В каком году латвия вступила в нато

В каком году латвия вступила в нато

Если в 2004 году Латвии, Литве и Эстонии ничего не угрожало, то сегодня они находятся – по мнению руководства альянса – практически на линии фронта. Весь смысл. 04.04.2021, Sputnik Латвия

Александр Хроленко, военный обозревательСвистят пули, рвутся снаряды, ревут двигателями танки и самолеты иностранных войск. Объективным итогом многолетнего пребывания стран Балтии в НАТО стала заметная деградация национальной безопасности.Что творится в странах БалтииЛатвия, Литва и Эстония 17 лет назад (29 марта) официально стали членами Североатлантического альянса, 2 апреля 2004 года в Брюсселе состоялась официальная церемония вступления новичков НАТО – на флагштоках у штаб-квартиры блока появились флаги балтийских республик, а также Болгарии, Румынии, Словакии и Словении.Странам Балтии вряд ли стоило делать такой шаг.

Если в 2004-м им ничего не угрожало, теперь весь смысл их существования сузился до лихорадочной подготовки к боевым действиям, по умолчанию – с Россией. Которая не угрожает, но адекватно отвечает на провокационный рост военной активности альянса вблизи своих границ.

Почему Россия не в НАТО?

Бессмысленная милитаризация под флагом НАТО приводит к тому, что жить в странах Балтии с каждым годом становится опаснее. А ведь планировалось иное.Членство Литвы в НАТО основано на конституционном положении – «обеспечить безопасность и независимость страны, благосостояние граждан и основные права и свободы». Разумеется, НАТО – «важнейший гарант безопасности».

Для чего же тогда литовская пехота уходит в леса, чтобы отработать навыки ведения боя из засады?Латвия заявляла о важности для региональной безопасности развития военных баз НАТО в Лиелварде и Адажи, а также Миссии патрулирования воздушного пространства над Балтикой иностранной боевой авиацией. Для чего же отряды Земессардзе упорно готовятся к неким «кризисным ситуациям» в городской застройке?Членство в НАТО для Эстонии означает «сопричастность к обеспечению безопасности и стабильности, создаваемой сильнейшей в мире военной организацией».

Обозначено это иностранным батальоном альянса в эстонском городе Тапа – в 110 км от границы с Россией.За минувшие 17 лет в вооруженных силах Эстонии, Латвии и Литвы не появилось ни одного боевого самолета или танка, не говоря уже о боевых кораблях (патрульные катера – не в счет). Эти страны остаются территорией для маневров иностранных войск, удобным плацдармом для блицкРига в восточном направлении, разменной монетой в большой геополитической игре.Зона развертывания войскЗападные эксперты вовсю моделируют войну в восточной части Балтийского моря.

Натовские военачальники наперебой предлагают рецепты спасения. К примеру, экс-главком Сухопутных войск Польши генерал Вальдемар Скшипчак считает необходимым создание нового военного союза в составе Латвии, Литвы, Эстонии, Польши, Швеции и Финляндии.

Поскольку сил НАТО в будущей войне окажется недостаточно.Суть нового проекта – интеграция оборонительных потенциалов шести стран, формирование единой системы военного управления, расширение оперативных возможностей НАТО за счет морских баз и аэродромов нейтральных Швеции и Финляндии. Далее должны последовать: «более решительная реакция на авиационные провокации России в небе над Балтийским морем» и «обретение перевеса над российским Балтийским флотом» (с подключением ВМС Швеции и Финляндии).Боевых кораблей НАТО на Балтику может и не хватить, ведь «придется задействовать основные морские силы в Северном море и северной части Атлантического океана при переброске войск из США и Канады».

Что такое НАТО за 80 секунд — BBC Russian

Кроме того, альянсу необходим перевес в воздухе, поскольку «в битве за страны Балтии он будет иметь ключевое значение, в том числе в рамках операции против сухопутных сил противника».Подобные проекты укрепления регионального мира в случае реализации могут сделать «балтийский плацдарм» практически безлюдным. Однако шведский Институт оборонных исследований (Totalförsvarets forskningsinstitut, FOI) уже подключился к анализу гипотетического конфликта.С точки зрения «нейтральных» шведских исследователей, российским преимуществом являются многочисленные и хорошо оснащенные Сухопутные войска, обладающие значительным боевым опытом: «Россия лучше подготовлена к большой войне, чем НАТО».

Объединенные европейские силы могут достичь превосходства лишь в координации действий всех стран и при отсутствии разногласий.Главные проблемы НАТО – рассредоточение вооруженных сил по всей Европе и низкий уровень боевой готовности. Сбор войсковой группировки (нескольких армий) на одном направлении является сложной и длительной операцией.

