаты медиков и учителей конкурентоспособными.

Поскольку чиновники на митинги особого внимания не обращают, приходится прибегать к средствам более радикальным. Так, в Латвии под занавес прошлого года медики инициировали сбор подписей за проведение референдума по досрочному отзыву нынешнего созыва парламента – как нарушившего свое слово по части своевременного увеличения медицинских зарплат. В некоторых регионах положение сложилось по настоящему отчаянное – из-за недостатка врачей и медсестер больницы вынуждены отменять запланированные операции, бРигады «скорой» переходят на численность в два человека, а очереди на прием к специалистам растягиваются на несколько месяцев.

В то же время страны Балтии ухитряются наращивать свои оборонные бюджеты и регулярно закупать у партнеров по НАТО (главным образом, у США) оружие и военную технику – как правило старую и лежалую, которую потом приходиться отправлять на ремонт в те же самые страны, где она приобреталась.

А иначе — никак, ведь «под боком агрессивная Россия». Официальная пропаганда в Литве, Латвии и Эстонии внушает населению, что коварный восточный сосед спит и видит, как вернуть себе Прибалтику, поэтому нужно ежедневно, ежечасно, ежеминутно крепить обороноспособность. Со своей стороны аналитики НАТО регулярно публикуют «прогнозы», в которых детально расписывают, как армии РФ вторгнуться в Балтию, по каким направлениям они будут наступать, с каким сопротивлением могут столкнуться.

Прогнозируют даже ядерную войну на территории региона. Местная печать подхватывает и широко тиражирует эти страшилки.

Заодно людей пугают «внутренним врагом», дескать, в Прибалтике много русских жителей, которые тоже лелеют коварные планы и регулярно соотносят их с планами Кремля. Поэтому президент Литвы Гитанас Науседа внес в Сейм законопроект, радикально расширяющий права спецслужб – их хотят наделить правом изучать личные данные граждан без решения суда, производить аресты и вести профилактические беседы с «политическими неблагонадежными» жителями.

В свою очередь Служба государственной безопасности Латвии публикует призывы доносить на лиц, проявляющих признаки «радикализации». В шпиономанию пытаются вовлечь самые широкие слои населения, причем с раннего возраста, так что в латвийских школах скоро появится обязательный курс «Государственной обороны», в рамках которой подростков научат «патриотизму», а также ориентированию на местности, боевым навыкам и владению огнестрельным оружием. Многие считают, что это сейчас совершенно необходимо. Но вменяемые люди в ужасе:

«После таких уроков станут ли подростки патриотами Латвии? Это вопрос. А вот то, что с юности стрелять все будут уметь, этого «режим» не боится? Или после нас хоть потоп?» – вопрошает депутат Рижской думы Игорь Кузьмук.

Можно предположить, что спекуляции на подобных настроениях счастья жителям стран Балтии не прибавляют и служат дополнительным доводом в пользу эмиграции – мало удовольствия жить в «небезопасном» регионе, который того и гляди станет полем боя.

То, что прибалты активно мигрируют за границу, оставаясь там насовсем или посещая родину лишь наездами, привело к перекосам в структуре населения. Типичная ситуация: родители вкалывают где-нибудь в Ирландии, а отпрыски остаются дома под присмотром бабушек и дедушек.

Психологи бьют тревогу: дети без родителей становятся агрессивными и раздражительными, не желают учиться, втягиваются в криминал. Впрочем, обустроившись на родине, эмигранты потом забирают в новый дом и свои семьи. Уезжают все – не только простые люди, но и политики. Каждый желает обеспечить себе путь к отступлению.

Даже у президента Латвии Эгила Левитса дети живут в Германии и Великобритании.

Источник

Население Латвии: за год – минус 12 тысяч человек 1

Население Латвии: за год – минус 12 тысяч человек

Число скончавшихся жителей Латвии в прошлом году было самым низким за последние 47 лет.

По данным ЦСУ, в результате международной долгосрочной миграции численность населения Латвии в 2019 году сократилась на 3,4 тыс. человек (годом ранее – на 4,9 тыс. человек), что является наиболее низким показателем с 1989 года, а в результате негативного естественного прироста она сократилась на 8,9 тыс. (годом ранее – на 9,5 тыс.) человек.

ЦСУ подчеркивает, что в последние три года негативный естественный прирост населения был больше негативной разницы миграционных потоков.

ЦСУ отмечает, что в течение последних трех лет замедлился темп сокращения численности населения Латвии. В прошлом году он составил 0,6%, тогда как в 2018 – 0,7%, а в 2017 – 0,8%.

В прошлом году в Латвии родились 18,8 тыс. детей, что на 528 меньше, чем в 2018 году, однако число скончавшихся людей сократилось на 1101 человека – до 27,7 тыс. человек.

В 2019 году в Латвию из других стран прибыли 11,2 тыс. жителей, что на 300 человек больше, чем в 2018 году, а в другие страны из Латвии переехали 14,6 тыс. жителей, что на 1,2 тыс. человек меньше.

46% приехавших в Латвию в прошлом году жителей являются реиммигрантами.

В прошлом году продолжила снижаться численность людей трудоспособного возраста, которая сократилась на 15,4 тыс. человек или 1,3%. В то же время продолжило расти число жителей пенсионного возраста – на 3 тыс. человек или 0,7%. Удельный вес людей этой возрастной группы составлял 22,8% в начале 2019 года и 23,1% в начале 2020 года.

86,3% жителей Латвии являются гражданами страны (в начале 2019 года – 86,1%), 10,4% – негражданами, 2,1% являются гражданами России, а 1,2% – гражданами других государств.

51% всех неграждан Латвии проживает в Риге и 72% неграждан Латвии входят в возрастную группу старше 50 лет.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...