В развитии сюжета не исключается возможность применения ядерного оружия. То есть, Латвии, Литве и Эстонии послевоенное существование никто не гарантирует.Похоже, шведы не очень хотят «подписываться» на балтийскую битву с Россией, и предлагают европейским партнерам «отказаться от стремления к лидерству во всех сферах», создать недорогой и эффективный потенциал «сдерживания» (вместо классических армий).Немецкие аналитики также предсказывают странам Балтии «серьезные проблемы» в случае военного конфликта с Россией.

Успех любой войны на 90% зависит от логистики. Многие дороги и мосты Восточной Европы не приспособлены для переброски тяжелой боевой техники.

Ранее, в ходе тренировочной логистической операции несколько американских танков застряли в туннеле, перекрыв движение (в Польше).Сейчас НАТО работает над возможностью переброски около 50 тысяч военнослужащих в течение месяца, на атлантическом побережье США создана новая служба для отправки войск по морю, но самая интересная мысль: «Если альянс вообще хочет защищать своих союзников на северо-востоке, он должен упредить удар России».Перспективы НАТО-2030Как бы то ни было, мирного будущего Латвии, Литвы и Эстонии партнеры в перспективе не видят. Семнадцать лет «укрепления безопасности» просто вычеркнуты из истории, двухпроцентные (от ВВП) военные бюджеты, миллиарды евро – выброшены на ветер.

Что ожидает впереди?На мартовской встрече министров иностранных дел стран НАТО генеральный секретарь Йенс Столтенберг привел список «серьезных глобальных вызовов» из шести пунктов. Это своеобразный рейтинг угроз коллективному Западу, как их представляют в Брюсселе и Вашингтоне.

Первый и главный вызов – «дестабилизирующая деятельность России».Вторая по значимости – «угроза терроризма», и почему-то лишь на пятом месте оказался «подъем Китая». Столтенберг торжественно констатировал, что страны НАТО вместе смогут «справиться с этими проблемами».

То есть, мирное, динамичное развитие независимых России и Китая угрожает существованию Североатлантического альянса, и с этим надо бороться.Военная активность НАТО вполне прозрачна. Страны Балтии обречены быть агрессивными проводниками неадекватных стратегий и программ альянса, базами и полигонами для иностранных войск. Защита региона – это миф. Тактика Армии США и их союзников отражает доминирование наступательных войсковых операций, стремление к разгрому противника в кратчайшие сроки – на его территории. Если быстро не получается, то стратегия «виснет» (как в Афганистане), и начинается «героический» вывод войск, якобы открывших местным абоРигенам «путь к свету».В ситуации с Россией быстро не получится, поэтому США и НАТО будут еще очень долго топтаться на «балтийском пятачке», лишая Латвию, Литву и Эстонию нормального, мирного развития, оберегая от добрососедства с Россией.

Источник

Роль стран Балтии в отношениях России–НАТО

После распада СССР три прибалтийские республики взяли курс на интеграцию в евроатлантические структуры. Каким образом вступление стран Балтии в НАТО отразилось на России? Как Россия и НАТО должны выстраивать диалог по вопросам ЕвроПРО? Может ли положительный опыт взаимодействия в области транзита военных грузов в Калининградскую область и из Афганистана, в котором задействованы страны Балтии, стать основой для полноценного сотрудничества России–НАТО?

После распада СССР три прибалтийские республики взяли курс на интеграцию в евроатлантические структуры. Каким образом вступление стран Балтии в НАТО отразилось на России? Как Россия и НАТО должны выстраивать диалог по вопросам ЕвроПРО? Может ли положительный опыт взаимодействия в области транзита военных грузов в Калининградскую область и из Афганистана, в котором задействованы страны Балтии, стать основой для полноценного сотрудничества России–НАТО?

Вступление стран Балтии в НАТО: политические и правовые последствия для России

29 марта 2004 г. Латвия, Литва и Эстония вступили в Североатлантический альянс. Этот шаг прибалтийских государств вызвал резко негативную реакцию со стороны России.

Расширение НАТО на Восток, безусловно, не отвечало национальным интересам России, поскольку приближение военного присутствия альянса к ее границам могло нарушить установившийся баланс сил в Европе. Размещение военных баз НАТО в непосредственной близости от российских границ не соответствовало духу добрососедства и создавало напряженность в отношениях между сторонами.

Создание военно-воздушной базы НАТО на территории стран Балтии вызвало у России серьезную озабоченность, поскольку подлетное время боевых самолетов до крупных российских городов, включая Москву и Санкт-Петербург, сократилось до 5–30 минут.

Кроме того, ориентация Литовской Республики на евроатлантические структуры осложняла передвижение граждан и перемещение грузов в Калининградскую область. В первую очередь это касалось перевозки военнослужащих и транзита военных грузов. Вступление в НАТО накладывало на Литву дополнительные обязательства, поэтому транспортировка российских военных грузов перестала быть сугубо двусторонней проблемой.

Более того, в период осложнения отношений с Россией проблема военного транзита не раз использовалась как средство давления на российскую сторону. В частности, такая ситуация имела место во время военного конфликта в Южной Осетии в 2008 г.

Вообще, Калининградская область оказалась в определенном смысле заложником ситуации, поскольку дислоцированные здесь вооруженные силы заведомо отрезаны от основных воинских частей. Калининградский особый район находится в окружении государств-членов НАТО, что снижает уровень его безопасности. С учетом этого российское руководство стало искать пути восстановления баланса сил в регионе Балтийского моря и обеспечения военной безопасности Калининградской области.

В ответ на проект создания системы противоракетной обороны в Европе (ЕвроПРО) Россия объявила о планах по развертыванию в Калининградской области ракетных систем малой дальности «Искандер».

Ракеты «Искандер» предназначены для мобильных устройств, действующих в автономном режиме, и способны поражать цели на расстоянии 50–280 км. Таким образом, в зону действия этих ракет попадает вся территория Литвы, а также значительная часть территории Польши и Латвии.

Реакция на эти планы России ее ближайших соседей по Балтийскому морю, а также НАТО в целом была резко негативной.

В 2009 г. планы по развертыванию систем «Искандер» в Калининградской области были временно заморожены в обмен на обещание США приостановить продвижение проекта ЕвроПРО. В ноябре 2010 г. на саммите в Лиссабоне Россия и НАТО договорились сотрудничать по проекту ПРО в Европе, но в 2011 г. переговоры зашли в тупик. В связи с этим президент России Д. Медведев объявил о комплексе мер военно-технического и дипломатического характера, который предусматривал, в частности, ввод в строй радиолокационной станции предупреждения о ракетном нападении в Калининградской области и развертывание ракетного комплекса «Искандер».

В ответ Литва заявила о готовности активно сотрудничать с НАТО для защиты своей территории в рамках системы ЕвроПРО.

Еще одна проблема связана с патрулированием воздушного пространства стран Балтии военными самолетами НАТО.

Создание военно-воздушной базы НАТО на территории стран Балтии вызвало у России серьезную озабоченность, поскольку подлетное время боевых самолетов до крупных российских городов, включая Москву и Санкт-Петербург, сократилось до 5–30 минут.

Фото: bmpd.livejournal.com
2 января 2012 года на авиабазу Шауляй в
Литве прибыли первые четыре из шести
истребителей McDonnell Douglas F-4F
Phantom II из состава истребительной
эскадры JG71 ВВС ФРГ, которые с 4 января
приняли на себя патрулирование воздушного
пространства Прибалтики в рамках
миссии НАТО Baltic Air Policing

В настоящее время патрулирование воздушного пространства стран Балтии осуществляется вооруженными силами других членов альянса на ротационной основе в рамках программы «Baltic Air Policing». Дежурство каждой страны длится по четыре месяца. С 31 августа 2012 г. на дежурство заступил контингент из Чешской Республики, который включает 60 военнослужащих и четыре боевых самолета Jas-39C «Gripen». Для патрулирования используется авиабаза Зокняй под Шауляем. В феврале 2012 г. Совет НАТО принял решение о продлении срока патрулирования до 2014 г.

Безусловно, объем сил для патрулирования не может представлять сколько-нибудь серьезную угрозу для России. Для НАТО значительно важнее было продемонстрировать заботу о странах Балтии. Поэтому тревогу у России вызывает не столько наращивание военного присутствия альянса, сколько сам факт развертывания военно-воздушной базы НАТО в непосредственной близости от российских границ.

Несмотря на значительные вложения НАТО в совершенствование инфраструктуры ВВС на территории Латвии, Литвы и Эстонии, сегодня еще рано говорить о создании в государствах региона военно-воздушных сил, способных решать в полном объеме возложенные на них задачи [1].

Реальная ситуация показывает, что вступление стран Балтии в Североатлантический альянс существенно не изменило сложившийся баланс сил в Европе. Даже при участии военных НАТО в странах Балтии не удалось создать вооруженные силы, которые были бы способны нанести ущерб обороноспособности России.

Пути минимизации негативных последствий для России от вступления стран Балтии в НАТО

Вступление стран Балтии в Североатлантический альянс существенно не изменило сложившийся баланс сил в Европе. Даже при участии военных НАТО в странах Балтии не удалось создать вооруженные силы, которые были бы способны нанести ущерб обороноспособности России.

Участие Литвы, Латвии и Эстонии в Европейском Союзе и НАТО в определенной степени означает отказ этих государств от части своего национального суверенитета, в том числе в сфере обороны.

При обсуждении многих вопросов, касающихся сотрудничества с Россией, страны Балтии не могут выступать в качестве полноправных участников переговоров из-за отсутствия у них необходимых полномочий. В связи с этим акцент в развитии сотрудничества в сфере безопасности смещается на уровень Россия–НАТО и Россия–ЕС. При этом Россия должна быть заинтересована в том, чтобы в этом переговорном процессе страны Балтии не стояли в стороне, а активно участвовали в выработке конструктивных предложений.

К сожалению, в последние годы участие стран Балтии в выстраивании сотрудничества между Россией и НАТО чаще всего носит негативный характер. Основная причина здесь кроется в существовании огромного числа стереотипов, а также неразрешенных проблем в двусторонних отношениях, которые мешают развитию полноценного сотрудничества.

В прибалтийских странах по-прежнему в политических целях нередко используется образ России как агрессора. Образ потенциального врага и виновника всех бед весьма удобен для оправдания внутренних неудач. Такая политика вызывает у российской стороны ответную реакцию, которая не всегда бывает пропорциональной. В итоге сторонам достаточно сложно договориться.

Для развития более плодотворного сотрудничества стороны должны избавиться от существующих стереотипов и попытаться разрешить такие извечные проблемы двусторонних отношений, как положение неграждан в Латвии и Эстонии, необоснованные претензии к России имущественного характера, по возмещению ущерба, причиненного присоединением стран Балтии к Советскому Союзу, и т.д.

Стороны должны более адекватно воспринимать потенциальные угрозы безопасности. За восемь лет нахождения стран Балтии в НАТО стало понятно, что непосредственная угроза от расширения альянса на Восток была преувеличена. Ни Россия не представляет угрозы для стран Балтии, ни расширение НАТО на Восток не является серьезной угрозой для безопасности России.

В то же время, экономические связи России и стран Балтии развиваются достаточно динамично. По данным Федеральной таможенной службы, за январь–июль 2012 г. общий внешнеторговый оборот России со странами Балтии составил 11705,7 млн долл., тогда как за весь 2004 год он не превысил 6665,9 млн долл. Именно развитие экономических контактов наиболее позитивно влияет на уровень сотрудничества в политической и военной сферах.

Кроме того, для нейтрализации негативных последствий от вступления Литвы в ЕС и НАТО и снижения зависимости от литовского транзита следует уделять больше внимания альтернативным способам жизнеобеспечения Калининградской области, в том числе в военном отношении. В частности, следует более активно развивать морскую паромную переправу, собственные региональные источники энергоснабжения (проект Балтийской АЭС), поощрять развитие в регионе производства и т.д. Эти меры позволят России в меньшей степени зависеть от политики стран Балтии и, в частности, от политики Литовской Республики.

Формы и направления сотрудничества России со странами Балтии в области безопасности

Сотрудничество в сфере безопасности будет на пользу как России и НАТО, так и отдельным государствам, поскольку оно позволит, во-первых, предотвратить возникновение реальных угроз безопасности, во-вторых, отработать эффективные механизмы взаимодействия в тех регионах, которые требуют повышенного внимания.

Россия и НАТО заинтересованы в развитии сотрудничества в регионе Балтийского моря. Обе стороны прекрасно осознают необходимость такого сотрудничества и выражают готовность его развивать.

Можно выделить следующие сферы такого сотрудничества.

Первое. Военный транзит в/из Калининградской области.

Военный транзит в Калининградскую область осуществляется железнодорожным транспортом и представляет для сторон взаимный интерес. Литва заинтересована в военном транзите, в первую очередь, с экономической точки зрения, тем более что роль России в железнодорожных перевозках Литвы весьма велика. Ежегодно в Калининградскую область через Литовскую Республику железнодорожным транспортом перевозятся около 18 млн т грузов.

До настоящего времени проблему военного транзита через Литовскую Республику нельзя считать полностью решенной. Литва не пропускает ни вооружение, ни опасные грузы – железнодорожным транспортом перевозится только топливо, продовольствие и другие аналогичные грузы, предназначенные для снабжения дислоцированных на территории области вооруженных сил.

В последнее десятилетие для перевозки вооружения, боеприпасов и иных грузов, транзит которых через Литву невозможен, активно используется морская паромная переправа [2].

Несмотря на развитие паромного сообщения, военный железнодорожный транзит через территорию Литвы по-прежнему необходим России, поскольку, по сравнению с воздушным и морским транзитом, он является более стабильным, не зависящим от погодных условий, а в определенных случаях и менее затратным. Более того, учитывая нынешнюю инфраструктуру в регионе, ни паромная переправа, ни транспортная авиация не способны без железнодорожного транзита справиться с потребностями находящихся в Калининградской области вооруженных сил.

В связи с этим Россия не собирается отказываться от военного транзита и готова к развитию сотрудничества с Литовской Республикой.

Второе. Транзит военных грузов из Афганистана через территорию Российской Федерации.

Афганистан – один из немногих регионов, где интересы России и НАТО совпадают. Поэтому Россия изначально оказывала содействие проведению операции НАТО в Афганистане, в частности, обеспечивала транзит через свою территорию грузов в Афганистан [3].

В 2010 г. Россия и НАТО договорились об обратном транзите военных грузов из Афганистана [4]. А в 2012 г. Россия согласовала комбинированный характер обратного транзита, сочетающего различные виды транспорта – железнодорожный, автомобильный и воздушный [5].

Страны Балтии также задействованы в этой схеме, поскольку грузы будут доставляться железнодорожным транспортом до морских портов Риги, Таллина и Клайпеды.

Для России такой транзит выгоден, прежде всего, с экономической точки зрения. Транспортировка одного контейнера будет стоить около 1800 долл., а годовой доход России составит, по экспертным оценкам, 15–20 млн долл.

Помимо экономического аспекта, для России важен сам факт плодотворного сотрудничества. Кроме того, успешный транзит грузов НАТО будет служить залогом обеспечения надежного транзита российских военных грузов в Калининградскую область.

Третье. Сотрудничество по вопросам ПРО в Европе.

В ходе саммита в Чикаго в мае 2012 г. страны НАТО достигли договоренности о том, что система ПРО в Европе будет охватывать, в том числе, территорию Литвы, Латвии и Эстонии.

Каким образом НАТО будет сотрудничать с Россией по ЕвроПРО, пока не ясно. Переговоры по этому вопросу зашли в тупик. Вместе с тем возможности для продолжения переговоров все же есть. Такое сотрудничество должно предусматривать регулярный обмен информацией, получаемой в результате слежения, взаимное инспектирование объектов противоракетной обороны, справедливое распределение ответственности за те или иные участки и т.д.

Сотрудничество в сфере безопасности будет на пользу как России и НАТО, так и отдельным государствам, поскольку оно позволит, во-первых, предотвратить возникновение реальных угроз безопасности, во-вторых, отработать эффективные механизмы взаимодействия в тех регионах, которые требуют повышенного внимания.

За восемь лет нахождения стран Балтии в НАТО стало понятно, что непосредственная угроза от расширения альянса на Восток была преувеличена.

Таким образом, вступление стран Балтии в НАТО существенно не повлияло на уровень обороноспособности России. Проблемы, связанные с присоединением прибалтийских стран к альянсу, идентифицированы, намечены пути их решения.

Россия осознавала, что вступление стран Балтии в Североатлантический альянс – это их суверенный выбор, которому она не в состоянии препятствовать. Поэтому следует рассматривать участие этих стран в НАТО как данность и стремиться использовать для выстраивания отношений с альянсом. В частности, необходимо дальше развивать сотрудничество по тем направлениям, по которым стороны уже достигли определенного прогресса и где очевиден взаимный интерес. В первую очередь, речь идет о транзите военных грузов через Литву в Калининградскую область и из Афганистана через Россию и страны Балтии.

Положительные результаты такого сотрудничества, безусловно, будут способствовать более тесной интеграции, повышению уровню доверия между сторонами и в целом благоприятно скажутся на атмосфере партнерства России–НАТО.

1. Малов И. Военно-воздушные силы стран Балтии // Зарубежное военное обозрение. 2010. № 6. С. 44–52.

2. Балтийский транзит // Страж Балтики, 22.06.2012.

3.

Постановление Правительства РФ от 28.03.2008 № 219 «О порядке наземного транзита через территорию Российской Федерации вооружения, военной техники и военного имущества, следующих в адрес Международных сил содействия безопасности в Исламской Республике Афганистан и в обратном направлении» // Собрание законодательства РФ, 31.03.2008, № 13, ст. 1317.

4.

Постановление Правительства РФ от 17.11.2010 № 926 «О внесении изменений в Постановление Правительства Российской Федерации от 28 марта 2008 г. № 219» // Собрание законодательства РФ, 22.11.2010, № 47, ст. 6142.

5. Постановление Правительства РФ от 25.06.2012 № 637 «О внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 28 марта 2008 г. № 219» // Собрание законодательства РФ, 02.07.2012, № 27, ст. 3746.

Источник

Государства-члены НАТО

В настоящее время в состав НАТО входят 30 стран. В 1949 году Североатлантический союз образовали 12 государств-учредителей: Бельгия, Дания, Исландия, Италия, Канада, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Соединенное Королевство, США и Франция. Другими государствами-членами являются: Греция и Турция (1952), Германия (1955), Испания (1982), Венгрия, Польша и Чешская Республика, (1999), Болгария, Латвия, Литва, Румыния, Словакия, Словения и Эстония (2004), Албания и Хорватия (2009), Черногория (2017) и Северная Македония (2020).

  • Положение о расширении НАТО содержится в статье 10 Североатлантического договора.
  • Статья 10 гласит, что членство может быть предложено «любому европейскому государству, способному развивать принципы настоящего Договора и вносить свой вклад в безопасность Североатлантического региона».
  • Любое решение о приглашении какой-либо страны присоединиться к Североатлантическому союзу принимается Североатлантическим советом – главным политическим руководящим органом – на основе консенсуса среди всех государств-членов.

Перечень государств-членов НАТО в алфавитном порядке

О государствах-членах и их вступлении в организацию

Государства-учредители

4 апреля 1949 года в Вашингтоне (округ Колумбия) состоялось подписание Североатлантического договора (известного также как Вашингтонский договор) министрами иностранных дел 12 стран: Бельгии, Дании, Исландии, Италии, Канады, Люксембурга, Нидерландов, Норвегии, Португалии, Соединенного Королевства, США и Франции.

В течение пяти месяцев после церемонии подписания договор был ратифицирован парламентами заинтересованных стран, закрепив их членство.

Двенадцать лиц, подписавших договор

Ряд министров иностранных дел, подписавших Североатлантический договор, принимали активное участие в работе НАТО на последующих этапах их карьеры:

  • Бельгия: г-н Поль-Анри Спаак (Генеральный секретарь НАТО, 1957-1961 гг.);
  • Дания: г-н Густав Расмуссен;
  • Исландия: г-н Бьярни Бенедиктссон;
  • Италия: граф Карло Сфорца;
  • Канада: г-н Лестер Пирсон (участвовал в переговорах о заключении договора и был одним из «трех мудрецов», составивших отчет о невоенном сотрудничестве в НАТО, который был опубликован в 1956 году после Суэцкого кризиса);
  • Люксембург: г-н Жозеф Беш;
  • Нидерланды: д-р Дирк Стиккер (Генеральный секретарь НАТО, 1961-1964 гг.);
  • Норвегия: г-н Халвард M. Ланге (один из «трех мудрецов», составивших отчет о невоенном сотрудничестве в НАТО);
  • Португалия: д-р Жозе Каерио да Матта;
  • Соединенное Королевство: г-н Эрнест Бевин (основной инициатор создания НАТО, в должности министра иностранных дел с 1945 по 1951 гг. участвовал в первых заседаниях Североатлантического совета);
  • США: г-н Дин Эйксон (в должности Государственного секретаря с 1949 по 1953 гг. участвовал в первых заседаниях Североатлантического совета).
  • Франция: г-н Роберт Шуман (архитектор европейских институтов, который также выдвинул идею о Европейском оборонном сообществе).

Гибкий подход к членству в НАТО

Подписывая договор, страны добровольно берут на себя обязательства участвовать в политических консультациях и военной деятельности организации. Хотя все страны, подписавшие Североатлантический договор, несут обязанности в соответствии с договором, им предоставляется определенная степень гибкости, которая позволяет им выбирать способы такого участия. Примером такого гибкого подхода является членство Исландии и Франции.

Когда Исландия подписала договор в 1949 году, у нее не было вооруженных сил, как нет их и сейчас. Каких-либо правовых помех к их созданию у Исландии не имеется, но она приняла решение не иметь вооруженные силы. При этом, у Исландии есть береговая охрана, национальная полиция, система ПВО и добровольный экспедиционный миротворческий контингент.

Также с 1951 года у Исландии имеется долгосрочное двустороннее соглашение об обороне с США. В 2006 году американские силы были выведены с территории страны, но соглашение об обороне по-прежнему действует. С 2008 года страны НАТО периодически проводят патрулирование воздушного пространства Исландии.

В 1966 году президент Шарль де Голль принял решение о выходе Франции из объединенной военной структуры НАТО. Это явилось выражением стремления к большей независимости в военной сфере, особенно по отношению к США, и нежелания объединять имеющиеся у Франции средства ядерного сдерживания или соглашаться на контроль над ее вооруженными силами в какой бы то ни было форме.

В практическом плане, несмотря на то, что Франция по-прежнему участвовала в работе политических структур организации, она не имела представительства в ряде комитетов, например, в Комитете оборонного планирования и Группе ядерного планирования. Это решение также привело к выводу французских войск из-под командования НАТО, и выводу иностранных войск с территории Франции. Был также введен запрет на базирование иностранных вооружений на французской территории, включая ядерное оружие. Политическая штаб-квартира НАТО (с 1952 г. находившаяся в Париже), а также Штаб Верховного главнокомандующего объединенными вооруженными силами НАТО в Европе (располагавшийся с 1951 г. в Рокенкуре) были перенесены в Бельгию.

Несмотря на выход Франции из объединенной военной структуры НАТО, она подписала два технических соглашения с Североатлантическим союзом, в которых изложен порядок действий в случае советской агрессии. Со времени падения Берлинской стены в 1989 году Франция регулярно направляла свои войска для участия в военных операциях НАТО, являясь одной из стран, выделяющих самые многочисленные контингенты. Она также занимает четвертое месте по взносам в военный бюджет НАТО.

С начала 1990-х годов Франция постепенно отходит от решения 1966 года Например, с 1994 года (заседание министров обороны в г. Севилья) она участвует в заседаниях министров обороны, а с 2003 года французские офицеры служат в структурах Стратегического командования по операциям и Стратегического командования по трансформации. На встрече НАТО в верхах в Страсбурге и Келе в апреле 2009 года Франция официально объявила о возобновлении своего полномасштабного участия в структурах НАТО¹.

Вступление Греции и Турции

18 февраля 1952 года, через три года после подписания Вашингтонского договора, в организацию вступили Греция и Турция, что позволило НАТО укрепить свой «южный фланг».

В эпоху, когда существовала боязнь коммунистической экспансии в Европе и в других регионах мира (советская поддержка вторжения Северной Кореи в Южную Корею в 1950 г.), стратегически важно было обеспечить безопасность Юго-Восточной Европы. Членство в НАТО не только позволило сдержать коммунистическое влияние в Греции, восстанавливающейся после гражданской войны, но и освободило Турцию от советского давления из-за доступа к стратегическим морским путям.

Вступление Германии

Германия стала членом НАТО 6 мая 1955 года. Ее вступление стало результатом нескольких лет переговоров с лидерами западных стран и в самой Германии, население которой выступало против перевооружения в какой бы то ни было форме.

После окончания Второй мировой войны первоочередной задачей были поиски путей интеграции Германии в западноевропейские оборонные структуры. Федеративная Республика Германия – или Западная Германия – была создана в 1949 году, и хотя новое государство было крепко связано с Западом, ее потенциал вызывал опасения. Первоначально Франция предложила создать Европейское оборонное сообщество – европейское решение германского вопроса. Однако Сенат Франции выступил против этого плана и предложение осталось неосуществленным, оставив членство в НАТО в качестве единственного жизнеспособного решения. Чтобы это могло произойти, необходимо было выполнить три условия: победившие в войне страны (Советский Союз, Соединенное Королевство, Соединенные Штаты и Франция) должны прекратить оккупацию ФРГ; Италия и Западная Германия должны быть приняты в Оборонную организацию Западного союза (военное ведомство Западного союза), а затем – сама процедура присоединения к НАТО.

Когда Германия вступила в Западный союз, он был переименован в Западноевропейский союз. Факт вступления Германии, наряду с прекращением ее статуса оккупированной страны, приблизил страну к членству в НАТО. Федеративная Республика Германия официально присоединилась к Западноевропейскому союзу 23 октября 1954 года, а ее статус оккупированной страны закончился в момент вступления в силу 5 мая 1955 года Боннской и Парижской конвенций. На следующий день Германия стала пятнадцатым членом НАТО.

После воссоединения Германии 3 октября 1990 года земли, ранее входившие в состав Германской Демократической Республики, вошли в НАТО в составе единой Германии.

Вступление Испании

Несмотря на сопротивление значительной части испанской общественности, Испания вступила в Североатлантический союз 30 мая 1982 года. Окончание диктатуры Франко в 1975 году, военный переворот в 1981 году и приход к власти Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП), ведущей оппозиционной партии, которая изначально выступала против вступления в НАТО, заложили сложные социальные и политические условия, как на национальном, так и на международном уровнях.

Испания в полной мере участвовала в работе политических структур организации, но воздержалась от участия в объединенной военной структуре. Эта позиция получила подтверждение в результате референдума, проведенного в 1986 году. В том, что касается военных аспектов, Испания присутствовала в качестве наблюдателя в Группе ядерного планирования; применила оговорки к своей позиции по вопросу участия в объединенной системе связи; сохранила испанские вооруженные силы под командованием Испании и не дала свое согласие на отправку войск за пределы Испании на длительный срок. Тем не менее, испанские войска по-прежнему будут иметь возможность действовать совместно с войсками других стран НАТО в чрезвычайных ситуациях.

Применение Испанией оговорок постепенно ослабилось. Когда д-р Хавьер Солана стал первым испанским Генеральным секретарем НАТО (1995-1999 гг.), парламент Испании одобрил участие страны в объединенной структуре органов военного управления (1996 г.).

Первый раунд расширения после «холодной войны»

Падение Берлинской стены и ликвидация Организации Варшавского договора после окончания «холодной войны» открыли возможности для дальнейшего расширения НАТО. Некоторые из новых демократических государств Центральной и Восточной Европы активно стремились к интеграции в евроатлантические институты.

В 1995 году Североатлантический союз реализовал и опубликовал результаты Исследования о расширении НАТО, в котором рассматривались преимущества принятия в организацию новых членов и пути их интеграции. В исследовании делался вывод, что в связи с окончанием «холодной войны» представилась уникальная возможность укрепить безопасность во всем евроатлантическом регионе, и что расширение будет способствовать повышению всеобщей стабильности и безопасности.

На встрече НАТО в верхах в Мадриде в 1997 году Венгрии, Польше и Чешской Республике было предложено начать переговоры о присоединении, а 12 марта 1999 года они стали первыми из бывших членов Организации Варшавского договора, вступившими в Североатлантический союз.

Широко применяя опыт, приобретенный во время процесса присоединения новых членов, НАТО на встрече в верхах в Вашингтоне в апреле 1999 года начала осуществление Плана действий по подготовке к членству (ПДПЧ). ПДПЧ был создан для оказания помощи в подготовке стран, стремящихся к членству в НАТО, даже если это не предвосхищало никаких решений.

Второй раунд расширения после «холодной войны»

На встрече в верхах в 2002 году в Праге Болгарии, Латвии, Литве, Румынии, Словакии, Словении и Эстонии было предложено начать переговоры о присоединении. 29 марта 2004 года они официально стали членами Североатлантического союза в результате самого крупного раунда расширения в истории НАТО.

До вступления в НАТО все семь стран участвовали в ПДПЧ.

Вступление Албании и Хорватии

Будучи партнерами, Албания и Хорватия сотрудничали с НАТО в целом ряде областей, при этом особое внимание уделялось реформе сектора обороны и безопасности, а также поддержке более широких демократических и институциональных реформ.

Албания участвовала в ПДПЧ с самого начала его действия в 1999 году, а Хорватия присоединилась к нему в 2002 году. В июле 2008 года Протоколы о вступлении подписали Албания и Хорватия. 1 апреля 2009 года они официально стали членами организации.

Черногория

Вскоре после восстановления своей независимости в июне 2006 года, Черногория присоединилась к программе «Партнерство ради мира» в декабре того же года и три года спустя – к Плану действий по подготовке к членству. Она активно поддерживала операцию под руководством НАТО в Афганистане с 2010 года и в настоящее время оказывает поддержку последующей миссии. Развитие оперативной совместимости своих вооруженных сил и осуществление реформ сектора обороны и безопасности являлись важной частью сотрудничества Черногории с Североатлантическим союзом до того, как она стала государством-членом. Черногория сотрудничала с НАТО в таких областях, как создание потенциала экстренного реагирования и уничтожение излишков боеприпасов (осуществление проекта в этой области продолжается).

Протокол о присоединении был подписан в мае 2016 года, а 5 июня 2017 года Черногория стала членом Североатлантического союза.

Северная Македония – самое недавнее вступление

Северная Македония обрела независимость в 1991 году и присоединилась к программе НАТО «Партнерство ради мира» (ПРМ) в 1995 году и Плану действий по подготовке к членству в 1999 году. В течение короткого периода времени с 2001 по 2003 год по просьбе Скопье НАТО провела три операции, которые помогли ослабить напряженность в стране. Прежде чем стать членом Североатлантического союза, Северная Македония сотрудничала с НАТО в таких ключевых областях, как демократические и институциональные реформы, реформы сектора безопасности и обороны. Она также укрепила свой потенциал гражданской готовности на основе практического сотрудничества с НАТО и продолжает активно поддерживать проводимую под руководством НАТО операцию в Афганистане.

Главным препятствием на пути к членству в Североатлантическом союзе был вопрос о названии страны. В 2018 году между Афинами и Скопье было заключено историческое соглашение, которое позволило решить этот вопрос. Преспанское соглашение позволило НАТО предложить Скопье начать переговоры о вступлении в организацию, одновременно призывая правительство продолжать осуществление реформ. 15 февраля 2019 года страна, ранее известная как бывшая югославская Республика Македония, была официально признана Республикой Северная Македония. 27 марта 2020 года она стала 30-м членом НАТО.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...